Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь Суркис: «Павелко для меня не существует. Он не держит слово, он обманщик»

2019-02-16 07:35 Президент «Динамо» Игорь Суркис в эфире программы «Вацко Live» рассказал о штрафах Артема Милевского и Александра Алиева, своем ... Игорь Суркис: «Павелко для меня не существует. Он не держит слово, он обманщик»

Президент «Динамо» Игорь Суркис в эфире программы «Вацко Live» рассказал о штрафах Артема Милевского и Александра Алиева, своем отношении к президенту ФФУ Андрею Павелко, а также о том, сколько сейчас стоит киевское «Динамо».

Игорь Суркис

— Вам интересно, что пишут про вас и про клуб СМИ?

— В принципе, это субъективное мнение. Пишут и хорошо, и плохо. Естественно, что, как руководителя клуба, меня больше затрагивает, когда плохо пишут о команде. Совершенства в этом нету — всегда хочется стремиться к тому, чтобы было лучше. Всегда найдутся люди, которые будут критиковать, но критика должна быть разной.

— Вы читаете комментарии в интернете?

— Нет, я не читаю комментарии.

— Как вы относитесь к критике СМИ?

— Повторюсь: есть критика огульная, когда даже не понимают, о чем говорят. А есть профессиональная критика, к которой нужно относиться очень бережно. Нужно брать из этого хорошие моменты и пытаться их исправлять. Я не знаю людей, которые не делают ошибок. Ошибки не делают только те, кто лежат на диване. Любой человек, который чем-то занимается, делает ошибки.

— Сколько времени вы тратите на мониторинг новостей, связанных с «Динамо»?

— Мне присылает пресс-аташе новости, которые связаны с «Динамо», национальной сборной, молодежной сборной. В них задействована большая группа моих футболистов. Все, что касается европейского футбола, я смотрю трансляции по субботам и воскресеньям, когда есть время.

Я для себя сделал вывод, что европейские топ-команды на сегодняшний день находятся на каком-то спаде. Тот же «Манчестер Сити» проиграл «Ньюкаслу», «Ювентус» сыграл с «Пармой» 3:3. Смотрю, что это тенденция. Такой период, когда даже самые лучшие команды находятся не в самых лучших физических кондициях, но игроки там — топ-уровня.

— Вас легко вывести из равновесия?

— Каким-то несправедливым моментом, неправдимым — меня легко вывести. Я такой человек, что могу страшно матюкаться, а через две минуты забыть.

— Вы кинули курить. Сколько лет вы курили?

— Лет 30-40 курил, наверное.

— Сколько за матч сигарет выкуривали?

— Это и является причиной, почему я бросил курить. Бывали матчи, когда я выкуривал по полторы пачки.

— Как вы снимаете стресс после матчей?

— Я не пью. Когда был жив Валерий Васильевич Лобановский, мне приходилось за компанию вместе с ним таким образом снимать стресс. Но если я выпиваю на самом большом дне рождения рюмку или две рюмки водки — это не значит, что я пью. Я себя не отношу к человеку, который любит спиртное.

— Александр Алиев в интервью сказал, что вы не любили игроков, которые выпивают и относились к ним предвзято. Это так?

— Я понимаю, что футболисты — это те же люди, и у них должна быть возможность каким-то образом расслабиться. Но я никогда не принимал того, что действующий футболист должен пойти напиться, гулять на дискотеках до 2 или 3 часов ночи. Это уже не профессионализм. Предвзято я относился или нет, но есть контракты, есть штрафы. Мы должны выполнять все, что написано по отношению к ним, а они должны выполнять все, что написано по отношению к клубу. Тут не улица с односторонним движение, что я поймал Милевского или Алиева и захотел оштрафовать на какую-то сумму. Все было четко прописано. Милевский даже пытался что-то отсудить у «Динамо», но ничего не получилось. Все штрафы, все наказания — четко зафиксированы. Были докладные записки: врачей, главного тренера. Они поступали в соответствующие службы, которые выносили свой вердикт.

— Алиев говорил, что клуб шпионил за Милевским, ездила машина...

— Наблюдали, потому что, когда человек приходит с перегаром на тренировку, нужно понимать, что он делает в свободное время.

— Какой в этом смысл?

— Милевский и Алиев, безусловно, талантливые футболисты, они выросли в киевском «Динамо». Я понимал, что если они будут пить и вести такой образ жизни, то они «Динамо» ничего не дадут. Но даже в то время, чтобы купить таких футболистов для клуба, нужно было потратить огромные деньги. А они уже были наши. Мне хотелось, как-то их сохранить, помочь им. Поверьте мне, пройдет какое-то время, даже если они сейчас не осознали, они осознают, что я хотел для них добра. Я хотел сохранить их профессиональную карьеру. Тот же Семин сумел найти к ним подход — они блистали на футбольном поле. Но это был не длительный период. Как они закончили свою футбольную карьеру — мы все видим.В принципе, она закончилась и для Алиева, и для Милевского.

— Но есть же такое понятие, как «профессионализм»...

— Смотрите, это мы с вами хотим, чтобы они были профессионалами, но что у каждого человека в голове — мы не знаем. Мы хотим, чтобы и журналисты были профессионалами, чтобы они говорили то, о чем они думают, а не то, о чем их заставляют говорить.

Мы за ними не шпионили, мы наблюдали. Почему-то никто не возмущался, когда команда Валерия Васильевича Лобановского в 99-м году доходила до полуфинала Лиги чемпионов, к игрокам домой приезжали тренеры Демьяненко, Зуев — и они все прекрасно понимали, почему они приезжают, — но они не обижались. Они не говорили: «Почему вы нам не доверяете?». Все делали работу. Главный тренер хотел понимать, что футболисты не только выполняют то, что от них требуется на поле и в тренировочном процессе, но и в быту ведут себя достойно. И если они сдавали в тренировочном процессе, он понимал, как поднять их на новый уровень. Но если они пили и гуляли, — он не мог этого понять. Организм после пьянки не может дать 100% той той работы, которую он дает, если человек находится в нормальных кондициях. Поэтому Валерий Васильевич хотел знать все.

— По вашему мнению, как бы Лобановский отнесся к такому футболисту, как Милевский?

— Лобановский сделал бы все возможное, чтобы привести такого талантливого футболиста, как Милевский, в чувство, и чтобы он не нарушал спортивный режим. Он сделал бы для этого все: проводил бы беседы, наказывал, штрафовал. Но в какой-то момент он бы просто от него отказался.

— Можете вспомнить, кто из футболистов «Динамо» заплатил самый большой штраф?

— Наверное, Милевский и Алиев. Я не припомню вообще, чтобы кто-то платил какие-то большие штрафы. Если футболист, например, опаздывает на тренировку, он штрафуется главным тренером на определенную сумму: 200, 300, 500, 1000 долларов. Эти деньги собираются в кассе, и потом команда может их на что-то потратить. Это штрафы, к которым клуб вообще не имеет никакого отношения. Это было заведено еще со времен Лобановского. Но это вещи не публичные.

Например, у футболиста 2 кг лишнего веса — плати 200 долларов. Человек, разумеется, заплатив раз, начинает приводить себя в порядок. Это для того, чтобы игрок всегда держал себя в тонусе и помнил о том, что в 22:00 не нужно садиться и наедаться, потому что завтра в 11:00 тренировка.

— «Динамо», на ваш взгляд, может быть бизнес-проектом, который приносит прибыль? Например, как «Порту», «Бенфика», «Аякс», которые ориентированы на взращивание игроков, трансферы.

— Может быть, если вы поменяете руководителя киевского «Динамо» и поставите бизнесмена, который хочет на этом заработать деньги. Сейчас мы выращиваем своих футболистов, и я могу назвать 10-15 игроков из разных наших команд, которые очень талантливы. Но если мы, к примеру, уберем нашу школу и поедем в Бразилию или Аргентину, и наши селекционеры увидят уровень футболистов в этом возрасте, они придут ко мне и скажут, что нужно рискнуть и заплатить за них деньги. 1 млн, 2 млн — не имеет значения. Для меня «Динамо» — это, прежде всего, результат.

Я понимаю, что еще год-полтора, и Цыганков доростет до того уровня, когда его нужно будет продавать. Вроде бы правильно — надо продать. Но для меня результаты команды важнее. Конкретный пример: меня все критиковали, что мы не продали Ярмоленко за 25 млн в ту же «Боруссию» два года назад. Я него не продал, потому что, считаю, это было хамское предложение: 30 августа, за один день до закрытия трансферного окна, мне позвонили агенты и сказали, что на вас выйдет дортмундская «Боруссия» и сделает такое предложение. Я сразу отказал. Мы в тогда вышли из группы в Лиге чемпионов, подписал новый контракт на очень хороших условиях для Ярмоленко. Благодаря Андрею мы стали в следующем году чемпионами и напрямую попали в ЛЧ, Таким образом, мы заработали за те два сезона порядка 40 млн евро. И продал я его потом за те же 25 млн евро. Скажите, пожалуйста, чем я плохой бизнесмен?

Давайте зададим себе вопрос: был бы такой успех без лидера команды? Уверяю вас, нет. Ярмоленко на тот момент был если не 50%, то 40% команды. И Ребров скажет то же самое. Нужно отдать должное Сергею — он никогда не препятствовал продаже Ярмоленко.

— Подобным образом «Спортинг» в последний день трансферного окна продал своего лидера — Слимани, и нашел ему замену в лице Доста, который стал лучшим бомбардиром чемпионата. Почему не рассматривался такой вариант?

— Рассматривался, но поймите, найти сразу замену Ярмоленко — очень тяжело. Цыганков уже процентов на 80 подходит к тому уровню, на котором был Ярмоленко. У него есть перспектива. В свое время покупали Шевченко. Сначала встреча в Берлине, потом с Берлускони в Милане. Зафиксировали: 3 млн сразу — и летом он переходит. Когда солидные европейские клубы покупают топовых игроков, они не выходят в последний день трансферного окна, они готовят трансфер заранее.

Пример по покупке Ярмоленко «Боруссией»: мы встретились с президентом дортмундского клуба в Ницце. Первое предложение было: Ярмоленко идет в аренду на год, за него платят 7 млн и еще 18 млн, если он подойдет. Я сказал, что такой вариант даже не обсуждается. 15 минут — и мы обо всем договорились. Поверьте мне, я хотел тогда осуществить этот трансфер: Андрей этого заслужил и я ему обещал. Я мог торговаться, выторговывать еще 1-2 млн, и я бы их получил... Мы пожали руки, подписали контракт и Ярмоленко уехал в Дортмунд.

Что у него там не получилось, почему — я этого не знаю, это уже не ко мне вопрос. Любому нашему футболисту нужно время на адаптацию. Он морально устойчивый, дай Бог, чтобы Андрей залечил свою травму, и его ждет еще блестящая карьера.

— Сколько стоит Цыганков?

— Не знаю. Может быть, по сегодняшним ценам, 50-70 млн. А если будет играть на таком уровне, как сегодня, то, возможно, 25-30 млн. Но сейчас я не готов его продать. И сам Цыганков пока не готов быть проданным. Футболист, который подписывает пятилетний контракт, понимает, что ему нужно вырасти до топ-уровня, а не сидеть на скамейке запасных.

— А в перспективе?

— Смотрите, а если он будет играть так, что мы получим предложение, от которого не выдержат нервы? Но мешать его карьере какими-то суммами я не собираюсь. Есть рынок и его не обманешь. Но официальных предложений по Цыганкову мы не получали. Но если звонят агенты и говорят: «Вот дайте доверенность, мы знаем, что такой-то клуб интересуется тем или иным футболистом». Такие доверенности я не даю.

— Уже несколько лет «Динамо» играет без титульного спонсора на футболках. Почему?

— Интерес есть, но те суммы, которые предлагаю — это значит понизить планку своего бренда. Мы никого не ищем и не стоим с протянутой рукой, чтобы был генеральный спонсор. Будет предложение, которое заинтересует клуб — мы его рассмотрим.

— Сколько нужно заплатить, чтобы стать титульным спонсором «Динамо»?

— Сложно сказать. В свое время, «Приватбанк» платил нам сначала 5, потом 3. Потом был контракт на три года на 10 млн долларов. Банк «Надра» платил нам 15 млн долларов в сезон.

— Незадолго до начала войны на Востоке Украины вы были близки к продаже «Динамо» Дмитрию Фирташу...

— Не было такого вообще и близко. Мы вместе хотели построить хорошую боеспособную команду. По поводу продажи «Динамо» — это сплошные разговоры. За время моего правления, правления Григория Михайловича, если исходить из официальных предложений, ни одного предложения по покупке «Динамо» ни от кого не получали.

— Фирташа можно было назвать соинвестором «Динамо»? Я слышал, за его деньги покупались игроки.

— Мы не покупали за его деньги игроков. Та спонсорская помощь, которую он оказывал, была внушительной.

— За два сезона (2012/2013 и 2013/2014) вы потратили порядка 80 млн евро...

— Это говорит о том, что у нас появились деньги, хороший спонсор, и мы тратили эти деньги на футбол. Не вижу ничего плохого. Я их не положил в карман — были приобретены хорошие качественные футболисты.

— Что вы чувствуете, когда слышите в свой адрес от болельщиков «Динамо» фразу: «Суркис, продай Динамо»?

— Вопросов нет. Я хотел бы видеть этого человека, который придет, купит «Динамо». Подчеркиваю, купит. Потому что разные наши функционеры, которые сегодня работают в Федерации футбола, считают, что нам досталось «Динамо» бесплатно. Поэтому, может, мы должны его кому-то подарить бесплатно. Мы никому ничего не должны. Я о деньгах не говорю. Мы потратили много сил, здоровья, нервов. Мы отстроили одну из самых серьезных инфраструктур на европейском пространстве. У нас шикарная медико-реабилитационная база: семь полей, манеж, лучшая ДЮСШ и и мы хотим ее расширить. Сейчас появляется талантливая молодежь, которую нужно учить. Это все у нас есть.

В связи с тем, что уровень чемпионата упал, пригласить качественного футболиста сложно. Поэтому, нужно уметь перестраиваться. Мы перестроились и делаем акцент на наших украинских футболистов. Многие это оценивают нехваткой денег. Если раньше за такого игрока можно было заплатить 10-12 млн, то сегодня резона платить за футболиста 10-12 млн я не вижу. Сегодня в Украине остались две команды, и тратить баснословные деньги на игроков в стране, в которой идет война, я считаю, нецелесообразным. Сколько бы этих денег не было. Я же не считаю чужие деньги, я считаю только свои. Если бы нашлись партнеры, которые хотели бы быть партнерами «Динамо» и они готовы участвовать как в расходной части, так и в доходной — вопросов нет. Двери открыты.

— Сколько сейчас стоит киевское «Динамо»?

— Я не буду ничего выдумывать: каждые два-три года мы делаем оценку Deloitte. Со всем имуществом, с футболистами на тот момент, а это было, по-моему, два года назад: это порядка 300 млн долларов.

— Но это не означает, что если вы получите такое предложение, вы продадите «Динамо»?

— Я не продам «Динамо» в руки, в которых я не буду уверен. Уже один клуб продали — «Металлист» был продан. Слишком много времени я потратил. Ну продам я «Динамо», а дальше что? Нужно продать людям или компании, которая будет развивать такой клуб как «Динамо». Это огромная ответственность, поверьте мне, Ярославский не спит ночами.

— После продажи «Металлиста»?

— Уверяю вас. Он создал команду с нуля, вывел на качественно новый уровень. Ему поступило предложение, он решил продать команду. Но если бы он знал, что эта команда так быстро закончится, ему бы дали в два или три раза больше, но он бы команду не продал. Я уверен на 100%. Не все меряется деньгами.

— Какой сейчас бюджет «Динамо»?

— Бюджет клуба сегодня — 35-40 млн долларов.

— На сколько он изменился по сравнению с бюджетом в довоенный период?

— Вы же сами называете цифры. Вы примерно правильно назвали цифры, которые были потрачены на покупку футболистов. Эти деньги были и я их тратил — я хотел сделать сильную боевую команду. Согласитесь, были куплены качественные футболисты. У Блохина были великолепные игроки. С этих футболистов можно было создать хорошую команду, которая не занимала бы четвертое место в чемпионате, во всяком случае. Это мягко говоря. Когда ко мне пришли за компенсацией, меня это немножко удивило, но я ее выплатил.

— Какие у вас сейчас отношения с Олегом Блохиным?

— Прекрасные.

— Рубрика «цитаты великих людей»: «Одни платят военный сбор — 30 миллионов, другие — 800 тысяч, но надевают футболки «героев АТО...».

— Слова Павелко. Во-первых, посоветовал бы ему на детях не воровать для начала, чтобы такими цитатами пользоваться. Я растаможенную траву для полей покупаю за 11-12 евро, построил немало полей. Второе. цифры, которые вы назвали, абсолютно не соответствуют действительности. Потому что у нас налоги платят сами футболисты. Если мы суммарно возьмем все налоги, которые выплачивают сами футболисты, то сумма будет значительно больше, но она не будет доходить до того уровня, который в «Шахтере». Они могут — они платят. Не военный сбор, подчеркиваю, а такие зарплаты. Мы все прекрасно понимаем, какие зарплаты у Мораеса, Тайсона, какая зарплата была у Ракицкого... У нас и близко таких зарплат нет.

У нас на сегодняшний день самый высокооплачиваемый футболист — это Сидорчук, и Гармаш. Все остальные ребята получают, по сравнению с тем, что было раньше, в десятки раз меньше.

— У Сидорчука и Гармаша зарплата больше или меньше одного миллиона евро в год?

— Меньше. Футболисты сами платят налоги и сами платят военный сбор. У них у всех есть декларации. Налоговая нас проверяла не один раз, и если мы что-то нарушили, то, пожалуйста, привлекайте.

— Какие у вас отношения с Андреем Павелко?

— Никакие. Он для меня не существует, потому что он не держит слово, он обманщик, и ситуация с «Мариуполем» мне лишний раз доказала, что я лучше буду от него на расстоянии. Не буду с ним общаться, видеться и даже здороваться.

— Про ситуацию с матчем с «Мариуполем». Вы жалеете о своем решении?

— Нет, я не сожалею о том своем решении не ехать в Мариуполь. У нас были четкие сигналы о том, что в ехать в это время в Мариуполь не безопасно. Мы тогда обратились во все правоохранительные органы. Я задаюсь вопросом, власть сегодня чья? Суркиса? Кто возглавляет бюджетный комитет? Кто входит во фракцию БПП? Суркис? Или я в политике? Я могу ему как-то противостоять в парламенте? Сегодня Правоохранительные органы, СБУ, служба охраны говорит, что ехать не надо. Самые мягкие письма были «нежелательно».

Было принято решение господином Павелко, он приехал ко мне на встречу в Монако. Планировалось, что Шевченко выступит с обращением перенести матч «Шахтер» — «Верес» в Харьков, матч «Мариуполь» — «Динамо» — в Киев. Для футбольной общественности будет преподнесено, что в интересах сборной так будет удобно. И вроде бы нет преференций ни «Динамо», ни «Шахтеру».

Это муссировалось на протяжении месяца. За три дня до матча в Мариуполе мы встретились с Павелко и он мне сказал, что надо ехать. Я обратил его внимание на то, что пишут болельщики — они самостоятельно приобрели билеты, собираются ехать в Мариуполь. Он говорит: «Мы начнем этих болельщиков в Запорожье снимать». По этому вопросу я даже разговаривал с Президентом, и он сказал, что матч должен быть сыгран. Павелко получит соответствующее указание. Получил или нет — не знаю. Павелко сказал о том, что мы сыграем в Мариуполе, хотя первая первая инстанция присудила нам поражение.

Павелко сказал: «подавайте апелляцию, вы выиграете апелляцию». Мы разговаривали с Сергеем Бубкой. Присутствовал мой брат, я, Павелко и еще один уважаемый человек. Было сказано, что матч в Мариуполе вы сыграете в любом случае. Мы подали апелляцию, она откладывалась, откладывалась, а потом Павелко мне сказал, дословно,: «Хозяин двух клубов, в лице Рината Леонидовича Ахметова, против». Но когда я общался с Ринатом Леонидовичем, он это отрицает, и я ему верю.

— В «Динамо» в первой команде сейчас много молодых футболистов — своих воспитанников. Это то направление, в котором клуб будет двигаться дальше?

— Мы будем двигаться в этом направлении, мы дадим шанс молодежи проявить себя. Если мы продадим Цыганкова, задачей тренерского штаба будет готовить на его место другого футболиста. Мы будем вкладывать деньги в наш украинский футбол, в наших футболистов. От этого выиграют все: и молодежная, и национальная сборные.

— Процес строительства команды завершен и сейчас можна будет требовать реальных результатов?

— Так, как критиковали тренера осенью, я не помню такой критики со времен Олега Владимировича Блохина, когда мы заняли четвертое место. Я понимал, что Хацкевич находится в экстремальной ситуации. Молодежи не хватает стабильности. Надеюсь, что за эти полгода эта стабильность появится, они станут мужиками и будут демонстрировать качественный футбол.

— То есть, со следующего сезона — максимально серьезные задачи?

— Всегда стоят такие задачи. На фоне опытных игроков есть группа молодежи, от которых зависит результат команды. Поэтому, считаю, адаптационный период закончился, теперь надо давать результат.

— Как вы относитесь к мнению, что нынешний состав «Динамо» — самый слабый за последние 20 лет?

— Посмотрим. Давайте еще немного подождем. А кто так говорит, вы можете сказать?

— Например, Леоненко.

— Он у Лобановского вышел хоть на одну минуту? Если убрать всех котов Леоненко, то он был одним из сильнейших нападающих. Если бы он постоянно держал себя в тонусе, а не выпивал по два ящика пива после игры, думаю, он стал бы топ-футболистом.

— Том-3 тренера «Динамо» после Лобановского?

— Ребров, Демьяненко и Михайличенко.

— Футбол «Динамо» под руководством Хацкевича — это то, что хочет видеть президент?

— Я хочу видеть футбол, прежде всего, с забитыми мячами. Осенью нам это не очень удавалось. Хочу видеть комбинационную игру. Я вырос на таком футболе: мощь, фланги, врывание в свободные зоны, быстрый переход из обороны в атаку. Не хочу видеть футбол, когда этот мяч «мнут» и «мнут», потом забивают один гол и радуются победе. Хочу видеть силовой агрессивный футбол, в который играют английские, немецкие клубы. И осенью во многих наших матчах футбол мне не нравился.Но понимания, что на это есть причины, я вместе с болельщиками все это терпел.

Я назначаю тренеров по профессиональным качествам. Хацкевич был профессиональным футболистом, он и профессиональный тренер. То же самое и с Ребровым. Он востребован, в отличие от тех, кто работает на вашем канале и критикует «Динамо». Вроде у нас одна команда в Украине. Помню, когда «Ворскла» проигрывала «Арсеналу» со счетом 0:4, и забила два мяча, комментатор кричал, что они герои. Я бы посмотрел, если бы «Динамо» кому-то проигрывало 0:4, и забило два мяча — как бы кричали на вашем канале. Мы проиграли последнюю игру в прошлом году, которая уже ничего не решала, но команда получила за это штраф и все с этим согласились.Нельзя позорить свое имя и болельщиков, которые в морозную погоду пришли поддержать команду.

— Почему «Динамо» никогда не возглавлял иностранец, не считая Семина с Газзаевым?

— Я делал много попыток. Разговаривал с Капелло, Липпи и с другими многими тренерами. Но никто не хотел идти в этот проект до конца. Были возможности предложить любые деньги. Улье уже приехал на подписание контракта, но в последний момент позвонили из его клиники и сказали, что у него не совсем хорошие анализы. Его супруга настояла на том, чтобы он вернулся во Францию.

У нас были Семин, Газзаев. У одного получилось, у другого — нет. Газзаев делал то, что сегодня делает Хацкевич. Тогда в основной состав стали попадать Хачериди, Зозуля, Ярмоленко и другие молодые игроки. Но Газзаев хотел сразу результат. Этого не последовало, он написал заявление об отставке. Пришел Семин, у него получилось хуже, чем в первый раз в «Динамо». Но эти футболисты играли достаточно много времени. То же происходит и сейчас. Время закончилось, ждем результатов.

— Кого из современных европейских тренеров вы бы не задумываясь пригласили возглавить «Динамо»?

— Клоппа. Человек сказал, что за три года построит команду. Я не знаю, станет ли он чемпионом, но какой футбол демонстрирует команда — любо-дорого смотреть. Команда борется во всех турнирах. Мне такой футбол очень импонирует.

— Увольнение кого из тренеров вы до сих пор считаете ошибкой?

— Михайличенко. Когда мы проиграли «Трабзонспору» в Киеве. Это был эмоциональный всплеск. Зная характер Сабо, ожидал, что он сможет взбодрить эту команду. Так оно и получилось. Тогда непопадание в ЛЧ казалось катастрофой.

Лучше мы будем тихо ехать, но играть в том турнире, в котором заслуживаем. Тот же «Аякс» в футбольном плане мы вообще пройти не могли. Нам могло повезти, не пропусти Бойко, не будь рикошета от Кадара. Если бы прошли, по всем футбольным законам это было бы несправедливо, по отношению к самому футболу. «Аякс» был на голову сильнее. Я понимал силы команд, разница в классе была огромной.

— Рауль Рианчо и Сергей Ребров были правы, когда говорили, что с Хачериди, Гармашем и Рыбалкой нужно расставаться, поскольку они своим отношением к работе создавали проблемы в коллективе?

— Они вправе высказывать свое мнение. Хачериди — непростой парень. Но когда тебе говорят, что ты должен одновременно расстаться с тремя ведущими футболистами, и не предлагают замену, — это очень сложно. Пришло время — расстались с Хачериди. Где он сейчас? Почему Хачериди не остался в «Динамо»? Он хотел ту же зарплату, которая у него была. Я предлагал, если с бонусами — вопросов нет. он не захотел, вот мы и видим сейчас результат.

Надеюсь, что Гармаш возьмется за ум и не пойдет путем Хачериди. Он очень талантливый футболист, и в этом возрасте уже нужно убрать свои эмоции. Не нужно тратить талант на ненужные разговоры с арбитрами. Мы и штрафуем его, но это ничего не дает. 

Что касается Сидорчука – это абсолютные противоположность Гармаша. Сергей после тяжелейшей травмы восстанавливается, терпит, готов работать, чтобы снова вернуть место в основном составе. Он настоящий лидер и капитан. Нам не нужен футболист, который будет бегать разговаривать с судьями. У меня был разговор с Гармашем, и я ему сказал, что это его последний шанс. Если ты не поменяешься, то мы выставим тебя на трансфер.

— Самый успешный трансфер?

— Их было много. Диого Ринкон мне вот вспоминается. он отдал часть своего сердца и души «Динамо». А в плане продажи — трансфер Ярмоленко. 

— А самый провальный?

— Наверное, Раффаэль. Мы за него заплатили большие деньги, продали. Я о чем жалею — что ему не удалось заиграть. Те цифры трансферов, о которых пишут в интернете, редко соответствует действительности. На его продаже мы потеряли где-то 40%. А он мог заиграть, если бы к нему нашли подход.

— Йожеф Сабо в интервью нашей программе сказал, что Игорь Суркис никого не слушает, когда осуществляет трансфер?

— Игорь Суркис не покупает ни одного футболиста без совета селекции. Сегодня я советуюсь с Михайличенко. Трансфер Нани? У нас был селекционер Терлецкий, который рекомендовал Нани. Его привезли в Киев, я его даже не видел. Не было никаких касет, никто не смотрел по кассетам. Говорили, что нужен игрок, который будет в атаке ставить победные точки. То, о чем говорит Сабо — не соответствует действительности.

Текстовая расшифровка — Dynamo.kiev.ua, при использовании материала гиперссылка обязательна!

СМИ: «Динамо» и «Шахтер» следят за израильским талантом

16.02.2019, 07:35

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть