Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр Андриевский: «Физрукам очень далеко до Хацкевича»

2020-03-26 09:35 Полузащитник киевского «Динамо» Александр Андриевский — о критике болельщиков, отсутствии игровой практики, благодарности Александру Хацкевичу, эмоциях Юрия Вернидуба ... Александр Андриевский: «Физрукам очень далеко до Хацкевича»

Полузащитник киевского «Динамо» Александр Андриевский — о критике болельщиков, отсутствии игровой практики, благодарности Александру Хацкевичу, эмоциях Юрия Вернидуба и особом отношении к легионерам в «Металлисте».

Александр Андриевский. Фото: 1927.kiev.ua

«Смотрю в окно — что был вирус, что не было. Для людей это как отпуск, а не карантин»

— Что делаете во время карантина?

— Бегал в парке, а в основном тренируюсь дома. Стараюсь никуда не выходить. А что еще делать?

— Как карантин влияет на футболистов? Вы же привыкли к физическим нагрузкам, а их больше нет.

— Непросто сидеть дома без тренировок. Как будто фильм «Я — легенда» смотрю. Футбола вообще не хватает, с ума можно сойти. Так мы дома только пару дней. Не представляю, что дальше будет, надеюсь, побыстрее все это закончится. Хочется, чтобы наши люди восприняли все нормально. Смотрю в окно — что был вирус, что не было. Для них это как отпуск, а не карантин.

— Алиев запустил ютуб-канал, заставка первого выпуска — «Коронавирус-фейк».

— Не видел.

— Он ходит и рассказывает, что коронавирус — фигня, ничего страшного нет.

— Серьезно? Как это? Во всем мире в это верят, показывают людей, которые страдают от этого вируса. Конечно, верю в это. Вот Мальдини заболел. Сомневаюсь, что это фейк.

— Условно через три недели вам говорят, что чемпионат возобновляется. Вы серьезно не занимались на тренировках. Нужны еще какие-то сборы?

— Тоже думал об этом. Если месяц будем тренироваться дома, то заново нужно набирать форму. Может, по 2-3 тренировки в день, без понятия. Недавно мы прошли тяжелые сборы и сейчас снова их проходить... Первый раз с таким сталкиваюсь.

— Чем можно заменить футбол в плане просмотра?

— Не знаю, что делать без футбола. Пересматриваю старые матчи 2005-2006 годов. Последний — «Арсенал» против «Реала» на «Бернабеу», когда Анри забил. Очень интересно. Я маленький был, всего не помню. Такие матчи — это ностальгия. Особенно с участием Роналдиньо.

— А чемпионат Беларуси не смотрите?

— Нет. Думал, что они тоже на карантине, а потом смотрю интервью Милевского после игры. Проверил — реально играют. Даже не знал, что наш канал показывает. Сейчас Беларусь продаст трансляции и может нормально заработать.

— Очень трудно записать интервью с футболистами «Динамо». Почему?

— Нет такого. Пацаны идут на контакт, открытые. Может, на отдельных журналистов игроки так реагируют. Бывают моменты, когда журналисты пишут не то, что мы говорим. Вырезают какие-то фразы в отдельности от контекста. У нас же люди любят об###ать, а тем более динамовских футболистов. Это неприятно.

— Чувствуете разницу между своими предыдущими клубами и «Динамо» в плане давления и внимания от СМИ?

— Конечно. Особенно, если сравнить с «Черноморцем» — давление совсем другое.

— Как бороться с этим давлением на сайтах и в соцсетях?

— Много пишут в инстаграме, но я этого не читаю. У нас есть футболисты, которые возмущаются, психуют. Но этого не нужно делать. Сидит 14-летний пацан, он в футболе особо не понимает. Ему в прикол об###ать футболиста, чтобы вызвать эмоции. Чтобы тот ему ответил. А конструктивную критику я готов слушать, нормально ее воспринимаю. Но когда 14-летний пацан пишет, что я кривоногий, то просто улыбаюсь.

— Сергей Рафаилов говорил, что футболисты и клуб ничего болельщикам не должны. Ведь их вклад в бюджет той же «Зари» очень маленький. Такая же ситуация и в «Динамо». Согласны?

— Даже Валерий Васильевич Лобановский когда-то говорил: «Какое вы имеете право осуждать футболистов, если не ходите на стадион?» Есть люди, которые вообще не пропускают матчей. Независимо, с кем мы играем. Они имеют право высказывать свое мнение.

— В Швеции, Польше или Чехии футбол хуже, но на стадионах много людей. В Украине футбол лучше, но людей меньше. Почему?

— Еще 5 лет назад был другой чемпионат по уровню иностранцев и накалу. Не считаю наш чемпионат унылым, есть классные матчи, много голов, много моментов. Уровень хоть и упал, но хорошие украинцы все равно остались. У меня друг в Чехии играет, говорит, что УПЛ посильнее будет. За Беларусь вообще не говорю. Вот с «Зарей» в Швеции играли с «Эстерсундом». Стадион был забит полностью. Это они на матч с «Зарей» пришли.

— Чего вам не хватает на трибунах как зрителю?

— Не хватает людей. Если бы были люди, то была бы совсем другая атмосфера. Можно же делать праздник. Собрать семью, пойти на футбол. И качество игры будет другое, чем при пустых трибунах. Нужно прикладывать усилия, чтобы люди шли на стадион.

— Когда едете на матчи еврокубков, понимаете — это другая планета?

— Это как другой мир, как другой вид спорта. Весь стадион поет, кричит. Особенно в Испании люди реагируют на каждый момент — аж мурашки по коже. Ради таких моментов стоит работать над собой, из кожи вон лезть, чтобы попасть на тот уровень.

«Дети пришли на тренировку «Зари» и Вернидуб говорит: «Ребята, давайте без мата». И Юри с 11 метров с пяти раз ни разу не забил. Вернидуб кричит: «## твою мать, ты можешь забить в пустые ворота?»

— Почему вы из академии «Динамо» ушли в академию «Металлиста»?

— Поехал в «Металлист» из академии «Атлет». Туда попал, потому что из «Динамо» выгнали.

— Почему?

— Надо были быстрые и высокие. Я не подходил под эти параметры. На районе есть команда «Атлет», она играла в ДЮФЛ — мне 14 лет было. Был там полтора года. Пока не заметил один селекционер и не посоветовал Сергею Ковальцу, тот был помощником Маркевича. Я поехал на просмотр и меня взяли.

— Какая разница между академиями «Динамо» и «Металлиста»?

— Так и не скажу. В «Металлисте» мы ездили в Эмираты, Турцию. У меня рот открытый — первый раз самолет увидел. В этом была большая разница. Но условия хорошие и там, и там.

— И в европейских клубах, и в украинских часто бывает, что игрока отчисляют из академии, но потом возвращают. Так же было и с Ярмоленко. Почему так происходит?

— Это лучше спросить у тренеров. У меня есть свое мнение, но не могу его сказать.

— Первый тренер Зинченко говорил, что детские тренеры просят играть очень осторожно, не рисковать, кричат. Сталкивались с таким?

— Конечно. Запугивали очень сильно. Если ошибся, то орали, кричали. Возле меня есть поле и туда на детские турниры приезжают команды. Если ребенок делает какую-то ошибку, на него начинают орать. Малому 9 лет, а ему кричат: «Что ты делаешь?» Нет подсказок, нет объяснений, просто крик. Ребенок запуган, боится сделать ошибку и притрагиваться к мячу. Но есть и хорошие тренеры, которые ставят игру, учить детей мыслить. Это важно. Не бегать, а принимать мяч, отдавать передачу, думать.

— У вас не было обиды на «Динамо»?

— Да нет. А тренеров, которые работали со мной, уже нет. Их убрали. Сейчас много молодых и хороших тренеров. Да и какие обиды — с детства мечтал играть за «Динамо». Папа работал в милиции, раньше она была на стадионах. Он проводил меня пятилетнего на стадион. Белькевич, Хацкевич, Лига чемпионов. Была большая мечта оказаться там. Больше всего нравился Белькевич — пасы, штрафные, красивые голы. Он сильно выделялся в той команде.

— Почему прямо сейчас детям нужно болеть именно за «Динамо»?

— Если ребенок из Киева любит футбол, то за кого еще болеть? Я не заставляю болеть за нас, это воля каждого. Но «Динамо» — народная команда. Для меня такое всегда будет — есть «Динамо» и есть все остальные команды в Украине.

— Вы попали в «Динамо» при Реброве. Он говорил, что вы ему подходите, но в итоге не получилось. Почему?

— Когда подписывал контракт с «Динамо», боялся — понимал, какая конкуренция. Было много иностранцев. Сидел в кабинете и мне дали трубку, на связи был Ребров. Он сказал, что все хорошо, знает мои качества. Я сразу согласился, ведь такие слова говорил тренер «Динамо».

Не скажу, что не подошел ему. В тот момент было много иностранцев в центре поля, тот же Сережа Рыбалка. Мы с Яремчуком ездили на сборы, играли там. Не знаю, почему в итоге не получилось, но тренер он классный. Очень нравилось работать и с ним, и с Висенте в дубле.

— Ожидали, что ваш друг Роман Яремчук через пару лет попадет на карандаш к топ-клубам?

— Он сразу выделялся, много забивал. Мы с ним мечтали, как будем играть вместе в одной команде, купим крутые машины. По нему было видно, что он сильный футболист. Но нужно доверие. Если оно есть, то футболист будет прогрессировать.

— Вы больше выросли в «Черноморце» или в «Заре»?

— Все постепенно. Более запомнилось в «Заре» — тогда в сборную поехал. А в «Зарю» не попал бы, если бы не играл в «Черноморце».

— Большинство болельщиков считает Александра Бабича физруком. Правда?

— Если брать тренерские качества, то он хороший специалист. Он ставил игру. Да, играли от обороны. Даже Леоненко говорил, что мы не футболисты, а спецназовцы. С такими футболистами это была оптимальная тактика. Была мысль на тренировках, когда мы все отрабатывали, что все делается правильно.

— Юрий Вернидуб — мотиватор или есть еще что-то?

— Хороший мотиватор. Это могу выделить первым.

— Одна история, когда он вас очень сильно мотивировал.

— В тренировочном процессе очень переживает, спуску никому не давал. Вот ты не забиваешь, а он кричит — говорит, что тогда в игре точно не забьешь.

Однажды к нам дети на тренировку пришли. Он говорит: «Ребята, давайте без мата». У нас было тактическое упражнение, мы выводили крайнего хава на передачу. И Юри с 11 метров с пяти раз ни разу не забил. Вернидуб свистит, кричит, маты: «## твою мать, ты можешь забить в пустые ворота?» А там дети стоят. Это было очень смешно в тот момент.

— В Запорожье нравилось?

— Самая приятное — звонок со сборной. Я играл в PlayStation, а мне звонят и говорят, что в сборную нужно ехать. Сразу подумал, что в символическую сборную недели взяли. После Киева Запорожье — очень спокойный город. Меньше заведений, куда можно выйти. Помню, ехал вечером с базы и после шести видел воздух возле заводов. Очень загрязненный город, смог. Это не нравилось.

— Вызов в сборной и дебют в игре со Словакией — одна из главных событий в карьере. Это был аванс?

— Не думал, что стал звездой и буду вызываться в сборную постоянно. Ты тяжело работаешь, тренируешься, дополнительно следишь за питанием. И когда это видят и ценят — вот в сборную вызвали — тогда хочется еще больше прилагать усилий. А когда тренируешься, работаешь, но как головой об стену бьешься — сложно себя мотивировать.

— Вы сыграли за сборную, играли в группе Лиге Европы. После этого получали предложения из-за рубежа?

— Реальных предложений я не помню. Если бы я встретил Вадима Шаблия раньше, то, может, и что-то бы поменялось.

— В 2018-м «Заря» хотела продлить вашу аренду. А вы?

— На сборах подошел Хацкевич и сказал, что рассчитывает на меня. О чем может быть речь? Не скажу, что не хочу. Я же для этого работал, тренировался, играл. Чтобы быть в «Динамо». Меня не ставили перед выбором: играть в «Заре» или сидеть в «Динамо».

«Если брать матчи с „Шахтером“, то не скажу, что между нами есть какая-то разница»

— Что лучше: быть в резерве «Динамо» или играть в основе в другом украинском клубе?

— Играть. Особенно, если ты молодой футболист. Есть большая цель — играть в Европе, с детства мечтал об этом. Лига чемпионов, 80 тысяч.

— Есть ответ, почему вы не играете в «Динамо»?

— У меня нет ответа.

— Общаетесь на эту тему с Михайличенко? Есть диалог?

— Разговора, почему не играю, не было. Полностью отдаюсь на тренировках, стараюсь, а тренер принимает решение. Должен уважать его решение. Таких, как я, 20 с чем-то человек. Обидно, что не играю. Но буду стараться исправлять этот момент.

— Весной прошлого года вы часто играли в старте, но все поломалась после ответного матча с «Брюгге» в августе — вас заменили в перерыве. Потом вы вышли на поле уже при Михайличенко аж в ноябре. Сыграли в той игре настолько ужасно?

— Пересматривал тот матч — нормально играл. После игры подошел Хацкевич, сказал, что неплохо сыграл. Просто нужно было забивать два гола, поэтому после перерыва перешли на схему с двумя нападающими.

— Ответа, почему так долго не играли после того матча тоже нет?

— Нет.

— Сборы с Хацкевичем вы назвали самыми сложными в карьере, а про сборы Михайличенко говорили: «Приходилось терпеть». С кем было труднее?

— С Михайличенко. Были очень тяжелые тесты, мы делали много физической роботы, бежали тест Купера.

— После таких сборов ощущается легкость?

— Мне сложно сказать, потому что я не играю в матчах. Это сказывается на последних минутах, когда тяжело. У нас есть преимущество в этом.

— Как в матче в кубке с «Александрией»?

— Да, об этом и говорю. Хотя и «Александрия» играет больше в физический футбол. Мы в меньшинстве выглядели свежими на их фоне. Сборы дают свои плоды.

— Почему болельщики «Динамо» так сильно хейтят команду?

— От любви до ненависти один шаг. В нашу сторону много негатива, да. Может, потому, что мы не играем в Лиге чемпионов или потому, что «Шахтер» уже несколько лет подряд занимает первое место. Не хочу повторяться о молодой команде. Но так и есть, если взять средний возраст: какой у нас, а какой у «Шахтера». Уверен, у нас все получится. Потому что «Динамо» должно быть на первом месте.

— Чего вам не хватает?

— Сложно сказать. Если взять сильных футболистов, то они у нас есть. Тот же Цыганков, Миколенко, Бурда.

— Если посмотреть на таблицу, то разница между «Шахтером» и «Динамо» существенная. Вот вы выходите на матч с «Шахтером». Чувствуете, что это совсем другой уровень?

— Когда играем с «Шахтером», то моментами мы лучше, чем они. Просто не хватает стабильности с более слабыми соперниками, чем «Шахтер». У нас много молодежи. Если брать матчи с «Шахтером», то не скажу, что между нами есть какая-то разница.

— Расскажите, почему Хацкевич — топ-тренер?

— Очень много хейта было, называли физруком. Но честно — физрукам до него очень далеко. У нас тоже были сильные тренировки в плане тактики, стратегии. Он понимал, чего хочет. Я чувствовал, что можем добиваться результата с этим тренером. Но этот матч с «Брюгге»... Думаю, если бы забили гол на выезде, было бы все нормально. Рад, что поработал с этим тренером. Он дал реальный шанс играть в «Динамо», только теплые воспоминания.

— Вы думали над предложением продлить контракт с «Динамо» в 2019-м? Ведь на тот момент играли достаточно мало.

— Сомневался, потому что не было игровой практики. Хацкевич дал понять, что рассчитывает на меня. Так и оказалось. Поехал на сборы, подпускали в основу, получил травму, но в итоге выходил или в старте, или на замену. Чувствовал доверие тренера. Как он обещал, так и произошло.

— Вы кайфуете от футбола в нынешнем «Динамо»?

— Не могу кайфовать от футбола, потому что не играю. Просто от тренировок сложно кайфовать. Делаю все, отдаюсь полностью на тренировках, но надо играть. Мы ради этого тренируемся, а не для того, чтобы просто побегать.

— Если ситуация будет такой же, смените клуб?

— Очень сложно психологически. Я вообще не играю, не понимаю, почему не играю. Куча мыслей всяких. Но ни в коем случае не осуждаю тренера. После завершения сезона буду разговаривать. Не хочу, чтобы так продолжалось.

— Какая у вас мечта?

— Мечтаю, чтобы «Динамо» стало чемпионом Украины. Был бы очень счастлив. Сейчас много молодых наших пацанов. Если бы выиграли этим составом, это было бы очень сильно.

— Не факт, что вы будете играть за «Динамо» всю карьеру, но болеть за этот клуб будете всегда?

— Конечно.

«Маркевич мог накричать, напихать, больше не взять на тренировку. Если бы было доверие, то мог бы играть в «Металлисте»

— Вы играли в «Металлисте» во времена, когда там было много крутых иностранцев. После тренировок с топами не думали бросить футбол?

— Нормально. Молодых же не ставили против бразильцев, немножко разбавляли. Да и Шелаев не давал расслабиться.

— Почему?

— Он сумасшедший футболист. Возле базы дубля была площадка с песком, Шелаев тогда за нас играл. И делал челночный бег перед игрой. Потом выходил на игру в 36 лет и набегал километража больше всех. Он не уставал на играх дубля, поэтому еще утром делал тренировку.

Когда мы тренировались, часто был с ним команде. Он злился постоянно. Бразильцев же постоянно берегли, просили аккуратно играть, не бить по ногам. Но Шелаев ноги не убирал, пацаны его боялись.

— Вы хотя бы раз нарушали запрет, фолили против легионеров?

— Молодым нельзя было быть легионеров по ногам. За это могли нашвырять знатно. Но я всегда не грубо играл. Помню одну ситуацию с Шелаевым — он Эдмара ударил. Там удар не был таким уж сильным, но Эдмар закричал. Мы играли на дальнем поле, а Мирон Маркевич как раз уходил. Никогда не видел, чтобы он так орал. Всегда спокойный. «Уберите его на### с поля», — кричал он про Шелаева помощникам.

— Расскажите историю о легионерах «Металлиста», после которой вы говорили: «Вау».

— Больше всего нравился Шавьер. Человек не делал ни одной ошибки. Помню, на тренировке потерял мяч и бежал за Сосой. Думал, что догоню и перекрою. Но он меня на спину посадил и побежал вместе со мной. У Девича вроде не было большой скорости, но у него никто мяч не мог отобрать. Когда приезжали на сборы, то играли товарняки с командами из низших лиг Казахстана. Марлос двоим подряд между дал. Они все там куражились знатно.

— Маркевич мало доверял молодежи и делал ставку на легионеров. Почему?

— Было непросто молодому. Вот был Артем Радченко, сейчас в Латвии играет. Ему давали сумасшедшие авансы, он в 16 лет в Лиге Европы играл, часто тренировался с первой командой, его любили. Остальным очень тяжело было. Когда был молодым, расстраивался — не дают шанс. Но с другой стороны — покупали футболистов по 7-8 миллионов. Куда их девать? Такая политика была. Руководство требовало результат и они его давали, какие вопросы? Не могу сказать, что в других командах сильно молодежи доверяли.

— Вы могли представить, что в этой команде с этими конкурентами можете играть в основе?

— Понимал, что могу. Анализировал все, что делаю каждый день, как выгляжу на тренировках, как играю за дубль. Чувствовал — могу. Просто мне нужно было доверие тренера. Маркевич мог накричать, напихать, больше не взять на тренировку. В этом была проблема, я сильно переживал. Если бы было доверие, то мог бы играть.

— Вы общались с Тайсоном, Собой, Марлосом, Хавьером или могли даже не знать, как тебя зовут?

— Да нет, все супер было. Сколько не играли с «Шахтером», Тайсон и Марлос всегда подходят, спрашивают, как дела. Они нам помогали, как и наши старшие. Давали молодым пацанам бутсы, экипировку. Мне Моледо термо отдал, Эдмар и Красноперов бутсы отдавали.

— То есть не было ощущения, что они — высшая раса?

— Проскакивали моменты. Есть тренировки после матчей — занимались молодые ребята и те, кто меньше сыграл. Бывало, что мы побеждали. Легионеры психовали, могли специально бить по ногам, даже когда мы без мяча. А им тренера ничего не говорили. А в жизни все спокойно.

— Вы не застали времена развала клуба?

— Я вернулся с аренды в «Горняке-Спорте» и полетел на сборы с Рахаевым. Я уехал после сборов, попал на просмотр в «Олимпик», а потом перешел в «Динамо». За полгода в «Металлисте» так и не заплатили.

— Есть две позиции. Первая: хорошо, что уехали легионеры и стало меньше денег — теперь молодежь получит шанс и мотивацию развиваться. Вторая: без крутых легионеров нет такого интересного чемпионата и заполненных трибун. Вам какая точка зрения ближе?

— Для нашего развития футбола первая. Наши пацаны могут играть, у них есть мотивация ехать в Европу. Это лучше. Есть примеры Сербии или Хорватии. У них несильные чемпионаты, а футболисты везде, в каждой топ-лиге. Это хорошее развитие.

Андрей СЕНЬКИВ

ТОП-10 настольных игр на время карантина

26.03.2020, 09:35

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть