Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Валерий Лобановский. Четыре жизни в футболе. Жизнь третья. 1984-1990. Зрелость

2014-01-30 15:35

Одной из основных причин неудач сборной СССР в Испании было названо совмещение трудовой деятельности главного тренера Константина Бескова в национальной команде и в московском «Спартаке». Признанный корифей всесоюзной тренерской сцены был изгнан с подмостков. Первую команду страны предложили возглавить Лобановскому. На время его отсутствия штурвал корабля киевского «Динамо» был передан в руки ленинградцу Юрию Морозову, которого Васильич часто называл своим единомышленником.

Однако как выяснилось, такое единомыслие имело место в тех случаях, когда оба специалиста трудились в унисон. В одиночку Морозов больших высот никогда не достигал. Его наивысшей вершиной было третье место, завоеванное «Зенитом» в чемпионате СССР 1980 года. В 1981 и 1982 годах ленинградцы, ведомые Юрием Андреевичем, завершали первенство СССР соответственно на 15-м и 7-м местах. Так и крутилось на языке: «Избавь меня, Боже, от таких друзей...»

В киевском «Динамо» после фундаментальной фигуры Лобановского Морозов выглядел личностью приземленной. Всерьез его в команде не воспринимали. Когда он порой начинал фразу словами: «У нас, в «Зените»...», это вызывало раскаты хохота. В Киеве Морозов достиг немногого — 7-го места, чего при Лобановском (если исключить из его послужного списка весенний чемпионат 1976 года) прежде не случалось. Объективности ради следует отметить, что болезненный процесс смены поколений в «Динамо» продолжался. Из львовских «Карпат» перешли Андрей Баль, Василий Рац, Ярослав Думанский, Степан Юрчишин. Они проходили так называемую обкатку. В основном составе закрепились лишь Баль и Рац.

Лобановский тем временем прокладывал путь сборной СССР на Евро-84 во Франции. Его команда попала в одну отборочную группу с португальцами, поляками и финнами. Главные конкуренты на первое место в группе — португальцы — были разгромлены и унижены в Москве — 5:0. Ничья в Лиссабоне гарантировала сборной СССР место в финальном турнире. В абсолютно равной игре хозяева выиграли — 1:0. Причем не без помощи судьи.

Началось все с отказа Москвы отправить сборную в Лиссабон чартерным рейсом. Лобановский объяснял косным чинушам, что решающие поединки начинаются задолго до свистка арбитра. В столицу Португалии советская футбольная делегация Добиралась чуть ли не на перекладных. Вместо планируемого вечернего прилета в гостиницу добрались на рассвете следующего дня. Ни отдохнуть, ни восстановить силы после изнурительного путешествия через всю Европу так и не удалось.

В день игры над Лиссабоном сгрудились грозовые тучи и зарядил монотонный дождь. Поле на 80-тысячном «Де Луш» вскоре превратилось в месиво. Низкое качество газона было на руку прежде всего хозяевам, привыкшим обходиться в игре Мелким и средним пасом, любящим погарцевать с Мячом без видимого продвижения вперед. Гости лишились своих главных аргументов: коллективной скорости и высоких физических кондиций. Главным действующим лицом на поле оказался французский арбитр Жорж Конрате. На 43-й минуте он назначил пенальти в ворота гостей за нарушение, имевшее место за пределами штрафной площадки. Жордао был беспощаден — 1:0.

По устоявшимся канонам авторитарного государства, в любой неудаче необходимо найти виновных с тем, чтобы сразу же подвергнуть их преследованиям. Печальная традиция не была нарушена и на сей раз. Главным аргументом московских «полканов от прессы» было обвинение в использовании «не той тактики». У специалистов очередной глупый ярлык, навешанный на Лобановского, вызывал горькую усмешку: как с «не такой тактикой» сборная СССР умудрилась с Лобановским провести более двух десятков матчей, из которых проиграла только один? Оспаривать глупца бесполезно, тем более, когда в его руках — все рычаги власти. Высочайшая коллегия Госкомспорта СССР ничтоже сумняшеся постановила: «Считать нецелесообразным дальнейшее использование т. Лобановского и т. Симоняна в работе со сборными командами...»

Никита Симонян, первый вице-президент Российского футбольного союза: — Лобановский продлил мою творческую жизнь, как я подсчитал, на шестнадцать лет. Мои лучшие тренерские годы прошли рука об руку с ним. Он всегда с вниманием прислушивался к моим советам, хотя последнее слово оставалось за ним. Но не только мне, но и Вагизу Хидиятуллину он продлил жизнь в футболе, вернул веру в себя, хотя мог отправить его из сборной с «волчьим билетом». Валерий никогда не держал «за пазухой» камня — умел прощать обиды, язвительные уколы. Он любил добрую шутку, был не лишен чувства юмора.

29 ноября 2001 года мы встретились в Киеве на чествовании Юрия Войнова, отмечавшего свое 70-летие. Когда здравицы в адрес юбиляра приутихли, мы с Валерием уединились. Говорили о том, о сем. Не заметили, как пролетели два часа. При расставании, вспомнив наши давнишние споры о дозировании тренировочных нагрузок, оба рассмеялись. Полемизировали мы обычно на базе в Новогорске, в его «люксе» под номером 14. Мне казалось, что и цифра «14» отнюдь не случайна. Она красовалась на спине его любимца — голландца Йохана Кройфа, когда ют выступал в национальной сборной.

Лобановский опередил не только своих коллег, но и время, в котором он жил. Выдающиеся тренеры — Сакки, Траппатони, Капелло, Липпи — взяли многое в своей работе от Лобановского. В 1999 году группа российских специалистов побывала на тренировочных занятиях «Милана», «Ювентуса», «Пармы», «Аталанты», «Фиорентины». Мы почти всегда слышали одно и то же:

— Моделированные тренировки — изобретение Лобановского. Ребята любили его и знали, что поднять ему настроение можно только аргументированной игрой. Поэтому и выкладывались в играх за «Динамо» и сборную. После проигранного голландцам финала на Евро-88 все мы переживали неудачу. Вернувшись в Руйт, где находилась резиденция команды, мы беседовали с Валерием у него в комнате. Вдруг сверху донесся шум, Валерий попросил меня узнать, в чем дело. Постучав в дверь, я вошел в номер, где собрались Демьяненко, Михайличенко, Бессонов, Заваров, Дасаев и Хидиятуллин:

— Пора отдыхать, ребята. Выпить ведь все равно нечего, — пошутил я. «Сборники» устремили на меня недоуменные взгляды, мол, зачем, Палыч, подкалываете. Через минуту-другую мы, как говорится, вместе выпили и закусили. Ребята оживились, стали вспоминать упущенные моменты и свои ошибки в игре.

О Лобановском говорили с восхищением.

Они все боготворили его.


Москва в привычной для себя манере отреагировала жестко. Лобановский был обвинен чуть ли не в измене родине и отстранен от работы со сборными командами страны на неопределенные сроки. В эпоху царизма подобного рода наказанию соответствовала пожизненная ссылка. К счастью, оставалось любимое детище — «Динамо». Лобановский поспешил в Киев.

За год работы Морозов превратил динамовский «мотор» в бесполезную груду металлолома. Команда выглядела разбалансированной, утратила наигранные на протяжении сезонов тактические связи. Из «гвардейцев 75-го» оставались Олег Блохин, Леонид Буряк и Владимир Веремеев. Силуэт нового «Динамо» Лобановский видел в зреющем таланте целой группы молодых игроков: Виктора Чанова, Олега Кузнецова, Василия Раца, Павла Яковенко, Алексея Михайличенко, Александра Заварова. Вместе с ветеранами и уже «понюхавшими пороху» Анатолием Демьяненко, Михаилом Михайловым, Андреем Балем и Владимиром Бессоновым они явились тем благодатным материалом, из которого Лобановский, словно скульптор, ваял грозный облик «Динамо» второй половины 80-х.

Ситуация, в которой оказался киевский тренер в начале 1984 года, напоминала события, имевшие место в его биографии десять лет назад. И тогда у него не было готовой команды, но ощущался грандиозный потенциал каждого из исполнителей. Как и в 1974-м, их необходимо было объединить общей игровой идеей, научить органично вплетать свою партию в хор исполнителей. Жизненный опыт подсказывал, как достичь очередной высоты в самые сжатые сроки.

Однако, как говорят в Украине, «не все так скталося, як гадалося». Восстанавливать утраченное пришлось на протяжении всего сезона, а по его итогам киевляне опустились на десятое место — до забытой с конца 50-х отметки. Это чуть было не стоило Лобановскому его тренерского места. От него ждали сиюминутных победных реляций.

Следующий год должен был стать переломным в профессиональной карьере тренера: либо вверх, к звездам, либо вниз, к терниям. Осенью 1984-го Лобановский напоминал канатоходца, балансировавшего на многометровой высоте. Однако перед серьезным разговором в ведомстве, где футбол воспринимали как партийную вотчину, команда выдала ему «вотум доверия». Не его, Лобановского, оставили. Он — остался в «Динамо».


К грядущему сезону неугомонный тренер готовил команду обстоятельно. Он просто не имел права оступиться, дать повод недругам зачеркнуть семнадцать лет поисков, становления, его пути в высший футбольный свет. На фундаменте высоких физических кондиций цементировались тактические связи, наигрывалась позиционная взаимозаменяемость, отрабатывались фрагменты неожиданных для соперника комбинаций. Задачу для команды и для себя Лобановский поставил непростую: выиграть все, что возможно — чемпионат страны и Кубок. Завоевание хрустальной вазы входило в приоритетные планы тренера.

Основательно «разогрев» «Динамо» за восемь месяцев работы, он планировал в сентябре включиться в борьбу за один из европейских клубных трофеев, который весной 1975-го он уже привозим в Киев. Тренерская интуиция подсказывала: опыт Блохина, Бессонова, Демьяненко, Балтачи в соединении со свежестью игры Заварова, Яремчука, Яковенко, Раца, Беланова станут тем симбиозом, который позволит создать качественно новый ансамбль)

Стартовало «Динамо» в чемпионате СССР хуже, чем ожидалось. После ничьей в Днепропетровске и победы в Одессе последовало домашнее поражение от столичных автозаводцев. В конце марта «Динамо» занимало седьмую строку в турнирной таблице. Остро заточенные стрелы критики вновь роем устремились в адрес «Динамо» и его наставника. Команду обвиняли в неустойчивости, в несостоятельности, забвении прописных истин. А между строк огульных нападок читалось: «Лобановский и его методы работы окончательно изжили себя». Отвечать критикам нужно было не словами, а забитыми мячами. И они наконец-то посыпались в ворота соперников, словно из рога изобилия: в трех последующих играх киевляне обыграли харьковский «Металлист» — 2:0, «Кайрат» — 3:0, донецкий «Шахтер» — 2:1, шагнув в турнирной таблице с седьмого места на первое.

На перевале сезона состоялся финал Кубка СССР, где в роли оппонента «Динамо» выступая донецкий «Шахтер». В 1978 году динамовцы и донетчане уже сражались за этот трофей. Тогда для выявления победителя основного времени соперникам не хватило. Победным для киевлян стал гол Блохина на 92-й минуте — 2:1. И на сей раз 32-летний ветеран остался верен себе. Он закрепил преимущество «Динамо» после того, как Демьяненко редким по красоте ударом со штрафного открыл счет. Горняки не сдавались, вели борьбу до финального свистка, но отыграли только один мяч.

Крылья за спиной «Динамо» расправлялись. В чемпионате страны преследователи киевлян «Спартак» и «Днепр» вели борьбу за «серебро» и «бронзу». Ни москвичи, ни днепропетровцы на золото не претендовали. 15 ноября в Ленинграде, за два тура до окончания всесоюзного первенства, ансамбль Лобановского принимал поздравления по случаю «двойной победы» в сезоне-85.

Первой остановкой на пути в Лион, где 2 мая 1986 года должен был определиться обладатель Кубка кубков, был голландский город Утрехт. Клуб с одноименным названием в первом матче 1/16 финала принимал киевских динамовцев. Утрехт мог стать и конечной остановкой на пути во Францию. На своем поле голландцы победили — 2:1, а в Киеве, в ответном поединке, уже к 8-й минуте вели — 1:0. Для выхода в следующий этап соревнований хозяевам необходимо было в оставшееся время ответить как минимум тремя мячами, при условии, что их ворота останутся в неприкосновенности.

Наставник гостей де Руйтер еще в Голландии назвал свою команду фаворитом, мотивируя столь странное мнение тем, что в «Динамо» якобы нет известных имен, а «звездные годы» Блохина завершились в предыдущей декаде.

Высокомерное отношение к сопернику в спорте Часто наказуемо. Противника следует оценивать не до, а после окончания соревнований. Эту истину голландцы, очевидно, упустили из виду. В Киеве им напомнили о ней: в середине тайма Блохин сравняв счет, заставил де Руйтера изменить свое мнение о нем. На перерыв команды шли с преимуществом хозяев — 2:1. «Дожимали» голландцев уже во втором тайме, когда преимущество бело-голубых носило подавляющий характер. Впрочем, это подтвердил и результат на табло — 4:1.

Полагаю, нет особой нужды подробно живописать продвижение «Динамо» к финальному матчи в Лионе. Ни один из оппонентов — румынская «Университатя», венский «Рапид» и чешская «Дукла» — не смогли переиграть даже в одном матче команду Лобановского. В общей сложности соперники киевлян пропустили в шести играх восемнадцать мячей, забив втрое меньше. Для повторения триумфа 1975 года динамовцам оставалось одолеть мадридский «Атлетико».

25 тысяч испанцев заняли места на трибунал стадиона «Жерлан» в Лионе. Французам осталось только 20 тысяч мест. Болельщики из-за Пиренеев предвкушали победу своих, иначе просто бы не ехали на финал. А в динамовском госпитале в это время готовили к «выписке» двух ключевых игpoков — Олега Блохина и Сергея Балтачу. Их участие в матче оставалось проблематичным буквально еще за несколько минут до заполнения заявочного протокола. Блохин, получивший травму в товарищеской игре в Румынии, десять дней не тренировался. Балтачу беспокоили боли в ахиллесовом сухожилии. Врачи подмарафетили его массажами и уколами, но Сергей не смог сыграть даже весь первый тайм. Блохин сказал Лобановскому: «Буду играть», когда Вадим Евтушенко уже примерял на себя футболку с номером «11». Состав, который определил Лобановский, выглядел так: Чанов, Бессонов, Балтача, Кузнецов, Демьяненко, Рац, Яковенко, Яремчук, Заваров, Беланов, Блохин.

Журналисты, присутствовавшие на матче, по ходу игры постоянно черкали авторучками в своих блокнотах. Им трудно было определить, по какой же схеме играет «Динамо». Изначальная расстановка выглядела как 4-4-2, затем она трансформировалась в 4-5-1, чуть позже — в 4-3-3. Украинцы не следовали догмам тактических схем, а гибко видоизменяли их в зависимости от поставленных задач в тот или иной отрезок времени. Если команда шла вперед, то в наступательных операциях принимали участие 6-7 игроков «Динамо». Если нужно было погасить атакующий пыл испанцев — все десять полевых игроков киевлян создавали на пути к своим воротам многоступенчатые заслоны.

Уже на 6-й минуте Рац оторвался от своих преследователей и выдал нацеленную передачу на Беланова. Вратарь «Атлетико» Филлом отбил мяч перед собой, а юркий Заваров тотчас добил его в ворота — 1:0. На исходе встречи киевляне, не выпускавшие из своих рук нити игры, порадовали зрителей еще двумя голами после выходов к воротам испанцев Блохина и Евтушенко — 3:0.

Все было, как одиннадцать лет назад. Вновь — май. Вновь — 3:0. Вновь — Кубок кубков.

Те, кто совсем недавно призывали пропустить Лобановского сквозь строй шпицрутенов, пытались развенчать его как тренера, педагога и человека, теперь подобострастно предложили ему возглавить сборную СССР, со скрипом пробившуюся на финал чемпионата мира в Мексике. За неделю до вылета за океан в телевизионной Программе «Время» диктор бесстрастным голосом зачитывал сообщение ТАСС: «Президиум федерации футбола СССР рассмотрел вопрос о подготовке сборной страны к финальным матчам чемпионата мира 1986 года.

Учитывая личную просьбу Эдуарда Малофеева, а также то, что в состав сборной входят 11 спортсменов команды «Динамо» (Киев), президиум Федерации футбола СССР освободил его от обязанностей старшего тренера и рекомендовал назначить главным тренером сборной СССР Валерия Лобановского».

Эдуард Малофеев, один из заметных бомбардиров советского футбола, был участником чемпионата мира 1966 года в Англии. В группе D, которая квартировала в городах Миддлсбро и Сандерленде, сборная СССР переиграла всех своих соперников — Северную Корею, Италию и Чили. В одном из матчей с участием советских футболистов Малофеев смачно приложился к мячу, да так, что тот перелетел через трибуну и, как утверждали всезнающие английские газеты, шмякнулся у ног почтенного вида дамы, до смерти перепугав ее и вызвав тоскливый вой у пуделя, которого дама предусмотрительно удерживала на поводке.

В 1982 году Эдуард Васильевич вместе с минским «Динамо» выиграл первенство СССР, вступив в галерею советских тренеров-венценосцев. В сентябре 1984-го он был назначен старшим тренером сборной СССР. Под его началом первую команду страны постоянно лихорадило. Путевка в Мексику была завоевана в шестой отборочной группе, где кроме советских спортсменов выступали команды Дании, Швеции, Ирландии и Норвегии. Турнир выиграли датчане, а сборная ССС получила право выступать в Мексике лишь благодаря щедрости ФИФА, выделившей на каждую европейскую группу по два мандата. В последние месяцы сборная играла откровенно слабо, а буквально за две недели до вылета на чемпионат мира не смогла добыть победу в «Лужниках» в матче с безликой сборной Финляндии — 0:0. Выигрыш киевским «Динамо» Кубка кубков привел в движение жернова в головах чиновников из федерации футбола СССР. Рассуждали они примерно так: «Сборная с Малофеевым — обречена. С Лобановским — на что-то может претендовать. В случае удачи — можно будет примазаться к успеху. Если Лобановский не справится — всех собак повесим на него».

«Прочитал» ли 47-летний тренер ход мыслей поднаторевших на дворцовых интригах столичных правителей футбола? Думаю, что да: он был тоньше и умнее их. И, в отличие от закостенелых в безделии начальников, профессионально занимался «своим» делом. Его «Динамо» пребывало в середине мая в состоянии игрового и психологического подъема. Если формировать сборную на основе киевского клуба, то Мексика Лобановского не пугала. Взвесив все «за» и «против», побеседовав лично с председателем Госкомспорта СССР Маратом Грамовым, «первопроходец» принял предложение возглавить сборную. Ту самую, к которой его всего-то два с небольшим года назад велели «не пущать».

Буквально перед самым вылетом в Мексику Лобановский дал интервью корреспонденту «Комсомольской правды», в котором обстоятельно ответил на целый ряд вопросов.

— С чего вы начали, Валерий Васильевич?

— С тренировки. Днем меня представили команде, а в 17.00 мы тренировались.

— Как вам сборная? Какое настроение у футболистов?

— Настроение в коллективе хорошее, рабочее. Тренировались в охотку.

— А как отнеслись к назначению вы?

— Какая тут может быть реакция? Мне предложили возглавить команду, видимо, с учетом того, что в ней много динамовцев Киева. Здесь речь не идет о каком-либо четырех- или двухлетнем тренировочном цикле. Надо эффективно провести оставшиеся три недели и постараться выполнить задачу, которая стоит перед сборной.

— Какая же это задача?

— Она давно известна, о ней много говорилось: успешно выступить в Мексике.

— Кто станет вашими помощниками в сборной?

— Начальник команды Никита Павлович Симонян, тренеры Юрий Андреевич Морозов и Сергей Михайлович Мосягин.

— Чем вызван ваш выбор?

— В этом составе мы вместе работали со сборной в 1983 году. Мы коллеги и единомышленники.

— Познакомьте с вашей личной тренерской программой-минимум.

— Масса информации, которую надо освоить и осмыслить. Это, например, состояние игроков — оно разное. Если удастся, надо в этот короткий промежуток его сбалансировать, учитывая индивидуальные особенности каждого футболиста. Необходимо изучить и соперников по подгруппе.

— А собраны ли о них сведения?

— Конечно. Операторы отсняли видеокассеты с матчами.

— Вы сами успели посмотреть что-нибудь из отснятого?

— Видел пока только то, что и телезрители, — игру Венгрия — Бразилия. Придется «продлить» сутки. Сидеть ночами.

— Ваш предшественник проповедовал «искренний» футбол.

— Я не знаю, что это такое.

— Допустим. К какому футболу будете стремиться вы?

— К гармоничному. Я за гармонию атаки и обороны. Предстоит работа над организацией игры. Прежний стиль сборной-86, судя по письмам, не устраивал болельщиков, не говоря уже о специалистах.


В последний день мая 1986 года в Мехико в торжественной обстановке состоялось открытие XIII чемпионата мира. Сборная СССР оказалась «расквартирована» в одной группе с венграми, французами и канадцами. От венгров советские футболисты в своем первом матче оставили лишь «рожки да ножки» — 6:0. Столь сенсационная победа сразу выдвинула команду Лобановского в число фаворитов. Такой свежей, расцвеченной сочными красками игры не показал в первом туре ни один из 24-х участников. Полдюжины мячей было забито в ворота венгров на любой вкус: ударами издали, после индивидуальных и комбинационных действий, выходов один на один с голкипером. Такая игра весьма впечатлила французов, с которым советской сборной предстояло встретиться во втором туре. В этом матче «Трехцветные» сыграли «от обороны», насытив свою половину поля максимальным количеством игроков. Встреча получилась вязкая, изобилующая мелкими нарушениями правил и завершилась вничью — 1:1. Павел Яковенко, заслуженный мастер спорта:

— После выигрыша Кубка кубков мы пребывали в приподнятом настроении. В Мексику ехали с желанием показать всему миру, что по уровню нашей игры можем смело претендовать на одно из призовых мест. И по сей день считаю: при объективном судействе наша команда была достойна выступления в финале.

Лобановский в Мексике излучал спокойствие и уверенность в силе сборной СССР. Его настроение передавалось нам, футболистам. Возможно, мы несколько недооценили бельгийцев, показавших на первом этапе вполне заурядную игру, и за это поплатились. Но все же в первую очередь мы стали жертвой необъективного судейства. Два неверно засчитанных мяча в одном поединке все-таки, согласитесь, многовато.

Вдень игры с Францией мы с Ваней Яремчуком отдыхали у себя в комнате. Выспавшись как следует, стали готовить к игре бутсы — начистили их до блеска. Затем пошли в холл посмотреть телевизор. На часы не поглядывали и пропустили установку на игру с французами: все ребята выходят из тренерской, смотрят на нас с удивлением. А мы — на установку. Думали, Лобановский задаст нам перцу, но он сделал вид, что не обратил внимания на наш запоздалый приход:

— Ну что, отоспались? А теперь подходите ближе к макету. Ты, Паша, начинаешь работу в этой зоне. А ты, Ваня, не упускай из виду... Все-таки удивительный человек был Васильич. Непредсказуемый...

«Гонки по вертикали с выбыванием» — так окрестили многие журналисты игры мексиканского чемпионата, начиная с 1/8 финала. И были правы: любая ошибка могла стать роковой. Особенно, если ее совершали «люди в черном» — арбитры.

Начиная с 1970 года, футбольные поля Мексики стали для сборной СССР, образно говоря, «минными». На XI чемпионате за три минуты до завершения четвертьфинального матча с уругвайцами арбитр не заметил, что уругваец Кубиллас выпустил мяч за лицевую линию. Поэтому защитник советской команды Владимир Афонин пребывал в полной уверенности, что через 5-10 секунд его партнер — голкипер Анзор Кавазашвили — введет мяч в игру с угла вратарской площадки. Уругваец считал иначе: он набросил мяч на голову Эспарраго, и тот переправил его в ворота — 0:1. Судья в поле показал на центр, а мексиканские газеты на следующий день вышли с саркастическими заголовками: «Уругвай в полуфинале, Афонин — в Сибири». Очевидно, тренер бельгийцев Ги Тис детальнейшим образом изучил особенности славянской психологии. И, надо полагать, попросил своих опытных мастеров — Геретса, Вандерэйкена, Веркотерена, Кулеманса — каждый эпизод доигрывать «до конца». Ги Тис спустя годы писал:

«Просматривая игры с участием советских команд — сборной и клубов, — я подметил в их поведении на поле интересную особенность. Футболисты, не дожидаясь решения судьи, часто останавливались, будучи уверенными, что арбитр или его помощники вынесут очевидный вердикт. При явном офсайде соперника футболисты из советских команд останавливались, не дожидаясь отмашки лайнсмена, могли даже взять мяч в руки. Это — непрофессионально».

Знакомство с особенностями игровой и психологической характеристик советских футболистов Ги Тис наверняка начал с просмотра матча СССР — Бельгия на чемпионате мира 1970 года. В том поединке бельгийцы уступили

— 1:4. Теперь в мексиканском Леоне Ги Тис искал изъяны в действиях команды Лобановского в области психологии, ибо спортивный потенциал бельгийцев не шел ни в какое сравнение с технико-тактической выучкой ребят в кумачовых футболках.

Два из четырех мячей, побывавших в воротах Дасаева, были забиты при полном попустительстве обороны советской сборной и судейской бригады под началом шведа Э. Фредрикссона. Дважды советская сборная в основное время вела в счете. Дважды — бельгийцы Шифо и Кулеманс, находясь «в офсайде», восстанавливали «статус-кво» — 2:2.

В дополнительное время Дель Моль и Классен забивали чисто. Героем матча стал Игорь Беланов, отметившийся «хет-триком» в воротах Пфаффа. Однако трех мячей Беланова для победы в этой трагикомедии оказалось мало — 3:4. Тем не менее, Игорь Беланов произвел столь неизгладимое впечатление на журналистов и специалистов, что в конце сезона был награжден «Золотым мячом». Беланов стал третьим после Льва Яшина и Олега Блохина советским лауреатом этого престижного приза.

Осенью того же года Лобановский «отыгрался» на бронзовых призерах чемпионата мира в Мексике — французах. Кстати сказать, команда Анри Мишеля в поединке за третье место просто-таки смяла бельгийцев — 4:2. На «Парк де Пренс» сборная Франции не проигрывала со дня завершения реконструкции стадиона в 1972 году. Но дело, конечно же, было не в перестройке спортивной арены. В распоряжении наставника «трехцветных» находились мастера крупного калибра: Аморо, Айяш, Батс, Боли, Фернандес, Тигана, Папен, Стопира, Платини... С такими парнями Анри Мишель намеревался развить мексиканский успех на чемпионате Европы в Германии в 1988 году. Как и в Мексике, сборные СССР и Франции оказались соседями по отборочной группе. Жребий выбрал им в соперники также команды Исландии, Норвегии и ГДР. Регламент предварительного турнира был составлен весьма жестко. Только одна команда в каждой из семи групп получала право выступить в Германии.

Матч на «Парк де Пренс» был ключевым в третьей отборочной группе. В одном из интервью влиятельной в спортивных кругах газете «Экип» Анри Мишель говорил: «Я уверен в выходе нашей команды в финальную часть турнира. В группе нам предстоит бороться только с одним соперником — сборной СССР. Но если мы смогли стать третьими в Мексике, то не вижу оснований, дабы уступить первое место в отборочной группе».

Отказать в словесной логике Анри Мишелю было трудно. Однако игровая логика команды Лобановского опровергла присущее французам фанфаронство. Не стану подробно останавливаться на перипетиях поединка СССР — Франция. Обе команды сверкнули в нем изысканной игрой, опиравшейся на коллективизм и страстное желание победить. Наличие «больших имен» в составах обеих сборных полностью исключило иную степень противостояния. И все же гости превзошли бронзовых призеров чемпионата мира в Мексике прежде всего в быстроте реализации тактических замыслов и в универсализации игроков. Заметны были в средней линии Бессонов, Рац, Яковенко, Заваров, Алейников. Их совместные усилия напрочь затмили звезду такой величины, какой являлся Мишель Платини. К тому же, «мексиканские уроки» оборона сборной СССР и ее вратарь Дасаев усвоили «на отлично».

Свое преимущество гости реализовали после Перерыва: Беланов и Рац забили по мячу — 2:0.

Победа в Париже над французами стала самой весомой в отборочном турнире. При подведении баланса советской сборной в отборочном цикле на ее счету было пять выигрышных матчей и три ничейных. Такие показатели выводили команду Лобановского в финал чемпионата Европы. Французы заняли в группе свое излюбленное — третье место.

В послематчевом комментарии Лобановский сказал:

— Два важных момента отличали парижскую встречу от мексиканской. Игра в Леоне была менее значима с точки зрения турнирной стратегии. Первая практически ничего не меняла, во второй — результат должен был серьезно повлиять на решение главной задачи — для обеих сторон в равной степени. Поэтому и игра была жесткая, борьба — серьезнейшая.

Не знаю, как для французов, но для нас крайне важен был второй момент: необходимо было подтвердить определенный уровень игры, доказать себе и другим, что он есть. В Мексике ведь< мог быть и спонтанный всплеск, который легко было поставить под сомнение. И только игра в Париже могла развеять эти сомнения, не столько даже результат, сколько содержание игры. Рад, что определенного уровня игра дала и достойный результат. Чтобы это случалось как можно чаще, надо стремиться идти вперед.

В начале 1988 года в составе киевского «Динамо» и сборной СССР тренировались два талантливых игрока — Олег Протасов и Геннадий Литовченко. Бывшие футболисты «Днепра» пришлись по вкусу Лобановскому. Умелый форвард и искусный игрок средней линии способствовали увеличению набора тактик, используемых тренером. В сборной, с которой он намеревался показаться на чемпионате Европы в Германии, слабых мест не было. Однако к ответственному турниру Лобановский готовился, как всегда, хладнокровно и обстоятельно.

В феврале сборная играла контрольный матч на юге Италии, в городе Бари, и провалила его — 1:4. В тот же вечер на итальянском телевидении с анализом закончившегося поединка выступил известный специалист Вуядин Бошков. Он напомнил, что товарищеские матчи ни в коей мере не следует воспринимать как официальные. О советской сборной он отозвался в самых лестных тонах:

— Я давно слежу за работой Лобановского в киевском «Динамо» и в национальной команде. Этот человек прекрасно знает, чем и когда следует заниматься тренеру на том или ином этапе подготовки. К лету его команда преобразится и станет одним из главных претендентов на титул чемпиона Европы. Не думаю, что следующая встреча сборных команд Италии и СССР будет для «скуадры адзурры» радостной.

Профессиональная интуиция и колоссальный опыт не подвели Бошкова. Спустя четыре месяца команда Лобановского стала настоящим открытием первенства континента.

Известный в прошлом ведущий телевизионной передачи «Футбольное обозрение» Владимир Перетурин по окончании турнира в Германии делился своими впечатлениями:

«Нынешняя сборная СССР, составленная на базе киевского «Динамо», выступила на полях Федеративной Республики Германии хорошо. Валерию Лобановскому удалось подвести игроков к пику формы в самый нужный момент. Подготовка к каждому матчу уже на чемпионате велась тщательно, и выбор тактических схем, на мой взгляд, был следствием детального изучения игры почти всех соперников. Удались нашей команде встречи со сборными Голландии (особенно первая), Англии, Италии, да и матч с ирландцами я не считаю «провальным», как писали об этом многие. Очко здесь удалось спасти с большим трудом, но вспомните, как играли со сборной Ирландии другие команды: англичане проиграли — 0:1, голландцы забили столь нужный им для выхода в полуфинал единственный мяч в самом конце матча.

Ни одному из соперников ирландцы не дали продемонстрировать свою игру и пропустили всего два мяча в трех встречах, причем мяч, забитый голландцем Кифтом, был скорее подарком судьбы, чем следствием четких, планомерных атак. Будущие чемпионы Европы, так же, как и наши футболисты, буквально выцарапали нужный результат в борьбе со сборной Ирландии, играющей строго от обороны и умеющей остро контратаковать. Все специалисты до начала финального турнира определили команде Джекки Чарльтона роль поставщика очков, и поэтому игровой почерк ирландцев никто серьезно не изучал, хотя основания для этого были. Ведь «темная лошадка» из Республики Эйре в предыдущем сезоне провела блистательную беспроигрышную серию и по итогам года заняла второе место в Европе. Так что не столько сильные соперники играли плохо, сколько ирландцы действовали, как хотели. Сборную Ирландии недоизучили, и поэтому, на мой взгляд, недооценили тренеры всех команд.

Другие же матчи нашей сборной можно отнести в ее актив, в том числе и проигранный финал. Особо хотелось бы остановиться на первой встрече с голландцами. И она не всем понравилась, в некоторых изданиях давалась негативная оценка игре сборной СССР, утверждалось даже, что голландская сборная играла лучше. Думаю, что слова «лучше — хуже» в серьезном разговоре неуместны. Попробуем разобраться в действиях советских футболистов в стартовом матче. Его результат был чрезвычайно важен: каждое очко в мини-турнире на вес золота, еще дороже очко, завоеванное в борьбе с основным конкурентом. Психологический настрой коллектива на весь чемпионат во многом зависит от итога первой встречи. В общем, победа была необходима. Иначе о медалях нельзя было и мечтать. Как победить голландцев? Команду, имеющую в своем составе несколько ярких исполнителей, футболистов международного класса, причем во всех линиях! Как победить команду, у которой хорошо поставлена разнообразная наступательная игра? Мне кажется, решение, принятое нашими тренерами, было правильным: они предложили футболистам центр активности создать в середине поля и на своей половине.

К Рууду Гуллиту персонально никого не прикрепляли, его должны были опекать все, все по очереди, в зависимости от того, на каком участке поля будет находиться лучший футболист Европы-87. И еще отрядили в глубокую засаду на правом фланге Беланова. Но у него была задача атакующего плана: большую часть времени находиться где-то рядом с правым защитником (своим) и несколько раз «выстрелить» из глубины поля, застав врасплох соперника. Стрелял Беланов снайперски, трижды за 90 минут он убегал по флангу вперед, делая острые передачи. После одной из них и был забит Рацем единственный мяч. И остальные игроки «пахали», что надо. Гуллиту развернуться не дали. Рональд Куман почти не выходил вперед, а ван Бастен, до этого болевший, появился на поле слишком поздно. Наверное, игра нашей сборной показалась кому-то неубедительной. Но я, беседовавший с руководством команды и игроками, Перед матчем, знавший установку, получил удовольствие от четкого выполнения поставленной задачи и постарался в репортаже донести все это до телезрителей.

Еще раз подчеркну: тактика была выбрана правильно, соревноваться со сборной Голландии в открытой игре было бы неразумно. Победа в Кельне сразу вывела советскую сборную в фавориты. Правда, успешный старт нашей команды мы видели не раз. Теперь же удалось сохранить набранную скорость до финиша. А если говорить о скорости в ее истинном смысле, то именно она позволила советским спортсменам победить в матчах с англичанами и итальянцами. Особенно красива была полуфинальная игра с командой Италии. Обновленная итальянская сборная смотрелась очень хорошо и котировалась у специалистов выше нашей. В трех встречах она забила четыре мяча и пропустила всего один. Команду отличала очень хорошая физическая подготовка, жесткость в борьбе за мяч, четкие оборонительные действия и острые контратаки, в которых была заметна постоянная жажда гола. Эти качества присущи лучшим итальянским сборным разных лет, в том числе и победившей на чемпионате мира в Испании. Стало быть, нынешняя сборная Италии вышла на свой высший уровень. Все это отмечалось в газетах, по телевидению многократно и многоцветно, что в конечном итоге помогло сборной СССР: итальянцы, успокоенные, убаюканные этими сладкоголосыми восхвалениями, как моряки, проплывшие мимо мифического острова Сирен, были жестоко наказаны и «подвергнут» лютой смерти». В их команде не нашлось Одиссея, который залепил бы им уши воском и уберег футболистов от коварного чарующего пения. В тот дождливый вечер они были сломлены жестким прессингом, высочайшей скоростью и сплоченностью советских футболистов. К таким действиям соперника итальянцы не готовились, рассчитывая «на свою игру». Подобная недальновидность привела к удручающему поражению сборной СССР от бельгийцев на чемпионате мира в Мексике. При довольно ощутимой разнице в качестве сравниваемых встреч у них есть поучительное общее: пренебрежение фаворита к детальному изучению достоинств игры соперника. Финальный матч наша сборная не могла выиграть потому, что голландцы были сильнее. Ненамного, но сильнее, и их победа закономерна. Вообще, футбол на редкость демократичен и справедлив, а победы в больших турнирах лучших коллективов подчеркивают мудрость этой прекрасной игры. Конечно, каждый поклонник футбола, покопавшись в памяти, сможет назвать два-три примера, когда побеждали не те, на кого все ставили, более того — выигрывали совсем не самые сильные коллективы. Однако, малое количество подобных чудес лишь подтверждает общую закономерность. Кроме того, наша компетентность далеко не всегда позволяет определить лучшего «на глазок».

Уверен, что не все со мной согласны, и уже слышу веские доводы: а если бы Литовченко не промахнулся в первом тайме, а если бы Беланов использовал пенальти и т. д. Но давайте вспомним, сколько раз не использовали выгодные моменты в первой встрече Гуллит, Куман, Мюрен. Два матча подряд выиграть у голландцев сейчас советской команде не под силу, хотя наша сборная показала высокий уровень футбола. Причем все отмечали не только хорошую физическую подготовку, коллективизм советских спортсменов — их традиционные, «фирменные» достоинства, но в один голос говорили и о высоком индивидуальном мастерстве Дасаева, Кузнецова, Заварова, Хидиятуллина, Протасова и других игроков. Недаром во всевозможных символических сборных по три-четыре советских футболиста. Практически все наши игроки стали объектом внимания со стороны ведущих профессиональных клубов, и суммы за их переход в зарубежные команда предлагаются миллионные. Так что я оценил бы выступление нашей сборной на европейском первенстве на четыре с плюсом. А полновесную пятерку за игру заслужили чемпионы Европы. Волею судьбы мне пришлось вести телевизионные репортажи со всех матчей с участием сборной Голландии, и вместе с тысячами голландских болельщиков я путешествовал из Кельна в Дюссельдорф, Гильзенкирхен, Гамбург, Мюнхен, Трибуны на стадионах этих городов приобрету ли оранжевый цвет уже за 2-3 часа до начала матчей. Уже за несколько часов до финала на олимпийский стадион в Мюнхене было почти невозможно проехать: многокилометровый живой туннель, образованный поклонниками голландской сборной, тормозил движение автомашин. Сотни рук с пачками денег тянулись к окнам автомобилей, за билет предлагались суммы, в 5-8 раз превышавшие действительные цены. Конечно, множество болельщиков не попало на финал. И тогда окружающие стадион изумрудные газоны окрасились в апельсиновый цвет: тысячи голландцев лежали, сидели на траве, держа в руках миниатюрные радиоприемники. Представляете: приехать из другой страны (пусть и не очень далекой) для того, чтобы услышать футбол по радио! Но болельщики не только слышали голос радиокомментатора, они жили дыханием игры, вместе со счастливцами по ту сторону трибун вздыхали и ликовали, победно вскидывали руки вверх и хватались за сердце, вместе с Руудом Гуллитом и его товарищами прорывались к воротам противника... Ради таких поклонников и существует футбол, ради них и творили чудеса на поле футболисты страны тюльпанов».


В конце года исполнилось 20 лет с того дня, как 29-летний футболист в одночасье стал тренером. Канули в Лету пылкие споры с коллегами, ошибки и поиск, неприятие футбольными ортодоксами его, Лобановского, творческого метода. За два десятилетия он многократно приводил свои команды к победам на всесоюзной и международной аренах, получил мировое признание. В кругу друзей-единомышленников он как-то обронил: «Мне уже не нужно никому и ничего доказывать».

Был ли он до конца откровенен, произнося эту фразу? Возможно, сказалась накопившаяся за двадцать лет усталость. Думал же он наверняка иначе, потому что не мыслил себя в прошлом, на обочине эволюции футбола. Не мог смириться с тем, что к завоеванным им титулам навсегда приклеится приставка «экс». Ему на некоторое время необходимо было сменить обстановку. Предполагал ли он, что вновь вернется в «команду его молодости»? Собственно, ради ответов на этот и некоторые Другие вопросы я и взялся за перо.

30.01.2014, 15:35
30.01.2014, 15:35
167818 1 pacan
lionel_07
Автор:
(lionel_07)
Статус:
Старожил (685 комментариев)
Подписчиков:
37
Медали:
Выбор редакции × 2
Топ-матчи
Чемпионат Англии Лестер Вест Бромвич 1 : 1 Закончился
Лига чемпионов Спартак Севилья - : - 17 октября 21:45
Реал Тоттенхэм - : - 17 октября 21:45
РБ Лейпциг Порту - : - 17 октября 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть