Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Станислав БОГУШ: «Некоторые говорили, что едут на тренировки Газаева, как на каторгу»

2016-12-16 15:43 Бывший голкипер «Ворсклы», «Динамо», запорожского «Металлурга» Станислав Богуш в большом интервью порталу Xsport.ua рассказал о несостоявшихся летних переходах ... Станислав БОГУШ: «Некоторые говорили, что едут на тренировки Газаева, как на каторгу»

Бывший голкипер «Ворсклы», «Динамо», запорожского «Металлурга» Станислав Богуш в большом интервью порталу Xsport.ua рассказал о несостоявшихся летних переходах в «Карпаты» и «Дармштадт», зарплату размером в 1200 гривен в «Арсенале», а также вспомнил, с кем «воевал» Валерий Газаев.

Станислав Богуш

— Чем занимаетесь сейчас?

— Поддерживаю форму по мере возможности. Сейчас больше работаю в тренажерном зале с тренером, так как погода сейчас такая... (на момент интервью в Киеве лежал снег — прим.ред). Бегаю с ребятами, играю в футбол. До этого работал с одной командой. По некоторым причинам не буду ее называть. Это будет не совсем корректно. Стараюсь держать себя в тонусе.

— Летом вы не смогли договориться с «Карпатами». Что там произошло?

— Получилось так, что они меня пригласили, я прошел медосмотр. Мы уже договорились о всех аспектах. В итоге получилось, как говорят на жаргоне, они просто «отморозились», ничего не объяснив.

Поначалу было нормальное общение с одним из руководителей и с главным тренером, на то время (Сергеем Зайцевым — прим. ред). Тогда мы пришли к общему знаменателю. У меня был вариант, который я не мог не попробовать. Я мог уехать играть в Германию

— Речь идет о «Дармштадте»?

— Да, называлась эта команда. В итоге там не срослось по каким-то причинам. И «Карпаты» обиделись, что ли, что я предпочел им немецкую лигу. После этого никакого разговора не было. Никто мне ни о чем не сказал.

— На какой стадии были ваши переговоры с «Дармштадтом»?

— Не я лично этим занимался, а агент. Он уверял, что все очень серьезно, и что на днях мне должны были выслать приглашение на медобследование и дальнейшие переговоры.

— И что в итоге?

— В итоге я сижу перед вами (улыбается — прим. ред).

— Больше предложений летом не поступало?

— Каких-то предложений конкретных не было. Много было разговоров, всяких: «Подождите, вот сейчас...».

— Например?

— (Вздыхает — прим.ред) Если брать из зарубежья, то был вариант в Турции. (Стас задумался — прим.ред.) Сейчас нет смысла даже об этом говорить. Футбольные люди понимают, о чем я. Много бывает всяких разговоров, но конкретных предложений, чтоб бумага лежала на столе, не доходило. Все юлили, может, какие-то свои интересы преследовали...

— Еще год назад вы говорили о том, что вряд ли покинете «Ворсклу» и вас в клубе все устраивает. Что заставило поменять мнение?

— Поменял решение не я, а тренер. У меня был разговор с тренером. Основная причина, по которой я покинул «Ворсклу» — то, что я практически не играл в весенней части предыдущего чемпионата. Это было связано с повреждением, которое я получил в конце сборов.

Я не люблю высказывать какие-то обиды, но я считаю, что из профессиональных и человеческих моментов, мне можно было предложить какой-то контракт. Никто не говорит о каких-то там суммах или еще чем-то. Я уверен, что помог бы еще команде. Просто мне не дали возможности восстановиться, опять выйти на этот уровень и продолжать играть. Просто в какой-то момент сказали: «Он травмирован, значит — все». А до этого я мог уйти в польскую лигу, но решил этого не делать.

— У «Ворсклы» перед вами остались задолженности?

— Остались, конечно. Но вот сейчас мы решаем этот вопрос с новым генеральным директором. Он выходит на контакт и говорит, что у него есть виденье этих вопросов, негативных нюансов, которые влияют и на результаты команды, и на дальнейшее существование клуба.

Как я понял из личного разговора с ним, клуб должен быть и у него есть желание этого. Просто есть какие-то моменты, реалии, которые не связанны с футболом. Какие-то продвижения есть. Надеюсь, что это все положительно урегулируется и все будет нормально.

— Какие реалии вы имеете ввиду?

— Экономические, финансовые. Год назад многие клубы уменьшали финансирование и переходили на более приемлемые формы оплаты, соответственно с экономической ситуацией в стране. Руководство «Ворсклы» взяло на себя ответственность и сказало, что урезать бюджет не будут, что все будет так, как и было. Но, как мы видим, они с этим справились не очень. Наверное, правильнее было честно сказать: «Ситуация такая и такая. Бюджет мы урезаем, переходим на другую форму оплаты. Но это было-бы честно, и те ребята, которые посчитали, что эти условия приемлемы, остались бы в клубе и бились. Тогда они бы понимали, что их ждет завтра. Была бы стабильность. А получается так, что тебя обманывают. Никто не любит, когда его обманывают.

— О какой задолженности идет речь?

— С февраля месяца. Вот, за февраль сейчас пытается руководство погасить. Насколько я знаю, тех ребят, которые сейчас в команде, поддерживают, премиальные выплачивают. Как говорится, чтоб штаны не спадали. А что касается меня и ребят, которые ушли после конца предыдущего сезона, то им не платили начиная с февраля. У кого как.

Сумму я вам не скажу, как бы вы все не хотели (улыбается — прим. ред). Футболист не играет до 60 лет. У него есть короткий промежуток, за который хочется максимально обеспечить себя, свою семью. Конечно, ты оставляешь в играх, на тренировках свое здоровье. И, конечно, неприемлемо, чтоб тебя просто «кидали». Но речь не об этом. Надеюсь, этого не будет. Судя по нашему разговору с генеральным директором, все должно наладиться.

— Когда перешли из «Металлурга» в «Динамо», стали получать раз в пять больше, правильно?

— Конкретную цифру говорить не буду. Скажу только, что в три раза больше получать стал.

— Что купили на первую зарплату в Киеве?

— Так сразу и не вспомню... Мне кажется, что не было чего-то определенного, что бы я купил. Я тогда в рассрочку покупал в Запорожье квартиру. Собрал некоторые деньги и выкупил квартиру в Запорожье.

— А квартиру в Киеве купили после какого периода выступлений в «Динамо»?

— Через несколько сезонов. Сейчас так и не скажу. Года два-три прошло точно.

— Вы приехали в «Динамо» из небольшого «Металлурга». Не было комплекса неполноценности?

— Нет, я многих ребят знал. В том числе и Артема Милевского, Александра Алиева. Какой комплекс неполноценности? Я же не ущербный какой-то. Меня купили за вполне определенные деньги. Я понимал, что я не какой-то там парень с улицы. Меня же не с остановки взяли. Не было никаких комплексов. Была уверенность, мотивация заоблачная. Хотелось показать себя полностью.

— Один из футболистов ЦСКА, который играл при Газаеве, сказал следующее: «У Газаева установка длилась 15 минут, а потом он говорил: «Мы играем за такую-то сумму, и еще 10 тысяч долларов из президентского фонда каждому». В «Динамо» так было?

— То, что у него установки не занимали много времени — это мне даже нравилось. Они происходили в раздевалке перед самой игрой. Это было для меня положительным опытом. Я понимал, с какой целью это делалось. В некоторых командах установка проходит за несколько часов до игры. Из своего опыта скажу, что были такие тренера, которые давали установку чуть ли не до обеда. Оно, может, не все запоминается. А тут, когда это происходит непосредственно перед выходом на поле тебе дают установку, оно у тебя в голове держится и легче ее выполнять.

— А о премиальных — правда?

— У нас всегда они были фиксированы. Об этом и не стоило вспоминать. Не помню, чтоб акцент делался на призовых.

— Самые большие премиальные за вашу карьеру?

— Хотите, все таки цифры? А я, все таки, не хочу вам цифры оглашать. Может, это не совсем корректно будет. Да, прошло много времени, но сейчас говорить такие цифры — это люди с ума сойдут. Но хочу сказать, что в «Шахтере» они были в разы выше.

Когда мы играли в полуфинале Кубка UEFA с «Шахтером», то после игры общались с ребятами, в сборных пересекались. Так вот, чтоб вы понимали, у них премиальные за победу были в десять раз выше.

— В нескольких своих интервью вы говорили о том, что Валерий Газаев обещал вас поставить и не ставил. Он так поступал только с вами?

— По общению с людьми и исходя из интервью, которые давали о нем игроки ЦСКА, с которыми он работал, у них было то же самое. Наверное, это такой способ... Это он бы лучше объяснил. Не знаю я цели. Не хочу гадать, для чего это все делалось. На меня это негативно влияло. У меня был впервые подобный опыт. Сейчас бы я вел себя по другому.

— Как?

— На тот момент я, все таки, хотел доказать, что я способен конкурировать и могу быть лучше. Сейчас бы я всего этого не слушал. Когда тебе доверяет тренер, ты это кожей чувствуешь. Тебе даже не нужно разговаривать ни о чем. Разве что по каким-то рабочим моментам. А ходить и спрашивать: «Почему вы меня не ставите?» — я считаю, что эти разговоры из детского сада.

Я не сказал бы, что Газаев меня не любил. Кто я ему такой, чтоб меня любить или не любить? Я просто футболист, на которого он смотрит, как тренер и принимает решение, нужен я ему или нет. Просто мне кажется, что Газаев не до конца был честен со мной. Но какие у него мотивы были — не знаю. Я где-то жалел, что не пошел на разговор с президентом с просьбой меня отпустить, чтоб я получал игровую практику. Но получилось, как получилось. Валить все на Газаева неправильно.

В трудные ситуации все попадают. Например, когда я пришел, Семин мне доверял, а не Саше. Наверное, Саше тоже было неприятно, он тоже хотел играть. Так уж получилось, что в футболе ворота одни и вратарь один. Поэтому — такая ситуация.

— Когда пришло окончательное понимание того, что Газаев на вас не рассчитывает?

— Я практически сразу посочувствовал такое не пренебрежение, а... Это кожей ощущаешь. И это видно на тренировках, по общению. Видно, что он собирается предпочитать другого исполнителя.

— Самое странное упражнение при Газаеве?

— Ну, чего-то прямо такого сверхстранного я не помню. Но помню, что он не баловал разнообразием тренировочного процесса. В основном, всегда было одно и то же. Потом были моменты, когда ребята привыкли уже к этому всему. И ты едешь на тренировку и знаешь, что сейчас будет — какое упражнение. И очень многим не нравилось.. Да чего многим, всем, наверное, не нравилось то, что все это было без мяча, не в игровой форме. Из игрового можно было выделить только держание мяча какое-нибудь. А все остальное — это более физический труд. Типа «станций», «фортлейков». А если это удары... Как он говорил: «Так, сегодня побьем по воротам» — то это значило, что это будут через все поле в тройках забегания. Таких повторений могло быть 8-10. Ребята, добегая с мячом к штрафной, уже били с закрытыми глазами — попал, не попал. Честно признаться, это был тяжелый труд. Некоторые говорили, что едут на тренировки, как на каторгу. Каждый день смеялись. Это не умаляет достоинств Газаева. Это не критика, это просто мой опыт. Я не критикую, а просто сравниваю, исходя из личного опыта. У меня постоянно были такие эмоции.. Я постоянно ходил какой-то угнетенный, уставший. Потом это тоже не могло никак не отобразиться на результатах.

— Как считаете, почему эта методика с ЦСКА принесла результат, а с «Динамо» — нет?

— Это для меня загадка...

— Загадка в чем: в том, что она с ЦСКА принесла результат или в том, что с «Динамо» не сработала?

— Честно говоря — и то, и то. Это надо, наверное, пообщаться с ребятами, которые работали с Газаевым в ЦСКА. Было бы интересно послушать их мнение. Даже мне.

— Кто-то, на вашей памяти, перечил Газаеву?

— Перечили, но Газаеву было сложно перечить (улыбается — прим. ред.). Он все время воевал с Женей Хачериди. А с Семиным комфортнее было общаться. Он более отзывчивый и восприимчивый к шуткам. Скажем так, более комфортный человек.

— Слышал историю о том, как один из легионеров «Динамо» матом послал одного из тренеров «Динамо». Были ли при вас случаи, когда легионеры, позволяли себе слишком много?

— Случаи бывали, но я о них рассказывать не буду. Это были не только легионеры. Наши ребята тоже, бывало, позволяли себе лишнего, мягко говоря. Но, опять же, это будет не корректно, и я не стану разглашать какие-то подробности: с кем, когда и где это было.

— Окончательное понимание того, что на вас больше не рассчитывают, пришло когда в команде появился Блохин?

— Да нет, наверное, раньше. Потому что я, все таки, на длительный период выпал. Долго лечился, долго восстанавливался. Но такой наш хлеб спортивный, к сожалению. Из-за этого мне не удалось реализовать в полной мере себя. Но это жизнь.

— Вы говорили о том, что он ни разу не спросил о вашем здоровье.

— Не, чего, мы, кажется, как-то в лифте вместе ехали, так он спросил, как мои дела (улыбается — прим. ред.).

— За некоторое время до окончания вашего контракта Суркис говорил о том, что готов отпустить вас бесплатно. Почему не ушли тогда?

— Может и был готов... Я, может, не был готов.

— Что вы имеете ввиду?

— Тогда у меня был восстановительный период после очередной травмы. Но я хотел бы поблагодарить и президента, и генерального директора за то, что они пошли мне навстречу. Я работал некоторое время со второй командой. И я смог восстановиться, после чего ушел в «Ворсклу». Ну, в «Арсенал» еще пошел, сыграл один матч (улыбается — прим. ред.). Все таки хотелось играть и нужно было вернуться. После этого подписал контракт с «Ворсклой».

— Какой-то диалог о продлении контракта у вас был?

— Нет, никаких диалогов не было. Ситуация к этому не располагала. Были вопросы вообще (в том числе, и у меня к себе), смогу ли я вернуться после столь длительного лечения.

— Вы бы на месте президента поступили бы так же?

— Думаю, да. Потому что в таком клубе нужно всегда быть в топ форме, в топ кондициях. На тот момент, мягко говоря, я был далек от топовой формы.

— В одном из интервью вы говорили о том, что у вас в «Арсенале» зарплата была 1200 гривен. Это правда?

— Та не было вообще в «Арсенале» зарплаты...

— Но в контракте же было прописано.

— Да, в контракте было прописано, потому что нельзя было по законодательству иначе. В тот момент у них тоже все становилось очень плохо. Ребята сидели без денег очень долго. Я пошел в «Арсенал» только потому, что хотел доиграть, вернуться на высокий уровень. У них как раз были проблемы с вратарями. И мне предложили перейти, я охотно согласился. Тем более, что из Киева уезжать никуда не надо было. Я очень хотел играть. Конечно, ездить на выезда за свои деньги — это тоже неправильно. Такие вещи там тоже были. Ребята все это между собой решали, как им быть.

— Когда вы играли в «Ворскле», была информация об интересе к вам со стороны «Легии».

— Я о такой информации не знаю. Мне уже задавали вопросы по поводу «Легии». Все, что у меня было связанно с Польшей — это команда из Вроцлава. Они конкретно были готовы сотрудничать.

— Ваши слова: «После первого сезона в „Ворскле“ у меня было хорошее предложение от команды польской Экстраклясы — „Шленск“ из Вроцлава. Но меня убедили остаться». Как именно?

— Все теми же обещаниями о том, что все будет хорошо, что нужно выйти в Лигу Европы. Да и я этого хотел. Если говорить о финансовых условиях, то суть была одна и та же. Условия были такими же, как и в Полтаве на тот момент. Единственное, что там долгосрочный контракт предлагался, а с «Ворсклой» был на год. На тот момент меня все устраивало. Принял такое решение.

— Нынешний уровень чемпионата Украины — это тот же уровень, когда вы начинали играть?

— Да нет. Я думаю, такого уровня давно не было. В принципе, вообще никогда такого не было. На мой взгляд, он низкий и пока еще опускается. Мне кажется, что он может еще дальше опускаться. Футбол — это лакмусовая бумага обстановки в стране. Дай Бог, начнет улучшаться экономическая, политическая ситуация, то и футбол пойдет вверх. Будут приезжать футболисты, будет расти молодежь. Да, сейчас многие молодые ребята получили шанс играть, но они играют потому, что других футболистов просто нет.

Тарас ПАНЧЕНКО

«Шахтер» – «Динамо» – 2:3. Послематчевая пресс-конференция

16.12.2016, 15:43
16.12.2016, 15:43
258908 0
Топ-матчи
Чемпионат Украины Волынь Карпаты 0 : 1 Закончился
Ворскла Днепр 1 : 0 Закончился
Зирка Сталь 0 : 1 Закончился

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть