Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Андреа Мальдера: «Шевченко изменился в плане понимании своей роли»

2021-01-30 20:13 Один из ассистентов главного тренера сборной Украины Андреа Мальдера дал интервью Роману Бебеху на Youtube-канале PASS. ... Андреа Мальдера: «Шевченко изменился в плане понимании своей роли»

Один из ассистентов главного тренера сборной Украины Андреа Мальдера дал интервью Роману Бебеху на Youtube-канале PASS.

Андреа Мальдера

О принципах игры сборной Украины

— В фазе удержания мяча в основном мы просим две важные вещи: распознать, где численное большинство, преимущество, и идентифицировать свободные пространства, которые можем занять. Нам интересно, чтобы были заняты пространства. Неважно кто их занимает, это может быть правый защитник, а может быть центральный полузащитник — важно, чтобы они были заняты. Поэтому, если есть высокий прессинг от соперника, игрок должен распознать, где численное большинство и где свободное пространство.

Если играем против соперника, который будет ждать, не будет встречать высоко, ситуация меняется. Представим 4-4-2. Где у нас численное большинство? В какой-то зоне три против двоих — тут уже есть большинство. А если наша конструкция низкая, то может быть вообще 4 на 2. Тогда у нас численное большинство и свободное пространство. Если в этот момент игрок дает длинную передачу — это неправильный выбор, так как численное большинство в его зоне.

В итоге в фазе удержания мяча мы просим именно это — распознавать, распознавать и распознавать.

Потом ориентир — время, которое указывает уже соперник. Если игрок не под прессингом, тогда есть время для ротации: атакующий игрок смещается в середину, фланговый игрок поднимается и появляется центральный полузащитник, который может принять мяч.

Нет прессинга, есть больше времени. Это уже другая ситуация, чем под прессингом. Тогда нет времени для ротации. В этом случае, наверное, будем ближе сближаться друг к другу и начинать с нуля. Расположение соперника дает нам время, чтобы понимать куда мы двигаемся и как. Цель одна: распознать ситуацию, не делать всегда одно и тоже.

Стратегия меняется от матча к матчу в зависимости от соперника или наших же игроков. Если играют Макаренко и Сидорчук — это не то же самое, что Зинченко и Малиновский. А Мораес не такой, как Яремчук. Все зависит от их характеристик. Выбор тренера бывает разный, поэтому способы игры могут отличаться.

В фазе защиты все чуть меняется. В самых важных чемпионатах — АПЛ, Бундеслиге или яркий пример «Аталанты» — многие переходят играть в защите в равенство, один в один. Это иногда преимущество, иногда наоборот.

Это преимущество, если ты силен в индивидуальных единоборствах. Мы хотим в некоторых зонах быть агрессивными, делать шаг вперед. Если защищаемся один в один, ориентир — всегда мяч. Если мы ориентируемся уже на игрока, то фланговый защитник должен быть ближе к сопернику. Понятно же, что открывается пространство. Тогда этот игрок должен быть сильнее в игре один в один.

В обороне выбираем между игрой один в один и зоной в зависимости от ситуации. Против хороших соперников мы согласны на их большинство в высоких зонах атаки, так как хотим, чтобы у нас был дополнительный игрок ниже, который даст нам больше баланса, страховки. Но в некоторых зонах, например, если нападающий соперника играет между линий, мы иногда просим центрального защитника сближаться, быть агрессивнее. Если нападающий опускается, защитник должен ждать этой ситуации.

Против серьезных соперников, чем больше времени мы дадим, тем будет сложнее. Поэтому вопрос: лучше оставаться, страховать и иметь сзади большинство или пробовать нападать, закрывать время и пространство. И там, и там есть преимущества и ограничения. В зависимости от игры и соперника, и в фазе с мячом и без мяча мы хотим иметь больше вариативности. Нужно адаптироваться к ситуациям, своим игрокам и к тому, кто против нас играет.

В плане обороны очень важен Мауро Тассотти: его опыт, чтение защитных ситуаций, знания. Он очень много передал команде, но сейчас мы хотим добавить. В некоторых пространствах на поле мы хотим выходить из наших линий и иногда принять, что сзади может быть равенство. Мы развиваемся, пытаемся что-то менять, что-то добавлять.

О своей роли в сборной Украины

Вы аналитик, тренер-аналитик, как меняется вообще сейчас эта позиция?

— Мне много раз задают этот вопрос. Тут не надо путать видеоанализ с ролью тактического видеоаналитика самой команды. Видеоанализ — это больше количественная работа, довольно важная для команды. У специалиста должны быть знания футбола, технологий и статистики, чтобы анализировать цифры. Сегодня это важная роль. Если мы возьмем серьезный клуб, например, Премьер-лиги, там есть целые отделы, где много людей работают чисто с данными.

Есть тактический видеоаналитик. Я в своей роли должен иметь такие же тактические знания, как тренер. Как я что-то могу предложить тренеру, если я этого не знаю, не проживаю, не могу быть с ним на поле, не знаю, что он требует от игроков? Я должен это знать. Моя задача — изучать, смотреть, предложить, иметь свои идеи. Это моя ответственность перед тренером. Он ведет игру, управляет игрой, у меня меньшее влияние на это.

Также аспект, за который отвечает чисто главный тренер — это психологическое состояние команды, мотивация. Как он управляет давлением, реагирует на победы и поражения. Это все относится к тренеру, но задачи технико-тактические мы выполняем совместно.

Если бы тренер считал, что у меня нет нужных качеств, он бы даже не слушал бы меня. Должно быть доверие. Иногда мы смотрим в одну сторону, иногда мнения разные, но он знает, что я у меня своя роль и я никогда бы не смог делать то, что делает он. Честно. Никогда. У меня нет его способностей, его опыта, его чтения моментов, его характера, личности. Но и он не делает то, что делаю я — у каждого своя роль.

У меня другая роль, больше изучения, цифр, тактики, какой игрок соперника больше касается мяча, сколько он передач делает, какая слабая или сильная сторона соперника.

— Когда вы смотрите соперника, какие первые критерии, на которые обращаете внимание? Именно по цифрам.

— В сборной анализировать не так легко. Например, мы сейчас играем и до марта больше не сыграем. Тогда в марте, когда я буду смотреть моих следующих соперников, я должен смотреть матч трех-четырех месячной давности. И за это время игроки могут не быть в том же состоянии, поэтому это создает определенные сложности.

Но для меня самый важный матч — против нас, если мы уже сыграли. Например, если снова играем со Швейцарией и Германией, наше внимание концентрируется на наши первые матчи. И там уже анализируем все ситуации, которые были созданы в самой игре. Потом смотрим последние их матчи.

В клубе я смотрел 5 матчей соперника и старался находить среди них игры с командами, которые играют в нашей манере. Там мы можем найти важные ориентиры. Например, Польша, которая в Лиге наций играла с Боснией, а та играет 4-3-3. Я посмотрел два матча между ними, потому что есть ситуации в пространстве, в чтении моментов, которые могут быть для нас интересны.

В национальной сборной очень важно фильтровать, подходить выборочно. Матч Польша — Италия тоже был интересен, потому что Италия в каких-то случаях более похожая на нас команда, интересно видеть движение Польши против Италии. То есть в национальной сборной мы должны детально искать то, что мы хотим видеть.

— Какими программами вы сейчас пользуетесь?

— WyScout. Мы получаем матчи практически всех чемпионатов и игроков — это для нас очень важно. В анализе данных используем Panini Digital Soccer, которым я доверяю в плане технико-тактических данных. В плане подготовки видео я работаю тоже с программой Panini. Также iPad, где я могу показать все игрокам индивидуально.

Тренерский штаб сборной записывает тренировки с помощью дрона, которые мы потом анализируем, как и другие клубы. Если хотим максимальной отдачи от игроков, мы должны также дать им все. Федерация нам в этом помогает. Например, с видео, которое мы можем посмотреть в раздевалке. Мы должны расти в этих аспектах. С нами сейчас работает Алекс Шовковский — и это тоже рост вперед, я уверен, что четыре глаза всегда лучшем, чем два.

Видео с дрона много нам дает. Мы много с ним работаем, особенно, когда должны выполнять на тренировке тактические задания. Тактическую тренировку снимаем дроном, и в тот же вечер или утром, в зависимости от расписания тренировок, выбираем конкретные клипы и анализируем вместе с игроками.

Для игрока пересмотреть себя — это прекрасный фидбек, прекрасный момент, чтобы получить определенную уверенность. Иногда и до матча даже я кручусь около игроков, спрашиваю понимаете ли вы все. Иногда какой-то игрок может сказать: «Андреа, я не помню, если мяч так идет, то как я должен действовать?» Я показываю, что мы видели, что мы анализировали. У нас есть задача — давать информацию. Но мы хотим, чтоб игроки брали и на себя эту ответственность, принимали решения.

О том, почему сборная стала сильнее

— Первые два года отличаются от последний двух. В первые два года мы играли больше с командами нашего уровня. Наше желание было больше владеть мячом, вести игру, доминировать. Хотели дать идентичность (стиль) нашей игре с мячом.

Сейчас мы развиваемся иначе. В группе А Лиги наций уровень соперников повысился, таким образом нам пришлось также что-то менять. Соревноваться на таком высоком уровне стало огромным опытом для тренерского штаба, игроков, для всех. Нам пошли на пользу некоторые негативные результаты, чтобы понять эту сложность. Мы научились играть против команд, которые позволяют играть первым номером, и понимать, когда нужно сыграть по-другому, придерживаясь нашей идентичности.

Наш рост в том, что мы понимаем ход матча. Сегодня матчи меняются во время игры. Можно начать играть определенным способом, потом изменить его. Тем более сейчас пять замен. Развитие в понимании этих моментов. Это и есть цель, которую хотим достичь — быть зрелыми в наших решениях.

О трансформации Шевченко-тренера

— Он изменился в плане понимании своей роли. Он сейчас более авторитетный, более уверен в себе. У нас в штабе роли хорошо распределены.

У меня роль тактического-аналитика, изучающего человека. Мауро поддерживает равновесие, у него роль советника, он передает свой большой опыт. Александр Шовковский — человек который много общается с игроками, у них очень близкие отношения. Все это координирует Шевченко.

Считаю, что такое распределение сейчас очень хорошо работает. Игроки знают, что если говорить о тактике, то они идут ко мне. Если поговорить о физической подготовке, то они идут или к Ивану Баштовому, или к Андреа Андзалину. Если о личном, наверное, к Александру подойдут, если разговор о более серьезных вещах. Или ищут лидера — идут к Шевченко.

Игроки распознают роли в тренерском штабе. Шевченко вырос именно в этом — в управлении компетенций каждого. Он действительно лидер внутри группы. И это очень важно. Я могу что-то предложить Шевченко, идею или мысль, обсуждаю с ним, и он потом им объясняет и убеждает, что это правильное решение. Игроки ему полностью доверяют.

Об отборе кандидатов в сборную, взаимодействии с ними и анализе данных

— Ситуация с ковидом слегка увеличила список, так как мы зависим немного от обстоятельств. У нас около 35-40 игроков, за которыми следим и потом вызываем 23-24. Сейчас, может, из-за ковида получится 27-28, но у нас есть 40 игроков, за которыми мы следим.

За некоторыми смотрим меньше, кого уже хорошо знаем. Малиновский, Зинченко, Ярмоленко — их возможности известны. Анализируем больше игроков, с которыми меньше знакомы. Например, Корниенко, Забарный, Конопля. То есть те игроки, которых знаем меньше. Пытаемся больше с ними познакомится.

Но надо понимать, что матчи чисто украинского чемпионата не всегда очень информативные — это для нас не стопроцентный ориентир. Если судить только по внутреннему чемпионату, то рискуем получить неполную информацию, ведь уровень не всегда высок.

— Как вы коммуницируете с ними, когда сборная не собрана?

— Коммуникация есть. Тренеры по физподготовке всегда должны связываться с тренерами по физподготовке других команд, и не только украинских. Мы им отправляем программы на тренировки, получаем информацию, если есть какие-то травмы или что-то другое. Также звоним иногда лично — Шевченко часто с игроками общается. Моя работа уже в том, чтобы смотреть матчи, как и сколько они играют. Это командная работа.

— За время работы штаба Шевченко мы поняли, что для того, чтобы игрок играл в национальной сборной, его клуб должен быть в еврокубках или играть в европейских чемпионатах. То есть попасть в сборную из «Олимпика» или «Десны» почти невозможно.

— Ну да, почти невозможно. Естественно, международный опыт помогает. Сам игрок должен расти и совершенствоваться в клубе. С нами он два дня проводит, потом матч — мы не можем сделать его лучше полностью. Мы должны дать ему базовые характеристики, идеи на игру. Он развивается в клубе, который выступает в серьезных соревнованиях, играет в серьезных матчах.

Надеюсь, чемпионат будет расти и это будет плюс для всех. Мы хотим, чтобы у нас был больший выбор. Мы следим за такими игроками, которые могут быть полезны, мы смотрим их, но нелегко для нас ориентироваться только по украинскому чемпионату. Например, Филиппов сейчас выступает в Бельгии и он в поле нашего зрения. Поэтому игра в международных соревнованиях — это плюс для кандидата.

— Вы, как аналитик сборной, смотрите матчи калибра «Олимпик» «ФК Львов» например?

— Я не хочу обманывать. Если иногда Шевченко показывает на какого-то игрока конкретного — мы смотрим эту игру. Но также понятно, что у нас есть 40 игроков, за которыми смотрим больше всего. Потом есть хорошие отношения с Ротанем, тренером U-21. Он вызывает игроков из других команд. Мы часто доверяем его советам по каким-то игрокам.

Мы не можем рисковать и ошибаться в выборе игроков. У нас всего лишь две-три игры, и они очень сложные. Но, естественно, мы должны иметь максимально широкие знания о чемпионате Украины — и это то, чем мы занимаемся тоже.

— Несмотря на то, что времени очень мало, возможно надо сделать ставку, на базовый клуб как когда-то в Испании. Мы видим по количеству футболистов, что базовый клуб сборной «Шахтер». То есть вы сознательно на это шли или у вас не было другого выбора футболистов?

— Наличие базовой команды может дать преимущество, но также может ограничивать. С точки зрения индивидуальных знаний это плюс, но если они привыкли иметь всегда свою модель игры, а мы хотим что-то поменять — это уже нелегко, так как они всегда играют вместе. Поэтому нужно найти равновесие.

Например, в некоторых ролях, там где нужно доверие, как с центральными защитниками, это может быть плюс, что они играют в клубе. Но в центре поля у нас Зинченко-Степаненко-Малиновский — три разных клуба, даже три разных чемпионата, но это сочетание добавляет нам вариативности.

— Могли бы еще раскрыть тему работы с футболистами в клубах? Знаю, что вы очень активно работали по Супряге, следили за ним, смотрели видео. В Днепре работал ваш соотечественник Луиджи Ночентини, который пересылал вам видео, вы даже некоторые упражнения давали. Могли бы эту тему раскрыть?

— Во-первых, мы очень уважаем клубы и имеем полное доверие к ним. Иногда, особенно, если дело касается молодых игроков с огромной перспективой, мы пытаемся иметь больше информации об их росте. Например, Супряга: у нас получалось получать больше прямой информации. Не для того, чтобы мешать работе другому тренеру или клубу, а чтобы больше видеть, как он растет, тренируется, как он себя ведет.

Это ведь не просто тактические моменты. Мы смотрим на игрока с разных сторон: уважает ли он партнеров, тренера? Готов он или нет? Он молодец, по телевизору мы смотрим — отлично играет, но потом приходит информация, что он плохо тренируется, негативный в каком-то отношении и это может влиять.

— Как вы работали? Вам видео передавали, как это все было?

— Мы просили, чтобы они нам отправляли данные по тренировкам, но более индивидуальные, а не командных. Мы не хотели видеть как тренируется одна или другая команда, это не наша работа. Но если была возможность увидеть, как он выполнял тренировку на завершение, индивидуальные действия, это иногда было полезно. Так же как иметь данные по атлетическим показателям, как он бежит. Чем больше информации, тем лучше.

— Когда вы общаетесь с Шевченко, вы передаете информацию на словах или есть какие-то скаутские отчеты? Или вы заполняете какой-либо отчет и это потом попадает в какую-то систему?

— Нет, на словах и по видео. Слушаем друг друга. Например, я говорю: «Андрей, последи за этим парнем, мне он нравится». Или я вижу какой-то матч, какого-то игрока, общаемся, и если Шевченко говорит «Давай посмотрим за ним», то я смотрю некоторые матчи, разные видео, а тренер по физподготовке берет именно физданные.

Когда у нас появляется информация, мы общаемся и принимаем решение, будем ли мы за ним следить дальше. Иногда есть неожиданные ситуации, например, из-за ковида. Мы должны рисковать больше: мы вызвали Сироту, Забарного, то есть игроков, на изучение которых у нас даже не было времени. Нам пришлось вызвать кого-то, потому что кто-то заболел. Тут мы уже доверились Ротаню и смогли адаптироваться к ситуации.

— Анализируя игроков, которые могут быть в сборной, для вас важен качественный анализ или количественный?

— Естественно, что качественный — это самое важное. Количественный важен, чтобы получать определенную информацию, но для нас более полезно видеть этих игроков. Шевченко, ценит умных с футбольной точки зрения игроков, которые могут совершенствоваться и имеют желание. Если видит потенциал в этом плане, естественно, совместно с техническими и тактическими качествами — это для него самое важное.

Мы должны видеть: как игрок читает ситуацию, как он играет, его личность, может ли он носить футболку сборной. Цифры об этом нам не расскажут. Данные — это как увидеть человека на фотографии. Видим красивого человека, но хочется потом увидеть его вживую, действительно ли он такой красивый.

— На какие данные вы обращаете внимание в первую очередь?

— Атлетические данные очень важны, они нам позволяют сравнивать свои показатели и показатели лучших чемпионатов в той или иной роли. Нашего полузащитника сравниваем с полузащитником сборной Италии, чтобы понимать потенциал в количественном плане. Например, сколько бежит, в какой интенсивности.

Качественно, естественно, зависит от роли. Если смотрим защитника, понимая наши идеи футбола, смотрим игрока, который может работать с мячом и вести игру, берет на себя ответственность.

Обращаем внимание на универсализм. Например, Цыганков или Зубков и справа, и слева могут сыграть. Нам нужны игроки, которые могут поменять позицию, играть больше в середину, смещаться больше на фланги. Это тактическая информация, которая нам может помочь. Выполнял ли игрок несколько ролей в своей карьере, имеет ли характеристики, которые могут помочь нам в других ролях?

О том, как вскрывать низкую оборону соперника

— Допустим, соперник играет 4-3-3 или 4-5-1, когда защищается. У нас больше таких игр случалось раньше. Мы должны распознать пространства. Например, против 4-3-3. Мы пытаемся занимать эти зоны:

Например, выходит их полузащитник на мяч. Мы должны использовать эти пространства. Иногда можем через игру на третьего, иногда через ротацию.

В итоге против 4-3-3 мы должны распознать, где свободное пространство, где большинство. В этом случае в билдапе у нас 3 на 2 (две центральных защитника и опорник против двух атакующих игроков соперника — ред.). Нужно быть терпеливым пока не откроется зона. Хотя глубина есть всегда. Короткая, но глубина.

То есть в открываниях к воротам соперника решения всегда должны быть. Они сложнее, потому что есть вратарь, мало пространства, но они всегда есть. Для нас самое важное, чтобы игроки понимали принципы. Соперник может играть 4-3-3, а через 20 минут 4-4-2.

Паниковать нельзя. Надо распознать другие пространства. Например, если 4-3-3 становится 4-4-2. Где игрок свободный в данную секунду? Не так легко к нему добраться. В зависимости, как прибежит соперник в прессинге, как мячу добраться к нашему игроку.

На базе ситуации, которую создают нам соперники, у нас должны быть разные чтения моментов. Принцип — это распознать численное большинство и свободное пространство.

Например, если центральный полузащитник поднимается на нашего опорника, их вингер смещается в центр. Потом все зависит от того, какой игрок соперника направляет прессинг. Могут через третьего разыграть. Создается ситуация 4 на 3, там всегда должны найти свободное пространство.

Если нет свободного игрока, можем начать заново, от вратаря. Например, может быть создана ситуация 3 на 3.

Мы верим, что сейчас важны те игроки, которые не просто хороши индивидуально, но и быстры в чтении моментов, понимании, где свободное пространство. Не только тот, который с мячом, но тот, который открывается. Современные игроки высокого уровня не только хороши технически или физически, они хорошо умеют считывать происходящее в матче.

О тактике в победном матче с Испанией

— В первом матче у них всегда находился один нападающий между двумя центральными защитниками. Два очень способных игрока на флангах. Нас волновала зона между нападающим и вингером. И тогда нас посетила мысль инвертировать наш центральный треугольник. Мы перевернули его основанием в сторону защиты. Так мы закрыли лучше эти зоны. Пошло хорошо, нам повезло. Но в двух словах идея была ограничить их сильные стороны.

В фазе с мячом мы возвращались к нашему обычному рисунку. Мы хотели снова с мячом играть 4-3-3, манипулировать ими с помощью нашего опорника. Но каждый матч отличается, это не значит, что если мы снова сыграем с Испанией, мы будем играть именно так.

Надо понимать, какие у нас игроки и другие обстоятельства. Нам повезло, у нас получилось, потому что у Испании тоже были свои моменты. И это нормально, это очень хорошая сборная. Я думаю, что организация дает уверенность. Футболисты выходят на поле, они выбирают, но давать им определенное направление, информацию — это то, что я делаю. Думаю, им это помогает, но главное, чтобы они старались.

— То есть в атаке играли 4-3-3, а в обороне 4-4-1-1?

— Да. Правда было много переходных фаз. В них нет времени, чтобы снова перестроиться. Но наша идея: без мяча Шапаренко был выше, а с мячом Макаренко опускался, занимал пространство. Также мы знали, что Ярмоленко может побороться за мяч после длинных диагоналей, как и Зубков на своем фланге. Индивидуальные характеристики иногда определяют — играть больше так или иначе.

Но нет ощущения, что мы выиграли только из-за тактики. Тактика — это компонент общей подготовки на игру. На тактической доске мы можем выиграть любой матч. Также есть моменты психологические, мотивационные, которые Шевченко передал. Также работа тренера по физподготовке, врачей, которые восстановили игроков. Есть много-много аспектов.

Поэтому не хватило бы просто поменять треугольник. Как по мне, игроки были превосходны в этом матче в их старании. Также повезло чуть-чуть — это никогда не помешает. Просто можем насладиться, что мы добились отличной победы против сборной, которая, как по мне, одна из четырех-пяти лучших в мире.

Это был матч, который мы изучили особенным образом. Рассказ о стратегии на этот матч особенный. У нас было два дня между матчами. Многие не могли играть: Малиновский, Зинченко, Кривцов, Степаненко и другие.

На предыгровой тренировке мы не были уверены на 100% в плане на игру. Что-то было, что нам не нравилось, мы находились в беспокойном состоянии. Но не из-за игроков, а из-за нашего плана. Если честно, тогда я не мог спать. В три часа я встал и пересмотрел весь матч Испания — Португалия, который прошел недавно. Португалия играла 4-3-3 (немного похожи на нас). Думал-думал, передумывал, обдумывал.

На ужине Шевченко мне сказал, какие у него волнения, что было вот это пространство по флангам. И он говорил: «Андреа, мне эта ситуация не очень нравится, мы можем рискнуть». И он был прав. В пять часов утра отправляю сообщение Шевченко: «Завтра перед завтраком можем раньше встретиться, у меня есть предложение». Думал, что он спал, а он через минуту звонит — и мы час общались (с 5.00 до 6.00) над планом на игру.

Потом на завтраке в день игры показали игрокам, как мы хотим действовать в фазе защиты. Пошли на поле, попробовали и рискнули. Я сделал свою работу: подумал, изучил и искал варианты. Шевченко принял решение. У него была эта смелость и он был очень хорош в том, что передал силу и уверенность игрокам.

Да, тактический аспект важен, но еще важнее, как команда доходит к этому. Я делаю предложения, а самое важное, как команда это воспринимает. Шевченко был в этом очень хорош, потому что он поверил, взял эту идею, как свою. Он убедил и передал смелость и уверенность игрокам. Это была общая командная, красивая, конструктивная работа. В итоге в раздевалке мы практически плакали от радости из-за того, как мы пережили все: эту ночь, этот день, этот матч. Это было что-то особое.

Мы не играли никогда 4-4-1-1 в фазе без мяча. Видя первый матч, если бы мы играли с ними обычным способом, другим треугольником, мы не успевали закрывать пространства. Они в этом плане очень сильные. Поэтому мы перевернули треугольник, заняли пространства и ограничивали их два главных места для создания игры. Шапаренко был превосходен против Родри.

У них два очень хороших центральных защитника с мячом. Слева мы играли в численном меньшинстве и больше сдерживали, должны были накрывать. Справа Серхио Рамос — он лидер, превосходный футболист. Мы попросили Яремчука ограничивать особенно Серхио. Пау Торрес тоже хороший игрок, но не такой, как Рамос. Таким образом мы выбрали меньшее зло.

Если дать испанцам играть 3 на 2, то они никогда не отобрать мяч. Они постоянно будут катить мяч, каждый раз будет кто-то свободен. И мы сказали: хорошо, когда ситуация 2 на 3, пусть два не играют, а один получит определенную свободу.

В определенный момент центральный защитник будет двигаться с мячом вперед, но он же не забьет. А дальше сужаемся. С другого фланга все наоборот, действуем более агрессивно.

Все это родилось той ночью. Игроки очень старались, они были хороши в вере в то, что у нас другой план на игру и он может сыграть, в том, что за минимум времени мы изменили идею. Думаю, что это победа работы, уверенности, доверия. Мы могли и проиграть, потому что Испания создала много моментов. Мы это знаем.

Но победа пришла к нам, мы ее добыли. Шевченко был молодцом. В такие моменты команде необходим тот, на кого нужно смотреть. Он стал этим человеком. Была хорошая командная работа.

— Шапаренко должен был играть один в один с Родри и не давать ему разворачивать атаки?

— Да. Без мяча мы просили, чтобы Родри был перекрыт. Иногда Шапаренко мог выйти на центрального защитника, но самое важное было ограничить Родри, не дать ему много времени. Шапаренко действительно старательно к этому подошел. У Родри есть физика и опыт. Шапаренко смиренно принял эту работу, он молодец.

— Можно сказать, что с Испанией был первый матч, в котором вы отошли от своих принципов контроля мяча?

— Да. В фазе защиты работали более сдержанно. Потом при отборе мы атаковали пространство, которое освободил сам центральный защитник. Если Пау Торрес двигается вперед, то он освобождает пространство за спиной.

Есть Яремчук, который очень хорошо атакует глубину, а мы ему говорили, чтобы он играл за спину. При нашем отборе пусть сразу ищет спину Торреса. Серхио Рамос пусть выходит из своей позиции. Если играть с ним близко, он очень сильный, но если играть в пространство, то Яремчук атлетичный, физически хороший игрок, он может использовать эти возможности. Например, он это делал и против Германии в первой игре. Мы хотели заставить Рамоса бегать. Смотрите, когда Миколенко идет в прессинг. Мяч еще не дошел до игрока, он идет сразу в прессинг.

Это индивидуальное чтения момента Миколенко, который понял, что может успеть, пока мяч в движении. Это важно. Если помните гол Швейцарии: когда мяч дошел до Сеферовича, мы наоборот сделали шаг назад. А тут надо выходить, здесь есть время. Если дать время хорошим игрокам, как в сборных Германии, Испании, Швейцарии, это будет не тоже самое, как секунда для игроков других команд. Когда игроки хорошие, им нужно дать как можно меньше времени, потому что они делают разницу.

При отборе мы должны искать спину центрального защитника для выхода один на один. Естественно, попытка может ничем не завершиться. Но в этом матче мы хотели заставить наших игроков думать. Чтобы Яремчук, Зубков получали мяч в глубину. Мы попросили атакующих игроков сразу при отборе бежать туда. Так как знали, что это команда, которая играет с высокой линией обороны. И гол как раз родился после длинной передачи в глубину.

Иногда лучше получалось, иногда хуже, но идея тактики была как раз в этом. Риск был в фазе с мячом. Мы будем мало его держать, так как просим сразу искать вертикальную передачу. Есть риск всегда отдать мяч сопернику. Мы сказали, что особенно в начале прессинг от них будет очень сильный и мы должны искать эти передачи. Если потом увидим, что они будут опускаться ниже — играем с мячом. Если посмотрите гол и пару минут до гола, то Испания опустила прессинг и мы начали держать мяч.

В фазе без мяча сложность была в том, что мы проигрывали индивидуальные единоборства на флангах. Мы не хотим, чтобы наши атакующие игроки играли очень низко. Таким образом много раз создавалась ситуация один в один между Соболем и Адамой Траоре, Караваевым и Фати. А это игроки очень сильные один в один, много раз нам пришлось страдать от действий Адамы.

Но нельзя думать, что в футболе все совершенно и можно обойтись без риска. Риск будет всегда. Против Испании мы сказали: «Лучше пусть делают передачи с флангов, ведь у них нет сильного нападающего в игре головой, чем, если они будут играть между линиями». Мы им давали больше возможностей делать передачи с флангов. Мы считали, что будем сильнее в игре головой, чем между линий, где их технические качества могли все решить.

Держание мяча провоцировало Испанию прессинговать. Как раз эту ситуацию мы тренировали: они выходят на нас в прессинг, мы пытаемся играть им за спину и там потом создаем ситуацию 4 на 4.

Конечно, если они не прессингуют высоко, то мы играем спокойно. Мы должны быть хороши и в одном, и в другом. В этом случае все получилось, но идея — давать им решения, потом выбор между этими решениями всегда принадлежит игрокам.

— Почему так не сыграли против Испании в первой игре?

— Опыт всегда полезен. После того матча тренерский штаб анализировал все. Мы должны добавить возможность, чтобы команда могла быть более разнообразной. Мы приходили после победы над Швейцарией и у нас была определенная уверенность. Но интерпретация того матча была для нас важной и полезной, чтобы понять, что с некоторыми командами нужно уметь играть по-другому.

Это было очень полезно для нас. Не думаю, что в том поражении мы должны винить игроков. Если мы играем против хорошей команды, мы должны быть смелыми и смотреть им в лицо. Например, они прессингуют, а у нас есть другой выход, а если не идут в прессинг — тогда мы играем.

Важно, чтобы было больше идей и иметь больше вариантов с ментальной, технической и тактической точек зрения. Сам гол — это и высший уровень технического мастерства, и удовольствие от того, каким способом мы сделали это. Это удовольствие мы получили от того, что следовали плану на игру

О проблемах сборной в игре под высоким прессингом со Швейцарией

— Первый матч в Лиге наций в группе А был после долгого времени, когда мы не встречались. Мы привыкли играть в один и тот же футбол постоянно. Пытались вести игру и строить атаки от своих ворот. Мы хотим дальше продолжать в том же духе, но есть соперники с определенные оборонительными и физическими качествами, которые делают задачу сложнее. Швейцария играла в персональную опеку. Единственный свободный игрок — вратарь.

Где пространство? Пространство впереди. Если тут пять на пять, то и там тоже. В начале нам было сложно пройти первую линию прессинга, мы не привыкли к такому высокому прессингу. Но такие матчи нам помогают набирать опыт. Не терять нашу идентичность, но понимать, какое лучшее решение. Если они идут впятером, то мы должны как можно раньше отправить мяч вперед. Если они ждут, то мы выходим низом.

Если команда так высоко прессингует, иногда правильно распасовываться сзади, чтобы заставить соперника выйти на тебя и создать таким образом пространство впереди. То есть мы играем, чтобы их выманить. Как только они выходят, играем вертикально вперед.

Таким образом игроки должны быть быстрыми в понимании, когда играть сзади, а когда играть вперед. Это наше развитие. Германия, Испания, Швейцария, все они играют очень агрессивно впереди (прессинг, игра без мяча).

Например, Польша — отличная команда, но не прессингует так высоко. Наверное, с ними мы будем больше контролировать мяч, но в каждом матче есть свои сложности. Это разные матчи, и развитие наше состоит именно в понимании, когда матчи проходят по одному или другому сценарию.

Если проводить параллели с матчем Лиги чемпионов «Ливерпуль» — «Аталанта», то итальянская команда схожа со Швейцарией — прессинг, очень высокий прессинг. А Ливерпуль, если вспомните голы, всегда играл вперед. Их игроки очень развиты, очень быстры в понимании, когда играть коротко, а когда вертикально. Наша цель именно это — стать командой, которая умеет контролировать мяч, когда это возможно, или умеет играть вертикально, когда этого требует ситуация.

— Розыгрыши мяча это наигранная история, вы их готовите или это футболист по ходу принимает решение? Вы их учите думать по ходу?

— Принципы натренированные. Наш принцип такой: узнать, где свободное пространство. Я не могу говорить вратарю «Играй вправо, играй влево». Во время матча ситуация может изменяться. Я могу сказать вратарю во время тренировки и во время работы с видео, где мы можем найти пространство. Но потом выбор всегда за ним.

Я никогда не осуждаю техническую ошибку, потому что это может произойти в передачах, в приеме мяча. Наша цель сделать так, чтобы они поняли наши принципы. Распознать, где пространство — это наш принцип.

Вот Пятов в нужной ситуации осознал, что пространство находилось впереди, там численное равенство и туда можно было играть. Это действие очень очевидное для наших концепций, то что мы хотим.

Тут Пятов молодец и Жуниор Мораес тоже, потому что пришел за этим мячом. Помню, как после первого тайма мы показали Пятову видео ситуаций, чтобы он видел и понимал, где пространство. Он игрок умный и сразу это понял.

Александр Шовковский на трибунах с компьютером отправлял мне определенные клипы. Мы были на связи с ним и сразу же решали, какие действия будем показывать: наш выход из обороны, их выход, стандарты. Он мне отправлял видео, когда я сидел на скамейке. У меня есть айпад, там смотрели некоторые моменты, два-три момента выбрали и после первого тайма им показали.

Там чисто флеш такой, 15-20 секунд — действие и концепт. Такое короткое видео, чтобы им немножко помочь. Игроки чувствовали сложность выхода из обороны. Ты должен дать им какое-то решение, предложить им хотя бы пообщаться вместе. Это общение нам помогло в этой игре.

О работе с игроками по видео

— Как давно вы начали работать с такой системой, когда вы передаете видео во время матча?

— С этого года, с начала этого сезона.

— Это сильно усилило работу штаба по принятию решений?

— Да. Александр Шовковский понимает, какие у нас предложения, что мы хотим, наш план на игру. Нам было очень важно, чтобы было еще два глаза на трибуне. Но не просто, чтобы в конце первого тайма была какая-то информация. Разница в том, что у нас есть информация прямо в момент действий. Он смотрит момент, сразу его обрезает и через 20 секунд, в зависимости от скорости wi-fi, мне приходит видео, и я могу уже посмотреть.

Например, угловой, кто с кем играет. Ты что-то теряешь, когда смотришь со скамейки, но пересматривая мы иногда видели, что там находился свободный игрок и мы это должны были исправить во время матча, а не ждать конца первого тайма.

— Как научить игроков интерпретировать ситуацию, если у вас очень мало времени?

— Мы очень много работаем с видео и вовлекаем в это игроков, задавая им вопросы «Где пространство?». Каждому игроку, не только тем, кто с мячом. Потому что тот, который с мячом, он делает выбор передачи, но тот, кто должен открываться, должен увидеть, где этот пас и куда открываться.

Сколько обычно у Матвиенко времени? 2-3 секунды. У него есть ближние и дальние игроки. Основываясь на выборе соперника, он принимает решение: играть на ближнего, если есть время и пространство, или играть в глубину и искать пространство впереди. Поэтому смотрим видео и на тренировках делаем удержание мяча: кто-то в большинстве, кто-то в меньшинстве.

Мы создаем определенные ситуации, где сам выбор важен. Мы не хотим заставить игрока, мы хотим все-таки его убедить руководствоваться нашими принципами. Если я скажу «Ты должен так делать», но ты не понимаешь смысл, то будешь больше ошибаться. Я же хочу убедить, почему это правильный выбор. И если ты убедился в этом, то тогда будешь сам принимать решение.

— Вы показываете ваше видео или видео может быть и с других чемпионатов? Как много видео воспринимают футболисты? Вы когда-то говорили, что им нельзя больше 7 минут показывать.

— Сегодня для игрока видео — это дополнительная тренировка. Особенно в сборной, потому что времени очень мало. Поэтому мы делаем встречи общекомандные, иногда делим по частям. Они не все одинаковы. Есть собрания, в которых Шевченко выбирает план на игру, а есть собрания, в которых мы делимся какими-то вещами, задаем вопросы. Нам нравится, чтобы они давали фидбэк, поэтому на таких собраниях есть диалог, совместная работа.

Я не знаю, что видит игрок на поле, я знаю, что я вижу со своей камеры. На пятой минуте счет 0:0 — это другой контекст. Если бы мы выигрывали или проигрывали или были на 75-й минуте — был бы другой контекст. Мне нужно понимать в тот момент, какие у них чувства. Собрание — это не так, что я говорю, а они молчат и слушают.

О том, почему в сборной тяжело поставить свой уникальный стиль

— Очень часто мы слышим, что национальной сборной невозможно даже принципы поставить, нет времени. Как вы в этом плане работаете?

— Это правда, сложно увидеть национальные сборные, которые имеют именно одну модель игры. Есть национальные сборные, которые обладают этим, так как у них всю жизнь так. Например, Испания имеет определенную модель, потому что они всегда так играли. Или есть сборные, как Бельгия или Германия, они уже много лет работают с федерацией, в детском футболе. У них сборная становится верхней точкой айсберга той работы, которая началась 20-30 лет назад. Есть сборные, как Франция, которые не имеют какой-то особенной модели игры. У них превосходные игроки, как и в Англии, но нет конкретной модели.

Либо должна быть определенная структура федерации, чтобы идентичность росла из детского футбола, или должны быть превосходные игроки. В этом моменте мы ищем себя благодаря работе Шевы — мы хотим, чтобы у нас было больше идентичности во всех сборных. Сейчас мы ищем именно общую идею.

Если U-21, U-19, U-18 работают с нашими идеями футбола, то когда мы потом видим игроков в первой сборной, мы знаем, что у них был определенный опыт. В итоге идею должна показать федерация. Через Шевченко и тренерский штаб определить модель.

— Как ставить принципы игры? Насколько вам было трудно донести до футболистов в формате трех-четырех дней?

— Это сложно, да. Особенно в начале нам было сложно передать идею: позиции игроков, понимание когда одно делать, когда второе. Но игроки всегда были очень старательны, они всегда открыты к тому, чтобы слушать и действовать. Как по мне, Шевченко был очень хорош в том, что он передал им концепции с правильной точки зрения. Потом мы уже доверились работе с видео, совместному общению, определенным фидбекам.

Мы знаем, что нужно время, чтобы создать модель, идентичность. Но надо понимать, что одно дело играть с Кривцовым и Матвиенко, которые больше четырех лет с нами, а другое — с парой Забарный — Миколенко, которые с нами находились очень мало.

Есть столько новых игроков, поэтому мы в каких-то вещах вынуждены возвращаться назад. Михайличенко, Конопля, Зубков. Не так легко за такое количество времени передать им этот посыл. Мы знаем, что есть такая сложность, и пытаемся, чтобы новые игроки в кратчайшие сроки освоили наши принципы.

Лучший комментарий

auto-sahafedchenko
SahaFedchenko - Начинающий писатель
30.01.2021 23:45
А зря не читали, рекомендую даже посмотреть видео этого интервью. Очень толково и грамотно объясняет, в том числе и принципы вызова, не вызова кандидатов сборную, и объясняет почему показатели игроков в чемпионате Украины не всегда достаточны для вызова в сборную, и нигде они не говорят что не смотрят, это вы уже придумали, кто их интересует тех вполне смотрят.

Читать все комментарии (19)

Подписывайтесь на Dynamo.kiev.ua в Telegram: @dynamo_kiev_ua! Только самые горячие новости

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть