Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Футбольный пресс-клуб. Архив. 26.02.2008

2011-08-24 12:00 Новый клуб Михайличенко. «ПРЕССИНГ» Во вторник, 26 февраля, в Доме футбола состоялось второе заседание «Футбольного пресс-клуба», ...

Новый клуб Михайличенко.

«ПРЕССИНГ»

Во вторник, 26 февраля, в Доме футбола состоялось второе заседание «Футбольного пресс-клуба», в котором, помимо представителей СМИ, принял участие и главный тренер национальной сборной Украины Алексей Михайличенко. Основной темой для дискуссии стал первый поединок «сине-желтой» дружины под командованием нового наставника с Кипром.

Высказать свое мнение на собрании своеобразного «круглого стола» выразили желание многие отечественные журналисты: Сергей Васильев, Игорь Линник, Юрий Малышев, Богдан Буга (все — информационно-аналитический отдел ФФУ), Алексей Семененко («Киевские ведомости»), Артем Франков («Футбол»), Игорь Мирошниченко (телеканал ICTV), Юрий Сай («Факты»), Александр Гливинский (программа «Про Футбол»), Семен Случевский (телекомпания «Гол»), Валентин Щербачев (телекомпания ВУСА), Геннадий Мороз (телеканал «Тонис»), Алексей Маргиев (телеканал «Новый канал»), Владимир Крамар («100% «Динамо»), Игорь Цыганык (телеканал «Мегаспорт»), Константин Андриюк (телеканал «1+1»), Игорь Черемис («Главред»), Анатолий Яворский («СпортОбоз») и мэтры журналистского цеха Валерий Мирский и Александр Липенко.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я очень рад вас всех здесь видеть. Спасибо за то внимание, которое вы уделяете национальной сборной. Признаюсь, не ожидал увидеть сегодня такое большое количество журналистов. Прежде всего, мне бы хотелось, послушать вас. Мне было очень интересно ознакомиться с записью первого заседания «Футбольного пресс-клуба», и, думаю, что второе будет не менее познавательным. Давайте, сначала определим тему нашей сегодняшней дискуссии.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— На прошлом заседании мы обсудили целый ряд вопросов связанных с перспективами назначения нового главного тренера сборной Украины Алексея Михайличенко, высказали самые разные оценочные суждения, в которых попытались быть максимально объективными. Каждый высказывал свою профессиональную, экспертную позицию. Этот обмен мнениями дал повод Алексею Михайличенко проанализировать сказанное со своей точки зрения, взглянуть на замечания, пожелания, реплики, тезисы, которые были озвучены в прошлый раз. Возможность высказаться мы предоставим ему во второй части заседания, а сейчас, предлагаю обменяться мнениями по поводу первой игры национальной команды под руководством Михайличенко с командой Кипра.

Артем ФРАНКОВ:
— Моя личная позиция такова: всерьез к этому матчу нельзя относиться ни под каким соусом. Я достаточно времени посвятил для убеждения в этом читателей и в интернете, и на страницах своего издания. Почему? Снова начался вопль: «Что творится? Украина вничью с Кипром играет. Какой позор. Михайличенко доказал, что он ничего не может». Но это же бред! Например, украинцы в феврале сыграли с Ливией с таким же счетом 1:1. А киприоты все-таки посильнее ливийцев будут. И вообще, на результаты товарищеских матчей нельзя обращать внимания. Можно делать выводы только по отдельным игрокам. Более того, чтобы их делать, нужно находиться внутри коллектива. Ведь Алексей Александрович дает начальную установку, задачи, и уже по мере их выполнения делает свою оценку. А для журналистов, болельщиков это ловушка — пытаться оценивать что-то по чисто внешнему впечатлению, к тому же по телевизору. Образно говоря, за действиями отдельного игрока на поле наблюдать по телекартинке. Это все фуфло. Не надо делать лишних оценок и слишком глубоких выводов на явно недостаточном материале. Я говорю это для затравки и просил бы Алексея высказать свои суждения по этому поводу. Объяснить мне и присутствующим, в чем мы заблуждаемся. Или может что-то за последнее время произошло хорошего в жизни сборной. Прогрессивного и радостного...

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Я не совсем согласен с мнением Артема. Мы не можем запретить людям делать свои выводы. Хотим мы этого или нет, болельщики будут оценивать выступление команды сразу же после матча. Объяснить им, что это просто товарищеская игра, что у наставника было всего два дня, чтобы собрать всех футболистов вместе — нереально. Поклонники сборной смотрят поединок. Им не нравится игра, и они говорят об этом. Это их право. Задание же тренера — отсекать нежелательные эмоции, которые могут помешать его работе с командой. С другой стороны, конечно, профессиональные журналисты не могут оценивать работу коуча всего по одной игре.

Мы проанализировали: сборная Украины в феврале никогда ярко не играла, даже эпизодически. Так на что мы надеялись? На суперигру в исполнении «сине-желтых»? Если опереться на материалы СМИ, журналисты, которые занимаются профессионально футбольной тематикой, к подобному результату отнеслись с пониманием и лейтмотив их материалов был один: оценивать работу тренера и потенциал этой сборной по одному матчу с Кипром невозможно. Другое дело, на мой взгляд, может действительно неразумно проводить товарищеские матчи в феврале, поскольку в это время у нас абсолютно другая команда, игроки которой находятся в разном психологическом и физическом состоянии. В такой себе зимней полуспячке. Есть ли смысл в подобных поединках? Ведь кроме всего прочего, мы обновляем статистику, получаем игровую практику, которая, в принципе, в дальнейшем может негативно сказываться?

Артем ФРАНКОВ:
— Я считаю, что играть надо обязательно. Люди должны видеть сборную. И чем чаще они будут ее видеть — тем лучше. На мой взгляд, игра — лучший способ подготовки.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Но, Артем, если болельщики будут видеть такую разобранную команду, то их отношение к сборной может охладеть. Многие воспринимают все за чистую монету — если это национальная сборная, то она должна играть классно. А объяснить людям, что в феврале футболисты играть классно не могут, очень сложно.

Артем ФРАНКОВ:
— Но мы в июне можем запросто «попасть» какой-нибудь Франции или Англии со счетом 0:3 и это будет страшнее, чем 1:1 с Кипром. Тогда у нас не будет уважительных причин, чтобы оправдываться.

Юрий САЙ:
— Первым матчем под руководством Михайличенко мог стать поединок с сербами в конце марта. А так уже есть спарринг с Кипром. Думаю, и Алексей Александрович, и мы, что-то для себя из него уже вынесли. Я не согласен с Артемом в том, что не нужно обращать внимания на результат товарищеских игр. Не надо забывать, что он сказывается на рейтинге сборной. То есть, напрямую влияет, в какой корзине окажется наша команда при очередной жеребьевке. Каждая игра национальной сборной — это игра НАЦИОНАЛЬНОЙ СБОРНОЙ, и футболисты должны осознавать, что они защищают честь всей страны. Мне понравилось стремление Михайличенко донести до умов своих подопечных, что они представляют свою державу, людей, которые их потом критикуют, не спят по ночам. И это не преувеличение. Хотя, конечно же, преувеличивать значимость товарищеских матчей нельзя, но и недооценивать тоже.

Семен СЛУЧЕВСКИЙ:

— Я рад, что у нас драматургия с первой минуты пошла так резко, но хотел бы обратить внимание коллег, (еще лучше, чтобы об этом потом сказал сам Алексей Александрович), на то, что, по моему мнению, первой задачей в дебютной игре главного тренера было знакомство с командой. Ведь со многими игроками, в том числе и именитыми, наставник пересекся впервые. Вероятно, одной из главных задач было почувствовать психологию друг друга? Более того матч был не товарищеским, а, как сказал сам Михайличенко, контрольным. Поэтому во главе угла стояло внутриколлективное знакомство, установление психологического контакта между игроками и наставником.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Алексей Александрович скажите, пожалуйста, почему на матч национальной сборной, который проходил в феврале, нельзя было пригласить исполнителей, играющих в европейских чемпионатах? Например, в Голландии или Бельгии, просмотреть тех, кто находится сейчас в оптимальной форме. А вы выбрали лишь игроков, которые готовится к сезону. Я удивился этому, ведь матч был товарищеским. Мы все понимаем, что очень сложно ожидать результата от первого поединка, но, наверное, можно было посмотреть футболистов. Или у вас не было таких мыслей?

Артем ФРАНКОВ:

— На самом деле это действительно вопросы, требующие разъяснения. У тренера своя логика. Например, мне кажется, что если Ящук и Серебренников вместе со своим «Серклем» пребывают на третьем месте в чемпионате Бельгии, то они автоматом должны привлекать внимание. Это довольно-таки приличный уровень. А игрок «Динамо-2», никогда не появлявшийся в первой команде, соответственно никак и не засветится. Конечно, тренеру виднее, но, на мой взгляд, следует разъяснять, почему одних он приглашает в сборную, а других нет. Журналистам это не понятно, не говоря уже о болельщиках.

Александр ЛИПЕНКО:

— Я смотрел телевизионную картинку этого матча и, как мне довелось прочитать в некоторых средствах массовой информации, «фуфла» я там не увидел. Мне казалось, что наша сборная контролировала ход матча, и если так необходимо было бы добиться победы, она бы выиграла. Так что, я думаю, не стоит, начиная с первого матча, бросать камни в огород главного тренера.

Валентин ЩЕРБАЧОВ:

— Я смотрел этот поединок в селе в Прикарпатье и хочу сказать, что для народа это действительно было нужно. Всем понравилась трансляция, понравился сам матч. Люди увидели сборную. Я считаю, что в каком бы состоянии не пребывала команда, играть матчи нужно, иначе не будет продвижения вперед. Да, игра была не самая незрелищная. Но люди соскучились по футболу и смотрели ее с удовольствием, причем, как простые селяне, так и профессиональные спортсмены. Мое мнение: есть спарринг-партнеры — нужно играть.

Александр ЛИПЕНКО:

— Меня лично, да и не только меня, удивило то, что этот матч не вызвал интереса на Кипре. Ведь не каждый день туда приезжает команда, которая входит в восьмерку лучших сборных мира. Трибуны были практически пусты, и, возможно, это тоже сказалось на игре наших сборников. Если понаблюдать за игроками, то увидим, что первым делом, выходя на поле, они бросают взгляд на трибуны, ведь играют они для зрителей. Если они видят пустой стадион, естественно, это повлияет на их самоотдачу.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

— Что касается интереса к сборной на Кипре, то там одновременно еще играли турнир Чехия, Словакия, Греция и Финляндия. Все дело в том, что к сборной Греции у киприотов не меньший интерес, чем к своей национальной команде. Относительно игроков, мне кажется, что нужно обращать внимание не только на футболистов, выступающих за рубежом, но и на тех, кто играет в Украине. Тем не менее, поддержу своих коллег — было бы интересно увидеть наших «бельгийцев» или того же Евгения Левченко. Кстати, Алексей Александрович, мне хотелось бы услышать ваши рассуждения по поводу последнего. Считаете ли вы, что он соответствует уровню сборной команды страны. Также хочу добавить, что мы всего лишь снова увидели сборную. Не новую команду, а тот же коллектив, только с другим тренером. Ничего не поменялось, и вряд ли могли произойти какие-либо изменения. Я лично не надеялся, что мы увидим новый коллектив. Где взять столько исполнителей, чтобы сразу сколотить другую команду? Может в Бразилии и можно — я не знаю. Считаю, что это рабочий процесс, и он, с одной стороны, начался, а с другой, продолжается. Сборная закончила один цикл, начала другой, костяк ее остался тот же.

Богдан БУГА:

— Огромное внимание и журналистов, и болельщиков было привязано именно к персоне Михайличенко. Это естественно, потому что был его первый матч на новом посту. Но давайте разберемся: насколько мы можем судить о именно работе тренера по его первой встрече, да еще и учитывая то обстоятельство, что наставник буквально за день до игры познакомился с командой? Я знаю, что тут сидят многие главные редактора. Они знают насколько тяжело сделать первый номер журнала или газеты, досконально не зная возможностей коллектива. Поэтому, я считаю, мы не можем в полной мере делать выводы о проделанной Михайличенко работе. Были какие-то моменты, но, в основном, команда играла «с чистого листа», и, как по мне, влияние тренера на игру — на этом этапе его работы — было минимальным. Дальше оно, влияние, будет только усиливаться. Со временем игра команды будет все больше и больше зависеть от проделанной тренером работы. А с Кипром было только начало, и я считаю, судить о том, что именно наставнику удалось, а что нет, было бы неправильно.

Игорь ЛИННИК:

— В кипрском матче сборной было видно, что новый тренер пришел не на пустое место, и у него нет необходимости всю работу начинать с нуля, в отличие от того же Блохина. Заметно, что у этой команды есть скелет, который можно улучшать. Меня немного огорчает проблема, которая присуща нашей сборной и не связана с приходом Алексея Александровича. В матче с Кипром она, на мой взгляд, снова вылезла наружу. Я говорю о ведении игры. Мы организовываем позиционную атаку, владеем мячом, пытаемся его подолгу разыгрывать, но делаем это через наших центральных защитников, которые уже неоднократно показывали, что у них не совсем те скорости, которые нынче присущи современному футболу. Принятие игроками решений также не соответствует тому, которое требует игра на уровне команд Англии или Хорватии. Впрочем, в матчах с ними это вряд ли проявится, поскольку больше придется действовать на контратаках. А вот с таким сборными как Белоруссия или Казахстан у нас могут возникнуть проблемы при позиционных атаках. Я думаю, у главного тренера есть свое видение на этот счет, но он сейчас не станет открывать все карты. Тем не менее, проблема существует уже давным-давно, и ее серьезной команде необходимо решать.

Юрий САЙ:

— Наша беда в том, что у нас нет одновременно мастеровитых и скоростных центральных защитников. Посмотрите, тот же Чигринский, Русол, Кучер — они без скорости. Хочу сказать о другом: восприятие игры с Кипром усугубила ужаснейшая телекартинка. Имеется в виду качество. Такой трансляции я не видел, наверное, лет пять. Как можно показывать 72 раза тренера Кипра и ни разу не показать тренера гостей?! Потом, после игры я узнаю, что, оказывается, в составе нашей сборной произошла куча замен! Кто-то видел все замены, которые у нас проводились? Смотрели непонятно что. Плюс пустые трибуны, плюс февраль. Вот это все накопилось. Другое дело, что сами ребята должны подходить с большей ответственностью к любой товарищеской игре.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

— Я, будучи очевидцем, хочу сказать, что на самом деле все выглядело как нормальная контрольная игра. Да, болельщиков было мало, но на сборах их вообще может не быть. Что касается скорости, техники игроков, мне кажется, это глобальная проблема всего нашего футбола. Как может тренер за короткий промежуток времени решить эту проблему, если она существует у футболиста в клубе? Мое мнение таково: современные стандарты футболиста присущи лишь единицам, играющим за рубежом. Трудно требовать от футболиста, который приезжает в сборную, чего-то большего, чем то, что он может в своем клубе.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Я хотел бы вернуться к словам Игоря Линника. Он сказал, что когда пришел Блохин, ему пришлось многое менять. Я не совсем согласен, потому, что те лидеры, которые были таковыми при Блохине, вызывались в сборную и Буряком, и до этого Лобановским. По поводу игры на Кипре, у меня сложилось такое впечатление, что у нас на поле нет человека, которому верят остальные десять футболистов. Думаю, у команды должен быть вожак, который может в ключевой момент отдать нестандартный пас, повлечь за собой партнеров. У нас все одиннадцать игроков приблизительно одинакового уровня. Когда Шевченко пребывал в хорошей форме, было заметно, что в ключевой момент ему можно отдать пас, он сохранит мяч, пробьет, возьмет инициативу на себя. Сейчас такого игрока не видно.

Богдан БУГА:

— Может, невежливо будет отвечать за Алексея Александровича, но я не одно интервью делал с ним и он как-то разговоре произнес, что хочет, чтобы в его команде было несколько лидеров. Я с этим согласен. Если такой человек всего один, то как тогда действовать команде, если его по каким-либо причинам не будет на поле? Или же у него не пойдет? «Собаку» на него «повесят» в конце концов и выключат из игры? Доверять только одному лидеру, молится на него — не выход.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Я имел ввиду другое: великие футболисты познаются в больших матчах. И хотя идет командная игра, возникают эпизоды, когда понимаешь, что этот человек может сыграть нестандартно, по-новому, воспринять игру на интуитивном уровне. Вот мы вроде бы все делаем правильно: атакуем, играем в пас, если ошибаемся, отбираем мяч, но изюминки нет. И это не проблема нынешней сборной, это было и до прихода Алексея Александровича.

Александр ЛИПЕНКО:

— Мне кажется, Алексей смотрит на этот зал и думает, какими тренерскими талантами наша земля богата. Вот сидят здесь 20 тренеров, и каждый его немножко поучает, как нужно играть. Я понимаю, коллеги, не обижайтесь, вы высказываете свое мнение, но давайте будем толерантнее.

Игорь ЛИННИК:

— Но мы ведь ради этого и собрались.

Артем ФРАНКОВ:

— Если бы такой «круглый стол» проходил где-нибудь в Италии, то все это звучало бы намного жестче.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— Уважаемые коллеги, напоминаю, что на «территории» нашего «Футбольного пресс-клуба» можно говорить все, что угодно, но при этом не ругаться матом, оскорблять друг друга. Поэтому, если есть желание высказать все, что не было высказано сразу после матча и после приезда нашей сборной, запросто можно сделать это прямо сейчас. Тем более, после прошло определенное время, все видится несколько иначе, нежели сразу после спарринга с киприотами. Я думаю, что Алексею Александровичу важны именно «выстраданные», высказанные и сконцентрированные экспертные оценки. Понятно, что первый блин выпекает каждый, но он делает это публично. Очень важно понимать, какой рецепт должен быть у второго, третьего, пятого блинов.

Игорь ЛИННИК:

— Александр Анатольевич (Липенко), я хотел бы с вами не согласиться. Все, что мы здесь высказываем, этими же мыслями живут люди, которые ходят на стадионы или сидят перед телевизорами. Мы просто концентрируем эти мысли, отражаем спектр мнений. Тренеру важно уловить этот спектр, не для того, чтобы меняться, а для видения и понимания складывающейся объективной картины, знания площадки, на которой ему предстоит работать. Он просто должен понимает, в какой среде находится. Поэтому, мне кажется, это разумный процесс. К тому же здесь не звучат мысли, направленные на то, чтобы кого-то обидеть. Идет открытый обмен мнениями. Если этого не делать, то тогда нет смысла вообще собираться.

Я бы хотел вернуться к дискуссии о том, нужны ли февральские товарищеские матчи или нет. Футбол такая игра, которая постоянно на виду. Если отдать в печать любую статью, находящуюся еще в процессе разработки, она может показаться интересной, но ведь может быть и глупой. Читатели видят наши законченные мысли, сюжеты. Если же увидеть материал в процессе создания, то можно за голову взяться с восклицанием «Кошмар!». Точно также, мне кажется, и здесь. Товарищеские матчи — это тот же элемент рабочего процесса, который сфотографирован на какой-то отдельной стадии — элементарный срез. Для тренера, наверное, он является толчковым моментом к переходу на другую стадию. Внимательному зрителю такие матчи тоже полезны. Он представляет себе, на что можно рассчитывать. Конечно, есть люди, для которых важен только счет на табло или, к примеру, количество фланговых атак. И это их право воспринимать футбол таким. Но они должны понимать, что на суперзрелище в данном конкретном матче рассчитывать не стоит.

Артем ФРАНКОВ:

— Как говорил мужик, изнасиловавший 4-х летнюю девочку: «Лучше уж я, чем какой-нибудь подлец». Поэтому, пусть даже мы тут выскажемся в грубой форме, но лишь бы это пошло на пользу. Тем более тренер сборной — не 4-х летняя девочка и, я думаю, он сумеет отфильтровать все, что было сказано.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

— После эстетского замечания Артема Франкова, я предлагаю первую волну обсуждения закончить и предоставить слово Алексею Михайличенко. У него уже накопилось достаточно эмоций, чтобы произвести анализ высказанных только что оценочных суждений.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Они у меня были и до этого. После услышанного, мне уже и добавить нечего... (смеется). Нет, на самом деле все интересно. Конечно, если я пропустил какой-то вопрос, вы мне напомните, я на него отвечу. Мнений действительно прозвучало много — я даже устал записывать основные тезисы. Буду не прав, если я скажу, что я подходил к первой игре с Кипром чисто теоретически. Естественно, мне очень хотелось победить. Но, это что касается сердца, эмоций. На деле я прекрасно понимал, какие задачи должен поставить перед командой, с какой стороны посмотреть на ребят, прочувствовать их отношение не только к себе и тренерскому штабу, но и, самое главное, понять их настрой на предстоящий отборочный цикл. Без сомнений, в данном контексте матч с Кипром очень важен и необходим. С учетом того, что мы провели поединок в феврале, игра, показанная футболистами, была на достойном уровне. Я объясню почему. По многим причинам она не отличалась от какой-либо конкретной контрольной игры, которая проходит в это время. Здесь нужно учитывать психологию — многие приехали после тяжелейших сборов, три дня пробыли дома без тренировок, без нагрузок. Футболисты «Днепра» накануне сыграли спарринг. Пустые трибуны, дождь, одни и те же поля. Для многих, в психологическом плане это было тяжело, накопилась усталость, что мы и увидели.

Не смогли мы провести и полноценную селекцию. У нас имелся расширенный список кандидатов, в котором фигурировали и Шевченко, и Воронин, и Левченко. Мы собирались их вызывать, но по определенным причинам они приехать не смогли. Мы два или три раза корректировали список, дополняя его, меняя футболистов. Информацию по кандидатам черпали из контрольных игр, не более. Мы не имели полной картины по состоянию сборников, поскольку, как правило, на сборах ребята играют по одному тайму. О футбольной составляющей думать не приходилось, скорее учитывали физическое состояние. Данные собирали на сборах «Днепра» и на Кубке Первого канала, разговаривали с Луческу, Маркевичем, звонили Левченко. Женя сам сказал, что еще не готов, только начинает играть. Мы договорились, как только он наберет форму, мы обязательно приедем, посмотрим, и если он покажет тот уровень, который нас устраивает, постараемся его задействовать.

В итоге, нам удалось собрать футболистов, основываясь, в основном, на общении с клубными тренерами. Тем не менее, тот расширенный список, который у нас был изначально, мы не собираемся выбрасывать. Наоборот, дай Бог, чтобы он расширялся, создавалась конкуренция. Для меня самым важным было познакомить команду с нашим видением, идеями. Мне было приятно, что за те два дня, которые команда провела вместе, не было обособленности. Даже, несмотря на присутствие новых футболистов. Ребята тепло прощались, каждый говорил «до встречи, скоро обязательно увидимся». И я почувствовал их заинтересованность, веру в то, что мы вместе сможем решить поставленные задачи. Это главное. Поэтому повторюсь — игра с Кипром была нужна, прежде всего, в психологическом плане.

По игре, я бы попросил вас давать не целостные оценки, не просто говорить, что она была неважной и серой, а называть причины, по которым она получилась такой. Я, в первую очередь, смотрю на вас как на коллег, футбольных специалистов, а не как на спортивных журналистов. Вы говорили про легионеров. Я по всем ответил. Кто еще, Серебренников? Я дал информацию по Левченко, с которым у нас был разговор. Калиниченко, как вы знаете, травмирован. С возобновлением чемпионата у нас появится более правдивая информация об игроках, выступающих в Украине. Сейчас же собрать ее довольно тяжело — на сборах наставники экспериментируют с составом, просматривают потенциальных новичков, предлагают совершенно иные нагрузки. Тем не менее, я согласен с вами — костяк у сборной действительно есть. И лидером этой команды мне видится Анатолий Тимощук.

Да, в матче с киприотами у нас не все получалось, но я прекрасно понимаю, что многие ошибки были вызваны сегодняшним физическим состоянием игроков. С другой стороны, ребята проявили характер, заметно добавили во втором тайме. Наверное, завелись, почувствовав «укус» со стороны соперника. С другой стороны нам предстоит понять, почему это произошло при счете 0:1, а не при 0:0. Разобраться в этом не менее важно.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Алексей, мы так и не поняли, какая ситуацию с кандидатурой Серебреникова. На какое-то время мы вообще про него забыли, а сейчас он в «Серкль-Брюге» хорошо играет и забивает. В какой он форме сейчас?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Мы обязательно поедем и понаблюдаем за ним в деле. Я довольно хорошо знаком с этим футболистом, работал с ним, будучи еще помощником Валерия Лобановского, знаю его потенциал. У тех молодых ребят, которых я привлек в сборную, я тоже вижу потенциал. Тем не менее, все будет зависеть только от них самих. Национальная команда — это не «молодежка». Здесь не будет игроков, которые выступают за дубли своих клубов или вторые команды. Но мне все-таки хотелось посмотреть их, дать им почувствовать атмосферу этой сборной играя рядом с Тимощуком, Воробьем, Гусевым, Русолом, ощутить груз иных, более сложных задач.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— На самом деле, думаю, коллеги меня поддержат, мы не настаиваем на приглашении Серебренникова. Мы понимаем, что уровень «Серкль Брюгге» уж никак не выше «Шахтера» и «Динамо», но нам интересна новизна. У нас нет возможности следить за бельгийским чемпионатом. Но, возможно, Сергей изменился, прогрессирует?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Абсолютно с вами согласен. В беседе с Серебренниковым я объяснил, что мы обязательно приедем и посмотрим его в игре. В настоящий момент такой возможности не было по определенным причинам. Скажу честно, перед матчем с Кипром в расширенном списке кандидатов Сергей не значился. Может это мой просчет, стереотип. В этой связи я возлагаю надежды на своих помощников, особенно на Вадика Евтушенко, которые могут посмотреть на футболистов по-иному.

Игорь ЦЫГАНЫК:
— Алексей Александрович, вы говорили, что для вас главным было показать футболистам позицию тренерского штаба. А какая она? И как вам работалось в первый раз с новыми помощниками?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Вероятно, я неправильно высказался, но главным было не показать, а дать почувствовать игрокам наше стремление к тем задачам, которые мы перед собой ставим. Было важно понять: игрок приезжает в сборную по инерции, со злобой на всех за провал в предыдущем отборочном цикле или он настроен идти дальше, завоевывать новые вершины.

Игорь ЦЫГАНЫК:
— На данный момент ни Шевченко, ни Воронин не играют в «основе» своих клубов. И неизвестно — попадут ли туда в дальнейшем. Как решать возникшую проблему? Ведь, вы много раз говорилось о том, что в сборной должны выступать игроки основного состава клубов.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— В этом есть определенная проблема. Футболисту, как бы хорошо он ни тренировался, невозможно заменить игровую практику, тот адреналин, скорости, ответственность, которые присутствуют в официальных матчах. Но, если приезжая на сбор, игроки будут показывать соответствующую форму, желание, стремление, мастерство и будут конкурентоспособны, решение по ним будет приниматься на месте. Я не могу сейчас сказать, каков вердикт может быть в той или иной ситуации.

Александр ЛИПЕНКО:
— Понятно, что ваша главная задача хорошо выступить в этом отборочном цикле. Но вы так же думаете и о команде образца 2012 года? Так неужели игрок, которому уже 33 года, может вызывать у вас большой интерес. Или я чего-то не понимаю?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Проверить его возможности все равно надо. Если мы следим за Ребровым, то почему не можем посмотреть и на Серебренникова? Я никого не исключаю.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Я не согласен с коллегой на тот счет, что если игрок не играет в клубе, то он не может быть полезным национальной команде. В нашем распоряжении нет такого потенциала, количества звезд, лидеров, которые могли бы всегда помочь сборной. На примере Шевченко, который не попадал в состав «Челси», мы видим, что через матчи в сине-желтой футболке он заслужил право играть и в составе лондонцев. К сожалению, травма вновь выбила его из колеи. Но я точно знаю, Андрей стремился в сборную и хотел доказать, что может играть. На мой взгляд, он имеет право играть в главной команде страны. Посмотрите, в отечественном чемпионате легионеров так много, что украинцам не хватает места в «основе». Так кто тогда будет играть?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Такой парадокс я заметил еще по работе с молодежной командой. То есть, футболист заслуживал место в составе клуба, играя в сборной, а не наоборот. К сожалению, мы никуда не можем деться от этого. Вы оба правы. Не бывает ситуаций, когда есть только белое и черное. Необходимо находить золотую середину — подходить к каждому случаю отдельно.

Игорь ЦЫГАНЫК:
— Алексей Александрович, я ожидал, что с вашим приходом в команде появятся фамилии тех футболистов, которые не только выступают в основных составах «Динамо» и «Шахтера», но играют ведущие роли в других коллективах. Например, Яценко, Ярмаш, Годин. Но их мы их не увидели. Вы сознательно на это шли?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Я вызвал людей, которых хотел попробовать на определенных позициях. Естественно, мы наблюдаем за назваными исполнителями, к тому же я знаю, что они из себя представляют. Мы и не ограничиваем круг кандидатов, он достаточно обширен. Сейчас важно основываться не на двухгодичных реалиях, а жить сегодняшним днем.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:
— У Шевченко в сборной Блохина был особый статус — он был больше чем капитан. Вы предусматриваете такой ранг для него? Или он должен быть как все?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Начнем с того, что лидер в команде обязан быть. Но я не понимаю такого лидера, которому главный тренер должен предоставлять какой-то особый статус. Шевченко имеет авторитет среди ребят, Андрей лидер во многих отношениях, к нему прислушиваются больше чем к кому-либо. Это и есть то своеобразное возвышение. Но не более...

Артем ФРАНКОВ:
— Мы опасаемся, что в сборной может завестись игрок, который, приехав на сбор, захочет, к примеру, решить свои личные дела и скажет при этом: «Слышишь, тренер, ну я поехал. Мне надо».

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Такого точно не будет. На мой взгляд, дисциплина должна быть на первом месте. С нее начинается весь футбол, любая проигранная игра, ошибки одного игрока или ряда футболистов. То есть они знают как, но этого не делают, а это и есть дисциплина.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:
— Просто такой игрок в сборной уже был. Не знаю как коллег, но меня, например, удивляло, что Шевченко выстроил какую-то дистанцию от партнеров. Может это со стороны так кажется, мы ведь не живем в коллективе...

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— То, что он не играл в карты с другими ребятами, еще не значит, что была дистанция. Если человек хочет быть замкнутым в себе, это абсолютно не означает, что у него другие приоритеты. Точно могу сказать, что у Андрея не было никаких преференций.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— По большому счету, я с Шевченко еще не работал, но по моему большому убеждению человек с которым мало общаются, который обособленно ведет себя в быту, никогда не будет лидером на поле. Эти вещи взаимосвязаны. Впрочем, я могу и ошибаться.

Игорь ЛИННИК:

— Хочу сказать тем ребятам, кто не был на премьерном пресс-клубе, что тогда тоже временами завязывалась подобная интересная и жаркая дискуссия. Если не ошибаюсь, Игорь Мирошниченко говорил о Воронине, который играет по-разному в сборной и в клубе. Буквально через несколько дней агент нападающего Головаш на страницах одной из газет заявил, что журналисты ошибаются, и, на самом деле, он одинаково относится к своим обязанностям, где бы ни играл. Это говорит о том, что футболисты пытаются отслеживать информацию о своей игре. Если у них возникает какое-то внутреннее сопротивление, пусть и выраженное через агентов, значит, их это беспокоит и это им небезразлично. Даже на таком маленьком примере мы видим, что наш пресс-клуб не является бесполезным занятием. Более того, на мой взгляд, тренер сегодня уже рассказал немало интересных вещей, о которых, например, на предматчевой пресс-конференции может было бы и нелепо говорить. Эта информация не только располагает нас к нему, но и мы, зная о его суждениях, можем быть уже не столь категоричны. Болельщики тоже могут быть настроены позитивно. Я говорю о полезности такого формата работы. Возможно, когда оглашается состав сборной, имеет смысл наставнику делиться своими суждениями на предмет того, почему вызван один игрок и проигнорирован другой. Ведь у каждого из нас свои прибамбасы. Один любит Реброва, другому нравится Шевченко, третий в восторге от Тимощука. У тренера же появляется возможность в спокойной, не прессинговой атмосфере донести информацию до народа.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Мнение многих читателей формируется под влиянием СМИ. Как правило, после каждой игры у человека складывается несколько мнений о том, что он увидел. Когда же он на следующий день знакомится с анализом матча, его точка зрения на 90% становится идентичной прочитанному или услышанному. Поэтому я и говорил, что хотел бы смотреть на вас не как на журналистов, а как на футбольных аналитиков. Это намного сложнее и ответственнее. Естественно, в статье должны быть эмоции, какие-то личные взгляды, выводы. Но, вместе с тем, вы доносите до болельщиков субъективное мнение, свое видение игры, и, как по мне, оно должно быть более ответственным. Ведь все равно читатель очень многое черпает от вас, от этого зависит его настроение. Если он прочитает, что тренер никакой, а футболистов вообще нет, то и игру он будет воспринимать также. Я считаю, что аналитика в большом объеме должна присутствовать в журналистике, особенно в футбольной. Она довольно-таки скрупулезная и очень важна.

Игорь ЛИННИК:

— Но аналитика основывается на информации.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Да на информации, но вы же понимаете, что такое в журналистике тема, если можно так сказать, зафутбольная, которая описывается общими словами, но не подтверждена анализом. Матч могут назвать плохим, незрелищным или, наоборот, хорошим и ярким, но при этом не приводят аргументы, не называют причины, почему он получился таким. Если же будет проводиться достойный анализ, то такой материал будет полезен даже мне, поскольку я сам могу чего-то не увидеть, чего-то не понять. Я сейчас высказываю свою точку зрения, которую мне интересно сопоставить с вашими размышлениями и доводами. Потом можно будет разобраться, в чем неправ я или ошибаетесь вы. Идет обмен не взаимными эмоциями, а знаниями.

Игорь ЛИННИК:

— Алексей Александрович, помните мы однажды обсуждали эту тему. Вы говорили о том, что тренеров в нашей стране уже стали готовить. Профессиональных журналистов же, в частности футбольных, никто не подготавливает. Мы растем как дикие цветы, соответственно, такие наши встречи — это тоже своего рода мотивация для того, чтобы человек внутренне рос над собой.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Поверьте, я прекрасно понимаю, с чем вы сталкиваетесь. Но журналистика ведь тоже бывает разная. Экономическая, историческая, финансовая, политическая. Если брать журналистику спортивную, то она опять-таки разносторонняя. Мне нравятся и другие виды спорта, но при этом я смотрю баскетбол, гимнастику, бокс, тяжелую атлетику как любитель, а не как профессионал. Я знаю, что вам бывает тяжело. Но я ни в коем случае не учу вас и лишь хочу чтобы мы учились и поднимались все вместе. Ведь мне самому приходится изучать новые методы работы, тренировок, психологии.

Александр ЛИПЕНКО:

— Когда вы приступили к работе, многие писали, что, мол, вам придется очень сложно, так как будет давить авторитет наших звезд, таких как Шевченко, Воронин, Тимощук. Ходят слухи, что Шевченко, например, довольно специфический человек, и когда вся команда встает, он может позволить себе еще полежать в постели. Когда же это увидели Воронин с Тимощуком, то сказали, мол, а мы что хуже. Не знаю, правда это или вымысел, но скажите, сможете ли вы быть достаточно строгим по отношению к звездами, если что-то подобное будет происходить?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Уважая каждого из футболистов, я буду стараться, чтобы все-таки была единая команда.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

— В продолжение темы, начатой Игорем Линником и продолженной Алексеем Михайличенко, хочу сказать, как относятся к публикациям игроки и тренеры. Я имел возможность присутствовать на двух сборах киевского «Динамо», и ежедневно готовил для клуба подборку прессы в размере 20-25 страниц. Утро начиналось с того, что подбегал Ребров и кричал, мол, когда будем заполнять информационный вакуум. Я делал пять, шесть экземпляров, отдельно для тренеров, массажистов, администраторов и т. д. Так вот к вечеру не было ни одного человека, который не прочитал эту подборку. Она была уже затрепанная и засаленная, но все читали и обсуждали написанное. Это к тому, что некоторые игроки в своих интервью говорят, будто даже не листают прессу. Слышал, что некоторые тренеры запрещают игрокам читать материалы, потому что там написан бред, который только негативно влияет на психологическое равновесие футболистов. Это неправда. Они, в большинстве своем, лукавят. Все читают, обсуждают, подкалывают друг друга и т. д. Алексей Александрович, мы тут говорили о том, толерантно или нет мы обсуждаем первый матч в новом сезоне, ваш дебют, игроков. Как мне кажется, главное, что вы должны вынести из сегодняшней встречи, это информацию. Как отметил Линник, на ней строится многое, если не все. Также как и ваша дальнейшая работа. Думаю, следующие мои слова тоже будут вам интересны. Опять-таки, в общении с игроками и тренерами «Динамо», не последней команды в нашей стране, естественно, затрагивалась тема личности главного тренера национальной команды, ваш дебют и т. д. Высказывались мнения, что было два тренера Михайличенко. В 2002-м, когда судьба вам подарила тяжелую и одновременно необычную ношу возглавить киевское «Динамо» после смерти Валерия Васильевича Лобановского, был один тренер, который может быть заболел звездной болезнью. А потом Михайличенко стал от нее избавляться, излечиваться. И сейчас, когда он взошел на не менее ответственное тренерское кресло, это совершенно другой человек — толерантный спокойный, уравновешенный. Он уже не увольняет как в 2002-м году водителей под настроение, или еще что-то, а уже знает, как управлять таким человеком, как Шевченко, Воронин и прочие.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Ну да, водителей, директоров (смеется). По правде, я никого никогда не увольнял.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

— Ну, мало ли. Так говорят. Вам же интересно знать, что говорят люди.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Безусловно, мне очень интересно, поэтому я и шел на эту встречу.

Алексей СЕМЕНЕНКО:

-Это не вопрос к вам. Это просто информация, о том, как воспринимают вас люди самые, что ни есть, футбольные, даже не журналисты.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Акцент был сделан правильно — читатель или зритель видит конечный результат. Они не видят создания какой-либо статьи или программы. Мне очень интересно именно само обсуждение. Не конечный итог, который каждый из нас подведет, а сам процесс.

Анатолий ЯВОРСКИЙ:

— Мне показалось, что в матче с Кипром некоторые игроки не совсем ответственно отнеслись к матчу, не сказать, что играли в пол ноги, но все же как-то халатно. Я понимаю — февраль, на фоне усталости, но, в общем-то, в клубах, мне показалось, они резвее смотрелись в этот период. Вы хорошо сказали, почему «укусило» не при счете 0:0, а только после пропущенного мяча. Вы для себя какие-то выводы уже сделали, что твориться у ребят с психологией?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Сидеть здесь и делать выводы одному нельзя. При следующей встрече мне нужно подойти и поговорить с каждым, узнать, что ему помешало, зависит ли эта причина от меня или от каких-либо других факторов. Я прекрасно понимаю, что для многих это была первая игра. На тот момент состав, состояние команды, не давали чувства уверенности. Киприоты были ловчее, быстрее думали, работали с мячом, и это вполне естественно. У них идет чемпионат, и это заметно. Мне кажется, что не стоит сейчас надумывать, нужен анализ, нормальные беседы, соответствующее восприятие. Я буду общаться с каждым конкретным игроком, пытаться выяснить, что именно ему помешало. Возможно, в своем клубе он действует по-другому, может это тактическая ошибка. Кто знает, может причиной плохой игры стала чрезмерная уверенность в себе или недооценка соперника, а может боязнь своего нынешнего состояния.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— На Кубке Первого канала присутствовали многие журналисты. На самом деле уровень игры, показанной командами, был очень и очень низкий. Да, «Динамо» обыграло «Спартак» со счетом 3:0, но с кем с кем ни приходилось общаться, все говорили, что такой слабый «Спартак» они не видели уже лет двадцать. Москвичи просто пешком ходили, готовились всего две недели. Все в восторге от финала «Динамо» — «Шахтер». Но ведь там команды показали невероятный уровень брака! Киевляне выиграли на характере, злости, везении, наконец. Но сам уровень турнира, игры на турнире очень низкий. Таково мое впечатление...

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Но если учитывать, что Кубок Первого канала проходил в конце января, как для этого времени года уровень игры был достаточно высоким. Команды тренировались всего-то две-три недели. Нужно проанализировать, почему в игре «Динамо» — «Шахтер» первый опасный момент возник только под занавес поединка, в действиях игроков наблюдалось много брака. Очевидно, футболисты еще не могли продемонстрировать те скорости, которыми они обладают. В обороне сыграть намного проще, чем в атаке. Но мне уровень турнира понравился. Киев завоевал Кубок, был хорош и Донецк, особенно в первой игре против «Бейтара». Мне очень понравилось и движение, и желание наших полпредов. Да, где-то не успевали, но при этом просматривалась командная мысль. Тому же «Спартаку» явно не хватало скорости — все это прекрасно видели. Это в Кубке УЕФА еще раз продемонстрировал «Марсель», особенно во втором тайме, когда москвичи попросту остановились. Нам же нужно обращать внимание на другое — знать причины почему «Марсель» в хорошем накате и намного все делает быстрее.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Вопрос по календарю. Он вас устаивает?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— В период с 15 по 29 марта футболистам придется провести пять матчей, включая поединок за сборную. За две недели пять игр — это перебор. Я уже сейчас представляю, в каком физическом состоянии будут находиться игроки.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Мы на прошлой нашей встрече говорили про то, что сборная Украины провела два разных цикла. Первый — прагматичный — когда мы вышли на чемпионат мира. Многим не нравилась игра в исполнении команды. Мы понимали, что она приносит результат, но все равно после матча критиковали сборную. Следующий отбор, как мне кажется, «сине-желтые» провели более ярко. Они пытались играть в атакующий футбол, который больше нравился зрителям. Тем не менее, мы, журналисты, постоянно смотрим игры и понимаем, что это не наш стиль, не те футболисты для него. Должны ли мы отсиживаться в защите и действовать на контратаках или все же обязаны играть на публику, пробовать переступить через себя и построить другую философию футбола?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Так и хочется сказать, что хотелось бы и игру веселую показать и достичь положительного результата. Но мне сейчас тяжело ответить, какой футбол мы будем показывать, поскольку играть придется с командами разного уровня. В каждом матче нужно учитывать и свои сильные стороны и соперника. Но я знаю только один футбол, который нравиться зрителю — победный.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Я не согласен с вами. У нас были случаи, когда команда завершает поединок победой, а зрители сетуют, что это случайность, что игры все равно нет, и сборной тоже. У нас зритель такой, знаете ли, притязательный.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Тогда это просто зритель, а не болельщик. Видимо, он даже не переживал за команду. Я помню, очень давно мы просматривали с Валерием Васильевичем Лобановским какой-то матч в Италии и не выключили звук. Он был до того скучным, что можно было уснуть. Но комментатор настолько красиво рассказывал, что мы, ничего не понимая, сидели полтора часа с открытыми ртами и смотрели на эту тягучую игру, закончившуюся в итоге со счетом 0:0 без единого удара по воротам. Мы с таким удовольствием посмотрели матч! А все потому, что были абсолютно другие эмоции. Если не ошибаюсь, это было в мою бытность игроком, когда мы тренировались на базе «Интера».

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

— Вы вспомнили об итальянском языке. Английским вы владеете прекрасно. Итальянский чуть-чуть призабыли?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Наоборот, мне легче разговаривать на итальянском. Английским не я владею, а он мной (смеется).

Артем ФРАНКОВ:

— Алексей Александрович, я думаю, никто не будет возражать, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. И сочетание атакующего, зрелищного футбола и результата — конечно же хорошо. В связи с этим, тренерам часто задают вопрос: «Какой ваш приоритет: победа со счетом 5:4 или 1:0?». Дело в том, что победа 5:4 означает огромное количество ошибок в обороне.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я все-таки предпочитаю 1:0. Не боюсь утверждать, что игра начинается с обороны. Не может быть уверенности в действиях форварда, если сзади бардак. Надежность игры и психологии начинается с твердости в тылах.

Александр ЛИПЕНКО:

— У меня такой вопрос. Предположим худшее: вдруг Украина возьмет через неделю и признает Косово. Тогда, естественно, матч с сербами не состоится. Вы это предполагаете? Тогда, у меня такое предложение-мечта — провести встречу, в которой звезды украинского футбола встретятся с легионерами украинского футбола. Мне кажется, этот поединок вызвал бы огромный интерес. Он бы дал ответ на многие вопросы, как то: нужны ли украинскому футболу легионеры? А для вас, как для тренера, матч стал бы шикарной проверкой.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Шикарной проверкой было бы сыграть с вами, журналистами (смеется).

Александр ЛИПЕНКО:

— Это опасно (смеется).

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я знаю. Нам же и отчеты довелось бы писать об этой игре. На самом деле, не хочется верить, что у нас возникнут какие-то проблемы с игрой 26 марта. Как правило, практически все сербы играют за границей. И бывало, в случае военных конфликтов они все равно продолжали играть. Конечно же, ваш предложенный матч очень интересный. Его скорее стоит рассматривать как выставочный, а не контрольный. Хотя, я думаю, у иностранцев мотивация к такому противостоянию вряд ли будет столь же высокой, как и у украинцев.

Семен СЛУЧЕВСКИЙ:

— Алексей Александрович, раз мы перешли от Кипра к общефилософским моментам, у меня такой вопрос. Сейчас в мировом футболе есть тенденция, и все это видят, разрастания конфликта между клубами и национальными сборными. Вот думающий знаковый тренер экстра-класса Арсен Венгер сказал следующее: «Клуб футболиста поднимает, дает ему расти, а футбол на уровне сборных, наоборот, опускает». И, например, о Гиггзе: «Если б Гиггз играл только в сборной, кто бы вообще о нем знал?». Каково ваше мнение по этому поводу?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я бы не делал такие сопоставления. Возможно это громкие слова, но матч национальной сборной — это матч, в котором за тебя болеют не только фанаты, например, «Динамо» или «Шахтера», а вся страна. Я понимаю, что сейчас в клубном футболе много интересных и важных игр, присутствует такой «супермаркет» как Лига чемпионов. Но мне кажется, что сборная всегда должна стоять отдельно. Пускай это избитая фраза, но не все измеряется материальными благами.

Игорь ЛИННИК:

— Алексей Александрович, я помню, как вы, будучи тренером киевского «Динамо», неоднократно напоминали о том, что для клубного тренера футбол — это процесс. В нем если оступился, то можно наверстать упущенное. Понятно, что официальные матчи сборной — это более короткий график, и здесь вес каждого очка более ощутим. Если клубный тренер может себе позволить относиться к футболу, как к процессу, то наставник сборной концентрируется на каждом матче, как на отдельной маленькой войне, которую ему каждый раз необходимо выигрывать. В связи с этим, я заметил такую тенденцию. Большинство последователей, учеников Лобановского, вольно или невольно, соблюдают многие проверенные им традиции. Бывает, что на какой-то стадии чемпионата страны у футболиста идет подъем, как было, к примеру, в начале сезона произошло у Гладкого в «Шахтере». Но тренер национальной команды все еще присматривается к нему, не считает уместным привлекать его под знамена сборной, не желает рисковать. А в Германии, Англии или Италии, наоборот, таких футболистов, пусть даже из «провинциальных» клубов, «выдергивают» моментально, просматривают, может даже дают возможность сыграть с какой-нибудь Андоррой. А у нас, что в сборной СССР, что в сборной Украины такие эпизоды крайне редки. В «молодежке» у вас были подобные попытки, но тогда казалось, что из-за узкого круга исполнителей, происходило всего лишь латание дыр. Сейчас тренер сборной может себе позволить «выдергивание» таких игроков?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— У многих наставников национальных команд своя точка зрения по этому вопросу. На мой взгляд, никто не откажется от классного исполнителя, который в данный момент находится в хорошей форме. Другое дело, что тренер должен еще руководствоваться и тем, как впишется исполнитель в ту или иную тактическую схему, и впишется ли вообще. Нужно учитывать его психологию, продуктивность на обоих фронтах. В качестве примера приведу двух великих футболистов Манчини и Виалли, которые вместе играли в «Сампдории». Манчини в той команде был почти Богом, но он практически ни разу не проявил себя в сборной. Виалли, игравший с ним в паре, был менее популярен, но национальной команде приносил огромную пользу. Поэтому, мне кажется, концепция тренера должна заключаться в том, чтобы не собирать некий набор различных «красок», а приглашать тех, кто будет дополнять друг друга по тону, создавать единую цветовую гамму.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Алексей Александрович, есть ли у вас уже вариант идеальной сборной? Вы наверняка для себя составили определенный список игроков. Хотелось бы услышать фамилии этих футболистов.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Дело в том, что говорить о конкретных фамилиях было бы не то что преждевременно, а даже, наверное, неэтично. В очередной раз повторюсь, что многих исполнителей я видел только по телевизору, а некоторых — лишь на сборах. Поэтому я слукавлю, если скажу, что рассчитываю на каких-то конкретных исполнителей.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Мы знаем, что многие тренеры, после того как становится известен календарь матчей отбора, садятся и прикидывают сколько очков они могут набрать к концу квалификации. Скажите, представляете ли вы себе, сколько баллов достаточно заработать украинской дружине, чтобы выйти на чемпионат мира? Где вы можете потерять, а где обязательно должны брать свое?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я слышал, что некоторые специалисты практикуют подобное прогнозирование. Я не следую их примеру, поскольку считаю, что это своего рода микропрограмма. Если ты ошибся и не добрал пунктов в поединке, в котором планировал выиграть, то уже психологически попадаешь в зависимость от этого результата. Это удел тех, кто умеет работать подобным образом, а я таким не занимаюсь.

Игорь ЦЫГАНЫК:

— Вы будете настраивать своих подопечных играть только на победу. Как вы думаете, какова вероятность того, что ребята сознательно или на подсознательном уровне не будут верить в то, что им по силам обыграть Англию или Хорватию. Допустим ли для вас вариант, что с этими соперниками мы можем довольствоваться всего лишь ничьей?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Мы, тренеры, должны работать над тем, чтобы у ребят не возникало подобных мыслей. Нельзя допустить, чтобы футболисты привязывались к схеме подсчета, к вариантам, при котором они могут проиграть или выиграть. Иначе, в одном случае у них изначально опустятся руки, а в другом они выйдут на поле излишне самоуверенно. Для меня важно найти золотую середину. Наше положение в турнирной таблице зависит не от календаря матчей, а от того, как мы их сыграем.

Александр ГЛИВИНСКИЙ:

— Я, может, несколько резко сменю тему, но вы напомнили о Манчини и Виалли и я хотел бы поинтересоваться: правда ли, что Манчини — великий интриган и между вами произошла ссора, после которой он каким-то образом поспособствовал вашему преждевременному уходу из «Сампдории»?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Как такового, конфликта между нами не было, и я не могу сказать, что Манчини был интриганом. Хотя и не скрою, что тогда очень многое в клубе зависело именно от него. Например, как мне рассказывали, наставник «Сампдории» Бошков звонил президенту один раз в неделю, а Манчини -— каждый день. Тем не менее, мы видим, что ныне Роберто отличный тренер, и, возможно, такие задатки появились у него еще в те времена.

Артем ФРАНКОВ:

— Алексей Александрович, когда чиновникам и руководителям Федерации задают вопрос о натурализации игроков, они часто «отфутболивают», говорят, что это прерогатива тренера, и если он скажет, что ему нужен тот или иной исполнитель, они подумают о предоставлении ему гражданства. В чемпионате Украины сейчас найдется несколько футболистов, которые могли бы помочь нашей сборной. Если у вас какие-то мысли по этому поводу, а может уже и «заказы»?

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Нет, «заказов» таких нет. Я массу подобных примеров вижу в Европе, и для меня может было бы и неплохо иметь побольше кандидатов в первую команду страны. Но в таком случае важно, чтобы футболист не просто поменял паспорт, а, прежде всего, изменил свое отношение к Украине.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:

— Возьмем, к примеру, того же Эдуардо, который, к сожалению, травмировался. Я не думаю, что у него поменялось отношение к Хорватии, что он в душе стал хорватом, тем более, что сам он живет в Англии. Но этот игрок реально помогал сборной, и ее выход в финальную стадию Евро-2008, наверное, наполовину его заслуга.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Если брать Хорватию, то там, по-моему, ни один сборник не живет. Что касается Эдуардо, то я смотрел несколько игр с его участием, и видел, что он очень уважает эту страну. Он хорошо играл не только потому, что обладает соответствующим мастерством, а горел желанием и показывал колоссальную самоотдачу. Я именно это и имел в виду. За страну еще надо и немножко умирать в каждом матче.

Константин АНДРИЮК:

— У меня есть просьба-пожелание относительно общения футболистов со СМИ. Я говорю исходя из своего собственного опыта, так как присутствовал на чемпионате мира в Германии. Когда сборная обыграла Швейцарию, было все замечательно. Все счастливы, давали интервью, в частности Ващук, Гусев, Тимощук и т. д. Единственный, кто отказался общаться с прессой, был Шовковский. Причина осталась загадкой, но это не столь важно, поскольку все остальные радостно шли на контакт. Далее случился проигрыш Италии, и создалось такое впечатление, что после матча для наших игроков наступил конец света. Когда они возвращались в отель, фаны просили их дать автограф, уже не говоря про меня, тянувшегося с микрофоном. Никто не дал ни единого автографа, все напрочь отказались комментировать что-либо для масс-медиа. Был еще случай с игроком сборной Украины Олегом Гусевым, когда его «Динамо» играло против «Днепра» в Кубке Украины. Матч тогда закончился победой киевлян. Приехали польские журналисты, которые снимали фильм о том, как Украина выиграла тендер на проведение Евро-2012. Они хотели записать интервью с игроками, которые, вероятно, будут играть на Евро-2012. Я начал ловить Гусева, а он сказал: «А я не буду давать интервью». Потом Олег подошел к Езерскому и сказал: «Вот ты давай интервью». Ему это было смешно. И это игрок национальной сборной. Я считаю, что надо проводить какую-то воспитательную работу с игроками. У них все происходит под настроение: хотят — дают интервью, хотят — не дают. А как в свое время Шевченко неоднократно убегал через какой-нибудь черный ход? У меня есть твердая убежденность, что футболисты, которые общаются со СМИ, пусть даже после провальных матчей, обязательно достигнут высоких результатов.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:

— Я согласен с вами — культуру общения нужно повышать. Но если я скажу вам, что завтра все изменится, вы мне вряд ли поверите. И правильно сделаете. Мы, безусловно, будем работать в этом направлении, но хотелось бы, чтобы мы нашли какие-то нормальные способы общения. Уделить время всем корреспондентам физически невозможно. Мы сообща должны выработать цивилизованные формы беседы. Конечно, поговорим и с игроками, постараемся донести до них, что это нужно не только журналистам, но и им самим, болельщикам, всем тем, кто любит футбол.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Вы, как бывший игрок, который видел всю эту культуру, понимает ее и должны им все объяснить. Просто в нашей стране футболисты не понимают, что общение с прессой это часть их работы. И от того, дадут они ответы на вопросы журналистов или нет, зависит, отношение к ним. Вадим Евтушенко прожил долгое время в Швеции, и я уверен, что он сейчас не понимает наших проблем. Но у работников пера и микрофона они действительно существуют. Например, у футболиста свои суеверия и он говорит, что не будет сегодня общаться. Но, ведь он профессионал, и не должен зависеть от своего настроения или результата.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Не спорю, у многих игроков свои нюансы — некоторые, например, не дают интервью перед игрой. Это игроцкие суеверия, и от них никуда не денешься. Футболист может пожертвовать чем-то, для него самое главное работа — игра и результат. Еще раз повторю, мы попытаемся донести до ребят, что общение с прессой необходимо.

Александр ЛИПЕНКО:
— Игорь (Мирошниченко), ты ведь сам был пресс-атташе сборной и, наверное, должен был работать в этом направлении.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Иногда недостаточно одного авторитета пресс-атташе. Вес тренера намного важнее. Олег Блохин говорил просто: «Ребята, мы сегодня даем интервью». И все. Если Алексей Александрович скажет своим подопечным, что общение с прессой часть их работы (как за границей), для них это будет более веский аргумент, чем слова любого пресс-атташе. Наши футболисты просто не видят того отношения между игроком и журналистом, которое существует за рубежом.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Так они могут сказать: «Когда уеду за границу, тогда и буду давать интервью». (Смеется).

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Кстати, так и получается. К Шевченко это пришло как раз с возрастом. После выступлений в Италии прошло много времени, пока он не стал на равных общаться с украинскими СМИ. А то было как: итальянцам он дает интервью — для него это важно, он понимает, что если этого не сделает, его завтра в пух и прах разнесут, — а с отечественными журналистами можно и обождать.

Артем ФРАНКОВ:
— Более того, если ему под нос сунут микрофон с надписью «НТВ-Футбол», он тоже застынет по стойке смирно. Но если это будет «Новый канал» или «ICTV» он еще сто раз подумает — может его «левая нога» не хочет интервью давать...

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Давайте не будем думать, что у нас совсем такие безобразные, некультурные игроки...

Константин АНДРИЮК:
— Относительно суеверий. Наш телеканал в этом сезоне показывает матчи Лиги чемпионов. Благодаря этим трансляциям я увидел такие вещи, от которых просто «припух». Например, сэр Алекс Фергюсон за двадцать минут до начала поединка дает интервью. Или Уэйн Руни выходит откуда-то в носках и нормально общается с журналистами.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Вы должны понимать — это контракт с телевизионной компанией, в котором описано все, что нужно сделать. Сказано про интервью тренера перед матчем, будьте любезны интервью. Поэтому давайте не будем сравнивать эти вещи.

Алексей СЕМЕНЕНКО:
— Костя, ты недавно начал работать в спортивной журналистике и открываешь для себя много нового. Для нас это уже пройденный этап. Скажу, что на сегодняшний день данная проблема у нас просто не излечима. Поэтому предлагаю организаторам «Футбольного пресс-клуба» отдельно вынести эту тему и попросить Алексея Александровича пригласить к нам на заседание пару авторитетных игроков.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— А почему бы и нет? Давайте, попробуем.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— По ходу нашей дискуссии, Алексей Александрович сказал, что для него важна аналитика. В газетах она есть. У наших коллег из печатных СМИ такая возможность имеется. Но у нас, телевизионщиков, есть проблема, которую иногда тренеры и игроки не понимают. На ТВ, за исключением нескольких футбольных проектов выходящих раз в неделю, возможность проводить глубокий анализ практически отсутствует. Нас ставят в жесткие рамки, в которых мы можем сказать либо «черное», либо «белое», а почему выходит именно так, шансов объяснить нет.

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО:
— Так отстаивайте свою позицию. Вы редактор. Объясните своему руководству, что это будет интересно.

Игорь МИРОШНИЧЕНКО:
— Это невозможно объяснить. Здесь необходимо выстроить общую позицию тренеров, игроков и функционеров. Вы тоже заинтересованы в этих проектах, как и мы — журналисты. Почему мы собираемся здесь? Как любому профессионалу нам важно поговорить, высказать свое мнение, но на ТВ нет такой возможности. Поэтому, очень важно вот так собираться и выстраивать совместную точку зрения. Да, на нас можно обижаться, и иногда есть за что. Например, часто игроки и тренеры недовольны, что обрезается их интервью. Но если оно длиться больше 15 секунд, то кроме него в новостях ничего не будет. Думаю, Федерация футбола Украины может быть одним из инициаторов решения этого вопроса на государственном уровне.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:
— На данный момент в формате подготовки проведения Евро-2012, ФФУ вместе с Гостелерадио и Национальным агентством разрабатывает концепцию информационного обеспечения подготовки к европейскому первенству. Я выступлю с инициативой заложить в эту концепцию открытие на общенациональных каналах футбольных программ дискуссионного характера, где действительно можно проанализировать какие-то вещи, популизировать Евро через нынешнее состояние нашего футбола, матчи сборной и ведущих клубов. Поэтому, если вы со своей стороны хотя бы в том формате, который сейчас доступен — интернет и другие печатные СМИ — поддержите эту идею, то это даст нам возможность быстрее сделать ее реальной. ФФУ будет инициировать такие вещи, но для нас важна и солидарная позиция футбольных журналистов, как людей, которые отвечают за освещение этой тематики в телеэфире.

Александр ЛИПЕНКО:
— Думаю, хорошей темой следующего заседания, стала бы проблема закрытия спортивных, в частности футбольных изданий в Украине, исчезновение спорта с ТВ. Это было бы всем интересно.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:
— Вносите свои предложения, а мы определимся кого из людей, которые реально могли бы ответить на наши вопросы, мы сможем пригласить. На этом второе заседание «Футбольного пресс-клуба» объявляется закрытым. Думаю, все остались удовлетворенны сегодняшним обменом мнений. Если остались какие-то недосказанные вещи — перенесем их на следующий раз. Всем спасибо. До новых встреч.

24.08.2011, 12:00
24.08.2011, 12:00
68035 0
S.Vasiliev
Автор:
(S.Vasiliev)
Статус:
Читатель (15 комментариев)
Подписчиков:
31
Медали:
Топ-матчи
Чемпионат Италии Фиорентина Торино - : - 27 февраля 21:45
Чемпионат Англии Лестер Ливерпуль - : - 27 февраля 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть