Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр Хацкевич: «То, что произошло в «Заглембе», заставило меня принять решение прекратить работу в этом клубе»

2024-04-12 08:20 Теперь уже бывший главный тренер польского «Заглембе» из Сосновеца Александр Хацкевич в интервью Przeglad Sportowy подробно ... Александр Хацкевич: «То, что произошло в «Заглембе», заставило меня принять решение прекратить работу в этом клубе»

Теперь уже бывший главный тренер польского «Заглембе» из Сосновеца Александр Хацкевич в интервью Przeglad Sportowy подробно рассказал о скандальной ситуации с визитом на тренировку этой команды неизвестных люде в масках, которые попытались устроить драку с тренерским штабом и игроками команды.

Александр Хацкевич

— Что произошло во время тренировки «Заглембе»? Вас действительно избивали хулиганы, которые ассоциировали себя с клубом?

— Прежде всего, то, что произошло, заставило меня принять решение прекратить работу в этом клубе. На тренировку пришла агрессивная толпа в балаклавах и начала жаловаться на команду. Когда я повернулся к ним, то сказал им по-английски: «снимите маски». В ответ один из них нанес удар. Я заблокировал его. Закон улицы гласит, что если тебя ударили первым, ты можешь нанести ответный удар. Однако я понимал, что если я отвечу, то произойдет большой конфликт с трудно предсказуемыми последствиями.

Люди, которые приходят поговорить с командой, делают это без масок. После того, что произошло, я пошел в раздевалку, потому что мне нужно было уйти от этого сброда. За мной последовали и некоторые игроки. Я пошел сам. Меня никто не преследовал и не бил.

— То есть это неправда, что вас избивали?

— А вы видите, что у меня есть какие-нибудь травмы? Это только в интернете написали, что избили тренера. Могу подтвердить, что на тренировку пришло около 25 человек и напали на нас. Для меня это было шоком. Кто-то из этого сброд спросил меня: «Кто не забил пенальти? Кто получил красную карточку?» (речь о матче против «Катовице», 0:4, — прим. ред.). Они даже не знают игроков. Вы такие настоящие фанаты, но не знаете игроков?

— Потому что они хулиганы, а не фанаты.

— Этот инцидент означал для меня, что я больше не буду работать в «Заглембе». Все остальное мне в клубе понравилось. Не забуду поддержку на трибунах, там были настоящие болельщики. Их невозможно спутать с тем сбродом. Для меня также была важна реакция команды. Этот момент показал, кто есть кто. Кто стоял за моей спиной, а кто — нет. Кто из тренеров был на моей стороне и кто ничего не сделал. Теперь я знаю, какому игроку и тренеру я могу пожать руку. Не все в тренерском штабе были в одной лодке.

— Кто не принял вашу сторону?

— Я не буду называть имена. Все эти люди знают, кому из них я пожму руку, а кому — нет.

— Как хулиганы повели себя с футболистами?

— Я этого не видел.

Михаил Залевский, бывший спортивный директор «Заглембе»: — Я могу вам рассказать. Все было так, как сказал Александр. Спросили, кто не забил пенальти. Янота его не реализовал, вот с ним и поговорили. Еще спросили, кто получил красную карточку (Себастьян Бонецкий, — прим. ред.). Игроки стояли с ними лицом к лицу и разговаривали с ними, они не боялись. А те люди пытались ударить футболистов по голове или ноге. Это было именно физическое нападение, но никто из игроков их не тронул. Они стояли и были готовы продолжать разговор. Однако они не отреагировали более резко, поскольку не хотели, чтобы дело переросло в большую драку.

Хацкевич: — Это могло закончиться очень печально.

Залевский: — Трудно представить сцену, где команда дерется с болельщиками.

— Директор, вас тоже били?

— Нет

— Они вам угрожали?

— Мне сказали: «Иди на х*р в Беларусь». Они кричали украинцам, что им надо «е*ать с Украиной». Белорусских игроков в команде не было, но были белорусские тренеры в штабе, и они слышали, что надо «е*ать с Беларусью». А в адрес Валенсии и Реми прозвучало, что «черным здесь нет места». Кричали, чтобы играли местные игроки из Сосновца.

— Что произошло дальше?

Хацкевич: — Приехала полиция. Хулиганы быстро покинули поле и скрылись в парке, а через три-четыре минуты прибыла полиция. Ей звонили из клуба, но я не знаю, кто.

Мы сказали полицейским, что не будем подавать заявление. Полиция ушла, и мы продолжили тренировку. Потом ко мне пришла криминальная полиция. Мне сказали, что я должен написать заявление, потому что на меня напали, и что они начнут расследование. Я приехал в отделение полиции в семь вечера и написал заявление.

— Готовы ли вы дать показания в суде?

— Но что я могу сказать, ведь они все были в масках? Давайте представим, что я прихожу к вам домой в маске, избиваю вас, вы будете в шоке, потом полиция спросит, узнаете ли вы этого человека, когда мы его найдем.

— Это может быть тяжело.

— Это невозможно.

— Ну, если только я не узнаю его голос.

— А тот человек ничего не сказал, просто нанес удар, и я был в шоке.

— Вы впервые столкнулись с такой ситуацией?

— Я работал со сборной Беларуси, в таком большом клубе, как киевское «Динамо», и в клубах поменьше, и никогда не был в такой ситуации. Их не должно быть в цивилизованном мире футбола.

— Болельщики «Динамо» как-то тоже пришли на тренировку?

— В «Динамо» были не очень хорошие результаты, но пришли лидеры болельщиков. У нас был с ними диалог. Они хотели знать, почему результаты оказались такими. Но это были спокойные разговоры, они поддерживали команду. Я такого здесь не увидел, только агрессивный сброд.

Я занимаюсь футболом 30 лет, мне 50, и это случилось со мной в первый — и надеюсь, в последний — раз в жизни. Для меня как профессионального тренера это было шоком. И я уведомил руководство клуба, что не могу продолжать работу после этого случая.

— Раньше в Сосновце болельщики тоже приходили на тренировки и угрожали игрокам, но без физической агрессии?

— Это случилось впервые. Если бы что-то подобное произошло раньше, я бы уже ушёл. Клуб не обеспечил нашу безопасность.

— Есть ли у вас серьезные претензии по этому поводу?

— У меня нет претензий, потому что клуб сделал все, что мог, чтобы обеспечить условия для тренировок, но не гарантировал безопасность на работе мне и моим коллегам. На поле я отвечаю за здоровье игроков, а клуб никак не отреагировал на этот инцидент. У меня только один вопрос к клубу — почему он не смог обеспечить мою безопасность на работе? Речь идет о моей жизни и моём здоровье. В этой ситуации я мог потерять как минимум здоровье. Я не хочу рисковать потерять его.

Речь идет о здоровье. Никакие деньги не смогут купить это. И если клуб не обеспечивает твою безопасность на работе, ты уходишь. Сейчас пришли в масках, завтра придут с кастетами и ножами. Если это был первый раз, то может быть и второй. Для меня здоровье важнее денег. Я приехал в Сосновец не за деньгами, потому что в «Заглембе» их не так уж и много. Я приехал туда, чтобы помочь клубу и поучаствовать в этом проекте. Если клуб вылетал во вторую лигу, перед нами стояла задача вернуться в первую лигу и продолжить работу.

— Знаете ли вы, что подобные ситуации случаются в Польше? Болельщики часто приходят на тренировки. Конечно, обычно это заканчивается оскорблениями и угрозами. Бьют кого-то редко, хотя были и такие случаи, например в «Легии».

— Вы гордитесь этим?

— Конечно, нет. Это что-то очень плохое.

— В современном футболе и современном обществе этого сделать невозможно. С этим нужно бороться. Федерация и клубы должны заняться этим.

— Что произошло в матче против «Катовице», который «Заглембе» проиграл со счетом 0:4? Вы тогда сказали, что игроки сами определили тактику на этот матч.

— Это была проблема перевода. Я все подробно объясню. За два дня до каждой недели игроки уже знали, кто будет играть, потому что мы тренировали тактику, стандартные положения, а на тренировках отрабатывали, как будем играть и как вести себя в тех или иных ситуациях.

У нас было три-четыре способа выхода из обороны, куда кому идти в зоне построения. Готовим, как будем прессинговать и как играть на контратаках. Все это мы делали на тренировках. Перед матчем с «Катовице» я сказал, что это очень важный матч. На установке я выбрал состав, рассказал игрокам, как они будут выполнять стандартные положения, и все. Я сказал игрокам, что у нас есть два варианта, которые мы отрабатывали на тренировках — высокий прессинг и средний прессинг с быстрым отпусканием, но я сказал: «Вы остаетесь на минуту или пять сами по себе и сами решаете, как вы хотите прессинговать». Мы предоставили вам все варианты, но теперь вам придется выбирать". Вот и всё, ни с составом, ни с тактикой они не определялись.

Вы можете спросить любого футболиста. Я выбирал состав, расписывал стандартные положения. Футболистам оставалось только выбрать одну из двух моделей игры. После первого тайма я сказал им, что видел, как они пытались играть. С «Катовице» мы играли достаточно агрессивно, были не хуже соперника, но голы они забивали. Если тренер верит в игроков, а я верю, я даю им разные способы игры.

— Вы делали это и в киевском «Динамо»?

— Да, я тоже так делал в «Динамо». Более того, то же самое делали и мои тренеры, в том числе Валерий Лобановский в матче «Динамо» с «Барселоной» в Лиге чемпионов в сезоне-1997/98. Он определился с составом, а мы решили, как будем играть.

— Вы не жалеете, что взяли на себя эту команду? Вы вообще совершили ошибку, приехав в Сосновец?

— Нет, это была не моя ошибка. Я вошел в хороший проект. Я доверял этим людям. Только этот случай повлиял на мое восприятие клуба. Больше ничего. Я вышел из этого здоровым. Я сказал, что все еще был бы там, если бы не этот инцидент.

— Это самое большое разочарование в вашей карьере?

— Только этот инцидент оставит темный след в моей памяти, но то, как к нам относились люди в клубе, как они нас приветствовали, как они хотели нам помочь, как нас поддерживали болельщики на стадионе, останется в моей памяти с любовью. Конечно, тренер не может быть добрым ко всем игрокам. Один играет больше, другой меньше. Я сказал ребятам, что верю в них и пока есть математический шанс остаться в первой лиге, мы будем сражаться. Я могу посмотреть в глаза каждому игроку, но теперь я не буду пожимать руку каждому.

— Вы попрощались с командой?

— Мне позвонили из клуба, и мы подписали документ о расторжении контракта по обоюдному согласию. Однако я сказал, что не могу прийти в клуб, потому что не знаю, нападет ли на меня там кто-нибудь.

— Что бы вы хотели делать теперь?

— Нужно проанализировать это спокойно. Знаете, как бывает с тренерами: никогда не знаешь, когда будет предложение.

— Хотите продолжить работу в Польше?

— Почему бы и нет.

— Вас не пугает этот инцидент на тренировке? Подобные ситуации случаются и в других клубах Польши.

— Ссылаясь на ваши слова, могу в шутку сказать, что по крайней мере в других клубах тренеров не бьют. Этот инцидент не повлиял на мое общее впечатление о Польше, о футбольной атмосфере тут, о том тут поддерживают команды. А те люди, которые пришли на тренировку «Заглембе», даже не знали игроков команды.

Мацей Калишук, Przeglad Sportowy

Перевод и стилистическая адаптация — Dynamo.kiev.ua, при использовании материала гиперссылка обязательна!

Подписывайтесь на Dynamo.kiev.ua в Telegram: @dynamo_kiev_ua! Только самые горячие новости

12.04.2024, 08:20
shurik
Автор:
(shurik)
Статус:
Наставник (1244 комментария)
Подписчиков:
473
Медали:
Выбор редакции × 5
Топ-матчи
Чемпионат Италии Болонья Ювентус 3 : 3 Закончился

Еще на эту тему

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть