Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь Суркис: «Предательство — это самое страшное, что может быть в жизни»

2022-01-26 14:02 Президент киевского «Динамо» Игорь Суркис в эфире Youtube-канала «Бомбардир» высказал свое мнение по поводу молодых игроков команды, новых ... Игорь Суркис: «Предательство — это самое страшное, что может быть в жизни»

Президент киевского «Динамо» Игорь Суркис в эфире Youtube-канала «Бомбардир» высказал свое мнение по поводу молодых игроков команды, новых правил ФИФА относительно арендованных футболистов, а также рассказал о своем отце.

Игорь Суркис

— Какие игроки динамовской молодежки могут стать топами?

— Та молодежь, которая есть, я не куплю ни за какие деньги. Их надо только подготовить. Я не буду называть сейчас фамилии, вы сами их знаете. И в опорной зоне, и на фланге. Сенегалец.

— Диалло — это ваша работа?

— Я дружу с Васильевым. И я ему очень благодарен. Он, приличнейший человек, сказал мне: «Вы возьмите, посмотрите, а потом сядем и заключим с ним соглашение». И не так уже просто было заключать с ним 5-летний договор. Потому что и из «Манчестер Сити» звонили, и из других серьезных европейских клубов, и в Германии им интересовались. Но этот футболист, если он будет так прогрессировать, это будет топ. Гарантирую вам.

— Ваша реакция на новые правила ФИФА касательно арендованных игроков?

— Я прочитал новые правила. Смотрите, а что делать мне? Парень формируется, ему 18-19 лет. Я же не могу раздать всех футболистов. Даже если я раздам всех футболистов, мне скажут, что весь украинский чемпионат работает на «Динамо». Я этого не хочу.

Да, есть ребята, с которыми мы расстаемся. Мы видим, что они прошли школу, но они не для больших задач. Они ищут свой путь. А если ко мне родители футболиста приходят, нужно подписывать соглашение в 18 лет, и говорят, что не хотят, чтобы их сын шел в аренду. А перспектив играть дальше у вас нет, потому что он молодой, а в основу не попадет, но и в аренду идти не хотят.

Я не хочу делать «Мариуполь». Я хочу, чтобы был тот турнир, который был. Назовите его как хотите — U-21 или U-23. Чтобы могли играть какие-то футболисты с первой команды. Сегодня на сборе, кроме заболевших ковидом и Рамиреса, присутствуют 27 человек. Играет 11 человек. Где, как проверить? Поставить играть за 19-ти летних — это смешно. Лучше провести тренировку с первой командой.

— Почему вы не встретитесь со всеми президентами и не оговорите этот вопрос?

— Я же не президент Лиги и не президент УАФ. Инициировать должны люди, которые заботятся об украинском футболе.

— Вы придете?

— Естественно. Я всегда приходил. Если я созвонюсь с Ринатом Леонидовичем, Геллером и другими президентами клубов, и нас пригласят как собственников клубов, как было раньше, мы придем и будет решать стратегические вопросы вместе. А если кто-то не сможет, он делегирует права, чтобы этот голос звучал громко, как от президента клуба, который дает на это добро. Вы же прекрасно понимаете, что куда от меня приходит Мохник, он шага не сделает, если я не дал ему на это добро.

— Что думаете по поводу падения «Олимпика»?

— Я хочу в судействе равные подходы для всех, я хочу, чтобы нас уважали — всех президентов клубов. Президент «Олимпика» взял, привез команду, что ему это стоило — знают только те, кто это пережил. Перевезти семьи, футболистов, родителей, найти, где тренироваться. Не выдержали у него нервы.

Давайте спокойно разберемся. Не выдержали у него нервы, не красиво от поступил. Я же тоже когда-то не выдержал, меня дисквалифицировали, оштрафовали. Я уплатил штраф и признал свою ошибку. Это эмоции. Пускай Павелко задаст вопрос, когда сборная проигрывает, он сидит спокойно, улыбается? Тогда ему надо уходить из футбола, бежать. Я нервничаю, переживаю, Каждый свисток в мою сторону — мне кажется, что он несправедливый. А рядом сидит другой президент и ему кажется, что каждый свисток для его команды несправедливый.

Вышел президент «Олимпика», наговорил кучу нехороших вещей. Оштрафуйте его так, чтобы он не знал, где достать эти деньги. Считайте, его пожизненно отстранили от футбола. Чем это закончилось? Потеряли команду. Он мне говорит: «А я же перевез этих ребят, платил за квартиры. Что мне делать?». Он продолжает помогать тем, кто не смог разъехаться. Это человеческие вещи.

Наша страна воюет, так поддержите эту команду, которую люди вывезли и спасли. Ахметов мог сказать: «Нет Донецка, нет „Шахтера“. Извините, ребята, вы тут сами занимайтесь». Как многие наши президенты и сделали, в принципе. Мы же говорим о том, что: нет «Шахтера» — нет «Динамо», нет «Динамо» — нет «Шахтера». Мы хотим, чтобы была страсть в футболе.

Вот смотрите, наш Суперкубок. Он надоел уже, его куда-то переносили по датам... Сделайте турнир, как сделал сейчас Испания: возьмите четыре команды и, например, поехали играть в Тернополь. Или Ковалевку. Сыграли два полуфинала. Зрителям интересно, что-то новое. Работайте над этим, поднимайте популярность футбола. Вот это я хочу, чтобы сегодня развивался украинский футбол.

А по поводу вашего вопроса: возможно ли, чтобы ни разу не пригласили президентов клубов в Федерация футбола и не переговорили по поводу стратегии развития нашего футбола? Возможно, тогда бы в прессе не критиковали наше судейство, работу УАФ. Если бы мы могли предложить свои идеи, они бы их выполнили и, возможно, все было бы нормально. Я ни разу не отказал в футболистах ни для одной сборной, если моя инфраструктура нужна — пожалуйста. Но мне сегодня рассказывать, за мои деньги, как мне надо жить — со мной это не проходит.

— Расскажите про идею с искусственными полями.

— Поля, который мы построили — искусственно-травяные — мне дал эту идею президент «Руха» Козловский. Он построил у себя такую инфраструктуру, что я ему аплодирую. Сегодня могу вам проанонсировать — на нашей ДЮСШ будет построен еще один манеж. К концу года он будет введен в эксплуатацию. Сейчас заканчиваем самый современный тренажерный зал на нашей базе. Думаю, два-три месяца и он будет готов. К сожалению, придется снести старый манеж. Будем строить на 60 футболистов новую базу, в надежде, что будет две команды.

— Игорь Михайлович, почему вас не в соцсетях?

— Я человек эмоциональный, могу наговорить что-то лишние, а потом буду об этом жалеть. Не хочу никого обижать. Это не мое. Я не захожу туда и не смотрю. А вот Youtube-каналы журналистов смотрю. Мне нравятся программы о футболе, смотрю с огромным интересом. Я тоже чему-то учусь.

— Вы боитесь старости?

— Абсолютно нет, я об этом не задумываюсь. У меня отец прожил до 101 года и за 8 часов до его смерти я еще играл с ним в карты. Утром я должен был уехать на сбор в Турцию, 4 февраля, к сожалению, его не стало. Он прожил красивую, тяжелою жизнь. Для нас это трагедия в семье по сей день. Я у него многому научился: стойкости и самое главное, не предавать своих друзей. Предательство — это самое страшное, что может быть в жизни. Мы там ответим за это все.

У меня год траура, я и день рождения свой не праздновал. Моя семья не гуляла. Мой отец говорил мудрые слова во время матчей. Когда мы сыграли 2:2 с «Колосом», он упал, расстроенный был, кстати, из-за судейства. Поломал несколько ребер, мы хотели его в больницу везти, но он сказал: «Заживет, как на собаке». Он никогда не жаловался, единственное, что он попросил: «Сынок, наступит момент, когда мне надо будет уйти. Пожалуйста, сделайте так, чтобы я не мучился. Не надо меня тащить по докторам». Он всегда говорил: «Есть дата рождения и дата смерти. Относитесь у этому спокойно». У него еще была такая фраза: «Вы на моих похоронах сильно не плачьте, но и особо не веселитесь». Я был поражен тем количеством людей, которые пришли его проводить. Они знали моего отца.

— Тема криптовалюты «Динамо». Как вам эта идея?

— Идея может быть и хорошая, но скажу честно, не хочу делать из себя специалиста, я в этом ничего не понимаю. Гинсбург, который этим занимается, делает определенные шаги. Он сказал, что для этого ему нужен год. Вот скоро пройдет этот год и мы сядем, поговорим, что это дает для имиджа «Динамо». Я читаю, что многие клубы на это переходят, новые технологии. Сегодня у меня нет времени этим заниматься, но есть люди, специалисты, я не влажу в те вопросы, в которых не понимаю.

— Вы вспомнили про игроков «Динамо» 2006 года рождения. В этой команде играет Вячеслав Суркис — сын Григория Михайловича. Какие у него перспективы?

— Это очень тяжелый вопрос для меня. Я Славика очень люблю, он единственный пацан в нашей семье. Он ко мне прислушивается, мне интересно с ним говорить. Я знаю, что у него есть огромное желание, знаю про его травмы, через которые он проходит. Мой брат не сумел его убедить поехать на отдых на 5 дней, а я суме уговорить. Я хочу, чтобы у него все получилось. Но нужно понимать, что с этой фамилией нужно быть намного сильнее и лучше других. Поскольку он вратарь, любой пропущенный мяч будет смотреться сквозь призму что он сделал правильно, что нет. Да, у него есть талант, я разговаривал с Михайловым. И он не похож на детей мажоров. Моя дочь тоже может не быть великой балериной, но она гордится тем, что получила первую зарплату в театре. Ее взяли в труппу, она танцует не на ведущих ролях. Бросать она не собирается. То же самое касается Славика. Да, у него может лучшие возможности, чем у других ребят, папа и дядя в домашних условиях могут помочь, но все, что происходит в команде, его хорошо воспринимают. Он хочет быть как все остальные ребята. Дай Бог, чтобы у него все получилось.

Лучший комментарий

auto-garok
Garok Кочергін - Наставник
26.01.2022 14:19
Зрада - це звичайно дуже погано. Наприклад буди членом опзж.

Читать все комментарии (12)

Dynamo.kiev.ua нуждается в поддержке. Обращение к посетителям сайта

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть