Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

«Дали ему поддатому ствол...» Печальная судьба бывшего футболиста «Динамо» Бориса Деркача

2020-06-11 16:51 У массы спортсменов, чей расцвет совпал со сломом советской эпохи, судьба сложилась тяжело, даже трагично. Резкое обнищание и отсутствие ... «Дали ему поддатому ствол...» Печальная судьба бывшего футболиста «Динамо» Бориса Деркача

У массы спортсменов, чей расцвет совпал со сломом советской эпохи, судьба сложилась тяжело, даже трагично. Резкое обнищание и отсутствие перспектив многих вгоняло в депрессию. Слабохарактерные опускались, спивались, раньше отпущенного срока уходили в мир иной. Но даже на этом, преимущественно печальном, фоне история бывшего защитника киевского «Динамо» Бориса Деркача выглядит страшно и дико одновременно.

Борис Деркач

Как классный футболист, чемпион и дважды обладатель Кубка СССР докатился до камеры-одиночки и смерти в забвении? В его случае жестокий общественный диагноз «пропил талант» будет верен лишь наполовину, так как был у Бориса еще один, не менее сильный порок. И какой из них оказалась губительнее, определить уже невозможно. Да и смысл пытаться? Человека не вернуть, но, возможно, его трагический пример заставит задуматься и одуматься тех, кто недавно ступил на скользкую дорожку. Или даже не одну.

В ЦСКА Деркач на пару дней отпросился на свадьбу — и пропал на неделю

Харьковчанин Деркач поздновато «проявился» во взрослом футболе. В 20 лет, в золотом для «Зенита» сезоне-1984, он впервые сыграл в Высшей лиге за родной «Металлист» (полтайма в Ростове против местного СКА) и... ушел в армию. Самых одаренных игроков призывного возраста, как правило, рекрутировал ЦСКА, но поскольку Борис к категории вундеркиндов не относился, его забрал скромный киевский СКА.

Удивительное в жизни рядового Деркача начало происходить позже. Года выступлений в шестой зоне второй лиги первенства СССР защитнику хватило, чтобы заинтересовать даже не одного, а сразу двух великих тренеров. Валерий Лобановский даже протестировал потенциального новичка на сборах киевского «Динамо», а Юрий Морозов — «призвал».

На самом деле трудно представить ситуацию, при которой Морозов просто перехватил бы игрока у давнего товарища и единомышленника (в 1988-м они даже воссоединятся в штабе сборной Союза). Еще сложнее вообразить конфликт между мэтрами из-за малоизвестного футболиста. Легче поверить в некую кулуарную договоренность. В том звездном «Динамо» Деркачу определенно места не было (в лучшем случае — на лавке), а в ЦСКА он брался под основу. Разные цели — разные требования к исполнителям. В то время как киевляне выигрывали Кубок кубков и чуть ли не полным составом представляли страну на ЧМ-1986, «армейцы» только бились за право вернуться в «вышку».

Деркач в этой борьбе «красно-синим» помог. 14 игр, 1 гол — нормальная статистика для новичка за полгода. Правда, уже тогда в поведении Бориса проскальзывали симптомы будущей болезни.

«Боец, работяга на поле, весельчак в жизни, — характеризует бывшего одноклубника чемпион СССР 1991 года Михаил Колесников. — Хороший пацан, но не режимщик. Бывали проблемы. Как-то отпросился на выходной к кому-то на свадьбу в Киев. Естественно, загулял. Вернулся через неделю. На базе в Архангельском собрание: Морозов, Бубукин отчитывают Деркача. Юрий Андреевич спрашивает: «Боря, ну как же так? Ты вообще ни о чем не думал?». На что он ответил: «На свадьбе только об одном и думал: «Как же ж там моя команда?!».

Впоследствии Деркач с теплотой вспоминал недолгосрочную московскую командировку. Все ему нравилось — коллектив, команда, город. Морозов ценил игрока и предлагал остаться на «сверхсрочную». Исход дела решил жилищный вопрос. Перед заманчивым предложением Леонида Ткаченко — новая квартира в родном городе и гарантированная «вышка» прямо сейчас — Борис не устоял. Следующие три сезона Деркач на добротном уровне провел в «Металлисте». Взял с ним Кубок СССР в 1988-м, пускай даже в финале с «Торпедо» не сыграл.

Лучший матч в жизни Деркач провел против бывших одноклубников — забил два гола Михаилу Еремину в золотой для киевлян игре.

В Союзе считалось: в «Динамо» Киев («Спартак») два раза не зовут. В общем, так оно и было, но Лобановского сама жизнь заставила вернуться к старым кандидатурам. После серебряного Евро-1988, на котором заявка сборной СССР более чем наполовину состояла из киевлян (11 человек на 20 мест), лучшие советские мастера потянулись на Запад. К 1990 году этот процесс принял массовый и практически необратимый характер. Предчувствуя скорый развал страны, футболисты при первом же удобном случае уезжали за границу. Таким образом, омоложение динамовского состава стало в известной степени вынужденной мерой. В этот переходной период Деркач и вернулся в Киев. Аккурат под чемпионство.

Пока оставшиеся «сборники» ещё дорабатывали в «Динамо», Борис бегал в основном за дубль. За бело-синюю основу защитник дебютировал только 21 апреля (2:0 над «Шахтером»), а всего в золотом сезоне провел три матча. В том числе самый знаменитый. Вот только Лобановский его уже не увидел — к тому времени в Эмираты отбыл, поручив довести сезон до конца многолетнему коллеге Пузачу.

На лучший матч в жизни Деркача вдохновили бывшие сослуживцы. 7 октября 1990 года левый защитник «Динамо» дважды поразил ворота главного конкурента киевлян — ЦСКА. В первом тайме Борис головой замкнул навес Раца с углового, а во втором шикарно приложился к мячу издали — точно в девятку с трёх десятков метров попал. Два пропущенных гола за две минуты (от Юрана и Деркача) так раздосадовали Павла Садырина, что он тут же заменил основного вратаря Еремина на Гутеева, но это уже был жест отчаяния. Победа со счетом 4:1 досрочно, за два тура до финиша, сделала киевлян чемпионами СССР. Деркачу медали не хватило (мало игр провел), но в памяти киевских болельщиков он все равно остался «золотодобытчиком». Благодаря историческому дублю. Это и называется: удачно зашёл.

В украинской столице Деркач «заболел» азартными играми. Когда «подшивался», играл в казино. Развязывался — уходил в запой

По окончании сезона-1990 из Киева разбрелись остатки старой гвардии: Чанов с Балем махнули на заработки в Израиль, Демьяненко и Яремчук — в Германию, Литовченко — в Грецию, Рац — в Венгрию. Деркач остался одним из старших в команде. Казалось бы, пришло наконец твое время — хватайся за шанс, пользуйся. Увы. Бориса хватило на один более или менее стабильный сезон.

В последнем чемпионате Союза Деркач периодически разряжал свою «пушку» (голы «Памиру» и «Днепру»), результативно сходил в атаку против «Спартака», но не реже попадал в скверные истории за полем. Противостоять многочисленным соблазнам большой и красивой столицы успешному (еще) футболисту оказалось не под силу. Пагубные пристрастия постепенно поработили волю спортсмена.

«Проблемы начались, когда он к картам пристрастился, в казино зачастил, — свидетельствует партнер Деркача по „золотому“ „Динамо“ Олег Саленко. — Закрепился в составе, стал чемпионом, места в составе с уходом Кузнецова, Бессонова, Демьяненко освободились — только играй. Но нет — потянуло на заработки. Сереьезные неприятности у Деркача в Венгрии начались. Вот там, как я понимаю, Боря замкнулся в себе, начал безудержно играть и задолжал кучу денег. А потом и за оружие взялся...»

«Мы с Борей примерно в одно время в Киев переехали, — вспоминает другой бывший динамовец, а впоследствии „сборник“ России Ахрик Цвейба. — Жили в одной гостинице, дружили. Порядочный, правильный, честный парень. Обоих с детства улица воспитывала. Но у каждого есть свои слабости. Вот у него две страсти было — алкоголь и азартные игры. Я с детства к картам равнодушен, а Боря с Ванькой Яремчуком были фанатами этого дела. Не могли без казино. Когда Деркач подшивался — шел играть. Как только бухнет — все, запой, не узнать человека. Рассказывали, в Харькове мог на три дня потеряться — не видно, не слышно. Выпил — уснул, выпил — уснул. Есть категория людей, которым противопоказано спиртное. К великому сожалению, это Деркача и погубило. Игрок-то хороший был — не зря Лобановский его приглашал».

По воспоминаниям самого Деркача, за полгода он спустил в казино около $ 20 тыс. долларов — огромные деньги при зарплате $ 1000 в месяц. Шикарная «трешка» на Крещатике тогда стоила около 15 тысяч, а простенькая в спальном районе — в 4-5 раз дешевле. В попытке выбраться из долговой кабалы защитник сорвался в болгарский «Левски». Заиграть не заиграл, но хоть с долгами расплатился с подъемных (опять-таки, с его собственных слов).

В ходе вооруженного ограбления футболист ранил трех человек и был приговорен к 11 годам тюрьмы. За попытку побега ему добавили срок

Вторая — а с учетом срыва трансфера в «Бурсаспор» третья — попытка Бориса устроиться за рубежом оказалась для него роковой. В «Ньиредьхазе» украинец толком не заиграл, но это еще полбеды. Беда, что от опасных привычек он и в Венгрии не избавился. Лудомания в запущенной форме, отягощенная обильными возлияниями, довела его до тяжелого преступления.

Весной 1993 года СМИ облетела шок-новость: 29-летний футболист арестован в Будапеште за участие в организованном преступном сообществе. Следствие установило, что в ходе вооруженного ограбления Деркач лично ранил из огнестрельного оружия трех человек. Венгерский суд приговорил украинца к 11 годам лишения свободы.

«Он мне рассказывал, как все произошло, — говорит Цвейба. — Боря поругался со своей девушкой. Она сгоряча порвала его загранпаспорт и улетела в Киев. Деркач остался один в Венгрии, забухал. Славы нет, денег нет, знакомых нет. А время было смутное: 90-е, бандиты, рэкет. Братва из Киева предложила: „Боря, давай одного сутенера выставим на деньги“. Он и пошел на дело. Дали ему, поддатому, ствол. По трезвости Борис воробья не обидел бы, а тут, видно, крыша поехала. На стакане дней десять сидел.

Явился он к этому цыганскому барону в загородный дом. Направил на него пистолет: „Гони бабки“. Цыган за нож схватился — и на него. Боря потом оправдывался: „Если бы я не стрельнул, он бы меня убил. Я и нажал на спусковой крючок, рефлекторно“. На выстрел со второго этажа выскочили девчонки, ночные бабочки. Он по ним палить начал...

Когда мне сказали, что Боря в Венгрии стрелял в женщину, я просто офигел. Сразу подумал: наверняка пьяный был. В этом состоянии он просто неадекватным становился. Я с ним на эту тему разговаривал: „Боря, ты же спортсмен, нормальный парень. Как ты мог взять пистолет и целенаправленно шмалять в людей?“. Он только плечами пожал: „Ахрик, если бы я соображал, что делаю... Потом, когда очухался, что-то понял. Еще стакан выпил — и снова забылся“.

Поделив с сообщником деньги, они разбежались. Тот тип, получив свою долю, скрылся, а Боря забурился в ресторан. Там его и накрыл местный ОМОН. Отдубасили ногами и закинули в тюрьму. Дали 11 лет — 7 из них в одиночной камере. Это ещё счастье, что все пострадавшие выжили. В противном случае ему не меньше двадцатки впаяли бы, если не пожизненное...»

Отсидев в венгерской тюрьме два года, Деркач совершил попытку побега. В интервью еженедельнику «Футбол» он подробно описал эту авантюру

«Естественно, нам помогали: подкупили охрану, во время свидания передали пилу, веревки, — признался он по прошествии почти двух десятилетий. — У нас в камере были две железные лестницы в полтора метра высотой, чтобы на второй ярус нар залезать. Помогли ребята из соседних камер — там в одной грузины, в другой белорус с чеченцем сидели. Ребята занесли нам еще одну лестницу. Наша камера находилась на третьем этаже. Лестница нам была нужна не для спуска, а для того чтобы перемахнуть шестиметровый забор с колючей проволокой. Пять часов мы распиливали решетку и в начале пятого утра 31 декабря 1995 года начали спускаться вниз... Охранники с вышек открыли огонь на поражение. Из ружей американской марки дробовиков „Ремингтон“. Нас спасло расстояние — далеко были от вышек. Поставили лестницу, подельнику я помог перемахнуть через забор. Он был легкий — весил около 70 кг. А у меня веса тогда под центнер — реально качался в тюрьме. Это и погубило. Сильно разодрался о колючую проволоку. В лесу догнали собаки. Подельник убежал. Попал в международный розыск. Словили только через пять лет».

Неудавшийся «рывок» стоил Деркачу дополнительной пятилетки на зоне — четыре года по основной статье и один — за побег. Пять месяцев Борис отсидел в карцере. Но освободился он всё-таки досрочно.

В последние месяцы жизни Деркач бомжевал в Малайзии и умер примерно через полмесяца после возвращения на родину

Агент Шандор Варга, мать футболиста и бывшие одноклубники совместными усилиями добились перевода игрока сначала в Ужгород, а затем — под Харьков. В 2004 году, отсидев в общей сложности 11 лет, Деркач вышел на свободу.

«Думали, теперь-то уж точно образумится, — говорит Саленко. — И он вроде бы остановился — завёл семью, устроился помощником футбольного менеджера. А потом опять не по той стезе пошел. Я так и не понял, чего он поперся в Камбоджу — допускаю, что снова из-за игровых проблем».

«Когда я впервые увидел Борьку после тюрьмы — не узнал: качок, в татуировках весь, — продолжает Цвейба. — Наливал воду в пятилитровые пластиковые бутылки и качался в одиночке, как гирями. Мы с друзьями чем могли — помогли. Я десятку „зелени“ дал. Просил: „Боря, попробуй начать жизнь заново — например, в агентском бизнесе. Тем более вес в футболе, авторитет в Харькове есть“. Вроде всё стало налаживаться. Женился, дети родились. Года три не пил, работал. Как вдруг во время Майдана звонит из Киева: „Ахрик, выручай, позарез нужны деньги“. Оказалось, где-то в гостинице жил, за номер не платил, повздорил с охранниками — сломали ногу, ребра. Потом узнаю, что он где-то в Малайзии. Как он там оказался — черт его знает. Ни паспорта, ни денег. Просто бомжевал. Спасибо киевскому журналисту — поднял волну, чтобы вернуть Борю на родину. Когда Деркач в Борисполе приземлился, ваш коллега ему трубку передал. Говорю: „Боря, ну что ты чудишь?“. А он мне два слова со смехом прохрипел: „Бродяга, привет...“ Сказал ему: „Ну хоть теперь-то приведи себя в порядок. Хватит скитаться по миру, помоги семье“. Ему уже пить нельзя было — вконец здоровье в Азии подорвал. А завязать, видно, сил не хватило. Алкоголизм — страшная болезнь, беда...»

Футбольный мир тесен, а футбольно-журналистский — еще теснее. Корреспондентом, способствовавшим возвращению Деркача домой, оказался мог друг детства Андрей Танасюк. Он и поведал об операции «Депортация».

«Болельщик из Харькова на отдыхе в Малайзии случайно опознал в неопрятном, исхудавшем мужчине бывшего футболиста „Металлиста“, — говорит Андрей. — Купил ему пивка, какой-то снеди, записал короткий видос и кинул на фейсбук. Я случайно на этот ролик наткнулся, заинтересовался, начал наводить справки. Отправил запрос в посольство Украины в Малайзии и вскоре получил ответ: действительно, приходил человек, подходящий по описанию, с заявлением об утере документов. Выглядел, скажем так, несвежим — ему и посоветовали явиться позже. Впоследствии, при встрече в Борисполе, Борис объяснил, как его туда занесло. После ухода из селекционной службы „Металлиста“ Деркач взялся за старое — подсел на автоматы и, естественно, влез в долги. Знакомый предложил халтурку на мебельной фабрике в Камбодже. Там у него и стащили (а может, и отобрали) паспорт. А так как в Камбодже украинского консульства нет, он нелегально пробрался в Малайзию. Спустя время на меня вышла Татьяна, сотрудница нашего малазийского представительства, и обрадовала: нашелся ваш Борис. Полиция подобрала на улице в плачевном состоянии и доставила в местный госпиталь. Без документов и средств к существованию».

«Татьяна попросила разыскать родственников или друзей, которые оплатили бы услуги госпиталя (по $50 за каждые сутки в стационаре) и билет до Киева, — продолжает Танасюк. — Но, к кому бы я ни обращался — а писал и в клубы, и бывшим партнёрам Деркача, — не откликнулся никто. Только Ахрик Цвейба перезвонил, но к тому времени вопрос уже благополучно решился. Работники посольства, украинская диаспора в Малайзии скинулись на билет и одежду для Бори. 30 апреля 2019 года Деркач вернулся на родину. Выглядел, мягко говоря, неважно: высохший, осунувшийся, передвигался на каталке и всё время кашлял — очень похоже было на плеврит (болел — знаю). Даже дешёвенького кнопочного телефона у него не было — с моего Ахрику Сократовичу звонили. Из Борисполя Деркач уехал на автобусе в Харьков. На следующий день перезвонил с незнакомого номера: „Я нормально, у друзей!“. Судя по хмельным голосам на заднем плане, встретил старых корешей. Больше я его не слышал. А в конце мая в „личку“ на ФБ прилетело сообщение от незнакомого человека из Харькова: „Борис умер“. Я тут же набрал Цвейбе...»

Поразительно, но даже на крупных справочных ресурсах вроде «Википедии» точная дата смерти известного футболиста отсутствует — указана лишь приблизительная: май 2019 года. Борису Деркачу было всего 55 лет. Он прожил короткую, но, пожалуй, чересчур яркую жизнь.

Олег ЛЫСЕНКО

Подписывайтесь на Dynamo.kiev.ua в Telegram: @dynamo_kiev_ua! Только самые горячие новости

11.06.2020, 16:51
Топ-матчи
Чемпионат Испании Реал Уэска 0 : 0   31 октября 15:00
Чемпионат Франции Марсель Ланс - : - 30 октября 22:00
Чемпионат Италии Кротоне Аталанта - : - 31 октября 16:00
Чемпионат Германии Аугсбург Майнц - : - 31 октября 16:30

Еще на эту тему

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть