Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО: «Из него футболист не получится, ленивый», — забраковал меня Бышовец»

2017-06-28 08:35 FootBoom продолжает серию публикаций, приуроченных к 90-летию киевского «Динамо». Алексей Михайличенко (фото: В.Перегняк)  Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО: «Из него футболист не получится, ленивый», — забраковал меня Бышовец»

FootBoom продолжает серию публикаций, приуроченных к 90-летию киевского «Динамо».

Алексей Михайличенко (фото: В.Перегняк)

Конечно же, не могли мы пройти мимо и Алексея Михайличенко — одного из самых титулованных воспитанников клуба. Трехкратный чемпион СССР («Динамо»), пятикратный чемпион Шотландии («Рейнджерс»), чемпион Италии («Сампдория»), трехкратный обладатель Кубка СССР, трехкратный обладатель Кубка Шотландии, Олимпийский чемпион 1988 года, вице-чемпион Европы 1988-го — и этот список можно продолжать.

Сейчас Алексей Александрович работает спортивным директором родного «Динамо», но, несмотря на плотный график, он нашел время для встречи с журналистами FootBoom. Мы вспомнили былые футбольные подвиги, незабываемые страницы в истории «Динамо» и удивительные этапы карьеры нашего собеседника.

Черчесову забивал с центра поля

Недавно вы принимали участие в открытии реконструированного поля динамовской школы на «Нивках». Участвовали в серии пенальти. Вы подходили к «точке» третьим и пробили в руки вратарю, после чего сказали: «Молодец, будет играть!». Признайтесь, специально не забили тот 11-метровый?

— Ну, надо же было поддержать реноме школы! А то все забивают: президент (Игорь Суркис — авт.), директор (Александр Ищенко — авт.)! Значит, футболист должен был не забить (улыбается).

Считается, что пенальти исполняют люди без нервов. Можете себя назвать таковым?

— Я достаточно много бил пенальти, были как удачные, так и не удачные попытки. Однако, думаю, волнуются все. Ты ведь оказываешься один на один с вратарем, и в данную секунду все зависит исключительно от тебя.

Все знают, что у вас сильный удар, пенальти тоже били на силу?

— Старался сыграть на паузе. Дожидался движения голкипера и потом бил.

А кто в ваше время считался лучшим пенальтистом?

— Я восхищался хладнокровием Игоря Добровольского. Не могу вспомнить случая, чтобы голкипер угадал даже направление его ударов (улыбается).

А в «Глазго Рейнджерс»?

— Алистер Маккойст. Но в Шотландии пенальти — это исключительный случай, там давали играть.

Знаем, что недавно вы в составе команды ветеранов в Краматорске забили гол со своей половины поля!

— Сам удивился. Вратарь вышел из ворот, увидел и решил пробить. Получилось. На свой удар никогда не жаловался, хотя за основной состав с центра поля не забивал. На Олимпиаде был хороший момент, когда пробил с центра, но вратарь вытащил из «девятки». А вот Станислава Черчесова огорчил в матче дублеров, тогда тоже залетело с центра поля.

Самый сильный удар из игроков на вашей памяти у кого был?

— Мне кажется у Каратаева, у Литовченко...

Кстати, как у вас обстояли дела со штрафными ударами?

— Я редко бил. В «Динамо» всегда было много мастеров. Мунтян, Блохин, Литовченко, Рац, Демьяненко... Даже Кузнецов один раз подошел и забил в ворота «Динамо» Минск в Кубке.

Вы назвали фамилии, которые гремели не только в СССР, но и в Европе. И что характерно, все они украинцы. «Динамо» сейчас переживает смену поколений. Шепелев, Цыганков, Беседин можно сказать, что ставка снова будет делаться на своих?

— Вы же видите, какая сейчас ситуация в украинском футболе, сколько команд разваливается из-за финансовой нестабильности, поэтому нужно больше внимания обращать на собственную молодежь, тем более, что она у нас есть. Хотя если взять историю «Динамо», то в основном оно даже на половину не состояло из своих воспитанников. Постоянно велась селекция, приглашались игроки из других команд.

Вы коренной киевлянин. А ведь «Динамо» ставят в упрек, что клуб, образно говоря, собирает «сливки» со всей Украины, а самих киевлян в команду раз, два и обчелся.

— Масса факторов определяют судьбу человека, и не думаю, что прописка — основной из них. Помню, нас из школы в «Динамо» пришло шесть человек. Кто-то не смог закрепиться, но поиграл в клубах первой и второй лигах. Тогда футбол носил по-настоящему массовый характер. В стране была развита система интернатов: Харьковский, Ворошиловоградский, Львовский, Киевский... Нам хватало укомплектовать не только клубы Украины, но еще и половину Союза обеспечить кадрами!

Сейчас такого ажиотажа не наблюдается. Почему?

— Сказывается много факторов. Это и развал интернатов. Плюс жизнь изменилась, интересы. Многие школы закрылись из-за недофинансирования. Многие тренеры сменили профессию, потому что работа с детьми не всегда оплачивается адекватно. Появились компьютеры, гаджеты...

Выход есть?

— Конечно. Вспомните, какой ажиотаж, всплеск интереса произошел в стране после возвращения в Украину Валерия Лобановского. «Динамо» стало демонстрировать результат, появились игроки, на которых стали ходить: Шевченко, Лужный, Шовковский, Ребров... Сейчас также есть талантливые ребята, есть будущее.

Почему «выстреливший» одно время Цыганков затем сник?

— Много факторов. Взрослый футбол не эпизодичен, это постоянная работа. Ты можешь сыграть немножко лучше или хуже, но у тебя не должно быть провалов, это и есть мастерство. Нужно дать время и помогать молодым ребятам, верить в них и тогда будет и результат.

Как считаете, уместно ли проводить параллели между созданными условиями в динамовской школе сейчас и в ваше время?

— Не думаю. Столько лет прошло! У нас, к примеру, не могло быть искусственных полей, мы играли на земляных площадках. И нам всего хватало, мы даже не задумывались о сложностях. Любили футбол, старались проявить себя и радовались тому, что имеем.

«Колени задрожали так, что пришлось держать их руками»

Можно ли говорить, что среди ребят своего выпуска вы были самым талантливым и одаренным?

— Как-то Анатолий Пузач признался, когда нас в «Динамо» пришло шесть человек, тренеры между собой оценивали и давали характеристики. Так Анатолий Бышовец чуть не забраковал меня: «с Михайличенко вряд ли получится футболист — он ленивый».

Но вы опровергли слова тренера, под руководством которого выиграли «золото» Олимпиады-1988.

— Мне очень помог Анатолий Кириллович (Пузач — авт.). Он с первого дня поддержал, доверил место в дублирующем составе. А тогда в «дубле» было много талантливых ребят: Черников, Гришко, Пасичный, Ярошенко, Таран... В первой команде я дебютировал в 1982-м году в полуфинале Кубка СССР, мне было 19-ть лет. А первый гол забил в 83-м в ворота московского ЦСКА. Тогда команду тренировал Юрий Морозов.

Я был в обойме, а это многое значило. Когда чувствуешь поддержку и доверие, это вдохновляет. Плюс с детства мечтал играть в «Динамо».

Как проходило вливание в первую команду?

— Тогда в «Динамо» шла смена поколений. Из ветеранов остался, пожалуй, только Блохин. Прощались с клубом Веремеем, Колотов, Коньков, Хапсалис... А Демьяненко, Баль, Бессонов, Балтача, Евтушенко, Михайлов — они хоть и были старше нас, но ненамного, «дедовщины» не допускали (улыбается).

В «Динамо» в новички как-то посвящали? Ну, там песню спеть или стих рассказать?

— Нет. Эта веселая традиция пришла с Запада. Она позволяет быстрее влиться в коллектив. Например, когда приехал в «Рейнджерс», пришлось петь песню.

И какую?

— Уже не вспомню. Но с моим вокалом можно было любую брать, все равно ничего бы не разобрали (смеется).

Валерий Лобановский практиковал индивидуальные беседы, а чем они запомнились вам?

— По ходу сезона, когда идут тренировки и матчи, там и разговора как такого и не было.

???

— Это был монолог, приказ (улыбается). Это же Валерий Васильевич, если сказал — надо выполнять и чем скорее, тем лучше. Помню, как-то встал вопрос об удалении гланд, которые беспокоили меня периодически. Я пошел в отказ: «Мне 19 лет, уже сам могу принимать решения!». Врачи рассказали Лобановскому, тот встречает, сморит даже не на меня, а куда-то вдаль. «Что значит, не буду удалять?» — спрашивает. Все, вопрос решен.

А вот перед матчами, когда определялся состав на игру, Валерий Васильевич вызывал к себе в кабинет на индивидуальные беседы. Это было утром в день матча, и до обеда мы уже на 90% знали, кто окажется в стартовом составе.

Волновались?

— Конечно, всем хотелось играть. Но помню, перед первой игрой с Голландией на Евро-1988 Лобановский меня «передернул».

Как?

— Не вызвал на индивидуальную беседу. Позже на предматчевой установке, на сто процентов уверенный, что не играю, я сел в первом ряду. И вдруг он называет мою фамилию в основном составе. Вот это поворот, думаю! Колени задрожали так, что пришлось держать их руками (улыбается).

Психологический ход со стороны тренера?

— Скорее всего, чтобы я не перегорел до игры. Выйти в основе на матч чемпионата Европы против Голландии — это же фантастика!

В составе «оранжевых» тогда блистали Куман, Гуллит, Ван Бастен... Чувствовали, что играете против звезд?

— Нет, такого не было. Была большая ответственность. На Чемпионат Европы съехались все сильнейшие игроки континента, а тут первый матч, нельзя ударить в грязь лицом, на тебя ведь смотрит вся страна.

Плюс тогда не было такого информационного изобилия, мы не были затравлены «звездностью». Сто процентов ощущали себя не хуже голландцев.

На базу сборной СССР журналистов допускали?

— База находилась обособленно. Мы жили закрыто, а представителей СМИ стали подпускать где-то перед полуфиналом.

Давление возрастало?

— Наоборот, с каждым матчем мы чувствовать себя все увереннее. Положительную роль сыграла игра со сборной Англии. Было очень жарко, но мы смогли одержать убедительную победу — 3:1 (второй гол в составе сборной СССР забил Михайличенко — авт.). Потом прошли итальянцев — 2:0.

Но уступили в финале Голландии, которую перед этим обыграли на групповой стадии...

— Первую игру провели менее уверенно, но выиграли, а вторую более уверенно и раскрепощенно, но проиграли. Парадокс. Не все получилось, отсюда такой результат.

«Лобановский вернул всех назад в раздевалку, заставил снять рейтузы, перчатки...»

Для вас 1988-й год получился не только самым ярким в карьере (олимпийское «золото», серебро ЧЕ, попадание в символическую сборную), но и тяжелым в плане нагрузок. Как организм справлялся?

— Очень легко. Тот сезон провел на одном дыхании. Когда есть положительные эмоции, когда получается практически все, когда команда показывает результат — усталости вообще не чувствуешь. Хотелось, чтобы тот сезон продолжался и продолжался. Правда, уже следующий год все расставил на свои места, я получил травму. За тот взлет надо было заплатить.

Тяжело было пройти через нагрузки Лобановского?

— Это была работа. Понимал, если ты ее не выполнишь, ничего не будет. К тому же вторая команда «Динамо» работала по той же программе, что и первая, нас готовили.

Но первые сборы стоят особняком, я чуть не умер! Три тренировки в день и в основном без мячей. Наверное, так и воспитывается характер. У Валерия Васильевича было очень много тестов. Он прекрасно знал, кто за сколько выбегает короткие и длинные дистанции. Но заставлял нас доставать из себя все: на метр дальше, на полсекунды быстрее. Это закалка характера, ты должен уметь делать через не могу. Никто ведь не знает, на что способен твой организм.

В финале чемпионата Европы играло восемь человек из «Динамо», вряд ли это случайность.

Как в перерывах между матчами вел себя Лобановский?

— Он всегда был строг. Даже если мы выигрывали с крупным счетом, Валерий Васильевич находил ошибки, исключал расслабленность с нашей стороны. Он умел держать команду в психологическом тонусе — это сто процентов.

Помню, игра против «Ньюкасла» в Лиге чемпионов проходила поздней осенью. Было холодно и наши ребята вышли на поле в шапочках, перчатках. А игроки «Ньюкасла» не стали дополнительно утепляться. Футболки, шорты, гетры, все как обычно. Так Васильевич загнал всех назад в раздевалку, заставил снять рейтузы, перчатки...

Вы ярко выступали в чемпионате СССР, а затем достигали успеха в Италии и Шотландии. В то же время многие современные футболисты никак не могут заявить о себе в иностранных чемпионатах. Поделитесь секретом успеха.

— А здесь нет универсальных правил. Бывает и так, что это не твое. Не твоя атмосфера, не твой коллектив. Это касается и тренеров. С одной командой наставник добивается успеха, а переходит в другую — более классную, с лучшими условиями, но ничего не может сделать. Должна быть совместимость. Много нюансов, которые не всегда совпадают.

Вам тяжело далось решение о переезде в Италию?

— Просто мы понимали, что это необходимо делать, к тому же это было интересно. Не стоит забывать и о материальной стороне вопроса, которая была очень важна. Всегда интересно открывать что-то новое. Хотелось поменять Советский Союз на какую-то более цивилизованную страну по тем временам.

Новичку тяжело в чужой стране без знания языка, традиций. Это первостепенные вещи. Я старался смотреть, как делали другие и поступать так же. Будь то одежда или что-то другое.

Вы ведь могли остаться в процветающей Европе, но со временем вернулись в Украину. Почему?

— Все равно мы там не стали своими и считаемся иностранцами, хотя я стал резидентом Великобритании уже после четырех лет карьеры в «Рейнджерс» и на пятый год легионером не считался. Там нужно родиться, нужно иметь хорошую работу. Но даже это не все, нужно, чтобы рядом были родные, друзья...

Футболка от Таффарела

Поддерживаете ли вы отношения с бывшими партнерами по «Сампдории» и «Рейнджерсу», тренерами, которые остались там?

— Иногда зовут на матчи ветеранов «Сампдории» и «Глазго Рейндерс», но это бывает не часто.

Вы выиграли много титулов, трофеев, многие могут только мечтать о такой карьере...

— Это не я выиграл, а команды, в которых я играл, совместными усилиями и стараниями. Это не индивидуальные достижения.

Постойте, но вы были включены в символическую сборную Евро-88, стали четвертым в номинации на «Золотой мяч». Это ведь все индивидуальные достижения.

— О том, что был в трех ступенях от «Золотого мяча» я узнал не так давно. Когда играл, не было особой возможности следить за подобной информацией.

С Чемпионата Европы сувениры остались?

— Есть, конечно. К примеру, талисман Евро — кролик Берни.

А футболками менялись?

— С Карло Анчелотти после матча с Италией. А с Клаудио Таффарелом после финала Олимпийских игр (Сборная СССР одержала победу в дополнительное время со счетом 2:1, Михайличенко провел на поле всю игру — авт.).

Интересно, а где хранятся Ваши трофеи?

— У меня есть отдельный кабинет, можно сказать — домашний музей. Это больше для детей, чтобы не забывали. Младший ведь не видел, как отец играл — вот пусть учится (улыбается).

И видеотека есть?

— Да, есть некоторые матчи.

Часто пересматриваете?

— Давно не было подходящего настроения.

Олегу Гусеву 34 года, он снова вернулся в «Динамо» и полон сил. А вы, кажется, в 33-три повесили бутсы на гвоздь. Не было чувства, что еще год-два могли побегать?

— Мне казалось, что мог. Но травмы сказывались. За год я перенес две операции в «Рейнджерс», было тяжело. Вернулся в «Динамо», тренировался при Сабо. Однажды после тренировке подошел к Анатолию Пузачу за советом. Тот говорит: «Давай к нам». Понял, что с карьерой игрока нужно заканчивать.

А что касается Олега Гусева — он избежал серьезных травм, у него есть характер. Думаю, многим интересно, сможет ли он демонстрировать прежний уровень футбола. В «Динамо» Олег попал при мне в 2002 году. Очень хороший, полезный, добросовестный футболист. Такие — находка для любого тренера. Насколько знаю, он не забрасывал тренировок. Думаю, Гусев еще сможет быть полезен киевскому «Динамо».

Вы и сейчас, в свои 54 года, выглядите отлично, будто каждый день занимаетесь спортом. Это так?

— У меня просто четвертый этаж без лифта, приходится бегать (улыбается).

Вам футбол не снится?

— Снится: все еще играю и даже забиваю (смеется). Футбол для меня это ведь не просто игра, это моя жизнь.

Виктор Перегняк, Сергей Сытник

«Динамо» — «Сталь»: стартовые составы команд. Дебют Пиварича и Бущана! (ВИДЕО)

28.06.2017, 08:35
Топ-матчи
Чемпионат Испании Малага Эйбар 0 : 1 Закончился

Еще на эту тему

Самое интересное:

Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть