Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Евгений Рудаков. Portero de clase.

2012-01-02 09:48

К 70-летию со дня рождения легендарного голкипера киевского «Динамо» и сборной Советского Союза, посвящается.

К великому сожалению, 21 декабря прошедшего года, перестало биться сердце Евгения Васильевича Рудакова. Всего 12 дней не дожив до своего юбилея, ушел из жизни прекрасный человек и великий спортсмен.

Здесь вы имеете возможность познакомиться с отрывками из интервью с великим спортсменом, которые были в разное время опубликованы в еженедельнике «Футбол-Хоккей» (1972), газетах «Спорт-Экспресс» (1994) и «Команда» (2004).

                      «Как начинал играть».

Родился в Москве, играл, как тысячи других мальчишек, в дворовой команде. Двор на двор, улица на улицу, район на район. Наша семья жила на улице Машиностроения. Тут было много любителей спорта, и оставаться в стороне, казалось, просто невозможно. Мой старший брат Юрий стал волейболистом первого разряда, сестра Тамара получила такой же разряд по баскетболу. Ну, а я ударился в футбол. Причем всегда играл с мальчишками, которые были старше меня. В поле меня не пускали: каждому хотелось самому повозиться, забить гол. Поэтому старшие ребята «загнали» меня в ворота, тем самым сделав за меня выбор на будущее.

Многие из моих товарищей уже, так или иначе, были связаны с клубом «Торпедо». Я тоже тянулся за ними, однако по возрасту еще не мог быть зачислен в юношескую команду. Пришлось ждать долгих полтора года. Все это время приходил на тренировки торпедовцев и потихоньку, нелегально, занимался с группой старших. Лишь в 1959 году, семнадцатилетним, был зачислен в юношескую команду и тут же получил место в дубле. Тренеры возлагали на меня надежды, но я даже не представлял, когда смогу попасть в основной состав. Вратарей, и хороших, тогда у автозаводцев хватало: Лазунов, Пеликанов, Денисенко, Глухотко. А играть хотелось до смерти. Вот и послушался Виктора Александровича Маслова, посоветовавшего поехать в какую-нибудь команду поскромнее, где я быстро стану основным вратарем и поучусь «мужскому» футболу.

Он именно так и выразился. Меня пригласил николаевский «Судостроитель», и я умчался на юг. Дебютировал в Виннице. К тому времени я уже кое-что умел. Но едва стал во «взрослые» ворота - скис. Представляете, не знал, с чего начать! Хуже новичка. Потом все пошло нормально. Помню, в 1962 году в Николаев перед началом чемпионата прибыли на тренировочный матч московские торпедовцы. Ох, и трудно играть против своих! И блеснуть хочется, и вроде бы как-то неловко бороться против товарищей, которых знал уже несколько лет... Играл скверно. Пропустил два гола - от Фалина и Сергеева.

В этом же году на меня обратили внимание динамовцы Киева. С приглашением от тренера В. Соловьева приехал в Николаев А. Идзковский. Я ужасно обрадовался и... испугался: смогу ли, имею ли я моральное право претендовать на ворота «Динамо»? Словом, отказался. Потом меня «атаковал» В. Терентьев. Снова отказался. Лишь после третьего, более настойчивого приглашения я понял, что ошибки нет, что в меня динамовцы действительно поверили. Так я оказался в Киеве и рад, что спортивная судьба обошлась со мной именно таким образом. Поначалу пришлось играть за дубль. Это меня не смутило.

               «Номер один».

Неважно, что я второй, важно, что играю в классной команде. Почему-то верил, что из меня получится вратарь. Но для этого пришлось много трудиться. По пять часов ежедневно - и с командой, и без нее. Даже зарядку проводил по-вратарски: ловил и ловил мяч, бесконечно, до... отвращения к нему. Но наступало утро, и я принуждал себя снова ловить и ловить... Много дал мне мастер нашего дела Антон Леонардович Идзковский. Уже на первом сборе он открыл мне глаза на то, что такое для вратаря физическая подготовка, как достигать высшей формы. Гонял беспощадно, до седьмого, нет, до восьмого пота, ставил мне технику. Спасибо ему за бесценную науку.

Некоторые думают, что подготовка к матчу осуществляется непосредственно перед ним, когда тренер дает план. Я готовлюсь к матчу неделю. Думаю о предстоящей встрече, вспоминаю особенности игроков противника и составляю собственный план. Например, перед матчем со спартаковцами в годы, когда они с нами конкурировали, напоминал себе, что Осянин любит и умеет ударить, сразу, издали, значит, чуть только мяч у него в ногах, я уже должен быть готов к броску или прыжку. От Хусаинова же я всегда жду коварства в штрафной площади - то ли прострела, то ли резкого удара из-под ноги защитника. Следовательно, надо быть готовым к перехвату, к броску в ноги.

Наконец, о стиле игры. Мне кажется, вратарь должен выбрать для себя эталон игры. Для меня таким эталоном является игра Льва Яшина и англичанина Бенкса. У первого я учился выбору места в воротах и действиям в их прямоугольнике. У Бенкса считаю лучшей технику ловли мяча, казалось бы, простую, непритязательную, но вместе с тем надежную, мягкую. Не знаю, удалось ли мне повторить то, что считаю лучшим, но я старался. Пожалуй, в вычурности, в нарочитости, в излишнем артистизме меня нельзя упрекнуть. Суть вратарского мастерства - в простоте, в экономности движений, в надежности.

Я не знаю, когда впервые появились номера на футболках, только наверняка не случайно отсчет пошел от игроков обороны. Точнее - от вратаря. Да, мне посчастливилось иметь высококлассных партнеров, но если бы я, хоть на миллиметр выпадал из их обоймы, вряд ли они так долго терпели бы меня за своими спинами. Речь не о Рудакове - о принципе. Любой тренер вам подтвердит, что первая головная боль у него - надежность вратаря. Без этого не поставить игру команды.

                                            «О Банникове, Маслове и Лобановском».

Вспомните 1966 год. Основной голкипер киевского "Динамо" Виктор Банников отправляется на чемпионат мира в Англию, где за могучей спиной Яшина так и остается невостребованным. А когда возвращается в Киев, то обнаруживает на своем законном месте вчерашнего дублера Рудакова, который и не собирается ему это место возвращать...

- Не совсем так дело было. Если вспомнить, два последующих сезона - чемпионских, кстати, для киевлян, - мы с Виктором стояли на равных.  Давайте не забывать, что я на четыре года моложе Банникова, а это при прочих равных условиях имело большое значение. Перед отъездом Виктора в московское «Торпедо» Маслов ему говорил: «Мне жаль тебя терять, но держать двух равноценных вратарей, сам понимаешь, очень сложно».

- В чем она заключается, эта сложность?

- Прежде всего, в том, полагаю, что по отношению к людям нашей футбольной специальности все тренеры одинаково консервативны. Они могут сколько угодно экспериментировать с составом, допустим, в атаке или в средней линии, а вот стабильно играющего голкипера предпочитают не дергать без крайней нужды. Действуют по принципу, который для них, тренеров, граничит почти с суеверием: от добра добра не ищут.

- Как все это сказывается на взаимоотношениях основного и запасного вратарей команды? Тот же Банников на вас тогда не затаил обиды?

- Ну что вы! У нас с ним по - сей день нормальные товарищеские отношения. Я вообще не знаю таких случаев, чтобы вратари были "в контрах". У полевых игроков, претендующих на одно место в составе, еще допускаю подобное, но чтобы вратари враждовали - нет, никогда.

- Годы, проведенные вами в киевском "Динамо", вобрали в себя сразу две эпохи в истории знаменитого клуба - эпоху Маслова и эпоху Лобановского. Какую разницу ощущал человек, наблюдавший за происходившими переменами из рамки ворот?

- Каждый из этих двух тренеров был современен, и в этом заключалась их сила, воплощенная в мощь команды. Футбол времен Маслова, - это ставка на технику, индивидуальные достоинства игроков, когда поощрялась импровизация, выдумка, фантазия, словом, все, что делало игру зрелищной - не в ущерб результату, конечно. Лобановский же акцент делал на командные действия, универсализм, мобильность, атлетическую подготовку, чего и требовала такая несколько «машинная» игра.

- Ну а вам-то самому, какой футбол больше был по душе?

- Сравнивая, не надо противопоставлять футбол Маслова футболу Лобановского. Они, повторюсь, были порождением времени - каждый своего. Мне же вратарская работа приносила радость всегда, когда была победоносной.

- Какие события из собственной карьеры вы считаете для себя самыми памятными и звездными?

- Слава Богу, тут есть что вспомнить... Конечно, первый матч за сборную СССР против команды Мексики на ее поле в 1968 году. Далее - 1971 год, он практически весь получился звездным: признали и лучшим голкипером, и футболистом года, что с вратарями случается, согласитесь, нечасто. В том сезоне я удачно отстоял все отборочные матчи чемпионата Европы, причем с испанцами в Севилье выдал, возможно, лучшую в жизни игру. Как же они нас «возили» - особенно Амансио, - страшно вспомнить! Но ничего - все поймал. А год спустя в полуфинале европейского первенства со сборной Венгрии, когда Коньков забил единственный и победный гол, а я взял пенальти. Разве такое забудется?

- А теперь, если можно, вратарские воспоминания не из приятных...

- С этим интересная штука получается. Видимо, в силу какого-то особого вратарского эгоизма самые горькие воспоминания оставили не какие-то важные матчи, проигранные клубом или сборной при моем участии, а две абсолютно рядовые встречи, ничего по большому счету не решавшие. Обе - на первенство Союза с московским "Динамо". В одной я пустил мяч между ног от Гены Гусарова, в другой - от Толи Кожемякина, так рано и нелепо ушедшего из жизни. Представляете: между ног! Большего позора для вратаря я представить себе не могу.

- Какую линию защиты, когда-либо стоявшую перед вами, вы считаете самой надежной?

- Пожалуй, линию обороны сборной СССР на рубеже шестидесятых-семидесятых годов: Хурцилава, Дзодзуашвили, Афонин, Истомин, Капличный... Впрочем, передо мной никогда не было слабой защиты. В середине семидесятых, когда сборная и киевское "Динамо" являлись, по сути, синонимами, я тоже чувствовал себя превосходно, видя перед собой Конькова, Матвиенко, Решко, Трошкина, Фоменко.

- Коли уж вы назвали эти фамилии, с которыми связан наивысший взлет киевского "Динамо" в 1975 году, выскажите свою точку зрения по поводу оглушительного провала, постигшего вашу суперкоманду всего год спустя.

- Лобановский со своим штабом готовил команду к Монреалю, и ничего больше его не волновало. Я убежден, что и Кубок чемпионов, и чемпионат Европы для сборных сознательно приносились в жертву ради единственной цели - Олимпиады. Ибо, останься мы в любом из этих турниров - и программа подготовки к Играм, расписанная буквально по дням, рассыпалась бы, как карточный домик. Не в правилах Лобановского было отступать в сторону от задуманного хотя бы на шаг.

- Когда из-за несогласованности с Витей Матвиенко я в 1977 пропустил необязательный гол от «Боруссии» (Менхенгладбах), а до этого не сумел взять пенальти, Валерий Васильевич начал все чаще удерживать меня «на банке». Как шутили после этой встречи наши хохмачи: «Выходим на игру в форме «Адидас». Соперники - в «Пуме». Судьи - тоже с пантерой на черных футболках. Оглядываемся назад: и Женька - в «Пуме»!.. Попробуй вдесятером устоять против пятнадцати! Вот так и проиграли!..»

                 

                            От автора: «История одного матча».

Матч, состоявшийся 27 октября 1971 года в Севилье со сборной Испании, стал, пожалуй, лучшим во вратарской карьере Евгения Рудакова. Встреча с испанцами ознаменовала триумфальный сезон для советского вратаря и принесла ему не только звание Лучшего футболиста СССР, но и международное признание. Рудакова включили в символическую сборную Европы, а по итогам референдума «Франс Футбола» голкипер киевского «Динамо» и сборной СССР был представлен среди лучших футболистов Старого Света.

Испанцы, которым была нужна лишь победа, на глазах присутствующего на матче диктатора Франко, обрушили на ворота нашей команды не один десяток ударов. Напряжение не спадало ни на минуту, а советский вратарь творил чудеса своей самоотверженной игрой. Он раз за разом преграждал путь мячу в ворота, совершая немыслимые броски и перехваты, мужественно бросаясь за мячом в ноги нападающим, вылавливая его в частоколе ног, и тем самым вселял в партнеров веру в успех. Испанские футболисты и тренерский персонал проводили Рудакова в раздевалку под аплодисменты и крики «Primo! Primo!», а пресса называла его не иначе как «дьявол».

Блестящая игра Евгения Рудакова произвела настолько мощное впечатление на Франсиско Франко, что диктатор по окончании матча посетил раздевалку советской команды. В то время поступок просто шокирующий. Франко в присутствии великого Рикардо Заморы подошел к советскому вратарю и со словами: «Portero de clase» - пожал Евгению руку. Ни сказав больше, ни слова испанский диктатор в сопровождении своей свиты покинул раздевалку на глазах у оторопевшей команды.

Анатолий Саханюк.

2 января 2012.

http://ifef-lobanovsky.com/index.php?option=com_k2&view=item&id=182

02.01.2012, 09:48
asahanyuk
Автор:
(asahanyuk)
Статус:
Начинающий писатель (82 комментария)
Подписчиков:
0
Медали:
Выбор редакции × 15
Топ-матчи
Чемпионат Испании Вильярреал Реал 2 : 3 Закончился
Чемпионат Англии Ман.Сити Ман.Юнайтед - : - 26 февраля 16:15
Чемпионат Италии Фиорентина Торино - : - 27 февраля 21:45
Чемпионат Англии Лестер Ливерпуль - : - 27 февраля 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть