Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Юрий ШЕЛЕПНИЦКИЙ: «В «Динамо» приглашали и Лобановский, и Сабо»

2012-05-03 21:08 Первый капитан в истории сборной Украины Юрий Шелепницкий рассказал о конфликте с ФФУ, нищете главной команды страны, отношениях с киевским ... Юрий ШЕЛЕПНИЦКИЙ: «В «Динамо» приглашали и Лобановский, и Сабо»

Юрий ШелепницкийЮрий Шелепницкий
Первый капитан в истории сборной Украины Юрий Шелепницкий рассказал о конфликте с ФФУ, нищете главной команды страны, отношениях с киевским «Динамо» и турецкой одиссее.

Много ли знаете футболистов, которым во времена расцвета киевского «Динамо» хватало силы воли, чтобы ответить на приглашение метра Лобановского отказом? Буковинец Юрий Шелепницкий — игрок именно такого калибра. Он убеждает, что проиграл от этого решения разве что в финансовом аспекте. «В профессиональном плане турецкий футбол дал мне гораздо больше, чем я мог получить в чемпионате Украины», — улыбается Шелепницкий.

А еще он навсегда вписал свое имя в историю нашей национальной сборной. В тот торжественный день — 29 апреля 1992 года — именно Юрий Григорьевич вывел Украину с капитанской повязкой на дебютный матч против венгров. Говорит, что даже гол мог забить, опередив «росчерк» Ивана Гецка, однако, случилась неожиданность.

«В такой обуви можешь на лыжах бегать»

— Юрий Григорьевич, для каждого мальчишки знакомство с футболом начинается с просмотра того или иного матча. Какие поединки вдохновили вас выбрать футбольный путь в жизни?

— Нас вдохновляли матчи местных команд на первенство Черновицкой области. Как ни странно, в те годы не каждая семья имела дома телевизор, поэтому дети учились футболу «вживую» — наблюдали за игрой родителей, братьев, соседей... И это было интересно.

— То есть подвиги «Динамо» 1970-х прошли мимо вашего внимания?

— Ну почему же? Такие матчи все смотрели в обязательном порядке — они запомнились на всю жизнь. Но, как я уже говорил, мы начинали с простого. Кстати, просмотрев матчи «Динамо», футболистом мечтал стать каждый. Чтобы потом уже на его игру смотрели тысячи людей.

— В 1982 году «Буковина» стала чемпионом СССР. Каким образом 18-летний юноша сумел пробиться в основу триумфаторов второй лиги, уровень которой был чрезвычайно высоким?

— В то время активно работали детско-юношеские спортивные школы, молодым футболистам уделялось огромное внимание. Благодаря массовости, лучшие таланты пополняли команды мастеров. Заканчивая спортивный интернат в Киеве, я получил серьезную травму, поэтому выпускные экзамены сдавал в гипсе. Можно было остаться в столице, однако решил восстановиться после травмы дома. Кому там нужен был 17-летний травмированный юноша?

Выздоровев в течение лета, осенью начал играть на первенство области. А «Буковина» тем временем в ранге чемпиона республики стала готовиться к сезону 1983 года. В тренерский штаб дошла информация, что на область играет парень, который закончил спортивный интернат. Вызвали меня на просмотр, я сыграл «двухсторонку», хорошо себя зарекомендовал, поэтому взяли в команду. Сначала, правда, осторожно подпускали к основному составу — по 10-15 минут.

— Болельщики в то время, наверное, значительно активнее посещали матчи, чем теперь. В каких городах наблюдался наибольший ажиотаж?

— Зачем далеко ходить за примером — у нас, в Черновцах, были регулярные аншлаги, особенно после чемпионского сезона. Когда приезжали гранды или лидеры чемпионата — стадион заполнялся доверху, была полная «коробка». Болельщики усаживались даже на каменных ступеньках. Похожая ситуация была в Ивано-Франковске, Тернополе... В Симферополе по 8-10 тысяч приходило.

— Почему сейчас такой контраст с 1980-ми? Даже матчи УПЛ не всегда способны собрать те 8-10 тысяч...

— Вот возьмем Киев. Здесь есть команда-гранд — «Динамо», которая имеет своего зрителя. И есть «Арсенал», которому сторонников взять неоткуда — разве что переманивать из лагеря «Динамо». Все начинается с детей. К примеру, воспитанники футбольных школ «Оболони» или «Арсенала» будут ценить родную эмблему на груди. За них будут болеть родители, а с родителями — родственники, с родственниками соседи и пошло-поехало...

Сейчас, к сожалению, патриотизм отсутствует. Это слово потеряло первоначальное значение. Да и телевидение играет важную роль — футбол высшего качества можно просматривать, не выходя из дома. Однако «живой» футбол и «телевизионный» — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Говорят, что в 1987 году вами интересовался сам Лобановский...

— Да, были времена... И кулуарные разговоры велись и с «Динамо» кто-то приезжал посмотреть на меня. Лобановский действительно стремился видеть меня в своей команде. Но попасть в тот звездный состав «Динамо» — Яремчук, Рац (имею в виду полузащитников), было нереально. Даже в динамовском дубле «мариновалось» множество талантливых людей, которые могли бы играть в основном составе любой команды высшей лиги. Поэтому ехать в Киев, чтобы греть лавку, не было резона — лучше регулярно выступать во второй лиге. Я не испугался, нет. Просто подумал логично.

— А не боялись, что после такого отказа киевский гранд больше не обратит на вас внимание?

— Лобановский тем и убеждал молодых футболистов. Дескать, смотри, сейчас тебя приглашают, а второго шанса может не быть. Однако, «Динамо» единым. Был и «Шахтер», и «Черноморец», и «Днепр». Из России наблюдатели приезжали — прямо в мою деревню.

— Когда вы перебрались в «Черноморец», Союз потихоньку разваливался. Ощущалось это в футболе?

— В Одессу я приехал в 1988 году. Два следующих сезона были более-менее нормальными. Не помню, чтобы люди пассивно ходили на матчи. В Душанбе, Грузии, Армении на стадионах были полны «коробки», хотя там жители значительно беднее, чем в наших регионах. Несколько пресытились футболом в Москве, но в целом интерес был обычным. А вот затем начался отток лучших исполнителей за границу, поэтому уровень чемпионата ожидаемо стал падать.

— В Одессе ваш путь пересекся с Виктором Прокопенко и Семеном Альтманом — знаменитыми мастерами шуток и острот. Какие курьезы «из раздевалки» вам вспоминаются?

— Трудно вспомнить какой-то прикол, но то, что Прокопенко и Альтман — это люди с огромным чувством юмора — факт. Они хотя и не одесситы, но насквозь пропитались одесским колоритом. Евгеньевич (Прокопенко — авт.) Всегда был жизнерадостным, «живым», мог в любую минуту взбодрить... Однажды перед тренировкой Прокопенко выстроил команду. А один из футболистов вышел в гетрах, но без бутсов. Словом, находился в специфических кондициях, которые ничего общего с футболом не имеют. Евгеньевич обратил это в прикол: «В такой обуви можешь разве что на лыжах бегать» (смеется).

— С «Черноморцем» вам удалось получить первый в истории Кубок Украины. Зрителей тогда в Киеве собралось негусто...

— Да, людей было очень мало. Однажды этот финал прошел совсем не празднично. Но с годами пришло осознание всей торжественности момента — независимая Украина, первый Кубок... Теперь чувствую гордость и прилив вдохновения, когда вспоминаю все это. В то время все было совсем не так, как сейчас, когда в финал выходят «Динамо» или другая команда. Когда на игру идет болельщик, когда вокруг ажиотаж, страсти, пресса, телевидение... Тогда царил упадок.

«В сборной были нищета и хаос»

— Исторический матч сборной Украины — это тема для отдельного разговора. Почему вам предложили капитанскую повязку?

— Ну, я был вице-капитаном «Черноморца». Если Юрий Никифоров был травмирован, или сходил с поля, то передавал повязку мне. К матчу с венграми сборную готовил Прокопенко, поэтому, соответственно, сформировал костяк из игроков «Черноморца», возможности которых знал лучше. Хотя были здесь и Лужный, и Саленко, и Ковалец. Сначала он предложил почетную миссию Никифорову: «Юра, будешь капитаном сборной». Тот поморщился и ответил отказом: «А почему я? Клуб — это одно дело, сборная — совсем другое»...

— Возможно, Никифоров предчувствовал свой отъезд в Россию?

— Действительно, тогда как раз велись разговоры об этом, поэтому я не исключаю такой вариант. Когда Союз развалился, начались массовые переходы игроков «по паспорту», а не согласно другим критерия... Итак, дальше выбор Прокопенко остановился на мне. Сейчас очень горжусь, что был капитаном в том историческом матче. Кстати, мог стать и автором первого гола в истории сборной. Примерно на 12 минуте попал в штангу.

— Приходилось читать, что форма, в которой вышли на поле украинцы, была резервным нарядом миланского «Интера»...

— Тот костюм у меня хранится до сих пор. Лежит дома, как реликвия. Если отпороть эмблему Федерации футбола Украины, нашитую сверху, то действительно увидите герб миланского «Интера». Каким образом та форма попала в распоряжение сборной, я не знаю.

— Не чувствовали стыда, что пришлось надеть такой себе секонд-хенд?

— Форма была новенькой, не секонд-хендовской. Черный фон с желто-синими вставками. С боями нам оставили спортивные костюмы, а вот игровую форму после матча все-таки забрали. Обидно, была бы хорошое напоминание для каждого футболиста, который участвовал в том матче. Кто-то бы сдал ее в музей, кто-то хранил бы дома, а кто-то, может, и продал за хорошие деньги.

— Почему первый матч за сборную стал для вас последним?

— В том году я подписал контракт с «Трабзонспором», а сборная готовилась к турне по США. Поездку можно было назвать некой прогулкой, ведь ехали к украинской диаспоре. Пригласили и меня, на что я ответил: «Ребята, не могу. У меня профессиональный контракт, нужно ехать на тренировочный сбор».

Стоит сказать, что в то время в сборной не было администратора, который бы отвечал за организационную работу. То есть, мне бы пришлось самостоятельно, в авральном порядке, мчаться из США в Ганновер, где у «Трабзонспора» должен был состояться запланированный сбор. Билета тебе никто не купит, никто не поможет подсказкой... Покойный Банников, тогдашний председатель Федерации, пусть земля ему будет пухом, отреагировал радикально: «Если не едешь в США, тебя больше приглашать не будут». Впоследствии Базилевич хотел меня вызывать в сборную, и Павлов... Почему этого не сделали — не знаю. В сборной царила страшные денежные затруднения. Федерация была в состоянии оплатить футболисту билет из клуба в сборную.

Кстати, вспомнил один момент. В 1996 году у меня закончился контракт с турецким клубом, поэтому я был проездом в Киеве. Воспользовавшись случаем, Йожеф Сабо пожелал переговорить о «Динамо». «Играя в Киеве, ты получишь место в сборной», — убеждал Сабо. Но я отказался от киевского «Динамо» еще раз. Дело в том, что турецкий футбол, в котором я успел себя зарекомендовать, существенно превосходил чемпионат Украины. Там я получил бесценный спортивный опыт, хотя в финансовом плане, возможно, и проиграл.

Российский танк

— В какую сумму обошелся «Трабзонспору» ваш трансфер?

— Все это укутано туманом. Тогда никто не афишировал такие вещи, и даже сейчас пытаются держать за зубами суммы заключенных договоров. Не думаю, что турки выложили какие-то заоблачные деньги, тем более, меня пригласили напару с Виктором Гришко. Поговаривали, что человек, который нас предложил «Трабзонспору», имел свой бизнес в Одессе, сотрудничал с Черноморским пароходством, строил базу «Черноморца» и т.д....

— На каком языке вы находили «точки соприкосновения» с турками?

— Пришлось несладко. Приехав туда и услышав турецкий язык, сложилось впечатление, что чтобы освоить, не хватит всей жизни. Турки, в свою очередь, не знали английского языка. Спасало то, что хватало игроков, которые родились в Германии, где проживает мощная турецкая диаспора, а потому они знали немецкий язык. Я «шпрехать» научился еще в школе. Язык — один из критериев быстрой адаптации в стране. Если хотя бы минимально владел турецким, освоился бы в клубе гораздо быстрее. Турок может тебя «послать», простите, а ты улыбаешься, как будто тебе «добрый день» говорят.

— Почему вам дали прозвище «Российский танк», а не украинский?

— Для них все мы, выходцы из Советского Союза, были «русскими». Украинец ты, литовец — для турка не иначе, как «русский». Но я не смирился с таким положением вещей, и всегда терпеливо объяснял, в чем заключается национальное различие. Журналистам тактично отмечал: «Я — украинец. Так и напишите».

— Турки — люди импульсивные. Как Трабзон праздновал получение командой бронзовых медалей в 1993 году?

— Турки — импульсивные, а жители Трабзона импульсивнее вдвойне. На стадионах всегда была максимальная поддержка. Никак не могу понять: почему у нас не хотят так болеть, как в Турции. Там практически всегда аншлаги, на трибунах постоянный шум, песни, танцы. Побеждаешь — носят на руках, проиграешь — готовы избить. Это, наверное, темперамент такой. Горячие турецкие парни!

 У вас, кстати, никогда не возникало проблем с фанатами?

— В принципе, они разбираются в футболе, поэтому не стригут всех под одну гребенку. Если ты нормально сыграл, хотя команда и проиграла, то какие могут быть претензии? У меня никогда не было проблем с фанатами.

— Чем вам запомнились этапы карьеры в «Алтае» и «Денизлиспоре»?

— Из «Трабзонспора» мы с Сергеем Гусевым уехали после того, как туда пришли грузины — братья Арвеладзе. Остановились в «Алтае». Этот клуб также играл среди элиты, но боролся за выживание. Мы помогли им сохранить прописку, поэтому они подписали нас еще на два года. Город Измир, население которого полтора-два миллиона, имело в премьер-лиге сразу три команды и две — в первой лиге. Поэтому на нас приходили пять-шесть тысяч зрителей, несмотря на это, устраивали такую ​​поддержку, что украинские двадцать тысяч могут скрыться.

Но и там закончился контракт. Пока договорился с «Денизлиспором», успел провести несколько игр за «Буковину» в первой лиге. Денизли — очень уютный город. Примерно такого плана, как Черновцы.

— То есть вы чувствовали родные пенаты?

— Да сама Турция стала родной! Я привык ко всему — к кухне, к людям, к менталитету. С «Денизлиспором» мы не смогли удержаться в элите, а потому я поиграл еще в первой лиге.

— Говорите, кухня... Неужели вы променяли борщ и вареники на турецкие лакомства?

— Там не только лакомство были. Турецкая кухня очень разнообразна. Причем, в разных регионах страны различна. К примеру, в Денизли — более средиземноморская кухня, очень близкая к итальянской. Тут тебе и макароны, и мясо на гриле. А сладости — отдельная тема. Таких сладостей, как здесь, в Европе не делают нигде.

— В свое время нашего цвета было по всему миру. Вы, Гусев, Гришко, Калитвинцев — в Турции, Кандауров — в Португалии, Демченко — в Голландии... Почему сейчас так мало наших легионеров покоряют чужие чемпионаты?

— Тут арифметика простая — не дотягиваем до нужного уровня. А кто дотягивает, то на него такая заоблачная цена, клубам выгоднее приобрести за эти деньги двоих-троих африканцев или бразильцев. У нас неправильно работают детско-юношеские спортивные школы. Себе и другим всегда в пример ставлю балканцев — хорватов, сербов, боснийцев, болгар. Да, там чемпионаты слабее, а клубы не хватают звезд в еврокубках. Но посмотрите, какие там сборные! Нет такого уголка планеты, где бы не играли их легионеры, хотя самой Сербии или Хорватии — горстка, два-три миллиона населения. Вот это и есть показатель того, почему наших футболистов нет за рубежом. Потому что нет массовости. Мы едва можем собрать людей для своей сборной. Уровень чемпионата вырос, но за счет легионеров. Турки также приглашают легионеров, но не всех подряд, а футболистов с именем, на которых массово пойдут люди.

«У Блохина должна сработать интуиция»

— После окончания игровой карьеры вы некоторое время возглавляли «Буковину». Что считаете своим главным успехом на тренерском поприще?

— О каких успехах речь, если не с кем делать ту команду? «Буковина» была никому не нужна — полное безденежье и апатия. Приходилось работать только с местными ребятами. В профессиональном плане я для себя ничего нового не взял. Это была катастрофа. Поэтому решил работать с детьми в ДЮСШ.

— В свое время телекомментатор Дмитрий Джулай сделал вывод, что проблемы детско-юношеского футбола — в недостаточной квалификации тренеров, а также в грубой ругани, которой они сопровождают свою работу...

— Пусть Джулай придет на тренировку и посмотрит, в каких условиях приходится работать. Все зависит от человека — всех под одну гребенку стричь не стоит. Вот какая перспектива у этих тренеров? Какая перспектива у детей? Тренер несколько лет дует на воспитанника, завязывает ему шнурочки, вытирает сопли, а потом селекционеры, которых развелось больше, чем самих тренеров, выхватываает 14-летнего мальчика в какой-то из топ-клубов. У нас полный бардак.

— Ваш сын тоже занимается футболом. Весь в отца?

— Основная цель этих занятий — чтобы он рос здоровым человеком. Тренер обязан не только футболистов воспитать, но и физически крепких личностей. Как специалист, сомневаюсь, что будущее моего сына будет связано с большим футболом. Кстати, в нашей семье и спорт и наука идут рядом, ведь жена — библиотекарь.

— Спрошу вас, как первого капитана сборной... Кому следует доверить ворота украинской националки на чемпионате Европы? Тема эта чрезвычайно резонансная на протяжении последних дней...

— Думаю, честь сборной будет защищать тот, кто сильнее. А делать прогнозы на молодого, который может «выстрелить» (тот же Безотосный из «Черноморца»), или опытного, как Горяинов, — дело неблагодарное. Здесь у Блохина должна сработать интуиция. Те 4-5 киперов, которых имеем, примерно на одном уровне находятся. Рискну предположить, что выбор остановится на тех, кто имеет опыт международных матчей.

— Далеко сможет зайти в турнирной сетке наша «сине-желтая» команда?

— Я в ставки никогда не играл (смеется). Судьба сборной Украины будет зависеть от поединка со шведами. Если победим, получим право рисовать радужные перспективы. Если же проиграем, шансы на выход из группы останутся мизерные. Относительно фаворитов чемпионата, то выделю трио — Германию, Голландию и Испанию. Сюда же можно добавить сборную Англии. Ну и какая-то «темная лошадка» должна выстрелить. Думаю, что это будет сборная России.

Олег Бабий

03.05.2012, 21:08
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 1 Закончился
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть