Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Юрий МАРТЫНОВ: «В свой день рождения забил победный мяч в ворота «Динамо»

2015-08-04 13:08 В свое время Юрий Мартынов стал одним из четырех футболистов из первой лиги, которые получили вызов в сборную Украины. В интервью ... Юрий МАРТЫНОВ: «В свой день рождения забил победный мяч в ворота «Динамо»

В свое время Юрий Мартынов стал одним из четырех футболистов из первой лиги, которые получили вызов в сборную Украины. В интервью «Украинском футболу» бывший нападающий рассказал о победном голе в ворота «Динамо», занятной беседе с Робертом Просинечки и дебюте в национальной команде с Андреем Шевченко.

Юрий Мартынов (слева)

— Юрий Петрович, вы уже 15 лет не общаетесь с прессой. Не верю, что к вам не обращались с просьбой об интервью мои коллеги...

— Если честно, то не хочу, чтобы и наш разговор вышел в стиле «немой заговорил». Звонили, просили, но я был не в настроении. Дело не в предвзятости или нежелании. Даже когда я тренировал херсонский «Кристалл», то избегал общения. Наш футбол — очень грязное дело. Поэтому надо или говорить правду, или молчать. К сожалению, не все вещи можно выносить на общественное порицание, ведь такие моменты не имеют срока давности.

— В 2000-м вы закончили карьеру футболиста. Что было дальше?

— Моей последней командой был ахтырский «Нефтяник». Виктор Пожечевский оставил пост главного тренера, а вслед за ним последовал и я. Отдыхал недолго — Анатолий Жосан, мой кум, пригласил меня в херсонской СДЮСШОР «Кристалл», где я взял под свою опеку ребят 1989 года рождения. С детьми проработал пять с половиной лет. На день города ко мне обратились представители «Кристалла». Предложили возглавить главную команду Херсона, которая играла во второй лиге.

— Отказываться от такого шанса, очевидно, было бы глупо...

— Тоже так подумал и решил вернуться во взрослый футбол. Команда, конечно, была в разобранном состоянии. Лучшие игроки пошли за Сергеем Пучковым. Другие чувствовали как на перевалочном пункте. Однако второй круг провели прекрасно и избежали вылета. Тот случай можно назвать чудом — с последнего места с большой задолженностью мы выкарабкались. Обыграли и новую команду Пучкова, «Севастополь», и принципиальных соседей из Николаева во главе с Леонидом Гайдаржи.

— Впоследствии «Кристалл» исчез с футбольной карты Украины...

— Финансовые проблемы потопили команду. Через некоторое время ее пришлось возрождать. В роли пожарного снова выступил я — принял команду, которая играла в чемпионате области. У нас подобрался хороший коллектив: Александр Чернявский, Сергей Бугай, Александр Лавренцов, Андрей Гузенко, Яков Крепостной, Сергей Зайцев. В течение четырех лет пришлось работать с «Кристаллом». Только в 2011-м клуб получил статус профессионального и вернулся во вторую лигу.

— Сейчас вы продолжаете работать с детьми?

— Да, в родном Херсоне тренирую детей в ДЮСШ № 5. Денег в бюджете не так уж и много. Приходится идти в отпуск за свой счет. Без поддержки родителей работать вообще было бы невозможно.

— Можете сравнить взрослый и детский футбол? Где чувствуете себя комфортнее?

— Откровенно говоря, не считаю себя детским тренером. Так сложились жизненные обстоятельства. После 20 лет карьеры футболиста видел себя в профессиональной тренерской деятельности. Когда заканчиваешь активные выступления, начинается «депресняк». Всю жизнь проводишь, как моряк. Не останавливаешься, думаешь только об одном — очки, голы, секунды. Заканчиваешь и наступает момент — что дальше?

— Свою жизнь без футбола не представляли?

— После того, как меня забрали в «Кристалл» с 10-го класса, ничего, кроме футбола, меня не интересовало. Даже в армии попал в спортроту, где выступал за одесский СКА. Рядом с Марусичем, Коробочкой, Меликянон, Жекю я ежедневно учился.

— И все же футбольное образование вы получали в родном Херсоне. Вам, безусловно, повезло, что «Кристалл» один за другим возглавляли именитые тренеры. Одним из таких был Павел Садырин.

— Это очень хороший человек и одаренный тренер. Что касается других тренеров, то ты прав. Легенда «Карпат» Владимир Булгаков, один из ведущих белорусских специалистов Анатолий Байдачный, молодой и перспективный Николай Павлов, а еще Виктор Зубков, Матвей Черкасский — каждый из них поочередно приезжал в Херсон и оставлял частичку себя в «Кристалле».

— 1987 в Садырина возникают проблемы в «Зените» и он вынужденно покидает Россию. В следующем году он принимает «Кристалл». Российские СМИ не жалели острых слов в адрес Павла Федоровича...

— Да, писали о нем разное, но в Херсоне он запомнился только с положительной стороны. Он работал в «Кристалле» с теми, кто был в команде. Не стал привозить с собой работников. Ряды команды пополнили лишь двое приезжих игроков. Единственное, что мешало нашему развитию, — грязные махинации судей во второй лиге. В одном из матчей в Запорожье мы не выдержали и пошла стенка на стенку. Садырина и Соколовского, как опытного игрока, потом вызвали в дисциплинарные органы.

— О Павле Федоровиче рассказывают много историй. У вас есть какие-то особые воспоминания о нем?

— Однажды он подарил кому-то из ребят свою футболку. Мне также хотелось получить такой сувенир. Сказал Павлу Федоровичу об этом. «Забьют три гола — подарю гетры». В следующем матче отметился хет-триком в ворота Белой Церкви. К сожалению, сейчас у меня подарка нет — кто-то попросил, и я передарил. Мне не жалко.

— С Павловым в «Кристалле» работали?

— Нет, я уже покинул команду, когда он принял «Кристалл». Впоследствии он меня приглашал в мариупольский «Металлург». Жалею, что не принял предложение. Тогда меня приглашал Маркевич в Запорожье и Заяев в Ивано-Франковск. Я уже собирался заканчивать карьеру, и решил, что не стоит что-то менять в жизни.

— В Херсоне вы имели возможность наблюдать за первыми шагами в футболе Юрия Максимова.

— Юра — мой друг. Помню, как за одно лето он вытянулся на 12-15 сантиметров. В детстве Юра был невысоким, но в один момент существенно подрос. Футболистом он был хорошим, что продемонстрировал своей карьерой. После завершения активных выступлений предлагал ему должность в тренерском штабе «Кристалла». Не сложилось — город у нас далеко не футбольный. Рад, что подбросил идею Максимову провести прощальный матч в Херсоне. Праздник удался.

Благодарность Каховке, рынок в Познани, бурный Спивак

— В 1990-м вы едете в Ахтырку. У Валерия Душкова сыграли только один матч...

— Душков — очень своеобразный человек. Я был молодым и не понимал, что красивые слова и дело — это две разные вещи. В «Нефтянику» я провел 15 дней. Однако не жалею, что все так произошло.

— Дальше вы пробуете легионерского хлеба. Как возник вариант с Польшей?

— В «Кристалле» получил сложную травму — в одном из последних матчей кто-то сильно наступил мне на ахилл. Переболело, поэтому я внимания не обращал. Началось воспаление. Тренироваться не мог, поэтому написал заявление: «Прошу отпустить меня из команды». «Кристалл» поехал на сборы, а я остался дома. Перезвонили из соседней Каховки. Представители местного «Мелиоратора» предложили мне неплохой вариант. «Есть проблемы с сухожилием», — говорю. «Ничего страшного, вот тебе деньги. Лечись», — ответили в клубе. Вылечился, начал играть за «Мелиоратор». Предложения посыпались одно за другим: «Таврия», «Прикарпатье», запорожский «Металлург».

— Решили остаться?

— Контрактов тогда не было, поэтому я мог спокойно идти в лучшую команду. Но я считал, что должен отдать должное людям, которые помогли в трудный момент. В конце сезона возник вариант поехать в Польшу.

— Приглашали в какую-то футбольную команду?

— Если... Получил ваучер на поездку в Познань. Банально торговал на местном рынке. Однажды кто-то крикнул — происходит набор в футбольную команду. Долго не думал, приобрел обувь и пошел на стадион. Я ничего не выдумываю, все на самом деле так и было. В сборной, когда рассказывал, то Леоненко и Шматоваленко не могли в это поверить, смеялись. Думали, что я байки рассказываю.

— Так вы попали в «Олимпию»?

— В Познани есть три команды: «Лех», «Олимпия» и «Дозор». Я стал игроком последнего. «Откуда ты?», — Спрашивают. Ответил, что приехал из Херсона. «Не знаем такого. Зато об Одессе слышали», — говорят. Без документов играть не мог. Вернулся домой. А тут как раз распад Союза. Мои документы зависли в воздухе. Вернулся в Польшу ни с чем. Там мне улыбнулась удача — рядом с отелем, на рынке, где я жил, тренировался воронежский «Факел». Попросил документы подготовить. Они без проблем все организовали. Так я получил возможность выступать за перволиговый «Дозор». Приглашали в «Олимпию», которая выступала в Экстраклясе, но не сложилось.

— В «Дозоре» вы выступали бок о бок с Мацеем Журавски, который впоследствии играл за «Селтик» и провел более полусотни матчей за сборную Польши.

— В команде играли пятеро сборников. Уровень был довольно неплохим. Поэтому в футбольном плане деградировать там однозначно было невозможно.

— Александр Спивак, который в те же времена играл в соседней стране, рассказывал, что поляки относились к нему предвзято. У вас таких проблем не было?

— Нет, никаких. Вы напомнили мне о Саше. Мы с ним познакомились в Кировограде. Очень одаренный футболист. Он приехал в «Звезду» из «Шахтера», где у него не все шло гладко. Вместе со Спиваком приехали Ателькин и Золотницкий. На мою позицию пригласили Биличенко.

— Для усиления конкуренции?

— Через несколько дней после приезда из сборной я получил серьезную травму. В игре со стрыйской «Скалой» уже на 15-й секунде сломал ключицу.

— Ужасное стечение обстоятельств...

— Выполнили подачу с фланга, я побежал на ближнюю штангу. Кто-то сзади подтолкнул, и я полетел головой в землю. Биличенко пригласили, чтобы заменить меня, пока я буду в лазарете. Что касается Спивака, то он поражал скоростью. Зато у него были проблемы с характером. Саша имел вспыльчивый характер, был упрямым, имел свое мнение.

— Решили перевоспитать?

— Говорю Леониду Федорову, одному из самых опытных игроков «Звезды»: «Давай пригласим Спивака футбол вместе посмотреть, подскажем ему. Он носится по флангу, а передач не отдает. Какой смысл так гонять без смысла? ». Так и сделали. Спивак не сразу согласился. Ничего слушать не хотел. Однако взяли его под свое крыло, как и молодого Андрея Русола.

— Результат был?

— Спивак обладал талантом и огромной работоспособностью. Немного прислушался к нам и все наладилось. Играли однажды против тернопольской «Нивы» с братьями Капанадзе. Последние минуты идут, ноги не слушаются. Федоров подходит и говорит: «Зачем мы Спивака переучивали? Представь себе, как бы он сейчас носился по полю, а мы бы за это время могли отдохнуть...» Радовался за Сашу, когда он выступал в «Зените». Даже статьи в газетах о нем себе вырезал и хранил.

Авто в Желтых Водах, окопы Ищенко, президент Ковальский

— После выступлений в Польше вернулись в Украину?

— Да, приехал переоформлять документы. В милиции встретил знакомого из Каховки. «Давай, к нам приезжай», — говорит. Я согласился и вернулся в «Мелиоратор». Уже совсем скоро меня заметили представители «Черноморца». Приехал в Одессу по приглашению Виктора Прокопенко. Компания там была солидная — Никифоров, Гусейнов, Цымбаларь, Парфенов. Но по ряду причин не задержался надолго. Получил приглашение из Желтых Вод в местный «Сириус». «Приедешь — автомобиль получишь», — пообещал знакомый тренер. У меня тогда была мечта — прежде всего, хотел иметь собственное авто. Хотя водительских прав еще не получил. Посреди ночи уехал из Одессы прямо в Желтые Воды. Не могу сказать, что погнался за деньгами. Но в тот момент я больше лечился, чем играл. За душой же ничего не было. Рискнул и поехал в чемпионат области.

— Слово в Желтых Водах сдержали?

— В день приезда сыграли товарищескую игру с Александрией и победили. На следующий день вручили мне ключи он новенькой «шестерки». Как когда-то в Каховке помогли, так и в Желтых Водах поступили порядочно. В «Сириус» обращались из «Шахтера» — Валерий Рудаков предлагал попробовать силы в Донецке, но я остался в команде, которая протянула руку помощи.

— Кто именно возглавлял «Мелиоратор» и «Сириус», в свое время помогали вам в трудных ситуациях?

— Владимир Спиридонов. Я благодарен и ему, и руководство этих клубов. Рад, что в моей жизни был зарубежный опыт. Были варианты с Германией, но не сложилось. Там я научился профессионализма. Больше внимания уделял работе над собой, занимался растяжками. Учитывая мои антропометрические данные, по-другому нельзя было. При росте 180 см вес 83 килограмма. С места не сдвинет, квадратный (смеется).

— Для форварда неплохие показатели...

— Я сначала слева на фланге играл. Очень большую роль в моем становлении сыграл тренер Сергей Веремеев. «Мартинов, который ты полузащитник? Ты — человек эпизода. У тебя есть удар, умение обыграть».

— Какая команда в Германии приглашала вас?

— Мог составить компанию Фокину, Беланову и Пасулько и стать игроком «Айнтрахта» из Брауншвейга. Немцы сказали: «договоришься со » Звездой" — отпустим«. Говорю президенту клуба об этом. «Какая Германия? Да нет, возвращайся в Кировоград, ты нам нужен», — отвечает. Звонили из Китая и Греции, но остался дома. Можно было попробовать... Опыт был, карьера подходила к концу. Видимо, прав был Александр Ищенко: «Если много знаешь о футболе, то надо заканчивать».

— Ваши успешные выступления за команды низших лиг, немало забитых мячей, очевидно, привлекли внимание представителей «Звезды», где вы провели лучшие годы...

— Михаил Калита, который приглашал меня в Кировоград, имел возможность наблюдать за моей игрой еще во времена выступлений за «Кристалл». Поэтому он знал мои возможности. Что касается забитых мячей, то их могло быть вдвое больше. Я любил помогать партнерам и мне больше нравилось. Меня часто обвиняли, что я реализую не все 100 процентов своих моментов. В «Звезде» также была специфика. Если мы играли против «Динамо» или «Шахтера», то тактика у Александра Ищенко была такова: восемь защитников, один полузащитник и я на острие атаки. Все было просто — «аут, аут, трибуна, трибуна». Рыли окопы рядом с воротами. Это сейчас Александр Алексеевич модно по телевидению рассказывает об атакующей тактике. У него выхода не было — приходилось играть от обороны в антифутбол, если мы хотели получить нужный результат.

— «Звезда-НИБАС» в середине 1990-х создала настоящее чудо. Сезон за сезоном команда прошла путь из второй лиги до шестого места в «вышке». Откуда взялся такой запал?

— Наш президент Василий Ковальский был по-хорошему одержим идеей развития клуба. Я пришел в команду после первого круга, когда «Звезда» выступала во второй лиге. Мы, кажется, шли на восьмом месте. Тогда он сказал: «В этом сезоне выйдем в первую лигу, а в следующем году попадем в Кубок Интертото».

— Джумбер Нишнианидзе в «Темпе» также мечтал сыграть против «Барселоны»...

— Когда наш президент об этом сказал, то все вокруг также смеялись. Такое заявление Василий Степанович сделал на встрече с болельщиками. Свои слова президент подкрепил финансово. Нам оставалось только играть. Ищенко был неплохим стратегом и давал результат.

Флаг, допинг-тест, куртка Просинечки

— Помните тот день, когда вам сказали, что вызывают в сборную Украины?

— Были такие слухи еще до официальной информации. Перед стартом чемпионата «Звезда» принимала участие в турнире, который проходил в Николаеве. Анатолий Коньков присутствовал на соревнованиях и наблюдал за моей игрой. В свое время Анатолий Дмитриевич курировал вторую лигу и значительную часть матчей с моим участием просматривал лично. Впоследствии мы поехали в Ужгород, где проводили сборы. Однажды Ищенко говорит мне: «Тебя вызывают в сборную». Я сел на поезд и отправился в Херсон, чтобы оттуда отправиться в столицу. Впечатления, конечно, замечательные. В Кировограде были созданы хорошие условия, а город можно назвать по-настоящему футбольным. Но от Киева и сборной незабываемые эмоции остались на всю жизнь.

— Коллектив сборной игрока из первой лиги встретил нормально?

— Сначала ребята действительно не знали, кто я и откуда. Со временем познакомились. Шуток было много. Тем более, в коллективе было четверо одесситов: Букел, Сак, Суслов и Телесненко. Донецк представлял Геннадий Орбу. Все остальные играли за «Динамо». Однако проблем не было — одесситы играли в домино, а киевляне предпочитали играть в карты на желания. На сборах в Австрии Тяпушкин заставляли проводить разминку, а Леоненко загадали стать на весы, которые во весь голос объявляют результат. Настроение в команде был замечательным.

— Вместе с вами свои дебютные матчи за сборную провели Калитвинцев, Мизин и Шевченко.

— Нам пришлось дебютировать против очень мощной команды, которая была одной из сильнейших в мире. Имена Шукера, Бокшича, Просинечки, Юрчевича и Билича уже тогда знала вся Европа. Где-то на 12-й минуте я впервые остановился. Приходилось бегать без остановки. Я играл на позиции под единственным форвардом Леоненко. Позади меня расположился Калитвинцев. После первого пропущенного гола я посмотрел на Юру и увидел, что он безумно устал. Мы просто не успевали за хорватами. Не было возможности даже взглянуть, против кого играешь. Не говорю уже о том, чтобы слово друг другу сказать.

— Вас заменили в перерыве. Откровенно не лучшая ваша игра...

— Я старался, но уровень соперника был выше. Опыт у меня был, но этого оказалось недостаточно. Команда в целом провела неудачный матч.

— Перед выходом на поле сильно волновались?

— Было обычное, рабочее волнения. Помню момент, когда дети растянули наш флаг. Почувствовал гордость за себя, за страну. Когда я вернулся в Кировоград, то первое, что сказал журналистам: «Ради таких минут стоит жить». Еще ребенком я мечтал о таком моменте. В детстве еще понял, что в футболе есть вещи, гораздо важнее денег.

— Поддержка загребского «Максимира» поразила?

— Я не слушал трибуны. Только впервые коснулся мяча, полностью сосредоточился на игре. Где бы я ни играл: в Каховке, Херсоне, Желтых Водах, Кировограде или Ахтырке, я всегда чувствовал поддержку родных трибун. Когда вспоминаю, как в Кировограде поддерживали лично меня и скандировали мою фамилию, то Загреб выдавался мелочью. Наши болельщики разбаловали меня. Кировоград переживал бум, люди просматривали матчи даже на деревьях. Поэтому 17 кировоградских тысяч могли затмить 45 загребских без проблем.

— Сувениры домой привезли?

— Все, что можно было, раздал друзьям. Футболки, сумку, плащ... Оставил себе на память только спортивный костюм.

— После матча вы попали на допинг-тест. О чем говорили с Робертом Просинечки?

— Откуда ты знаешь о Просинечки? Расскажу все с самого начала. Меня заменили в перерыве, и я пошел в душ, сходил в туалет. После игры забегает мужчина в раздевалку и говорит: «Номер 4 и номер 6 идемте за мной, будете сдавать анализы». Юра Букел, который играл под четвертым номером, провел весь матч и был готов идти сразу. А я с «шестеркой» на спине все дело уже сделал в перерыве. Как же я сдам анализы? Хорваты пришли позже, веселые такие. Нам дали по баночке пива. Но мне это не помогало. Начали о чем-то говорить. Английский я не знал, поэтому ограничился несколькими словами. Решили с Просинечки, который недавно перешел в «Барселону», обменяться куртками.

— Обмен не состоялся?

— Подумал про себя: дебютировал, влетели 0: 4, сыграл не лучший матч, вся команда ждет меня... Оставалось еще зайти в самолет в куртке с хорватскими «шашечками».

— Выпитое пиво сказалось?

— Я был голодным, отбегал первый тайм, анализы сдать не мог. Гремучая смесь ... Пиво должно было ускорить процесс, но все это затянулось. Ребята смеялись надо мной, как это я так умудрился. Но все сделали вид, что никто ничего не заметил. Нас сильно «отвозили» хорваты, я пришел в самолет и моментально заснул.

— В следующем матче с Италией вы на поле не вышли...

— Но должен был. Тренеры отправили разминаться. Я побежал к угловому флажку и начал готовиться к выходу на поле вместе с Раванелли. У Юры Букел был 13 номер, а это означало, что на поле он выходить не имел. Но в одном из эпизодов Олег Лужный травмировал спину. Пришлось выпускать Букел.

Контраст, злой гений «Динамо»

— В одной из наших предыдущих разговоров вы сказали: «После приезда из сборной можно было заканчивать...» Не было мотивации?

— Нет, мотивация была. Но я не воспринимал тот контраст, который видел. После того, как ты поднялся на высокий уровень, то возвращаться назад очень тяжело. После месяца в сборной трудно было привыкать к Кировограду снова. Не скрою — было и нарушение режима, и многие другие ненужные вещи. Пришлось поработать над собой. Заставлял себя возвращаться к привычной жизни. Это другой уровень, другие требования. Профессионализма меньше, мысли нет. Люди бегают по два месяца под палящим солнцем на сборах, теряют сознание, кровь из носа идет. Но таковы были реалии низов украинского футбола. О красоте футбола никто не думал. Тренеры говорили: «Свой, чужой — на дороге не стой». Все играли на результат и хотели принести домой заработанные деньги.

— Победа над «Динамо» в 1996-м является одной из самых ярких страниц в истории «Звезды». Можно сказать, что 5 июня 1996 стало для вас лучшим днем ​​рождения в жизни?

— Мой друг Борис Белошапка, который защищал ворота «Звезды», сказал: «Ты забиваешь „Динамо“ тогда, когда они уже стоят на пьедестале и продвигают голову в медальную петлю». В свой день рождения в 1996-м я забил победный мяч в ворота «Динамо», которое уже готовилось стать чемпионом. Произошло это на последних минутах.

— Более того, вы вышли в том матче на замену...

— Александр Ищенко считал, что я могу выйти со скамейки и усилить игру. Такое уже было чуть раньше в Днепропетровске, поэтому он решил попробовать и в матче с «Динамо». Тот день стал по-настоящему счастливым не только для меня, но и для еще одного автора гола Сергея Борисенко — у него в тот день родился ребенок. Первый тайм мы выстояли, а во втором, несмотря на пропущенный гол от Виталия Косовского, дважды забили. На улице была жара, а «Динамо» выставило основной состав. Это им не помогло.

— Видел видео — первый гол Борисенко также организовали вы...

— Ищенко перед выходом на поле сказал, чтобы я не дал разбегаться очень активному на фланге Лужному. Подумал про себя: «Не буду я за Олегом носиться». Действовал в центре, смещался на левый фланг. Во время одной из атак стянул на себя троих соперников и отпасовал — мяч отправили точно на Борисенко, которому оставалось только забить. Что касается моего гола, то я завершил передачу на дальней штанге.

— После матча было три повода, чтобы отпраздновать: победа, гол и день рождения.

— Меня взяли на руки и понесли. В команде шутили: «Памятник Кирову можно сносить — поставим памятник Мартынову». Ребята говорили, что я вошел в историю. В раздевалке сфотографировались на память — берегу это фото, что напоминает мне о том дне.

Любомир Кузьмяк
Это интервью на украинском языке (источник)>>>

УЕФА открыл дело против «Динамо» и «Бешикташа»

04.08.2015, 13:08
04.08.2015, 13:08
212904 1 McLaren
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Гранада 1 : 1 Закончился
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Украины Волынь Ворскла - : - 10 декабря 14:00
Чемпионат Испании Осасуна Барселона - : - 10 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть