Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Романсы о финансах

2019-02-01 09:02 Обозреватель Спорт-Экспресса в Украине анализирует очередной финансовый отчет УЕФА, наводящий на неоднозначные размышления. Романсы о финансах

Обозреватель Спорт-Экспресса в Украине анализирует очередной финансовый отчет УЕФА, наводящий на неоднозначные размышления.

Ежегодный отчет каждый раз приоткрывает завесу над финансовыми делами европейских клубов. Его недостатком является задержка в год — большая часть зафиксированной сейчас информации касается 2017-го.

Но в любом случае это — единственная возможность по крайней мере фрагментарно узнать о доходах и расходах из достоверного источника. Любой клуб европейского чемпионата просто обязан предоставлять господам из Цюриха всю информацию в своих финансах.

Каждый год мы пытаемся анализировать данные УЕФА в контексте украинского футбола. И отчет по теперь уже позапрошлому вышел традиционно жестоким для всех мечт и надежд относительно украинской премьер-лиги...

Но для начала о безобидном. Формат, в котором проводит свои матчи УПЛ, понемногу становится одним из самых популярных в Европе. 11 стран проводят соревнования высших лиг по модели «два круга для всех, деление на две группы — и еще два круга», причем никогда ранее их не было так много.

В сезоне-2018/19 на такой формат перешла Австрия, еще раньше его, помимо нас, использовали Бельгия, Болгария, Кипр, Дания, Израиль, Румыния, Словакия, Уэльс и Босния.

Один дополнительный круг после двух обычных проводят Польша, Сербия, а с нового сезона еще и Чехия, один после трех — Шотландия и Северная Ирландия. Итого шестнадцать чемпионатов используют схему, подразумевающую деление участников на группы, а это ровно столько же, сколько играющих по классической модели в два круга.

Еще шесть высших лиг играют в три круга, а 13 — в четыре, то есть они уже уступают по численности новомодной «мудреной» схеме.

Как оценить подобное веяние? Телевидение и интернет значат все больше и диктуют свои условия все настойчивее. Телезрителям хочется побольше встреч «Партизана» и «Црвены Звезды», «Спарты» и «Славии», «Селтика» и «Рейнджерс» — они их благодаря продюсерам и видят.

Причины, гарантировавшие зрителям минимум четыре, а на практике пять-шесть игр «Динамо» с «Шахтером» за сезон, совсем другие, но случайно УПЛ тоже начала соответствовать тренду...

При этом ни одна топ-лига даже не рассматривает вопрос с переходом на такую модель. Но один из базовых законов бизнеса гласит: самые успешные компании всегда самые консервативные. Зачем менять то, что и так великолепно работает? Пусть рискуют и опробуют все новое, имея 90-процентный риск провалиться, новые компании.

При этом если условный Microsoft действительно может растерять влияние из-за того, что не следует инновациям, топ-лиги в нужный момент просто скопируют формат — и останутся в топе. Не удивлюсь, если в какой-то момент в Европе будут всего пять лиг, играющих в два круга — и это будут Англия, Испания, Италия, Германия и Франция.

Не будем долго останавливаться на аналитике разных вариантов лимита на легионеров — все равно в Украине он в любом виде может волновать только «Шахтер», и то очень косвенно. Не будем зацикливаться и на пункте «Стадионы»: приятно, конечно, что в 2009-2013 годах никто не построил и реконструировал больше стадионов вместимостью «50000 плюс», но сейчас по ним гуляет ветер.

Тем более что этот пункт всегда выглядит римейком борьбы за право проведения турниров: так, в 2018-м в Турции состоялась реконструкция восьми (!) арен средней и большой вместимости...

А вот на спонсорстве остановиться стоит. Из 12 коллективов УПЛ состоянием на начало чемпионата-2018/19 два не имели титульного спонсора на футболках — и оба представляли Киев. Причем «Арсенал» без него сезон только начинал, а в сентябре договорился с хорватской компанией IT-Span.

Честно говоря, такое сотрудничество выглядит очень сомнительным: полное ощущение, что президент клуба Ивица Пирич просто нашел на Родине спонсора «для галочки». Ну кто в Хорватии будет платить серьезные деньги в надежде, что главный аутсайдер украинской лини привлечет внимание к его бренду?

На правах занимательной статистики: в английской премьер-лиге азиатские спонсоры составляют уже большинство. Их реклама украшает футболки дюжины клубов из двух десятков, тогда как реклама местных компаний — всего трех. O tempora, o mores... В других чемпионатах «большой пятерки» своих теснят в примере, где иностранцев рекламируют тринадцать клубов из 20, а вот в оставшихся странах они все еще составляют меньшинство.

Переходим к грустной части: структуре доходов украинских клубов. Важно: отсюда и до конца материала данные приводятся по 2017 году. Подобные цифры предоставить уже через месяц не может даже УЕФА.

Знаете, по какому показателю УПЛ уступает только лиге Азербайджана? Максимальная доля выплат УЕФА среди доходов одного отдельно взятого клуба. «Заря» взяла в 2017-м историческое третье место в группе Лиги Европы — и призовые в итоге составили 84 процента, пять шестых ее бюджета. Большую роль в финансовом году клуба сыграли выплаты Европейского футбольного союза только для «Карабаха», который тогда дебютировал в Лиге чемпионов...

Подвигами наших в еврокубках можно и нужно гордиться, но без заработка на других вещах это колосс на глиняных ногах. Пока клуб играет хотя бы в групповом этапе еврокубков, он может на эти деньги выживать, но что будет, если он раз туда не пройдет? Болельщиков на трибунах у наших клубов нет, «жирных» контрактов со спонсорами тем более, прибыли от продаж игроков почти нет.

В общем, «Заре» крупно повезло, что одного из ее игроков решился купить «Реал». Но даже с учетом этого она вынуждена посреди сезона за 600 тысяч евро продать Игоря Харатина.

Всего УЕФА обеспечила клубам УПЛ 52 процента их доходов. Не очень понимаю, что этот процент может значить в среднем: вот «Заря», как уже сказано выше, получила 84 процента дохода, а все не игравшие в еврокубках клубы ноль — и что эта статистика означает, кроме очередного примера «средней температуры по больнице»? Тем не менее, сама степень зависимости от выхода и успешности в еврокубках у наших клубов аномально высока.

Клубы АПЛ скоро начнут ставить дубль даже на матчи Лиги чемпионов — все равно еврокубки обеспечивают им лишь шесть процентов доходов. Германия, Италия, Испания, Франция, Россия, Голландия, Бельгия, даже Австрия — ни для одной из этих стран показатель УЕФА-зависимости не дотягивает даже до пятнадцати процентов.

Больше, чем у нас он только у Азербайджана (59%) и Словении (62%), причем уже сейчас видно: уж где-где, а в этом рейтинге УПЛ точно может побороться за европейское лидерство.

Исследование европейцами уровня «расслоения» разных лиг привело к статистическому анекдоту, поводу для всех интересующихся похохотать над УПЛ. УЕФА решила измерить разницу между богатыми и бедными следующим образом: сравнить среднюю зарплату в участниках Лиги чемпионов (хотя бы квалификации) от каждой лиги со средней зарплатой в клубах, занимающих по этому показателю места с пятого по последнее.

Третья и четвертая команды чемпионата в теории должны быть своего рода средним классом, а исследование ставило перед собой цель сопоставить именно богачей и бедняков.

Ожидаемо демократичен в этом плане чемпионат Дании: в нем бедняки получают лишь в 3,8 раза меньше богачей. В Норвегии показатель еще лучше: там борцы за чемпионство получают в три раза больше команд из середины и низов, в Швеции вообще в 2,6.

В Польше дела чуть похуже: там самые высокооплачиваемые команды имеют зарплатный фонд в среднем в 4,6 раза выше, чем низкооплачиваемые. В Шотландии средний оклад «Селтика» и «Рейнджерс» в 12,6 раза выше, чем у шотландских середняков и аутсайдеров, в Греции гранды платят в 14,6 раза больше...

А теперь попробуйте с учетом этих данных предположить, во сколько раз средний оклад наших грандов выше среднего оклада пятой-двенадцатой команд.

Сто. Футболист, игравший в «Шахтере» или «Динамо» в 2017 году, зарабатывал в среднем в сто раз больше, чем коллеги из «Стали», «Звезды», «Черноморца» и других клубов, занимающих в рейтинге зарплат украинской премьер-лини места с пятого по двенадцатое. Суммарный зарплатный фонд наших грандов составил 80 миллионов евро, то есть средний показатель «верхнего кластера» составил 40 миллионов.

Ну а клубы УПЛ из «нижнего кластера» имели фонд в 400 тысяч евро в год, то есть около миллиона гривен в месяц.

Тот случай, когда назвать разрыв между богатыми и бедными в УПЛ пропастью — значит, его преуменьшить. Пропасть — она в премьер-лиге Шотландии, а здесь что-то, больше похожее на черную дыру...

Как сказали некоторые зарубежные коллеги, «чемпионат Украины как соревнование не существует». Зарплатный фонд представителей даже «среднего кластера», третьей и четвертой команд по зарплатам, несопоставимо мал по сравнению с грандами — два миллиона евро в год. А уж у аутсайдеров премьер-лиги лидеры получают меньше, чем игроки молодежек «Динамо» и «Шахтера».

А теперь — fatality, самая шокирующая информация для УПЛ в очередном отчете УЕФА. Это сравнение зарплат в разных лигах с доходами этих же лиг. Все просто: какую долю от заработанного ты тратишь на персонал.

УЕФА считает здоровой ситуацию с тратами на зарплаты менее 70 процентов от дохода. Все правильно: нужно вкладывать деньги в академию, стадион — и бундеслига, к примеру, в 2017-м потратила на персонал лишь 53 процента от заработанного. АПЛ — 56, примера — 58, серия А с Лигой 1 тоже не превысили планку в семьдесят процентов.

Но это все лиги со сверхдоходами от ТВ. Как дела у других? Чемпионат Голландии тратит 60 процентов дохода, Португалии — 68, турки из-за падения лиры ходят по лезвию: у них на зарплаты уходит 76 процентов от заработанного. А украинская премьер-лига в позапрошлом году заплатила персоналу 87 миллионов евро, что составляет... ДЕВЯНОСТО ВОСЕМЬ процентов от ее доходов.

Нет, понятно, что в конкретном году этот показатель может и сто процентов превысить — клубы залезли в долги, потом они могут их погасить. Но в 2016-м украинские клубы потратили на зарплаты 103 миллиона евро, или 110 процентов по сравнению с заработанным. И других примеров такого сжигания всего, что только можно, на зарплаты, в Европе почти нет — с натяжкой подходят только Сербия и Хорватия.

Траты на оклады игроков 98 и 110 процентов дохода значат пребывание среднестатистического клуба лиги в предбанкротном состоянии. «Среднестатистического» в реалиях Украины — «любого, кроме двух». Все мы без проблем назовем с десяток примеров снятия команд с чемпионата — но даже коллективы, которые играют и в спортивном плане успешны, стоят перед необходимостью постоянно кого-то продавать или же зарабатывать в еврокубках.

Если этого не делать, автоматически возникают долги перед игроками.

И вот в такой степени абсолютно не удивляет, почему столь успешными в последнее время стали клубы-игрушки отдельных бизнесменов вроде «Олимпика» или «Ингульца». Владелец, который просто много лет назад влюбился в условный «Реал», может скрепя сердце закрыть долги за конкретный год — просто за возможность светиться в СМИ и иметь право на любые решения, вплоть до выхода в составе команды.

Может, правда, и распустить команду, как Леонид Соболев, но альтернативы подобным боссам в Украине сейчас практически нет.

Конечно, после 2017-го Украину покинули Бернард, Фред, Факундо Феррейра, да и «Динамо» рассталось с несколькими высокооплачиваемыми легионерами — соответственно, сами траты на зарплаты уменьшатся по сравнению с искомыми 87 миллионами. Но тем не менее — совет всем, кто думает, что украинский футбол оттолкнулся ото дна: готовьтесь, дальше будет хуже.

В последние годы мы привыкли, что украинские футболисты едут в высшие лиги Польши, Казахстана, Беларуси — не удивляйтесь, если из клубов уровня «Олимпика» игроки начнут уезжать в низшие дивизионы этих же стран...

Виталий ПАСИЧНЫЙ

Спорт-Экспресс в Украине

Михаил Смоловой: «Два гола в Греции — это круто для команды, которая не могла забить «Львову» и «Карпатам»

01.02.2019, 09:02

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть