Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Футбольный пресс-клуб. Архив. 25.01.2008

2011-08-23 16:52 «ПРЕССИНГ» В пятницу, 25 января, в Доме футбола состоялось премьерное заседание «Футбольного пресс-клуба». На предложение президента ...

«ПРЕССИНГ»

В пятницу, 25 января, в Доме футбола состоялось премьерное заседание «Футбольного пресс-клуба». На предложение президента ФФУ Григория Суркиса организовать своеобразный «круглый стол», в ходе которого можно подискутировать в непринужденной атмосфере друг с другом на актуальные темы футбольной жизни, откликнулись многие журналисты.

Хотя из-за Кубка Первого канала, который проходит сейчас в Израиле, «оптимальный» состав представителей пера и микрофона собрать не удалось...

Темой для обсуждения на дебютном собрании представителей СМИ, состоявшемся в зале, где проходят заседания Президиума и Исполкома ФФУ, стало назначение на пост главного тренера национальной сборной Украины Алексея Михайличенко. В начале беседы руководитель службы информационной политики ФФУ Сергей ВАСИЛЬЕВ затронул организационные вопросы, рассказал о целях, преследуемых созданием «Футбольного пресс-клуба», о персонах, которые могут стать участниками прений, о темах, которые будут становиться предметом дискуссий.

— Мы собрались здесь, чтобы, по сути, предметно обсудить насущные вопросы, которые мы будем выносить на каждое заседание «Футбольного пресс-клуба». На премьерном этапе желание быть модераторами нашего собрания изъявили известные журналисты Николай ВАСИЛЬКОВ (телеканал «СТБ») и Игорь МИРОШНИЧЕНКО (телеканал «ICTV»). У ФФУ нет никаких претензий, чтобы кто-то из нашего круга мог инициировать себя в качестве модератора в процессе предложения тем для дальнейшего обсуждения.

Главная задача федерации — выполнять обязательства, которые взял на себя в декабре минувшего года ее президент Григорий Суркис. Напомню, он сказал, что начало года в информационном плане будет ознаменовано расширением контактов с прессой и созданием более демократичных форм общения СМИ с Федерацией футбола, более глубоким проникновением заинтересованных лиц в процесс ее деятельности по всем направлениям.

Первоочередная цель на ближайшую перспективу это, конечно, Евро-2012, другие проекты, которые ФФУ ведет в режиме он-лайн. На втором месте — национальная сборная, на третьем, четвертом, пятом и т.д. — множество проектов, связанных с развитием массового футбола в Украине. Там присутствует, естественно, и детский футбол, и юношеский, и женский, и инвалиды, и соревнования по развитию футбола в сельской местности, турниры Банникова, Лобановского и, разумеется, профессиональный футбол. То есть предметом обсуждения заинтересованной аудитории может быть весь тот массив информации, который мы нарабатываем в процессе ежедневной работы в Федерации футбола. Поэтому, мы были бы крайне признательны всем представителям СМИ, которые захотят стать участниками нашего «Футбольного пресс-клуба», проявлять как можно больше инициативы и не стесняться ощущать себя в этом зале людьми, сопричастными к процессу развития футбола в нашей стране.

У нас существует только один принцип деления — имеешь право или нет. Если ты профессионал, если ты заинтересованно и патриотично подходишь к разговору о любых проблемах в футбольной и околофутбольной сфере, тогда ты имеешь моральное право судить о чем-то. Если ты человек со стороны и как бы пришел с камнями в кармане для того, чтобы бросить парочку в окна ФФУ и быстренько убежать, то для таких людей у нас найдется ответ. Еще раз повторяю, эта аудитория ориентирована исключительно на высокопрофессиональное обсуждение футбольных тем. Поэтому, просьба исключить некое кулуарное недоверие в любом формате, не переходить на личности, не культивировать ненависть к своим оппонентам и так далее, поскольку, как сказал Григорий Суркис на церемонии вручения ему награды Ассоциацией спортивных журналистов: «У меня нет среди журналистов врагов. У меня есть оппоненты».

Позиция президента ФФУ экстраполируется однозначно на все руководство Федерации и ее подразделения. У нас нет врагов среди журналистов. Просто есть люди, с мнением которых мы считаемся, есть люди, которые поддерживают нашу позицию и есть люди, которые имеют альтернативное мнение. Любое из суждений мы слушаем, слышим и уважаем. В случае если мы не согласны, можем оппонировать. Однозначно, профессиональная среда — это место, где люди должны вести себя на соответствующем уровне — в первую очередь уважать друг друга.

Я журналист с 20-летним стажем, Заслуженный журналист Украины, член Союза журналистов и имею многолетний опыт работы на радио и телевидении, в средствах массовых информаций, в разных информационных проектах. И как журналист тоже буду принимать участие в этой дискуссии. Я уже в течение года возглавляю службу информационной политики ФФУ. Принимал непосредственное участие в формировании идеологии заявки Украины на тендер Евро-2012, занимаюсь сопровождением европейского первенства, в том числе защитой информационных интересов Федерации. Поэтому в какой-то степени могу считать себя человеком, который в некоторых вопросах не менее компетентен, чем уважаемые здесь коллеги. Но, конечно, снимаю шляпу перед теми, кто является зубрами — людьми, которые в футболе не одну собаку съели.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Мы собрались в первый раз, а первый блин, как известно комом. Не все наши коллеги смогли присутствовать на собрании. Но на это есть ряд объективных причин. Сейчас в Израиле проходит Кубок Первого канала и многие журналисты ведущих изданий ныне пребывают там. Пока же представим тех, кто смог сегодня собраться в «Футбольном пресс-клубе»:

Виктор ВАЦКО (телеканал «Спорт-1»)

Александр ВЛАСЕНКО (телеканал «СТБ», газета «Власть денег»)

Юрий КОРЗАЧЕНКО (ФФУ)

Дмитрий КОРОТКОВ (газета «Сегодня»)

Игорь ЛИННИК (ФФУ, официальный сайт УЕФА)

Юрий МАЛЫШЕВ (ФФУ, радио Би-би-си)

Алексей МАРГИЕВ (телеканал «Новый канал»)

Валерий МИРСКИЙ (заслуженный журналист Украины)

Игорь ЧЕМЕРИС (журнал «Главред»)

Валентин ЩЕРБАЧЕВ (телерадиокомпания ВУСА)

Я хочу сразу поставить вопрос господину Васильеву: тема Михайличенко всплыла еще до его назначения. Возможно, ее впервые затронули на сайте Федерации футбола, где в результате голосования выиграл Михайличенко, в отличие от подобных опросов на «champion.com.ua», «sportoboz.com.ua», «football.ua», «sport.com.ua». Насколько объективно можно подходить к результатам такого голосования? Почему именно на сайте ФФУ выиграл Михайличенко? Не кажется ли Вам это странным?

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— По моим наблюдениям, у каждой информационной площадки своя аудитория. Например, аудитория «Спортобоза» ориентирована на тех, кого в основном пропагандирует, чьи интересы прямо или косвенно лоббирует. Если в газете «Сегодня» или на ее сайте есть определенная ориентация, заложенная информационной политикой (как и любого средства массовой информации), то понятно, что та аудитория, которая читает «Сегодня» будет ориентирована на вкусы, которые предпочитает это издание. То же самое и на официальном сайте федерации футбола — публика была ориентирована на Михайличенко. Не секрет, что Блохин неоднократно в своих высказываниях хотел бы видеть в качестве своего преемника отечественного тренера, а в кулуарах он не скрывал, что предлагал Суркису остановиться на кандидатуре Алексея.

Та публика, которая уважала и уважает Блохина до сих пор, считается с его мнением, и боготворит его, независимо от того, кого бы он порекомендовал. Поэтому здесь я не вижу предмета интриги. Любой информационщик, продолжительное время работающий в этой сфере, поймет, что пристрастия футбольных болельщиков разделены по тем средствам массовой информации, которые обслуживают эти вкусы. Мы не беремся оценивать и рассуждать, плохо это или хорошо, мы просто констатируем факт, что люди на разных информационных площадках, предлагали бы свои кандидатуры, которым отдают предпочтения.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Раз уж мы, журналисты, собрались здесь, интересно было бы узнать мнение каждого относительно назначения Михайличенко. Насколько такой шаг будет полезным для сборной? Как долго продержится тренер на своем посту? В большинстве публикаций прослеживается довольно серьезный скепсис по этому поводу. Давайте коротко: за или против, и почему.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Я позитивно воспринимаю решение Исполкома ФФУ и считаю полностью логичным, что именно Михайличенко доверили национальную сборную. Мне кажется, что особенной альтернативы при выборе попросту не было. Не стоит удивляться единогласию, с которым принималось решение. Михайличенко, возможно, еще не совсем «закостенелый» в своих взглядах. Мне кажется, он продолжает развиваться. То, что о нем говорят коллеги, подтверждает — он поменялся с того времени, когда возглавлял киевское «Динамо». Тогда мнения о нем были не совсем позитивные.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Вот ты сказал, что он развивается. Но у Димы Короткова другая позиция по поводу этого. Он уверен, что сборная — это не место для развития, а реализация наработок. Или я ошибаюсь? Какая твоя позиция, Дмитрий?

Дмитрий КОРОТКОВ:

— Мое мнение нейтральное. На мой взгляд, этот отбор будет провальным, а значит, не имеет значения, кто будет тренером. Может даже лучше, что не иностранец — меньше денег потратим. Мне кажется, в глубине души все это знают. Сборной, как таковой, сейчас нет. Есть остатки старой команды. Есть какие-то наработки, но они результата не дадут еще года два.

Валентин ЩЕРБАЧОВ:

— Я давно симпатизирую Михайличенко, и не потому, что я хорошо его знаю. При жизни Валерия Лобановского он был вторым тренером. Если вы помните, на одной из пресс-конференций Алексей осмелился высказать свое собственное мнение, за что и поплатился. Тем самым он показал, что у него есть психология победителя, его амбиции не быть вторым. Думаю, он поведет за собой. Но вместе с тем, я согласен с Дмитрием — ему сейчас выбирать не из кого. И судьбу сборной будут определять те, кто будет играть.

Игорь ЧЕРЕМИС:

— Я скажу, что по опросу, который проводил сайт «Главреда», среди двенадцати претендентов, Михайличенко был на втором месте, а на первом — Протасов. В принципе, я был с этим согласен. Я больше склонялся к кандидатуре днепропетровца. Не был я категорически против и персоны Михайличенко. Скоропостижных выводов не делал. Нужно дать человеку поработать, а уж потом судить.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Коллеги, я не противник дипломатии в дискуссиях, но не в своих позициях. Сейчас уже нет смысла обговаривать, поможет ли Михайличенко сборной или нет. Мы должны оценить его. Мы выбрали эту тему, поскольку назначение тренера вызвало достаточно серьезный резонанс. Потому давайте все-таки закончим. Обсудим, кто поддерживает такое решение, а кто нет.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Я хочу сказать еще пару слов для разогрева возможной дискуссии. Я согласен с Игорем, что сегодня, после того, когда уже куплены билеты, поезд ушел и простыл след дымка паровоза, говорить о правильности назначения Михайличенко — вопрос философский. Нужно дать человеку поработать, а потом уже обсуждать его поступки. Поэтому, я просил бы модераторов в дискуссию вкручивать такие аспекты, которые дали бы возможность аудитории обсуждать конкретные вещи с точки зрении перспективы и ретроспективы.

К примеру, я, при всем моем уважении к Дмитрию Короткову, поймал в его словах небольшой алогизм. Дима говорит о том, что относится нейтрально к назначению, но при этом считает, что отборочный цикл ЧМ-2010 будет полностью провальным. Если это действительно нейтральное мнение, то оно предусматривает какую-то лояльность по отношению к субъекту, к которому у нас нет предубеждений в том, что у него ничего не получится. Говорить о провале — значит занять определенную позицию, а это уже не нейтрально. Получается, что на человеке заведомо ставится крест и его участь будет однозначно понятна. Или я неправильно понял?

Дмитрий КОРОТКОВ:

— Я имел в виду, что кого бы ни назначили, в этот раз отбор мы не пройдем. Будь то Михайличенко, Капелло или тот же Блохин... Блохин, возможно, потому и настаивал на четырех годах работы, поскольку понимал, что за два года он ничего не сделает. Моя нейтральность заключается по отношению к самой тренерской позиции.

Игорь ЛИННИК:

— Я предлагаю остановить процесс поочередного высказывания своего отношения к Михайличенко. Неинтересно слышать мнение зала.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Прошу прощения, я как раз и хотел, чтоб вы высказались за или против. Интересно было бы узнать мнение каждого, вот и все. Поэтому я бы просил, чтобы коротко.

Игорь ЛИННИК:

— Вот я и к тому же склоняюсь — назначение главного тренера все равно уже состоялось. Дима Коротков высказал мысль, которую, в общем-то, так или иначе каждый у себя внутри допускает. Я согласен с ним в том, что сборная не готова для прохождения отбора. Я не знаю, что нужно сделать Михайличенко, чтобы преодолеть этот барьер. Может тот же фарт, который был у Блохина, а может какие-то методики работы, которым он мог научиться у Лобановского. Но ум подсказывает, что, по всем раскладам, сборная не должна проходить отбор. Если получится, дай Бог.

Мое мнение относительно Михайличенко: у тренера молодежной сборной всегда должен быть шанс возглавить национальную команду, иначе он просто продолжит вариться в собственном соку, остановившись в своем развитии. В таких странах как Германия, Испания или Италия футбол культивируют, существует последовательность, традиции. Конечно, исключения бывают, но, в основном, этот принцип работает.

Невзирая на определенный скептицизм по отношению к предстоящей квалификации, есть и положительный момент, связанный с назначением Михайличенко. Мы знаем, что до 7 июня 2009-го будут сыграны три важнейшие встречи — с Англией, и дважды с Хорватией. После этих матчей мы сможем иметь реальную картину. Если шансов нет, то до Евро-2012 мы будем иметь три с половиной года — срок, за который можно решить, как быть дальше. Либо положиться на принцип преемственности, либо, если он не сработает, делая проекцию на Евро-2012, в корне изменить первоначальную позицию. Другими словами, имеем правильно принятое стратегическое решение.

Оставить такую лазейку вполне разумно. Вот я, например, еще не старый человек, но уже пытаюсь распорядиться своим имуществом на тот случай если, скажем, упадет самолет, в котором я лечу, машина собьет. То есть я уже сегодня оставляю какие-то элементы завещания своим родным и близким. Так же и здесь, федерация имеет полное право, для того чтобы выбрать для себя несколько путей. Только неразумный человек играет по картам, которые ему выпали, разумный же пытается просчитать варианты дальнейших действий, как в случае позитива, так и негатива.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Валерий Мирский хочется вас услышать.

Валерий МИРСКИЙ:

— А причем тут я?

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Вы тут не причем (улыбается). У нас есть Михайличенко, и мы стараемся проанализировать, что от него можно ожидать.

Валерий МИРСКИЙ:

— Этого я вам не скажу. Я слушал только что Игоря Линника, который сказал, что он уже составляет завещание. Я ведь был его первый редактор и поймал себя на мысли — а не найдется ли мне в нем места в связи с этим (смех в зале).

Во времена моей молодости, в том числе и журналистской, не было принято собираться в таком шикарном зале и обсуждать мнения, которые интересуют нас настолько, что мы сами с утра не знаем, какого придерживаемся. Рад, что я сюда попал, что я вообще дожил до такого «сборища» журналистов, где люди, вынашивающие личные планы, почему-то будут вынуждены ими здесь делиться. Конечно, никто делиться не будет. Я думаю, что с тех пор, как газеты стали частными, от нас всех, кто работает или работал в них, к сожалению, мало что зависит. Это так, между прочим. Есть хозяева, которые не потерпят вашего собственного мнения о сборной.

А сборная наша попала в тяжелую ситуацию. Национальная команда была создана совершенно по наитию. Она включала в себя еще молодых и дерзких Шевченко и Тимощука, а сейчас, по сути, она фактически распущена Блохиным. Когда он с его перепадами в характере начал говорить о том, что ему все равно какое место занимать — это стало сродни сигналу «все по домам». Вот игроки фактически по домам и разбежались. Насколько и кто из них готов сейчас вернуться во всеоружии, теперь этого не знает никто, и Михайличенко в первую очередь. И как сейчас сложится судьба в отношении Шевченко, Тимощука, которые, безусловно, играют первую скрипку в игровом и в психологическом плане, этого тоже никто не знает.

Я вам должен сказать, что Михайличенко еще не сложился как тренер вообще, а как тренер сборной тем более. То есть смотрите, сколько белых пятен, сколько вопросов, на которые предстоит ответить. Поэтому предусмотреть, что будет и как будет, в спортивном плане мы не можем. Но если нас интересует, прежде всего, психология темы, которой мы занимаемся, то в этом плане более интересного сезона, чем нынешний, в сборной не было, и может быть долго еще не будет. Я думаю, что мы все независимо, сколько нам лет, будем учиться на судьбе этой сборной. Как переживать вообще футбольные процессы? Насколько мы, журналисты, счастливы тем, что занимаемся футболом, нам тоже предстоит узнать на деяниях этой сборной.

Думаю, что сегодня это наиболее интересно. Я почему-то убежден, что Михайличенко вырастет на этой команде, вне зависимости от результата, который она покажет. Он вырастет как личность и как тренер, ведь школа у него приличная. Кто-то из вас наслушался каких-то, я бы сказал, пропагандистских материалов, о том, что Лобановский и его методы устарели, и все то, что он нам нехотя, а может и специально завещал надо перешагнуть и пойти дальше. То, что Лобановский делал в футболе, не может никогда устареть, потому что делалось это искренне и с сумасшедшей энергией гениального человека. Как может такое устаревать, расскажите мне?..

Валерий МИРСКИЙ:

— Мы сегодня с вами учим на факультетах старые апокрифы, литературу древних авторов — разве это устарело? То, что делается искренне, высекается из собственной души, никогда не проходит бесследно. Лобановский отдавался работе так, как мог отдаваться советский человек, которому просто нечем было заняться в том рабстве. Он нашел для себя отдушину. Рядом с ним были люди, которые нашли ту же отдушину и ушли в нее с головой, чтобы не видеть всего того, что происходит вокруг. По одному этому можно верить всему, что оставил нам Лобановский.

Михайличенко умудрился увидеть самое главное в искусстве Лобановского, эту увлеченность, после которой все остальные прелести жизни не нужны. Лобановский не зря был в жизни аскетом. Это проявлялось во всем, даже в жизненных удовольствиях. Он не позволял себе их потому, что они его отвлекали. К сожалению не все его ученики, тренировавшиеся под его началом, к примеру, Демьяненко, поняли философию Мэтра, идеи, которыми была напичкана футбольная игра Лобановского.

Считаю, что Михайличенко как раз из тех, кто по сегодняшний день благодарен Валерию Васильевичу, его системе подготовки. Именно она сделала из Алексея настоящего гражданина футбола, который смог легко вписаться в такие разностильные чемпионаты как Италия и Шотландия. Это надо уметь.

Михайличенко отдает себе отчет в том, что он вырос как футболист благодаря гениальности Лабоновского. Как можно ему отказать в неординарности? Сейчас многие пишут, что у Алексея нет каких-либо данных, он не пользуется авторитетом, сам по себе являясь безликим и неярким. Да одно то, что он всем сердцем воспринял годы своего пребывания в киевском «Динамо» времен Лобановского, заслуживает уважения. Кстати, первый учитель у него был тоже любопытный — Анатолий Бышовец.

Шпаков, по-моему, выпускал его, а основной фундамент заложил Бышовец. Это два своеобразнейших человека! Я вам скажу, что Бышовец не уступит Лобановскому по оригинальности мышления, и не только в мире футбольном. Короче говоря, дабы не затягивать нашу беседу, я извиняюсь, вы просто не поняли, кому вы дали слово (смех в зале), от Лесика мы с вами вправе ожидать громадных семимильных шагов. Да, он еще, наверно, не стал тренером. Национальная сборная вообще для него в новость. Но он будет прибавлять на наших глазах. Поэтому спокойно ожидайте результатов совершенствования его команды. А как Михайличенко выкрутится из сложившейся ситуации — я не знаю — положение очень тяжелое, нет команды, на выходе Шевченко с Тимощуком, плюс Воронин умудряется играть в сто раз лучше в любом клубе, но только не в сборной.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— В «Ливерпуле» он тоже не играет, все больше лечиться. Все же позволю себе с вами не согласиться. Думаю, что многие мои коллеги солидарны со мной, и вот почему. Лобановский был гениальным тренером, никто этого не отрицает. Михайличенко был хорошим футболистом. Я помню его и в Олимпийской сборной и в сборной СССР, чемпионатах Италии и Шотландии. Возражений нет. Но вопрос в том, что второго Лобановского уже не будет, и это мы все прекрасно знаем. Каждый человек, конечно же, аккумулирует знания на протяжении всей своей жизни, набирается опыта. Но он должен иметь свою позицию, что-то свое, особенное, дабы стать другим гением.

Вот и Михайличенко должен аккумулировать учение Лобановского, но вместе с этим он обязан привнести в футбол и что-то свое. Нельзя жить теми ценностями, тем футболом, который был при Лобановском. Сейчас все изменилось. Мы смотрим игру восьмидесятых и двухтысячных годов — это абсолютно разные вещи. Я уверен, что Лобановский, будь он живой, нашел бы какую-то новую схему, при которой «Динамо», сборная, или любая команда с которой он работал, заиграла совершенно по-другому. Наверно он бы перенастроил свои знания на современный лад.

Но Лобановского с нами нет, и его знания остались на том уровне, на каком они остались. Михайличенко наверняка использует их, и я согласен — он будет прогрессировать. Вот только является ли национальная команда полем для экспериментов, для прогресса. Мы хотим, чтобы Михайличенко в сборной прогрессировал, или мы хотим, чтобы сборная добивалась результатов?

Юрий КОРЗАЧЕНКО:

— Я хочу сказать, что в любом случае, кого бы ни назначили тренером, быть эксперименту. Где гарантия, что пришел бы Капелло и вывел эту сборную в финал? Россия вышла на Евро-2008 и при этом она не показала футбол. Я не уверен, что у Капелло все заладится в Англии, не уверен абсолютно. Нет уверенности, что встань у штурвала нашей сборной Липпи, Блажевич или Милутинович, был бы результат. На мой взгляд, фигура Михайличенко сегодня отнюдь не проигрывает тому Блохину, который принимал команду четыре года назад.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Приди на тренерский мостик сборной Липпи или Капелло, мы обсуждали бы их не меньше, чем Михайличенко. Я же хочу вернуться к тому, о чем говорил Игорь Мирошниченко. Вопрос не в том, правильно или неправильно работал Лобановский. Конечно, он все делал верно, он разработал гениальную систему подготовки игроков — пренебрегать ею нельзя. Дискредитировали себя последователи Лобановского, которые по истечении достаточно большого отрезка времени заявляли, что труд надо продолжить. Теперь они уже отказываются от дневников Лобановского. Никто даже не знает толком, что это за дневники такие. Вероятно это не дневники вовсе, а целые научные труды.

Кто из последователей Лобановского, называвших себя такими, достиг успеха? Никто. Поэтому общественное мнение и отнеслось столь жестко к Михайличенко. Посмотрите, сейчас в «Динамо» пришел Семин, варившийся вообще в другом котле, конкурентами на пост наставника сборной значились Протасов и Маркевич, которые на протяжении карьеры тоже плотно не работали с Лобановским. Вот почему Михайличенко сейчас получил критику. А еще и из-за того, что его штаб состоит из людей, которые расцвели при Васильиче, и, наверно, в какой-то степени считают его своим учителем.

Виктор ВАЦКО:

— Я согласен с Валерием Мирским в одном — он на сто процентов прав, что этот цикл будет интересным, интригующий. У нас появилась возможность открыть для Украины нового специалиста, сильного тренера. Германия перед домашним чемпионатом мира, на который у немцев возлагались большие надежды, пошла просто на немыслимый эксперимент. Они назначили главным Юргена Клинсманна, человека, у которого тренерского опыта не было вообще. Он, за два года, что были отведены на подготовку, буквально перестроил сборную Германии, абсолютно изменил игру команды. Он не побоялся, грубо говоря, выкинуть ветеранов, имевших свой вес и свое мнение, пытавшихся давить авторитетом (как, к примеру, Вернс). Поэтому его и критиковали на протяжении всего периода.

Но у Клинсманна, как и у Блохина, когда тот принимал национальную сборную Украины, была твердость характера, умение идти своим путем, никуда не отступать и не обращать внимания на чье-либо мнение. Надеюсь, эти качества присущи и Михайличенко. Есть намеченный план, который нужно пройти от А до Я. Там и увидим, будет результат или нет. Кстати, вспоминая ЧМ-2006, Клинсманну тогда стоя аплодировала вся Германия.

Сейчас у Михайличенко, по большому счету, ситуация, конечно, похуже, чем у немца — все прекрасно понимают, что сборной фактически нет, придется искать новых исполнителей. С этой точки зрения приглашение Алексеем в свой штаб Вадима Евтушенко — правильный ход. У человека, проживающего в Европе, нет закостенелого взгляда, стереотипов относительно отечественных игроков. Он способен рассмотреть украинский футбол по другим углом.

Конечно, Михайличенко необходимо лепить новую команду, но куда главнее для него будет оставить «правильных» исполнителей из числа тех, кто участвовал в отборочных циклах ЧМ-2006 и Евро-2008. Игроков, называемых лидерами, которые прошли горнило серьезных битв и на которых можно положиться. Если Михайличенко сумеет создать микст из опыта и молодости, вполне вероятно, что у него все получится уже в этом отборочном цикле. Тем более, что на данный момент Англия и Хорватия это соперники, с которыми можно играть.

Валентин ЩЕРБАЧЕВ:

— У меня возникло предложение. Я понимаю, что в данный момент Михайличенко не может присутствовать на нашем собрании. Но, было бы интересно, если бы он просмотрел запись и высказал свое мнение по этому вопросу. В дальнейшем же, можно приглашать свободных от работы в этот момент футбольных персон. Это будет намного интереснее, нежели проводить простые пресс-конференции.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— У нас есть такие планы. Сама идея «Футбольного пресс-клуба» предполагает приглашение к дискуссии фигурантов обсуждаемых тем. А чтобы гостям было интересно общаться с нами, сегодня мы совершаем обмен мнениями.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Я обязательно передам Михайличенко видеозапись и расшифровку нашей беседы. Когда мы в следующий раз соберемся и примем решение пригласить его, у него будет конкретный предлог. То есть человек не будет просто сидеть и гадать о чем пойдет речь, а будет уже иметь своеобразный бэкграунд мыслей, возможность оппонировать или дать иной информационный повод. К примеру, высказать свою позицию относительно той же школы Лобановского.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Витя Вацко сказал теплые слова в адрес Михайличенко, но, кажется, в том же духе говорили и про Буряка два отборочных цикла тому назад. Когда он пришел в сборную то также искал микст, какую-то комбинацию, проявлял толерантность. Но достиг ли он успеха? Пришел Блохин и без всякой толерантности самонадеянно заявил про свои намерения только выигрывать, посоветовав тем, кто не верит, ехать домой. Он поставил себя выше коллектива, сказал: есть я, есть Шевченко — мы победители, а вы тянитесь к нам. Стоит ли относиться к тренерам, как к педагогам, которые должны кого-то одобряюще похлопать по голове, а кого-то наоборот наказать? Нужно ли это игрокам?

Виктор ВАЦКО:

— Я сказал, что главное в данной ситуации — это характер. Михайличенко может быть или победителем или проигравшим. Одно их двух. В таких ситуациях ничьих не бывает. Буряк, когда приступил к исполнению своих обязанностей, повез в Армению 25 футболистов — он понятия не имел на кого сделать ставку, кого выставить на поле, не видел основного состава. А теперь давайте вспомним, как начинал Блохин. Он знал на кого опереться, видел людей, которые могут привести к намеченной цели. Например, Андрей Русол. Но, тем не менее, вначале были только поражения. Его критиковали, но Блохин на критику не обращал внимания. Он лишь повторял: если не нравится — увольняйте. При этом продолжал наигрывать молодых футболистов. Сколько игроков при нем дебютировало? 12 или 13? Поэтому, мне кажется, Блохин заслуженно достиг высоты. Если Михайличенко сможет стать человеком харизматичным для окружения, для футболистов, для прессы и т.д., он тоже достигнет успеха. Я в этом уверен.

Александр ВЛАСЕНКО:

— Я согласен с Витей, насчет харизмы. Мы все время сравниваем, призываем к памяти Лобановского, говорим, что Михайличенко его ученик, наследователь системы. Это напоминает назначение Виктора Тихонова на пост главного тренера сборной России по хоккею. Закончилось все плачевно — девятое место на чемпионате мира. Та команда напоминала некий вручную собранный советский автомобиль, в котором работают все механизмы, он смазан, но он старый, и не может на скоростных трасах конкурировать с современными авто.

Так же и у нас. Идеи Лобановского должны развиваться, они не могут быть просто перенесены. Взять Павла Яковенко, который не скрывает, что он полагается на идеи Мэтра. Но он дал им некое свое продолжение. Поэтому, надо как бы уйти от этого. Нужно найти человека, который скажет: «Да, я знаю как». Понятно, что в любом случае это риск, кто бы ни пришел — Капелло или Липпи, Михайличенко или Вася Пупкин. Но мы забываем одну вещь. У нас не так много времени. Можно было бы пожертвовать этим отборочным циклом, чтобы подготовить команду к 2012 году. Если этот цикл закончится провалом, ничего страшного, в принципе, не произойдет. Но если команда опозориться дома на Евро-2012, то это будет, мягко говоря, неприятно для всех. И тогда вспомнят многое. Если отбор 2010 года еще сойдет с рук любому тренеру, то в 2012 году такого не будет. А вот найдется ли возможность за два года создать команду, которая сможет показать свое лицо и хороший футбол на домашнем чемпионате — это уже вопрос.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— То есть ты считаешь, что назначение Михайличенко это жертва? Жертва ЧМ-2010 в угоду Евро-2012?

Александр ВЛАСЕНКО:

— Я считаю, что назначение Михайличенко это один из возможных вариантов. Вариантов, наиболее читаемых, как говорится, появившихся по пути наименьшего сопротивления. У него может все получиться. Может. Но что если нет, и как уже говорилось, тренера придется поменять посредине отборочного цикла? Тем самым мы отнимем время у человека, который будет готовить сборную к 2012 году. Поэтому я считаю, что тренер, который начинает работать сейчас, должен работать и до 2012 года.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Полностью согласен. Эксперимент это или нет? Жертвуем циклом-2010 или нет? Считаю, что ни один президент Федерации, ни один тренер сборной не скажут, что квалификация к чемпионату мира для них не важна и рассматривается лишь с точки зрения апробации к следующему этапу.

Иначе произойдет то же самое, что и в случае с Олегом Блохиным. Тогда многие не поняли его слов о том, что он выведет сборную в финальную часть ЧМ-2006 и для него не столь важно какое место в отборочной группе займут его подопечные. Точно так же никто не поймет, если Михайличенко скажет, что готовит команду к домашнему Евро-2012. Не поймет никто и Григория Суркиса, скажи он, что ФФУ взяла тренера для четырехлетней подготовки сборной.

С другой стороны, я считаю, что Михайличенко должен обладать определенным кредитом доверия, быть уверенным в том, что если он готовит команду к предстоящему отбору, то сможет с ней доработать и до 2012 года. Только при этом он обязан выжать максимум из того материала, что имеет под рукой.

Я не согласен с теми из вас, кто считает, что квалификацию к ЧМ-2010 мы провалим. Не согласен я и с утверждением, что у нас вообще нет команды. Возможно потому, что я больше всех из присутствующих симпатизирую Блохину, поскольку работал с ним. Но, мне кажется, та сборная, которая не прошла предыдущий отборочный цикл, играла, как ни парадоксально, намного лучше, чем та, которая вышла в четвертьфинал чемпионата мира. У этой команды был свой рисунок, были свои исполнители-лидеры, ее игра была менее прогнозируемой и содержательной. Да, мы не выиграли у Италии, но при этом показали очень хороший футбол. Про такую игру в начале своей карьеры в сборной Блохин мог только мечтать. Поэтому, Михайличенко не приходит на пустое место. Давайте все-таки будем говорить о его видении и о том, что он может привнести в сборную. У него есть футболисты, с которыми он работал в молодежной сборной, и он должен точечно ввести их в состав, чтобы усилить и развить то, что уже есть.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Совершено правильно и справедливо с точки зрения технологии. Мы говорим: «Михайличенко должен, у Михайличенко есть, у Михайличенко где-то что-то заложено». Но он же не космонавт, он же состоит не из метеоритного тела. Это абсолютно живой человек, который живет в реальной информационной среде, которую создаем все мы.

Представьте себе человека, который настроился на суперпроект, внутренне собрался, пригласил достаточно авторитетную команду, выстроил тактику и стратегию на ближайшую перспективу, который очень хотел, а это было видно всем, стать тренером национальной сборной, готовился к этому, наверное, несколько лет. Он держался, сдерживался, всегда был толерантным, дипломатичным и т.д. У меня возникает вопрос, в том числе и как у технолога,: если мы все это признаем, может дадим этому человеку шанс показать себя?

Что же мы видим сейчас? Анализ мониторинга темы Михайличенко в СМИ, как задолго до его назначения на пост наставника главной команды страны, так и по сегодняшний день, — состоит почти из одного негатива. К примеру, на днях читаю на спортивной сайте «sport.com.ua» заголовок «Болельщики не поддерживают Михайличенко». В данном случае речь идет о голосовании на тему «Поддерживаете ли Вы назначение Алексея Михайличенко на пост главного тренера сборной Украины?». Три тысячи шестьсот респондентов приняли участие в голосовании. Тысяча сто поддержали его кандидатуру, тысяча триста — не определились, а остальные проголосовали «против». Но сам заголовок бьет по мозгам, бьет по сердцу, по самолюбию и т.д....

— Я к чему веду. Если мы понимаем, что идет большая серьезная игра, в том числе с использованием амбиций, желаний и умений Михайличенко и его команды, тогда давайте создадим соответствующий информационный фон, для того чтобы Алексей мог реализовать себя. Давайте будем спрашивать: Миха, что за ноу-хау есть у тебя?

Пусть он придет и скажет. И уже после того, как он нам поведает об этом, мы и начнем анализировать его ходы, которые он выстроит на своей доске. В этой связи наша ему помощь, как информационщиков, однозначно будет лежать в нейтральной плоскости, как совершено справедливо заметил Коротков. Позиция Димы такова, что отборочный цикл завершится провалом, кто бы ни возглавлял сборную. Допустим. Тогда давайте дадим возможность Михайличенко доказать, что он именно тот человек, который в данных конкретных обстоятельствах, при отсутствии команды, как таковой, при многих превратностях календаря, заявит о себе как о тренере, способном со сборной показать себя в 2012 году с лучшей стороны.

Алексей МАРГИЕВ:

— Думаю, вся наша дискуссия базируется не только на фамилии Михайличенко или какого-либо другого специалиста. На самом деле она основывается на том, верим ли мы, что наша сборная на сегодняшний день способна достичь результата. Михайличенко уже назначен главным тренером, и те, кто не верит, естественно начали выпускать критические стрелы в его адрес. Приди к штурвалу Капелло или Липпи, опять-таки завязалась бы дискуссия, которая, возможно, крутилась бы не вокруг тренера, а вокруг футболистов. Шла бы полемика о недостаточной компетентности игроков, которых итальянским специалистам было бы проблематично вывести на чемпионат мира.

Насколько я понимаю позицию ФФУ, формирование психологии победителя должно происходить вне зависимости от домашнего Евро. То есть нельзя жертвовать одним циклом в угоду другому. Появятся ли футболисты, которые в 2012 году выведут сборную в финал европейского первенства? Сегодня есть ветераны, которые еще могут принести пользу команде. Почему же их недооценивать и ставить в ущерб ЧМ-2010? Может как раз этот цикл будет самым успешным в истории украинского футбола? В этом плане у Михайличенко есть амбиции, что было видно в день его представления — он весь светился. Даже по телевизору было видно, какими глазами он наблюдает за поединками Кубка Первого канала. А ведь до этого он не пропустил ни одного матча чемпионата Украины, проходившего в Киеве, ездил в другие города. Но, то были одни глаза, сегодня же у него совершенно иной взгляд.

Честно, я относился скептически к кандидатуре Михайличенко, в разговорах с коллегами говорил, что эта не та фигура, при которой сборная сможет сделать рывок. Однако, месяц спустя, я изменил свое отношение. Мне кажется, что Михайличенко тот молодой тренер, который действительно сможет вместе со сборной вырасти. Однозначно он будет ставить задачу выиграть, ведь для него это важно. Что бы мы ни говорили, результат важен и для страны — болельщики все равно будут требовать побед.

Дмитрий КОРОТКОВ:
— Я хотел бы немножко не согласиться с господином Васильевым в отношении «sport.com.ua». Они провели опрос, поставили результат. Если результат такой, какой он вышел в итоге, не могли же редакторы сайта поставить другой заголовок. Не поддержали болельщики — вот и все. Если по существу, то Игорь Мирошниченко сказал, будто Михайличенко приходит не на пустое место. Но мне кажется, что он приходит еще на более пустое место, чем могло показаться при других обстоятельствах. Он соглашается на условия, от которых, насколько я понимаю, отказался Олег Блохин. Да, футболисты остались, но им нужно работать в другом формате. Я не представляю, как такое возможно. Может это слухи, но я слышал, что игрокам сократили премиальные... Считаю, что у Михайличенко более сложные условия, нежели были у Блохина у 2003-м.

Виктор ВАЦКО:

— Во-первых, когда речь идет о национальной сборной Украины, вопрос премиальных для футболистов должен стоять на месте десятом. Они люди не бедные. Существует общая практика — игроки получают премиальные согласно достигнутому результату. Это норма, принятая во всем мире. Национальная сборная — не пустой звук. По крайней мере, для кого это не так, пусть играет за деньги в «Ливерпуле» и т.п. Я не имею в виду Воронина, просто в таких клубах больше платят. И еще один момент — мы говорим «отбор ЧМ-2010 принести в жертву». По-моему, это некорректное выражение, ничего приносить в жертву не надо. Согласен, нужна стратегия, в которую должен входить и ЧМ-2010 и подготовка к Евро-2012.

В любом случае, нельзя отказываться и от ветеранов. Существует много примеров, когда клубы делают ставку на молодых футболистов. Однако нередко происходит так, что им попросту не у кого учиться. Я себе не представляю, как можно в национальной сборной отречься от таких людей как, например, Шевченко или Тимощук. Они должны быть базой, опорой и поддержкой для молодых игроков, которым нужно делать первые шаги. Если ветераны что-то подскажут, подставят молодежи плечо, это безусловным станет плюсом и для прогресса молодых ребят и для команды в целом. А результат в любом случае должен стоять на первом месте, независимо от того, отбор это, финальная часть, или подготовка к чемпионату Европы.

Александр ВЛАСЕНКО:

— Виктор, когда я сказал, что можно принести в жертву ЧМ-2010, я не имел в виду, что нужно сыграть специально плохо. А стратегия действительно должна выстраиваться сразу на четыре года. Мы должны сказать: «Вот, у нас есть такой тренер». И уже забыть, что были какие-то альтернативы. Считать, что он может подготовить команду за четыре года. Ему надо дать возможность в первые два года экспериментировать по собственному усмотрению. А решать, отказываться ли от Воронина, Тимощука, Шевченко — его личное дело. Эмме Жакэ пожертвовал Евро-1996, на который он не взял ни Жинола, ни Кантона. Без них сборную Франции тогда никто не представлял. В итоге, в финальной части команда играла блекло, с трудом забивала голы. Но через два года на домашнем чемпионате мира, с которым Франция связывала основные надежды, команда сыграла просто здорово.

Англия в 1996-м, принимавшая чемпионат Европы, за два года до этого провалилась на первенстве планеты. Британцы начали строить команду еще после неудачи на Евро-1992, то есть, получаем те же четыре года. А ведь это серьезная сборная, которая ставит перед собой высочайше цели. Я не могу понять, неужели мы действительно считаем, что можем себе позволить два года как-нибудь поиграть, а дальше смотреть: если у Михайличенко ничего не получится — делаем команду за оставшиеся два. Да не сделаем мы ее за такой срок, дай Бог ее вообще создать за четырехлетку! Сейчас уже нужно отойти от обсуждения Михайличенко. Мы обязаны дать «карт-бланш» этому человеку. Он должен иметь возможность и время построить коллектив, который в 2012 году даст результат. И только по этому результату мы его будем судить.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Резюмируя последние высказывания, могу сказать, что все уже согласны насчет стратегического планирования и поддерживают позицию Федерации, которая, напомню, дала Михайличенко контракт 2+2. Только со стороны журналистов поддержка распространяется на четыре года. На мой взгляд, это тоже правильно.

Александр ВЛАСЕНКО:

— Игорь, дело в том, что все так говорят. Почему скепсис присутствует в мониторинге, опросе среди болельщиков? Все потому, что Михайличенко все же фигура не культовая. Вот Липпи и Капелло — это знаковые личности. У них тоже может ничего не получиться. Но для болельщиков эти тренеры являются именно теми специалистами, с которыми уже в 2012 году мы смогли бы проявить себя во всей красе. Впрочем, уже поздно судить об этом. Мы же не можем снять Михайличенко, так и не сыгравшего ни одного матча. Если уж дали ему шанс, пусть он будет предоставлен на все четыре года.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Мне вообще странно слушать о планировании какой-то стратегии на четыре года. Сколько лет длится активная карьера футболиста, в течение которой он выступает на высоком уровне? Шесть, семь — максимум. И кто может предвидеть, что тот или иной футболист выйдет на пик своей формы через четыре года. Здесь приводили примеры Франции, Англии. Я думаю, что это не больше, чем совпадение. Условно говоря, Михайличенко сейчас строит команду на четыре года. Он смотрит: Шевченко в 2012-м будет 35 лет, еще может играть, то же по отношению к Воронину, Тимощуку. Вроде как эти футболисты еще в состоянии помочь нам. Но случиться может всякое: возможно, травма, возможно, еще что-то, и игрок в силу обстоятельств не сможет соответствовать требуемому уровню. И тогда что?

Эти четыре года просто пойдут коту под хвост. Нельзя таким образом ставить вопрос о строительстве сборной. Думаю, пример того же Блохина показал, что достаточно полгода для того, чтобы определиться с составом, с «костяком», который может решать поставленные задачи. Мне импонирует то, что Михайличенко говорит о целях команды на ЧМ-2010 года, а про Евро-2012 даже не «заикается». И это правильно. Мне кажется, более титулованного футболиста, чем Михайличенко на постсоветском пространстве вообще нет: вице чемпион Европы, Олимпийский чемпион, чемпион СССР, Италии, Шотландии — кто еще может похвастаться подобным?!

Игорь ЛИННИК:

— Хотел бы заметить, что в наших высказываниях прямо таки вылазит наружу славянская ментальность. Она со сборной Блохина, кстати, тоже сыграла злую шутку. В начале, когда тот заявлял, что выйдет на чемпионат мира, над ним просто насмехались. Потом, финишировав в четвертьфинале, его стали почитать за божка. Его сделали таким. Дали почувствовать, что он почти вровень встал с Лобановским. Тренер это охотно принял, и прессинга со стороны СМИ уже не испытывал, позволял себе, как художник, делать мазок направо, мазок налево. Результат же оставался как бы в стороне.

В связи с этим напрашивается вывод: мы не должны создавать для сборной искусственные тепличные условия. В любом спортивном сообществе тренинг и сопротивление только закаляют. Чем выше будет сопротивление, тем больше выработается способность к преодолению препятствий. Конечно, не нужно устраивать для своей команды какую-то уничтожающую среду, но и носить ее на руках тоже негоже.

Что еще должно настораживать, так это болельщицкая среда. Она крайне редко бывает права, и потакать этому большинству, во всяком случае, уважающий себя журналист, не должен. В чем заключается моя позиция: мне нравился Михайличенко времен финала Кубка Украины-2002 — да, его «Динамо» проиграло тогда «Шахтеру», а сам он отказался выйти на церемонию награждения. За это ему досталось, насколько я знаю. Я это понимаю. Я хочу поступать также. Его могут не оценить любители футбола, эстеты. Тогда Кучма был на трибуне, и Михайличенко, считается, должен был выйти ради уважения к президенту. Но я считаю, что если он хочет что-то выиграть, то должен поступать только так, невзирая на то, как это оценит кто-то: глава государства, руководство клуба или болельщики.

Я помню эпизод, (речь тогда шла о том, кто возглавит «Динамо» после смерти Лобановского), когда к Михайличенко приехали шотландские журналисты взять интервью. Так он им прямо так и заявил, что если его не назначат главным тренером «Динамо», он уйдет. То есть, человек своим настроем показывает: «я хочу этого». У меня есть чувство симпатии к подобной точке зрения.

В данной ситуации я не могу согласиться с Витей Вацко, который говорил, что с Клинсманном немцы пошли на эксперимент. Немцы не те люди, которые идут на подобные эксперименты. С Клинсманном долго разговаривали. Я не был на этих встречах, поэтому не могу сказать, сколько раз с ним беседовали. Но это был и Бэккенбауэр, и люди, которые ведут профессиональную работу в Немецком футбольном союзе. Ездили к нему в Америку, несколько раз собирались за столом переговоров в Германии. Они его «щупали» на предмет того, чем этот человек дышит.

Такая же агрессивная спортивная аура есть и у Михайличенко. Относительно же ее реализации, здесь я не в первый раз склонен согласиться с Валерием Мирским, — результат может повернуться в любую сторону. Наверное, как тренер, Михайличенко был бы не прав, если бы вышел сейчас на трибуны и стал, подобно Блохину, раздавать обещания.

Мне бы, например, хотелось бы от его команды не зрелищного футбола, а того, в который они сами хотят и умеют играть. Важно, чтобы выходя на поле, они знали, чего желают. Как «Динамо» в Израиле, пусть и на фоне «мертвого» «Спартака», явило нам, за счет чего хочет играть. Киевляне не гнались за зрелищем, но зато продемонстрировали, как слаженная работа изменила команду. Мне будет приятно, если своим коллективным трудом, тренерскими находками эти процессы будут отличать и сборную. Как это воспримут другие, мне, в принципе, не особо интересно, разве что, как предмет для дискуссии.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Я хочу буквально несколько слов сказать в продолжение мысли Игоря. По большому счету грешно ерничать по поводу патриотизма Михайличенко — такая нотка присутствовала в некоторых оценках наших коллег — дескать, его оппоненты не менее патриотичны, чем сам Алексей. Свои приоритеты Михайличенко уже высказал сидя за этим столом и на представлении штаба сборной. И когда он говорил, что игрок национальной команды должен забыть о фамилии на своей футболке, а помнить, что у него на сердце герб страны, наверное, он не повторял ни чьих слов — ни Суркиса, ни Васильева, как писали некоторые мои коллеги. Наверное, нужно отдать ему право жить с такими убеждениями, предлагать свою философию, в том числе и футбольную. Он же не машина для забивания мячей. Это в конце концов интеллектуал, который способен доказать, что его нужно уважать не только за умение технически вести себя на поле.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Я бы еще хотел припомнить такой небольшой факт: Михайличенко отказался играть за Россию, когда под ее знамена перешли Юран, Саленко.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Ну, это если говорить о патриотизме вообще. Я считаю, что любой тренер национальной сборной, которого нанимают на работу, будь он украинец или нет, должен быть патриотом своей команды. А применимо к «сине-желтой» дружине украинец в любом случае должен быть таким. Поэтому, если Михайличенко говорит об этом, у нас нет оснований сомневаться в искренности его слов, как и в том, что эти слова ему никто в уста не вкладывал.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— На самом деле, слова о патриотизме, сказанные наставником, можно трактовать как психологический фактор, который в футболе играет важную роль, иногда, возможно, даже решающую. Здесь, как бы убиваются сразу два зайца.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Вообще, тренер сборной — это и психолог, и менеджер. Мы забываем, что у него не так много времени, чтобы подготовить ее к предстоящим поединкам. Мы говорили, что тренер должен готовить команду, тренировать и разрабатывать план на перспективу. Но, с другой стороны, к нему приезжают уже готовые футболисты. Он должен их умело организовать, правильно выбрать тактику, за короткий срок объединить игроков. Талант тренера сборной как раз и заключается в способностях быть психологом и менеджером. И у Михайличенко должна существовать уверенность, что он работает с этой командой не до первого провала. Тем не менее, у Алексея имеется достаточно времени для того, чтобы еще в товарищеских матчах создать такой коллектив, каким он его видит.

Игорь ЛИННИК:

— Важно еще и то, что Михайличенко остается зависимым от того, как сработает Семин, Протасов, Луческу. Кстати, в первом цикле Блохина, когда мы вышли на чемпионат мира, кашу было лепить гораздо легче. В отборе же в Евро-2008 тренерский штаб сборной в некоторой степени стал заложником клубных проблем. В «Динамо» началось непонятное партизанское движение, хотя до партизанского отряда им еще нужно было расти и расти. Эксперименты начал ставить «Шахтер» — то бразильцы отчебучат, то какие-то кастильи, лукарелли приезжают к ним. В поиске находился и Протасов в «Днепре».

А Михайличенко пришел не на пустое место. То, что Блохин сделал в свое время, в очередной раз доказывает, что он незаурядный человек. У каждой команды есть свой цикл, как у всего живого. Сейчас этот цикл завершен. Мне кажется, по этому поводу не должно быть никаких сожалений. Та сборная из себя достала все, что могла.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Выходит, что той сборной уже не будет? Мы брали комментарии у многих игроков после последних неудачных матчей. Вопрос коренной реконструкции, иной взгляд к комплектации состава со стороны нового тренера, если он будет назначен, их сильно пугал. Все говорили, что других футболистов нет. Какая тогда может быть реконструкция?

Игорь ЛИННИК:

— Как профессионального игрока может такое пугать? Что ж это тогда за игрок?

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Извини, этот вопрос конкретно раздражал Шевченко, Воронина, Тимощука. Они все этого очень боялись.

Игорь ЛИННИК:

— Во время монолога Валерия Мирского, прозвучала мысль о том, что мы положили багаж Лобановского куда-то на антресоль. Это жуткая ошибка. Не спорю, все самое умное рассказано библеистами и теми, кто был до них. Ничего нового уже не скажешь. Я не могу говорить, что все умное, что есть в футболе, сказал Лобановский. Это было бы тоже неправдой. Но, во всяком случае, в теоретической мысли и ее практической реализации, со своей наработанной теорией очень мало кто из действующих футболистов ушел за эту грань. Там же не рецепты для приготовления блинчиков или борща. Там заложены скрижали, на которых написаны важнейшие идеи. Подобно Библии, там все изложено самыми простыми формулировками. Их просто надо понимать, переварить внутри себя и прожить этими формулировками, чтобы в дальнейшем их реализовать.

Так и в случае с генеральной чисткой рядов. Считаю, что вопрос о коренной реконструкции вообще надуманный. Как может здравомыслящий тренер отказываться от людей, которые еще не исчерпали себя, проявляют желание. Если Шевченко способен играть — кто от него откажется. Я не считаю, что в свое время Жакэ отказался от Жинола и Кантона только потому, что они являлись ветеранами сборной. У них были свои планы к тому времени, они были зрелыми и достаточно взрослыми людьми. Жакэ они просто не подходили, и он поступил так, как посчитал необходимым. Я не думаю что мы сейчас в такой ситуации. Если зашла речь о том, что Михайличенко в свое время отказался от России, так давайте вспомним, как ведет себя тот же Шева. Он взрослый человек, который имеет право на ту жизнь, которой он хочет жить. Если эта жизнь совпадает с жизнью сборной, он будет сюда приезжать. Если не совпадает, то Андрей сам это почувствует, и тренер это почувствует. В этом никакой трагедии нет. Не надо вместо них решать эту проблему, они, я думаю, разберутся гораздо лучше нас.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— В продолжение темы Лобановского. Мне вспомнился разговор с одним нашим специалистом, который приехал в Италию, в знаменитый центр подготовки тренеров в Коверчано, где должен был читать лекцию Капелло. Так вот, когда Дон Фабио узнал, что тот из Украины, сказал следующее: «Чего вы сюда приехали, у вас же Лобановский есть!». Это говорит о том, что его лекция фактически была построена на тех идеях и принципах, которые пропагандировал Лабоновский. Я могу согласиться только в том, что идея Лобановского в общем актуальная. Другое дело, что по творческому наследству судят на основании тех людей, которые в свое время играли у Васильича. Если проанализировать 86-й год, состав киевского «Динамо», кто из тех футболистов, которые выигрывали кубки, не стал тренером?

Юрий КОРЗАЧЕНКО:

— Иван Яремчук.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Да, Иван Яремчук. Говоря же про остальных, вы что, хотели, чтобы, скажем, из 15-ти футболистов, игравших под началом Лобановского, все стали такими же великими тренерами? Наивно так считать.

Виктор ВАЦКО:

— Буквально недавно наш канал («Спорт-1») показывал ретроматчи Лиги чемпионов 1998, 1999 годов: «Динамо» — «Реал» и «Динамо» — «Бавария». Когда я их смотрел и комментировал, я себя поймал на мысли, что в абсолютно такой же футбол, идеологически, играла сборная Украины Олега Блохина в отборочном цикле ЧМ-2006. У меня сразу же возникли параллели с первым поединком в Дании, когда команда организованно сыграла в защите, терпела, совершала быстрые переходы от обороны к атаке. То же и во встрече с Турцией, которую считают лучшим матчем в тренерской карьере Блохина. Идеи практически идентичные. Конечно, просматривались свои нюансы — у каждого тренера должен присутствовать элемент собственного творчества — но основы остались прежними.

Чтобы играть по-другому, нужны иные футболисты. Где нам их брать? Все игроки сборной Украины, за исключением Шевченко, Воронина, Тимощука и Калиниченко, играют в национальном чемпионате. Посмотрите пару игр отечественного первенства, и станет понятно, что зрелищный футбол в исполнении «сине-желтых» если и будет, то не скоро. Украина никогда не станет Бразилией, вот и все. Потому, надо отвечать своему стилю, пусть его и называют в мире и Европе антифутболом. Ведь он довел нас до четвертьфинала ЧМ-2006. Антифутбол позволил нам пробиться чуть ли не до финала Лиги чемпионов, выиграть два Кубка Кубков и Суперкубок. Я не против этого, я не хочу зрелища, для меня важен результат.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Замечу, что игра в исполнении сборной стала все же более зрелищной. Если же говорить об антифутболе, прагматизме, приносящем результат, то тренер национальной команды, любой клубный наставник, который исповедует эту философию, должен быть готов к прессингу со стороны прессы. Он должен мужественно выдерживать и неудовлетворение болельщиков, быть психологически стойким, готовым к отпору.

Я, после нашей дискуссии, уже не знаю, будет ли лучше создать кредит доверия Михайличенко в прессе, оградить от нападок болельщиков. Хотя, до заседания, я свято верил, что ему действительно сейчас необходимо дать спокойно поработать. Полагаю, что общественное мнение не расхолодит Алексея, поскольку у него есть амбиции. Я помню, как горели его глаза после назначения, он понимал, что должен делать, знает к чему стремиться. Ему попросту нужно гнуть свою линию и не реагировать на упреки, в том числе и со стороны СМИ.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Насколько я понимаю, это относиться к моей реплике о журналистской работе. Постановка вопроса, с моей стороны, заключается не в том, чтобы пресса замолчала и внимательно наблюдала за тем, как Михайличенко будет что-то производить, а мы будем сидеть и ждать, когда у него появится первый результат. Я совершенно не это имел в виду. В психологии есть такое выражение: «если ребенка постоянно называть свиньей, то он начнет хрюкать». И именно в этом контексте я прошу меня правильно понять.

Тренер с первых шагов должен ощущать моральную поддержку этого «двенадцатого игрока», о котором так много сказано. Его философию никто не задвигает на второй план. «Двенадцатый игрок» наоборот, может помочь в самые ответственные минуты, дать возможность открыться второму, третьему, пятому дыханию. Я лишь призываю проявлять уважение к человеку, у которого хватило смелости и энтузиазма взять на себя ответственность за эту команду, вести ее, добиваться результата.

И я отнюдь не подвергаю сомнению право респондентов на сайте «sport.com.ua» высказываться «за» или «против» кандидатуры тренера. Я за то, чтобы эта информация была интерпретирована корректно. Если, например, из трех с половиной тысяч соотношение 1100 и 1400, то, наверное, нужно заголовок ставить не «Болельщики против Михайличенко», а интерпретировать его более адекватно. Вот что я имел в виду. Мы ведь формируем общественное мнение. Я согласен с Игорем Линником в том, что нельзя доверять большинству. Если большинство против, то это не означает, что за ним правда. И если мы — заинтересованные лица, которые имеют возможность влиять на общественное мнение, тогда давайте изберем немножко другую философию в освещении деятельности Михайличенко, его поведения, работы тренерского штаба и т. д.

Действительно чувствуется наша хохляцкая ментальность. Презумпция невиновности не присуща нам в большей степени, чем желание сначала забросать камнями, а затем подбрасывать до небес, заглядывая в каждое место, лебезить перед человеком, который достиг результата.

Должно быть все-таки более ровное, более философское, профессиональное отношение, анализ шагов. Перед нами есть факт. Давайте его разложим на составляющие и будем каждую из них анализировать на профессиональном языке, таким образом, показывая пример болельщикам. Чтобы они не подвергались порыву толпы. Мол, все взяли камень, бросили! — бросили. Потом, мол, стоп, ребята, не туда бросили. Почему? Да он же выиграл! — Е-мое! Все взяли цветы! Побежали! — побежали. Ура! — ура. Это выглядит примитивно. Я только против этого. Спасибо.

Александр ВЛАСЕНКО:

— Я за то, чтобы мы, журналисты, вели какие-то предметные дискуссии о работе Михайличенко со сборной после того как он сыграет первый матч. Причем, даже не товарищеский, а официальный поединок. Спарринг — это всего лишь тренировка с повышенной нагрузкой. А что касается нынешних разговоров, то «на каждый роток, не накинешь платок». Они не прекратятся, потому что пока мы имеем дело лишь с чистой гипотетикой: как бы сыграл Михайличенко, как бы на его месте повел себя другой. Это все беспредметные дискуссии.

Такая уж специфика футбольного бизнеса. Есть ФФУ, которая нанимает менеджера на должность главного тренера сборной Украины. Он должен обладать определенными качествами, в том числе и умением, не смотря ни на что, гнуть свою линию и показать конкретный результат через определенный срок, на который его наняли. Если он не может заглядывать на четыре года вперед, то надо идти в строительный бизнес. Там все на четырнадцать лет вперед можно просчитать. То есть эта работа, безусловно, связана с определенными рисками. Каждый раз, когда ты будешь спотыкаться, будет так, как, например, в матче с Уэльсом, когда трибуны скандировали «позор».

Нельзя заставить болельщиков молчать. Толпа будет реагировать так, как она реагировала всегда. Стадион на каждую игру будет заполняться, каждый раз он будет желать победы сборной. Если же наступит момент постоянных неудач — публика будет реагировать адекватно. А что касается нас, то предметную дискуссию мы сможем вести, когда уже будут какие-то конкретные результаты. Сейчас я согласен, надо дать Михайличенко карт-бланш, поверить, что человек знает как поступать. Тем паче, что он сам говорит, что знает.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Пресса только пощупала Михайличенко. Будет матч на Кипре, после которого наверняка возникнет масса и одобрительных и недоброжелательных возгласов. Но сможет ли он выдержать такой прессинг, как в свое время пришлось выдержать Блохину? Нынешний тренер «Москвы» тогда провел целую серию товарищеских матчей, и все они вышли неудачными. Он сильно получил и за Ливию, и за Македонию, и за то, что Шевченко ушел с поля с разбитым носом, не спросив разрешения и бросив футболку и т. д. Будет ли Лесик столь же стойким психологически? С другой стороны может и хорошо, что Блохина так критиковали. Он пережил все это, но хорошей прессы у него не было изначально.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Я думаю, что Михайличенко в любом случае окажется под давлением. Слушая вас, я понял, что сборную каждый будет оценивать с тех позиций, которые он для себя выбрал. Кому-то нравится сам процесс, как, к примеру, Валерию Мирскому, другие хотят видеть качественную игру сборной, третьим и первое, и второе — до одного места, им главное — результат. Поэтому, уже после матча на Кипре, Михайличенко будет чувствовать определенное давление. И не имеет значения, с каким результатом закончится игра. По поводу болельщиков — я думаю, что вообще никто из нас не может толком сказать об их отношении к Лесику. Делать какие-то выводы на основании опросов, проведенных на сайтах, несерьезно. Хотя бы с той позиции, что аудитория интернета — это, в основном, люди от 15 до 35 лет. И на основании мы просто не имеем возможности сделать так называемый «срез». Необходимо выдержать паузу, чтобы понять, как на самом деле болельщицкие круги воспримут Михайличенко.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Есть критика, а есть критиканство. Мы понимаем, почему появляются подобного рода статьи. Есть люди, которые хотят заработать себе имя или обратить внимание на свое творчество. И это нормально, это журналистская работа. Тема Михайличенко актуальна. Понятно, что нужно писать материалы, которые будут интересными. Уже не имеет смысла говорить о том, как его назначили, необходимо постоянно подбрасывать какие-то горячие темы. Поэтому, думаю, в первую очередь самому Михайличенко следует осознать, что такие статьи будут всегда. Мы же, как профессиональные журналисты, должны понимать последствия своей работы. То есть, если мы что-то пишем, кого-то критикуем, то должны всегда осознавать, зачем мы это делаем.

Если мы хотим подкинуть какие-то новые идеи тренеру — принимается. Если мы хотим проанализировать игру или его работу — нормально. Но если мы хотим заработать себе имя за счет какой-то скандальной новости — получится хорошо только для нас. Для игроков сборной такой материал вполне может стать психологическим ударом. Футболисты точно также читают прессу, и не зря Блохин говорил: «Что вы пишете? Ребята же читают и расстраиваются». И хотя игроки должны быть устойчивы к таким вещам, мы, тем не менее, обязаны нести ответственность за то, что пишем или говорим. Вот и все.

Алексей МАРГИЕВ:

— По поводу психологической стойкости Михайличенко особо сомневаться не стоит. Человек поварился в итальянском футболе, где пресса очень жестко реагирует на любую оплошность, вне зависимости от имен и статуса. Давление СМИ может быть для него неприятным, где-то несправедливым, ведь на сегодняшний день объективно никто не знает, какой тренер Михайличенко. В последнее время он работал с «молодежкой», перед которой, исходя из набора исполнителей, не ставились какие-то сверхзадачи. Все это прекрасно понимали. В национальной сборной другой уровень ответственности, другая аудитория, цели, амбиции.

Я думаю, что Михайличенко все прекрасно понимает и желает не просто получить запись в трудовой книжке «главный тренер сборной Украины», а действительно верит, что сможет поднять команду. Он осознает, в какой стране работает, что на протяжении одного матча мнение болельщиков может от «ганьба!» измениться на «ура!». Опять же таки от камней до цветов расстояние может быть в десять минут и три забитых мяча. Как ни крути, позиция болельщиков по отношению к Михайличенко будет зависеть от результатов сборной Украины.

На сегодняшний день именно позиция фанов ориентирует многие СМИ, которые, в свою очередь, придерживаются и сами ориентируются на мнение толпы, пытаясь ей угодить. Сегодня скептическое отношение к сборной складывается по результатам последнего отборочного цикла. И никуда мы от этого не уйдем. Получилось, что Блохина подняли на такой уровень, глядя на который мнение общественности складывается в его адрес позитивно, а в сторону сборной — негативно. Блохина убрали, и каждый нашел свою причину, почему он ушел. Убрали святого человека, а материала нет. Поэтому Михайличенко и досталось наследство в виде негатива к сборной, не квалифицировавшейся на Евро-2008. И пока результаты не изменятся, этот негатив будет существовать.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Мы говорим про те крайности, в которые не нужно впадать. С Блохиным — та же история. После чемпионата мира его действительно подняли до заоблачных высот, и для меня это было непонятно. Да, были позитивные моменты, но ведь были и недостатки. Не может быть только белой полосы, есть и черная, о которой нужно вспоминать, анализировать. Необходим более-менее объективный подход, учитывающий все нюансы.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Мы не затрагивали тему прежней работы Михайличенко. Сейчас формируется негативное мнение, что он слабенький специалист, ничего не достиг и т.д. Возьмем киевское «Динамо» и вспомним, как оно выступало в Лиге чемпионов под руководством Лесика. Команда при нем до последнего тура сохраняла шансы на выход в плей-офф. Так было с «Интером», когда штанга на последней минуте не позволила нам выйти в следующий раунд, а мы в итоге вообще заняли последнее место. Имели все шансы выиграть у «Ювентуса» в следующем розыгрыше, но проиграли. Уволили же Михайличенко, по большому счету, из-за одного матча. Киевляне уступили дома «Трабзонспору» в квалификации к Лиге, а уже на следующий день пост главного тренера «Динамо» занял Сабо.

Но то, что команда подготовлена, все увидели через две недели. Если бы коллектив не был сыгран, Йожеф Йожефович с его якобы антикризисным даром, не смог бы ничего изменить. Молодежная сборная. Говорят, что это команда Яковенко, хотя на самом деле из того состава у Михайличенко осталось только пять человек. Он пригласил тех же Михалика, Фомина и многих других. Ему ставят в вину провал двух отборочных циклов. Но в первом, состоявшем всего из двух поединков, хорваты и болгары уже готовились и наигрывали сборную к следующему циклу, а Михайличенко фактически проводил первый матч с новой командой — многие ключевые исполнители ушли из-за возраста. Мы стали жертвой скоротечности турнира, поскольку не имели времени вкатиться в цикл. Последний отбор — действительно слабое место Михайличенко. Тем не менее, думаю, все не настолько плохо в плане возможности демонстрировать результат.

Дмитрий КОРОТКОВ:

— По поводу того, что «молодежка» не была командой Яковенко, я согласен. Я писал об этом еще до назначения Алексея. В «Динамо» мне тоже казалось, что рокировку Михайличенко — Сабо не стоило производить. На самом деле сейчас сложно говорить, была ли это заслуга Михайличенко или все же сказалась работа Лобановского. Тогда он принял «Динамо» сразу после Мэтра, и ему было намного проще, чем Демьяненко или Буряку. Поэтому я бы не ставил ни в вину, ни в заслугу Михайличенко его работу в 2002-2004 годах. Я считаю, что это до сих пор загадка.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Существует версия, что футболисты «сплавили» Михайличенко из «Динамо» — он имел наглость вести себя по отношению к ним так же жестко, как и Лобановский. Игроки на самом деле надеялись, что молодой тренер Михайличенко, бывший помощником и не имевший необходимого опыта сделает послабление в плане дисциплины. Послабления не произошло, Михайличенко держал жесткую позицию.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— В таких случаях и проявляется характер. Я думаю, что у Михайличенко за прошедшее время добавилось достаточно харизмы. Он пришел уже не как бывший второй тренер. Да, он работал с «молодежкой», но его достижений как игрока и тренерского опыта уже должно хватать. Кроме того, у наших звезд, особенно кому уже за тридцать, сейчас присутствует некая неопределенность. Это важный фактор, который обяжет их прислушиваться к новому наставнику, выполнять его требования. У Михайличенко, в случае создания новой команды, все козыри на руках. Так что игроки, которые поставят свое мнение и видение игры выше тренерского, могут попросту лишиться места в сборной.

Юрий КОРЗАЧЕНКО:

— Я хочу сказать, что Михайличенко кроме всего прочего еще и дипломат. Тот факт, что он в свое время был бесспорным лидером в двух совершенно разных командах, у двух антиподов — Бышовца и Лобановского, тоже о многом говорит. Мне кажется, он найдет подход и к Шевченко, и к Воронину, и к людям, которые придут учиться у них в этой команде.

Дмитрий КОРОТКОВ:

— Не думаю, что Шевченко, Воронин будут бояться Михайличенко. Мне кажется, сборная им не настолько нужна.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Что касается Шевченко, я вам точно могу сказать: начиная с 2004-го года, он свое отношение к сборной радикально изменил. Возможно в силу того, что он сейчас не играет постоянно в «Челси», как играл в «Милане». Но я склонен думать, что это связано с возрастным восприятием ситуации. Он настоящий патриот. Для него сборная очень важна, и не из-за того, чтобы кому-то что-то доказать. Для Шевченко сборная — это возможность чем-то помочь Украине. Раньше у него такого отношения не было, но оно сильно изменилось. Если Воронин нынче весь в себе, в своей карьере, то для Шевы национальная команда — главное, что осталось в футболе, для него это основная связь с Украиной. Он будет биться за свое место, поверьте мне. Он человек, для которого финансы не имеют никакого значения, в отличие от тех, для кого денежная сторона вопроса играет первостепенную роль. В этом плане Михайличенко будет легче работать с Шевченко, он может быть примером для других футболистов.

Игорь ЛИННИК:

— Насколько я помню, Шева в отборочном цикле ЧМ-2006 забил 11 или 12 мячей. Какое еще должно быть отношение к сборной? Он не ходил, не рассказывал на каждом углу, что держится за сердце, он мог приехать с плохим настроением. Но он профессионально делал свое дело. Шевченко — форвард, который забивает голы. Он не признается в любви ни к тренеру, ни к народу. Он просто забивает голы. Все.

Александр ВЛАСЕНКО:

— Мы анализируем предыдущую деятельность Михайличенко как тренера и пытаемся экстраполировать на его работу в национальной сборной. Но есть один большой нюанс. В НХЛ существует правило — никогда не ставить главным второго тренера этой же команды. То есть, будучи вторым тренером в киевском «Динамо» и вдруг став главным, можно утверждать, что игроки продолжали его считать неким промежуточным звеном. Не могут они в одночасье изменить свое отношение, тем паче, если его взгляды вдруг поменялись, возникли иные требования, которых раньше не было. Поэтому, тот факт, что у него не сложилось в киевском «Динамо», можно просто забыть.

Сейчас он — человек со стороны. Блохин тоже пришел в сборную как новый человек. Он заставил говорить о себе благодаря громким заявлениям, в некоторой степени нахальству. И когда у него пошел результат, его поневоле пришлось уважать. У Михайличенко ситуация примерно такая же. Очень важно начало, первые шаги именно в отборочных матчах. Поэтому, если мы хотим, чтобы у него все получилось (а мы это хотим!), нужно в период подготовки к первому поединку квалификации максимально дать ему возможность почувствовать, что в него верят. Потом эта уверенность перейдет в конкретный результат.

Юрий МАЛЫШЕВ:

— Футбольные люди — народ суеверный. Все гипотетические неудачи до начала отборочного цикла, которые потерпит Михайличенко, будут параллельно сравниваться с Блохиным. Будут надеяться на положительный итог в официальных встречах. Поэтому, некий кредит доверия к Михайличенко уже существует. Относительно Буряка, который из помощников выбился в главные тренеры, «теория НХЛ» оправдывается. При Леониде Иосифовиче сборная была «ни рыба ни мясо».

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Судя по всему, дискуссия у нас прошла очень хорошо. Наступило время заканчивать. Мне кажется, еще много вопросов можно было затронуть. Мы даже не подошли к мониторингу, судя по которому пресса считает Михайличенко неподходящим тренером для национальной сборной. Резюмируя нашу сегодняшнюю встречу, могу сказать, что было бы намного интереснее, если бы здесь присутствовал сам Алексей Александрович. Поэтому, в будущем постараемся пригласить его к нам.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Формат нашей встречи позволяет делать предложения, от которых тяжело отказаться. Они могут быть направлены как на функционера Федерации футбола, так и на человека, ответственного перед болельщиками, который хочет, чтобы его услышали, поняли. Я думаю, что Михайличенко сейчас хочет этого особенно. Думаю, после возвращения из Израиля у него будет желание пообщаться с представителями СМИ. Полагаю, ему будет интересно прослушать сегодняшнюю дискуссию. Я передам ему диск с записью нашего разговора, чтобы последующее общение с ним было максимально предметным. Возможно, появится какая-то иная версия кроме тех, которые были высказаны сегодня.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Просто не хочется, чтобы это стало похожим на «ковер» для функционеров, где они должны держать ответ перед журналистами. Мы хотим найти еще одну форму общения с людьми, о которых пишем.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Если вы помните, на вопрос о том, как он собирается контактировать с представителями СМИ, Алексей Михайличенко ответил, что ждет предложений от самих журналистов. Будем считать, что это и есть одно из таких предложений, сформированное в дискуссии круглого стола. Кроме того, мы попросим просмотреть видеозапись и главу комитета по сборным Владимира Мунтяна, и самого президента Федерации — Григория Суркиса. Думаю, ему будет интересно ознакомиться с данным материалом, поскольку информационный коридор в нем выстроен без каких-либо штампов и стереотипов. Идет спокойная, профессиональная дискуссия, в которой не надо никому ничего доказывать, нужно высказать свою точку зрения и иногда просто защитить свои взгляды. Резюмируя сказанное ранее, считаю, что общение в такой атмосфере принесет каждому из здесь присутствующих только пользу. Я в этом убежден.

Николай ВАСИЛЬКОВ:

— Вероятно, мы попытаемся пригласить Михайличенко для участия в нашей дискуссии после товарищеского матча национальной сборной на Кипре.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— В любом случае это будет согласовано с самим Алексеем, дабы встреча не ломала его уже сверстанные планы. Но в том, что она состоится — я уверен, поскольку у меня был с ним предварительный разговор на предмет того, как он собирается строить общение с прессой. Отмечу, что он всецело доверяет той логике и информационной политике, которую проводит ФФУ. В том числе и планам, озвученным ее президентом Григорием Суркисом о расширении и поиске новых форматов получения информации, о внедрении СМИ в начало каких-либо проектов с целью наблюдения их в развитии и т.д.

Мы откровенно в этом заинтересованы. Для того чтобы люди больше не питались догадками и вымыслами, чтобы принцип «на безрыбье и рак рыба» как можно меньше доминировал в наших отношениях и в ретрансляции нашей деятельности в средствах массовой информации. Поэтому, думаю, Михайличенко найдет время посетить наше собрание. Я беру на себя такое обязательство.

Но это отнюдь не сужает диапазон наших интересов. Поэтому прошу не формализовать сегодняшнее заседание. Хочется, чтобы все проявляли инициативу, могли самостоятельно предложить тему. В наших отношениях не должна присутствовать бюрократия. Для нас главное — результат, который будет достигнут вследствие нашего общения. Возможно, у кого-то из вас уже есть какие-то креативные мысли, которые не присутствуют ни в моей голове, ни в голове у моих коллег с которыми я ежедневно работаю. Наверное, в силу того, что мы где-то тоже ходим по кругу. Предложите возможность разомкнуть этот круг, сделать его более широким. С радостью обсудим.

Я все это говорю к тому, чтобы тема следующего и последующих заседаний «Футбольного пресс-клуба», который, будем считать, сегодня был торжественно открыт, формулировалась по инициативе участников. У нас нет ограничений по персоналиям, которых мы можем пригласить на заседание клуба. Если возникнет необходимость попросить Олега Блохина на денек приехать к нам из Москвы — мы его пригласим. Если, для того, чтобы удовлетворили наше любопытство, нужно будет выйти на Липпи или кого-то еще — пожалуйста. Захотим узнать у Капелло, почему он отказался от предложения Григория Суркиса возглавить сборную Украины — пригласим и его.

Откровенно говоря, нам хочется, чтобы уровень нашего клуба соответствовал тем амбициям, которые помогут расширить нашу деятельность, сделать ее более прозрачной и понятной.

+++

23.08.2011, 16:52
23.08.2011, 16:52
67933 0
S.Vasiliev
Автор:
(S.Vasiliev)
Статус:
Читатель (15 комментариев)
Подписчиков:
31
Медали:
Топ-матчи
Чемпионат Испании Барселона Малага 2 : 0 Закончился
Вильярреал Лас-Пальмас - : - 22 октября 13:00
Чемпионат Италии Кьево Верона - : - 22 октября 13:30
Чемпионат Украины Сталь Черноморец - : - 22 октября 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть