Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Владимир МУНТЯН: «Зачем игрокам без души и сердца находиться в «Динамо»?» (ВИДЕО)

2016-12-27 12:51 В студии Радио Вести побывал легендарный футболист и тренер киевского «Динамо» Владимир Мунтян. Хоть и с ... Владимир МУНТЯН: «Зачем игрокам без души и сердца находиться в «Динамо»?» (ВИДЕО)

В студии Радио Вести побывал легендарный футболист и тренер киевского «Динамо» Владимир Мунтян. Хоть и с некоторым опозданием, предлагаем вашему вниманию полную стенограмму эфира.

Владимир Мунтян

Слава Варда:

— Владимир Федорович, по поводу того, что сейчас таких не делают, мы еще поговорим. Ну, а из чего, из какого «теста» была сделана ваша легендарная команда и вы в том числе? На ваш взгляд, какими вы были тогда, когда вы сегодня смотрите туда, в прошлое?

Володимир Мунтян:

— Тяжело сейчас об этом вспоминать, учитывая обстановку в стране, и когда возвращаешься 40 лет назад, 30 лет назад, скорее всего — 40, 50 лет назад. Конечно, времена совсем другие были. И вспоминать тех бойцов, которые были у нас тогда. Вы знаете, это, наверное, не часто бывает. Видите, как получилось: одна команда тех времен — 60-ых годов, когда она три года подряд становится чемпионом Советского Союза, — это был редчайший случай. Хотя ЦСКА московское (ЦДКА в довоенное время) она тоже выигрывала чемпионат три раза подряд. Но если взять, по большому счету, историю нашей команды динамовской, она начиналась с 1961 года. Первые чемпионы — это наша великолепная команда. Я как раз, помню, был на стадионе и жег газету. Я радовался тогда, будучи мальчишкой. Большинство любителей футбола, присутствующих на стадионе, тогда ждали сообщения из Ташкента, как там «Торпедо» сыграет. И — Ура! Мы — ЧЕМПИОНЫ! Мы тогда (я имею ввиду — нашу команду) на смогли дома обыграть харьковский, по-моему, он тогда назывался «Авангард», и сыграли вничью. Но это не помешало стать чемпионами. И с этого 1961-го года у нас началась эпоха… Как говорится, преодолели мы барьеры гегемонии московских команд. И в 1966-м голу мы уже вошли в футбольную элиту Советского Союза, и уже не дали московским командам безраздельно хозяйничать в чемпионате.

Віктор Вацко:

— Володимире Федоровичу, а дійсно цікаво — з чого булла зроблена ця команда? Не просто ж так — зібрати команду, яка тричі поспіль виграє чемпіонат Радянського Союзу, який проходив під егідою московських команд. Що це було, в чому феномен цієї команди: це — сила, класс футболістів, це — тренер, це — командність, це — …

Володимир Мунтян:

— Я скажу, Виктор. Это нельзя назвать один какой-то элемент, то это подбор футболистов или… Это все в комплексе надо брать. Конечно, Виктор Александрович Маслов, как мы его любя называли «Дедом». И, в то же время, у нас, как раз, под руководством этого замечательного человека собралась великолепная команда. Это, если взять, что не фамилия — это личность, это самородки какие-то такие — сами по себе. Это — настоящие мужики, которые, выходя на поле, так просто не могли уступить. Даже если он не обладает каким-то там техническим арсеналом, он своей самоотдачей, желанием огромным мог завести кого угодно и рядом своего партнера.

Слава Варда:

— Я вспомнил словосочетание: «Перехватывает дух», — и вспомнил историю, когда вас пригласили на тренировку на базу в Конча-Заспе, и вы должны были явиться к стадиону «Динамо», откуда в одиннадцать часов ровно…

Володимир Мунтян:

— Нет, лучше об этом не…

Слава Варда:

— Нет, я хотел о другом, не об развитии этой истории. Я хотел спросить, вы помните, вы рассказывали, когда вы увидели этих футболистов — сначала дубля, а потом первой команды, вы растерялись и поняли — вот это «звездопад», вот это тот момент, когда перехватывает дух! Это было с вами тогда?..

Володимир Мунтян:

— Это действительно ощущение, которое с годами у меня немножко притупилось. Я в девятом классе был. И вот эти вещи, которые происходили в ту минуту… Я не мог себе, во-первых, поверить, что это со мной происходит; во-вторых — я побоялся садиться в автобус, и этот автобус уехал на тренировку, увез команды и дубля и основного состава. И я вот иду по этой дорожке, петровской алее, вниз, очень расстроен — до нельзя. Ну, и, в конечном итоге, там немножко посчастливилось — встретился Бышовец в районе…

Слава Варда:

— От судьбы не уйдешь, что называется?

Володимир Мунтян:

— Скорее всего, что да. Но ощущения, вы знаете, остались по сегодняшний день. И при встречах с ребятами, я обязательно этот эпизод рассказываю, потому как он для меня, наверно, чего-то стоил: и по жизни дальше, и войдя в этот, будем говорить, мужской коллектив, а я там «детский сад», как они называли («Что за пацан пришел?!.»). А я растерялся, даже поздороваться забыл. Они: «что это за детский сад пришел, что не поздоровается?!». Я потом: «Зраствуйте…».

Слава Варда:

— Вы говорили, что дедовщина была. Это дедовщина или дисциплина была, как это квалифицировать?

Володимир Мунтян:

— Какая дедовщина? Это, вы знаете, воспитание такое должно быть. Это как раз тот момент, когда молодой приходит, он должен знать свое место. Есть такие, что приходят, я про сегодняшнее время не хочу вообще говорить…

Слава Варда:

— Про сегодняшнее время мы еще поговорим.

Володимир Мунтян:

— А в те времена, ну попробуй ты что-то сказать старшему товарищу. Во-первых, мы всех их называли по отчеству, обращались по отчесту. И сказать, например Бибе: «Андрей, эй ты, иди сюда!», — да никогда в жизни! Или там Щеголькову, или Турянчику? Да вы что! Сабо Йожеф — «Йожефович»!

Слава Варда:

— Владимир Федорович, вы были чемпионом Советского Союза семь раз по футболу.

Володимир Мунтян:

— Нет, — по плаванию!..

Слава Варда:

— А я скажу почему. потому что в вашей истории был случай, когда вы могли тренировать и велоспорт, и тяжелую атлетику, но только не футбол. поэтому я уточняю.

Володимир Мунтян:

— Да, плавания не было…

Слава Варда:

— Так вот, — вы и Олег Блохин — больше никого, правильно?

Володимир Мунтян:

— Наверно, да.

Слава Варда:

— Мне вот что интересно у вас спросить: сейчас в последние годы есть такое вот расхожее словосочетание, и я хочу знать, как вы его понимаете? — «Динамовское сердце». Что такое динамовское сердце — на ваш взгляд?

Володимир Мунтян:

— Динамовское сердце… Вообще-то надо раскрыть его и посмотреть там «Д» есть на нем? Нет, ну динамовское сердце — это такое понимание, что мальчик, который приходит с детства в «ЮД» — в юную школу динамовца, как Блохин пришел, и вот воспитание этого игрока, и, когда он начинает взрослую свою карьеру игрока, и все взрослые годы провел в «Динамо», — мне представляется, что у него динамовское сердце. На своем примере могу сказать, что да, — у меня динамовское сердце. Почему? потому, что я не мог себе представить, что я перейду в другую команду, хотя и мог тогда перейти, меня приглашали, был я на встречах. Но как? Я представить себе не мог, что я одену другую футболку.

Слава Варда:

— Я почему вас об этом спросил, потому что эти слова совсем недавно повторил Олег Анатолиевич Гусев. Он сказал, что в Украине, я ни за какой другой клуб, кроме киевского «Динамо» я играть не буду! И мне просто показалось, что его цитата это современный ответ на вот это словосочетание.

Володимир Мунтян:

— Я не читал Олега. И мне приятно было слышать о его решении.

Слава Варда:

— Вам не показалось, что у вас есть некая солидарность с ним в ответах?

Володимир Мунтян:

— Скорее всего, что это правильный его ответ. У него по-настоящему динамовское сердце!

Віктор Вацко:

— Хто з сучасних футболістів «Динамо», на ваш погляд— футболіст з динамівським серцем?

Володимир Мунтян:

— Вы знаете, если мы будем выбирать кого-то из этих наших ребят, то это — не правильно. Если он находится в «Динамо», играет за «Динамо то я не представляю, чтобы это был человек без динамовского сердца, без души, без желания — без этого всего находиться в «Динамо»! Зачем?!

Слава Варда:

— Общественность многим инкриминирует…

Віктор Вацко:

— Розумієте, Володимире Федоровичу, Слава вас запитав в чому феномен вашої команди «Динамо» Київ вашого часу — команди, яка ставала тричі поспіль чемпіоном СРСР. Я чекав від нього запитання про те, яка мотивація у вас була тоді грати, коли вам по ахілах ходили, вас били… Ви ж не були тоді професійними футболістами, і за гроші ви в той момент не грали.

Володимир Мунтян:

— Я извиняюсь, профессиональный футбол у нас был тогда. Не надо это… Мы себя обманывали, и мы были профессионалами.

Віктор Вацко:

— Добре. Нехай так. Я мав на увазі не сьогоднішнє розуміння цього. Зараз, знову ж таки, ви торкнулись сучасного «Динамо», як ви ставитесь до того, що ведуться розмови про відсутність мотивації грати за «Динамо» Київ і так далі, і тому подібне — те, що говорить головний тренер і президент клубу. Як ви — людина, яка тут живе, яка дивиться кожен матч на стадіоні, як ви до цих речей ставитесь? Можливо ви з ними не погоджуєтесь можливо ви…

Володимир Мунтян:

— Нет, ну, я не понимаю, как можно находить вот эти слова относительно к игрокам — не мотивированный футболист, или как там. Если видно, что он не мотивированный футболист, то он не должен находиться в команде. Мне кажется так.

Віктор Вацко:

— Зараз є контракти, бачите?..

Володимир Мунтян:

— Ну, значит надо исходить из того и давать задание агентам, пусть они занимаются его трудоустройством.

Віктор Вацко:

— А ви погоджуєтесь з тим, що зараз є невмотивовані футболісти, футболісти, для яких футболка…

Володимир Мунтян:

— Я вообще этого слова не понимаю! Какая еще мотивация должна быть, колы таки гроши платят?! Так какая еще мотивация?!. Да вы меня извините… Да, конечно, будет и президент клуба не доволен, будет и главный тренер не доволен. Как это понять, что у игроков нет мотивации? Я что-то вот этого, сколько думаю об этом, ни как не могу понять. Ветераны часто общаются. Для нас в те годы — какая мотивация?...

Віктор Вацко:

— От яка у вас мотивація була?

Володимир Мунтян:

— Да выйти и победить! Потому что…

Віктор Вацко:

— Футболка «Динамо» Київ — це все!..

Володимир Мунтян:

— Зритель приходит на стадион — 100 тысяч, 60 тысяч, 50 тысяч! Как можно без мотивации, без азарта выйти?! Ты ж футболом занимаешься! Тебя не заставляют где-то грузить вагон!..

Слава Варда:

— Владимир Федорович как-то рассказывал историю, когда 100 тысяч человек тебя поддерживают, когда кричали: «Муня! Муня!..» и один из болельщиков обратился на стадионе к Владимиру Федоровичу: «Слушай, как это так?! Все за тебя! Все поддерживают!..». А он говорит: «Ты бы по трешке дал…».

Володимир Мунтян:

— Так, Слава, уточняю! — не так было…

Слава Варда:

— Ну, давайте, рассказывайте, как было.

Володимир Мунтян:

— Я в запасе сидел (1977-й год, так я уже, как говориться, был на закате, заканчивал свою активную деятельность). Сижу в запасе. А публика — болельщики, кричат: «Муню — на поле! Муню — на поле!». А рядом сидит запасной игрок. Я не помню кто это был. И говорит: «Слушай, за тебя так болеют!». А я так повернулся к нему, и говорю: «Дай каждому по трешке, и за тебя так будут болеть». А он: «Что, да!?». Он так серьезно это воспринял!..

Слава Варда:

— А теперь — по поводу тонкой грани этой всей истории. Когда действительно 100 тысяч человек на трибунах Республиканского центрального стадиона — за вас! Вот этот момент славы и момент тщеславия — очень тонкая грань. Вот вы, как с этим всем справлялись, и справлялись ли вообще с этим? Был ли у вас этот момент, что вы понимали, что…

Володимир Мунтян:

— Наверное, был. И сказать, что не было, — это было бы не правда. Потому что в молодом возрасти тебя поднимают, ты так поднялся, поднялся… Этот момент пережить надо было. Меня поднимали, поднимали, и где-то потом, будем говорить, резко я оступился. Для меня этот удар был такой, который я, слава Богу, нашел в себе силы, благодаря своим родным, супруге, детям — преодолеть: встал на ноги, и совершенно по-другому посмотрел на этот мир, на окружение, ну, и на себя — в зеркало…

Слава Варда:

— Владимир Федорович, наступило время наших слушателей и зрителей. Виктор Владимирович уже изучил все вопросы, которые пришли на Фейсбук. А я хочу вам вот такой меседж прочитать от нашего одного из постоянных слушателей и зрителей из Бердянска. Его зовут Григорий, и он пишет вот что:

— 1977-й год. Я 15-летний мальчик, закончивший школу-интернат в Ростовской области, приехал в мечтающий Киев, посмотреть на «Динамо» великих игроков. Июнь месяц. Матч — «Динамо»-«Зенит» — 2:0: 24-я минута Буряк с «пеналя», 26-я — Блохин. Во втором тайме стадион скандирует: «Лобан — Муню! Лобан — Муню!». Я до сих пор помню — мой любимый Мунечка! «Слезы на глазах»…Я помню ваши передачи до сантиметра и игру. Сейчас живу в Бердянске, и помню тебя, Мунечка!

Володимир Мунтян:

— Спасибо большое.

Слава Варда:

— Вот такое эмоциональное письмо нашего слушателя.

Віктор Вацко:

— Мені цікаво, чи багато про кого із сучасних гравців «Динамо» так через 30, 40 років будуть говорити? Володимире Федоровичу?

Володимир Мунтян:

— Спасибо, спасибо, дорогой! Я был очень тронут. Вообще я благодарен болельщикам, которые меня сегодня где-то встречают и, знаете, как-то не ловко даже становится, что столько лет прошло, а люди помнят. И, скорее всего, помнят не только меня, а помнят ту команду, которая играла. Скорее всего имеется ввиду вся команда.

Віктор Вацко:

Владимир Федорович, когда «Динамо» было самым сильным 1975-го года, 1986-го или 1991-го года?

Володимир Мунтян:

— Интересно, а 1966-й, 1967-й, 1968-й, когда мы три года подряд стали чемпионами Советского Союза — это опускает?

Віктор Вацко:

— Ні, це вже відповідь на питання від вас пролунала…

Володимир Мунтян:

— Но тут тяжело мне ответить сразу одним махом. Это как раз эпоха была команды 1975-го года. И прошло почти 10 лет до 1986-го. Это тоже время прошло, чтобы Валерий Васильевич создал эту команду. Не получилось же так, что после 1975-го года мы вроде все повыигрывали. Команда шикарная была просто. Действительно мы выиграли все, что можно было. А потом возьмите 1986-й год. Команда тоже выиграла и сделала то, что мы в 1975-ом году сделали. И нельзя не вспомнить 90-ые годы, когда великолепная команда была, которая обыгрывала. Она вот сейчас стоит перед глазами: это и «Барселону», и «Реал» Мадрид… Как можно сказать?

Віктор Вацко:

— Ну, ви вже сказали — 60-тих була найсильніша команда.

Володимир Мунтян:

— Нет, я не сказал этого, я только хотел уточнить. Определить это мне сложно, очень сложно. Но я отдам предпочтение, все-таки, команде 1966-го, 1967-го, 1968-го годов, которая впервые, так сказать, прокатилась по Москве — по московским командам, которые не смогли нас остановить.

Віктор Вацко:

Владимир Федорович, что нужно изменить сегодня в киевском «Динамо», чтобы побеждать в еврокубках и в чемпионате Украины?

Володимир Мунтян:

— Ух, ни чего себе! Я скажу только, что надо в команду верить и ходить за нее болеть, переживать. Всех болельщиков призываю к этому. Бывают же у команды спады, бывают неудачные игры, но в конечном итоге в команду надо верить. Конечно, нужно находить какие-то решения. Мне сложно говорить, потому, как я не нахожусь внутри коллектива. Находясь там, я мог бы более детально вам ответить. На это все нужно время. И мне кажется, что надо в команду верить. Изменения произошли. Смотрим. Последняя игра с «Шахтером» разве плохая была? Шикарная! Если бы таких матчей у нас в чемпионате было десяток, и зритель бы пошел, и в стране бы у нас нормально было. И все восстановится, все будет прекрасно.

Віктор Вацко:

— Дай, Боже! Ідемо далі.

Победа в Кубке кубков над «Ференцварошем» — самая запоминающаяся в карьере? Расскажите, что вы тогда чувствовали?

Володимир Мунтян:

— Попробуй, вспомни. Нет, ну радость определенная была. Вы знаете, в это действительно трудно было поверить.

Віктор Вацко:

— Уже важко згадати що-небудь окрім радості?

Володимир Мунтян:

— Нет, самый важный момент — это банкет после игры.

Віктор Вацко:

— Володимире Федоровичу, це з вашого покоління пішла фраза: «За что мы любим футбол? — За то, что после него»?

Володимир Мунтян:

— Нет, нет, нет, нет! Это исключается! Во всяком случае, вот эта радость, которая одолевала нас, скорее всего — вот эта победа над «Ференцварошем». Конечно, если думать — да что там «Ференцварош»? Так же как и они думали — что такое «Динамо» Киев? Они первый раз, и мы первый раз вышли в финал. Поэтому мы боялись их, и они нас боялись. И, когда уже столкнулись на поле, то мы оказались сильнее.

Віктор Вацко:

Сейчас в футболе тяжело представить в финале еврокубка такую команду, как «Ференцварош». Вы говорили, что на совместном ужине тренер Бошков дал вам 100 долларов. Современные футболисты посмеялись бы над этой суммой. Что это означало для вас, и какие ценности в футболе этого времени приветствовались у футболистов?

Володимир Мунтян:

— Он мне дал 300 долларов. Но попросил, чтобы я 100 долларов дал Блохину, и 100 долларов дал Онищенко. И мне оставил 100 долларов. И мы вызываемся в сборную Европы.

Віктор Вацко:

— Ага, це було за виклик у збірну Європи?

Володимир Мунтян:

— Да. это, как говорится, на будущее, когда планировалось вызывать игроков…

Віктор Вацко:

— А що тоді можна було за 100 доларів купити?

Володимир Мунтян:

— Да вы что! — Полный чемодан! Если нам давали по 60-70, то за 100 — в два раза больше.

Віктор Вацко:

— Тобто — величезні гроші. Зараз — як скільки?

Володимир Мунтян:

— Ну, зараз может, як миллион… Да, я шучу.

Віктор Вацко:

— Ми розуміємо, так. А от що купували собі футболісти? От людина питає — які цінності? Тут не сказано які цінності — духовні, моральні чи матеріальні. То ж давайте про матеріальні цінності поговоримо.

Володимир Мунтян:

— Что вы хотите?..

Слава Варда:

— В ваши времена модники вы были?

Володимир Мунтян:

— Наверно — да, а может и нет.

Слава Варда:

— Вы покупали какие-то джинсы, которых здесь не возможно было достать, какие-то рубашки, очки? Я не знаю...

Володимир Мунтян:

— Да нет. Старался больше, когда появлялась возможность такая, старались — детям в первую очередь что-то такое купить, которое у нас, возможно, трудно найти.

Віктор Вацко:

— Йожеф Йожефович машину мав «Чайку».

Володимир Мунтян:

— Да причем здесь «Чайка» до ста долларов? Нет, я могу вспомнить, что я купил 20 плащей болоньевых по полтора доллара.

Віктор Вацко:

— Де це було, в Італії?

Володимир Мунтян:

— В Италии, да. а здесь его можно было купить за 70-80 рублей. Это ж деньги были! Нам за победу 80 рублей платили.

Віктор Вацко:

— Один плащ.

Володимир Мунтян:

— Да. И вот и получается (я не помню, то ли 20, то ли 30 купил) бизнесмен тоже мне нашелся. Короче говоря, я вот эти плащи, которые привез, я ни одного не продал, потому что из меня такой продавец, я дарил, раздавал. Короче говоря, — люди довольны!

Віктор Вацко:

— Але ви «прогоріли» на бізнесі…

Володимир Мунтян:

— Да, я — слабак!

Віктор Вацко:

Болельщики «Динамо» 60-тых-70-тых годов уважительно и ласково называли вас: «Муня», «Мунечка». Вам нравилось такое прозвище, или вам хотелось какое-то другое?

Володимир Мунтян:

— Как я могу сказать по-другому? Это ж народ придумал.

Віктор Вацко:

— Це народ придумав чи в команді футболісти?

Володимир Мунтян:

— Нет, ну, народ же не слышал, как меня в команде называют.

Віктор Вацко:

Мадагаскар. О нем я знаю только одноименный мультфильм и клуб «Косфаба», чемпионами которых сделал наш Владимир Мунтян. Насколько вы известный человек на острове?

Володимир Мунтян:

— Мне кажется, нормальная тогда была ситуация: впервые в истории добились такого успеха, военная команда. Тогда там такие были почести: президент орден мне за заслуги вручил.

И когда я ездил по некоторым городам, я имею в виду — в Европе, некоторые ребята футболисты вспоминали и передавали, что вот у нас был такой тренер. Помнят. И вы знаете — приятно. И газеты, когда я уезжал, писали: «Мерси, Владимир! Мерси, мерси, мерси…»

Віктор Вацко:

Расскажите, пожалуйста, какую-нибудь яркую историю из периода вашей работы в Африке, связанную с местными обычаями, традициями, колоритом. Что больше всего поразило европейца в жизни местных жителей в то время?

Володимир Мунтян:

— Это история, которую не хотелось вспоминать. Она самая печальная, к сожалению, — когда меня заколдовали.

Віктор Вацко:

— Да, ладно!?

Володимир Мунтян:

— Это было в Гвинее, когда я работал с национальной сборной. В какой-то период времени по моему уже полтора года проходило (я четыре года работал там), и вдруг, ни с того ни с сего, чувствую себя не совсем хорошо: у меня пальцу рук — полусогнуты, согнуты; ходить я стал очень плохо — суставы у меня крутило, ломало. Не понятно что? Там посольство было наше украинское. Я к ним обращаюсь — не знаем как, что, чего. Я тогда сначала там в госпиталь обратился, потом в Киев приехал. Все обследования показывают, все анализы — здоров! А ходить не могу, пальцы полусогнуты. Я в машину не мог сесть. Мне ноги поднимали, чтобы я мог сесть в машину. Короче, я возвращаюсь в Канакри, и посол говорит — Валерий Константинович: «Володь, тебя, наверно, заколдовали!». «Как заколдовали? Вы что, Валерий Константинович?». «Это здесь, — говорит, — элементарно!». Ну и вот происходит момент: первый секретарь посольства Анатолий Андреевич говорит: «Есть у нас тут товарищ, наш коллега с Мали (малийское посольство) который может расколдовать». Но я это ж все в шутку принимаю. Да и вы сейчас не верите. Если бы это не со мной произошло, я сам бы не поверил. И мы встречаемся у меня на вилле. Приходит товарищ из посольства Мали и наш первый секретарь. И вот мы сели, разговор ни о чем. А, правда, он как только заходит, смотрит на меня и говорит: «Я скажу даже кто вас заколдовал». Я сразу опешил: ну, ни фига себе товарищ! И проходит где-то час, полтора. Попили там чаю. Разговор ни о чем фактически. И он уходит, оставляя мне травку какую-то, и говорит: «вы на ночь берете, заливаете посудину большую такую, типа тазик, и на ночь берете и на себя выливаете. Но не надо вытираться». И я вот несколько раз это повторял. Прошла одна неделя, вторая неделя. До этого я плохо ночами спал, я не мог спать. И утром, когда глаза открывал, а у меня пальцы вот так — полусогнуты… а вот в этот день утром, когда поднялся, смотрю, а у меня пальцы вот так — прямые. Подвигал пальцами, встал и пошел. Я тут же к телефону: «Анатолий Андреевич, где этот малийский товарищ? Дайте мне его, я, вроде, поправился!». Блин, надо ж такое? Ну, и мы встречаемся, естественно, — в ресторан естественно я его хотел по-человечески отблагодарить, все такое. Но я не спрашивал: «А кто?». Потому что я не знаю что бы я сделал. Может я и не вернулся бы сюда. Нет, ну, это было. Эта история, которая у меня в голове сидит каждый день.

Віктор Вацко:

Наиболее принципиальным соперником киевлян в новейшней истории является донецкий «Шахтер». Тем не менее, есть некоторые футболисты из этих клубов, которые поддерживают дружеские отношения вне футбольного поля. Некоторые даже проводят отпуск вместе. В свое время общались ли вы с футболистами московского «Спартака»? если да, то с кем? Поддерживаете ли отношения с кем-нибудь до сих пор?

Володимир Мунтян:

— Мы раньше поддерживали отношения. Чаще всего — с Женей Ловчевым. И он приезжал сюда, когда у нас чемпионат Европы проходил, мы здесь с ним встречались. И после этого, когда у нас сейчас происходят вот все эти события, практически потеряли связь.

Иван Гецко: «У штаба Хацкевича футбола просто нет»

27.12.2016, 12:51
Топ-матчи
Чемпионат Украины Шахтер Динамо 0 : 1 Закончился
Карпаты Ворскла - : - 23 июля 17:00
Зирка Олимпик - : - 23 июля 19:30
Заря Мариуполь - : - 23 июля 19:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть