Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

«Мой сын не лошадь». Я — Златан. Часть одиннадцатая

2013-08-16 11:26

фотофото

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Росенгарде никто не хвастается красивой квартирой или пляжным домом. Ты хвастаешься крутой тачкой, и если ты хочешь показать, что она у тебя есть, то и хорошей ездой. В Росенгарде авто водят все, с правами или без, и когда я купил в кредит свою «Тойоту Селика», я и мои друзья почти все время гоняли, и уже тогда я потихоньку начал остывать. Вся эта суматоха в газетах вынуждала меня делать «правильные вещи», ну по крайней мере хоть немножко, и когда мои друзья начали воровать машины и все такое, я им сказал:

- В таких вещах я не участвую.

Но мне все еще нужен был адреналин. Однажды я и мой друг гнали по Индустригатан (gata - дорога), где работали все проститутки Мальме. Индустригатан не так уж далек от Росенгарда, и я бывал там, когда был ребенком.  Однажды я даже бросил яйцо в голову одной женщины, ну просто дурацкая вещь, признаюсь, что не очень то приятная вещь. Но тогда я не задумывался о последствиях. Однажды когда мы с другом были в моей «Тойоте», мы увидели проститутку, которая стояла наклонившись к машине. Похоже она разговаривала с клиентом, и мы закричали: «Давай, сделай это с клиентом».  Потом припарковавшись перед этой машиной мы выскочили и заорали:

- Это полиция! Руки вверх!

Это было безумием. В руке у меня был флакон шампуня, словно это идиотский игрушечный пистолет, а клиент, какой-то старик, по-настоящему испугался и на скорости помчался подальше от всего этого. Мы особо не заморачивались, мы просто сделали это. Но когда мы немного отъехали, то услышали позади сирены, а на заднем сидении полицейской машины сидел старик из Индустригатана, и мы подумали: Что происходит? Что это такое?  Ну мы конечно могли бы удрать оттуда. Но черт побери, это был удар ниже пояса, мы не сделали ничего плохого, действительно ничего. Поэтому мы остановились. «Мы просто бродили по округе», - сказали мы. «Мы играли в копов, не большое дело, не правда ли? Нам жаль». Но копы ржали с нам, и это не было похоже на что-то серьёзное.

Но затем появился один болван, ну один из этих фотографов, которые вес день сидят и слушают полицейское радио, и сфоткал, а я как идиот широко улыбнулся, потому что все эти журналистические штучки были для меня новинкой. Оказаться на страницах газет все еще было крутой вещью, и не важно из-за фантастического гола или если копы поймали меня.  Вот почему я улыбался как клоун, а мой друг пошел еще дальше. Он вставил фото в рамку и повесил на стену, а тот старик, знаете, что он сделал?  Он дал интервью и заявил, что он на самом деле милый старик из церкви, который просто хотел помочь проституткам.  Убирайтесь отсюда! Но история еще висела в воздухе.  Даже поговаривали, что некоторые клубы из-за этого не хотели меня покупать.   Наверняка, это была чушь собачья.

После всего этого газеты стали еще резче по отношению ко мне, а мои одноклубники все жаловались и жаловались: «Он еще многому должен научиться», «он еще совсем сырой», и в самом деле я достал их. Со мной не могло быть легко. Им наверняка стоило раз и навсегда поставить меня на место.  Я здесь оказался из неоткуда и за неделю получал больше внимания, чем все эти парни за всю свою карьеру, а в добавок к этому какие-то типы в крутых костюмах и дорогих часах показывались на жалких трибунах сельских стадионов, где мы играли в том сезоне, эти парни не были местными и приходили сюда посмотреть на меня.

Сейчас я даже не помню, понимал я это, или думал хотя бы об этом. Но люди начали говорить об этих парнях, и говорилось, что они были скаутами из европейских клубов, и они приходили посмотреть на меня.  Парень из Тринидада и Тобаго на самом деле готовил меня к этому, и это еще казалось нереальным и я пытался поговорить об этом с Хассе Боргом. Но он все уходил от ответа. И казалось, что это тема ему не очень и нравится.

- Это правда, Хассе? Зарубежные клубы интересуются мной?

- Успокойся, сынок.

- Но кто именно?

- Это неважно. Мы не продаём тебя.

И я подумал: Ну и прекрасно, после всего я не буду спешить, и вместо этого постараюсь заполучить контракт получше.

«Если ты пять игр подряд выдашь хорошую игру, я предложу тебя новый контракт», - сказал Хассе Борг, а после я сделал это, превосходно сыграл в пяти, шести, семи играх и мы уселись поговорить об условиях контракта. 

Моя зарплата поднялась почти на десять тысяч, и затем должна была повыситься еще на десять тысяч, я думал это нормально.  В действительности у меня не была ответа, и я пошёл к папе и с гордостью показал свой контракт. Он не был впечатлен. Он полностью изменился. Сейчас он был моим самим заинтересованным болельщиком, и вместо того, чтобы с головой погрузится в свою войну или что-то вроде этого, он сидел дома и целыми днями читал о футболе все подряд, и когда он прочел параграф о моей продаже в зарубежный клуб он вскочил.

- Что за херня?  - сказал он. «В этом контракте нет ничего о том, сколько от сделки получишь ты».

- Сколько получу я?

- Ты должен получить десять процентов, если тебя продадут. Если нет, то они используют тебя».

И я подумал, что действительно, я захотел бы десять или двадцать процентов. Но я не понимал, как мы сможем получить эти деньги.  Если бы была такая опция, то Хассе Борг упомянул бы о ней, не так ли?

Но я спросил его на всякий случай. Я не хотел сдаваться просто так. «Эй Хассе», - сказал я. «Получу ли я долю, если вы меня продадите?» Конечно, я не ожидал ничего другого. «Извини, сынок!» - сказал он. «Так не пойдет», - и затем я сказал об этом папе. Я понял, что мы не отступим.

Если это не работает, то это не работает. Но был и другой вариант. Он рассердился, и попросил у меня номер Хассе Борга. Он позвонил один раз, второй, третий, и наконец, он дозвонился, и не согласился на «нет» по телефону. Он потребовал встречи и добился её. Мы должны были встретиться с Хассе Боргом в десять на следующий день в его офисе, можете себе представить.  Я нервничал. Папа - это папа, и я волновался, что он может психануть, и честно говоря, он еще и был не в себе! Папа вышел из-под контроля довольно скоро.  Он вышел из себя и ударил кулаком по столу:

- Мой сын лошадь, что ли?

Нет, конечно Хассе Борг не считал меня лошадью.

- Тогда, почему вы относитесь к нему как к лошади?

- Мы не относимся к нему...

Это продолжалось какое-то время, и, в конце, папа заявил MFF, что они меня больше не увидят. Я не сыграю и минуты, если контракт не будет пересмотрен. В этот момент Хассе Борг побледнел, из чего я понял, что мы добились своего. Шутки с моим отцом плохи. Он похож на льва. Мы получили свои десять процентов, что означало очень многое.  Вся заслуга принадлежала папе, и все случившееся послужило уроком, что надо держаться своего. Но я все еще верил Хассе Боргу на счет агентов, что они воры. Он был моим наставником, типо дополнительного папы. Он приглашал меня к себе на ферму в деревне, я знал его детей и жену, даже видел собаку и животных, спрашивал у него совет, когда купил свой Мерседес Кабриолет по предварительному взносу.

В то же время, ну как вам сказать?  Ситуация была на грани. Моя уверенность росла, и я уже стал смелым. Я забивал еще более искусные голы, и все те бразильские трюки, что я практиковал часами, начали работать. Я был вознаграждён за свои усилия. У меня были трудные времена в молодежной команде, и родители жаловались: Ох, он снова дриблингует! Он не играет для команды и все такое. Но теперь трибуны приветствовали и аплодировали мне,  я получил его, это было моим шансом. Все еще были люди, которые жаловались. Но это задевало их, особенно когда мы выигрывали и толпа сходила с ума по мне.

Охотники за автографами, рёв и постеры, море зрителей давали мне силу, и я был в очень хорошей форме. На выезде против «Вастерас» я получил пас от Хассе Маттисона. Это было в добавленное время. Игра была почти закончена.  Но я увидел препятствие и забросил мяч себе на ход и оставил пару соперников позади, Майстрович был один из них, это было маленькой, но эффектной вещью, и я смог отправить мяч в ворота.

В Супереттане я забил двенадцать голов, больше чем кто-либо в «Мальме», и мы вернулись в Аллсвенскан, а я был очень важным игроком в команде. Я не был только индивидуалистом, как говорили некоторые.  Я начал различать вещи, и истерия вокруг меня только возрастала, и уже тогда я говорил не только штатные вещи.

Я еще не имел никаких проблем с медиа. С журналистами я был сам собой, я говорил с ними о том, какие машины я хочу, какие игры я играю, и я говорил вещи вроде: «Есть только один Златан» и «Златан это Златан», а не вся эта скромная чушь, и замечал, что я был кем-то совсем новым. Это не было обычным «мяч круглый» и все такое (Наверное это только шведское выражение. Оно значит, что все может произойти на футбольном поле).

Я был раскрепощен, всё шло от сердца. Я говорил почти как дома, и даже Хассе Борг признавал, что я был популярен и что скауты следят из-за кустов. «Но мы должны оставаться трезвыми».  Потом только я узнал, что один агент звонит ему каждый день по поводу меня.  Я был крутым, и так думаю, что еще тогда он понял, что может стать спасителем экономики клуба.  Я был золотым мальчиком, как потом про меня напишут газеты, и в один день он пришел ко мне и спросил:

- Что на счет путешествия?

- Конечно, с удовольствием!

Он пояснил, что это будет недолгое путешествие в разные клубы, которые заинтересованы в моей покупке, и я почувствовал, черт, это и в самом деле происходит.

фотофото

 

Автор Araks sports.ru

Ибрагимович продает свой шикарный особняк в Манчестере

16.08.2013, 11:26
16.08.2013, 11:26
151361 4 mIK_LH, ShadeAlix, giperboloid, Tasha
lionel_07
Автор:
(lionel_07)
Статус:
Старожил (684 комментария)
Подписчиков:
37
Медали:
Выбор редакции × 2
Топ-матчи
Чемпионат Испании Барселона Эйбар 1 : 0   19 сентября 23:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть