Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр Лысенко: «Мне не нравится, когда говорят, что в Советском Союзе было плохо»

2020-01-31 14:24 Бывший защитник не существующих уже днепропетровского «Днепра» и харьковского «Металлиста» Александр Лысенко дал интервью украинскому еженедельнику ... Александр Лысенко: «Мне не нравится, когда говорят, что в Советском Союзе было плохо»

Бывший защитник не существующих уже днепропетровского «Днепра» и харьковского «Металлиста» Александр Лысенко дал интервью украинскому еженедельнику «Футбол», которое сто́ит прочесть полностью.

Александр Лысенко

Когда-то «Металлист» и «Днепр» дружили

Александр Петрович, если б вы родились в независимой Украине, вряд ли перешли бы из «Металлиста» в «Днепр»...

— В советские времена украинские команды дружили между собой. Вышло так, что по окончании интерната меня взяли в харьковский «Металлист», но он тогда даже не в первой, а во второй союзной лиге играл. Можете представить конкуренцию в советском чемпионате?!

В «Металлист» я удачно зашел. В первом же моем сезоне, в 1974-м, мне всего лишь восемнадцать, «Металлист» поднимается в первую лигу союзного чемпионата. Через год меня приглашают три клуба: «Днепр», «Динамо» (Киев) и «Шахтер». Ну как приглашают? Я в каждую команду на свой страх и риск написал заявление, а по тем временам это было преступление. Невыносимо хотелось играть в высшей лиге.

Лемешко только принял «Металлист» и был в курсе: «Я знаю, что ты всем написал заявление. Если хочешь — уходи, хочешь — оставайся». Однако я чувствовал, что перерос уровень первой лиги.

Из «Динамо» приезжал занимавшийся селекцией Сучков. Говорил, что Лобановский лично хочет видеть в команде. Зашли с ним на почту, там я заявление и написал. Сальков звал в «Шахтер», но по какой-то причине они от меня отказались. Так в итоге я оказался в «Днепре».

А там — полным ходом перестройка. Старики Романюк, Христян, Найда покидали команду, а набирали молодых из второй, первой лиг. Собственно, по этой причине мы в 1978 году и вылетели из «вышки». Если в «Металлист» я зашел удачно, вышел из второй лиги в первую, то в «Днепре» вышло наоборот — вылетел из «вышки» в первую.

Состав «Днепра» по именам впечатлял вы, Кутузов, Кузнецов, Крамаренко стали затем чемпионами страны; Трошкин, Матвиенко, Демьяненко в разные годы выигрывали Кубок Кубков, а команду возглавлял сам Йожеф Сабо!

— Трошкин и Матвиенко совсем мало поиграли в «Днепре». Сабо отчислил Трошкина. Матвиенко покинул «Днепр» уже после того, как команда вылетела. Они были в возрасте, травмы мешали играть в полную силу. Я сам в том сезоне получил серьезную травму. Играл без щитков, и ногу буквально разорвали. Три месяца пролежал в нашей 56-й больнице, откуда мне табло «Метеора» было видно. А там все время одно и то же: 0:2 от «Зари» (Ворошиловоград), 0:1 от «Динамо» (Тбилиси), 0:1 от «Арарата» (Ереван).

Когда восстановился, Сабо даже не знал, что есть такой игрок Лысенко. Поехали на сборы. Пошли слухи, что урежут финансирование. Так Сабо сразу после этих сборов покинул «Днепр», не дожидаясь начала следующего сезона.

Не было желания и самому уйти?

— Нет. Мне дали двухкомнатную квартиру, я перевез в Днепропетровск отца, мать и бабушку. Но вскоре у меня умирает отец — совсем молодой, 51 год. 1977 год был не самым лучшим. «Днепр» боролся за выживание. Вадим Иванов меня в «Таврию» (Симферополь) приглашал, но я отказался. Иванов в паре с Бибой недолго в «Днепре» поработал, а он хорошо знал мои возможности. К тому же после смерти отца я не хотел оставлять маму одну, ей всего 49 лет было, а я еще не женился.

Сложно было настроиться на «Пахтакор». Даже за деньги

«Днепр» не сразу вернулся в высшую лигу, а через сезон, причем повысился вместе с «Таврией», а «Металлист» отстал на два очка. Известно, что «Днепр» и «Металлист» рассорились в 1991 году, когда днепряне дома на финише вроде как сдали матч «Пахтакору», не протянув руку помощи землякам из Харькова (правда, «Металлист» все равно не вылетел. СССР отправился в небытие, а в новообразованной высшей лиге чемпионата Украины нашлось место и для днепрян, и для харьковчан). Однако существует менее популярная версия, что днепряне и харьковчане разругались еще в 1983-м, когда в СССР начали зарождаться фанатские движения, информацию о которых в Советском Союзе всеми правдами и неправдами скрывали, так что основная масса любителей спорта даже не подозревала об их существовании. Говорят, в Днепропетровске харьковчане отхватили по первое число, что и зажгло факел вражды. Вам что-нибудь известно о фанатских противостояниях?

— Ерунда все это, никакой вражды до 1991 года быть не могло! Наоборот, команды дружили. Две наши глыбы Лемешко и Емец были близкими друзьями по жизни. Вражда с «Металлистом» пошла после 1991 года с развалом Советского Союза. Я тогда был в команде и могу уже рассказать, как все обстояло на самом деле. «Металлист» боролся за выживание с «Пахтакором» и «Памиром». Тогда вылетало две команды, московский «Локомотив» досрочно оформился, и осталось одно место. А «Днепр» завершал чемпионат двумя матчами с «Памиром» и «Пахтакором». И обе встречи проиграл — «Памиру» 1:2, а «Пахтакору» 1:3.

Я близко дружил с начальником команды «Металлиста» Романом Шподарунком. Числился я тогда третьим тренером вместе с Павловым в штабе Кучеревского. Шподарунок, главный тренер Леонид Ткаченко и его помощник Виктор Удовенко приехали ко мне домой и привезли 250 тысяч рублей наличными от «Металлиста», чтобы мы сыграли с двумя этими командами хотя бы вничью. Естественно, они заезжали и на базу, встречались с Кучеревским.

Представьте, какая это сумма была по тем временам. Но мы не смогли сыграть вничью ни с теми, ни с другими. Почему? Все банально. Конец сезона, эти игры для нас ничего не решают, настроение отпускное... Сложно настроиться. Даже за деньги!

Но можно понять и харьковчан. Точно так же на их месте и мы отнеслись бы, если б «Днепр» вылетал, а «Металлист» не помог. Не удивительно, что болельщики «Металлиста» приняли это близко к сердцу. А я тогда сильно переживал за эти деньги, чтобы с ними ничего не случилось. Они у меня месяц или два дома лежали, пока за ними не приехали.

Может, «Пахтакор» или «Памир» дали больше четверти миллиона? Они могли...

— Этого я не знаю. Мы собрались с Кучеревским и ведущими ребятами, человек пять-шесть, и сказали, что «Металлист» дал 250 тысяч. Это на всю команду с персоналом, на двадцать пять человек. По десять тысяч на брата. Машину можно купить было на эти деньги. Я не верю, что ребята могли продаться «Пахтакору», все же мы с «Металлистом» были одной республикой.

Просили московское «Динамо» сдать нам игру в 1983-м

Емец и Жиздик пришли в команду в 1981-м, но в первых двух чемпионатах при них «Днепр» занимал восьмое и девятое место. Почему вдруг взлетели в 1983-м?

— Окрепли, сыгрались, стали более дисциплинированными. К тому же «Днепр» в те годы получил всестороннюю поддержку не только своего главного спонсора завода «Южмаш» в лице его директора Макарова, но и второго секретаря обкома партии. Любые просьбы и желания Емца и Жиздика касаемо дела выполнялись незамедлительно. «Днепр» прилично доукомплектовался — из Никополя посреди сезона влились Погорелов, Дамин, Надеин, Шуршин. Подоспела талантливая молодежь из ДЮСШ «Днепр-75» — в составе первой команды стали появляться юные воспитанники Литовченко, Протасов и Лютый.

Но в начале 1983 года никто представить не мог, что «Днепр» будет в числе претендентов на чемпионский титул. Перед нами ставилась задача войти в первую шестерку и тем самым повторить успех «Днепра» в 1972-м году под руководством Валерия Лобановского.

Штатным пенальтистом команды вы стали еще до прихода Жиздика и Емца?

— Да. В 1982-м, кстати, я забил все пять пенальти в сезоне. Исполнять пенальти стал еще в первой лиге, после того как ребята один за другим не могли реализовать «точку». По сути, меня от безысходности назначили. И я забил «Спартаку». Только не московскому, а ивано-франковскому. Затем не забил «Кубани», но мы выиграли 2:1. После того, как не забил пенальти, мы с углового сразу провели победный мяч. В случае ничьей могли даже вылететь из первой лиги. А в высшем дивизионе я забил 12 пенальти кряду! Увы, тринадцатый оказался несчастливым. Не забил тбилисскому «Динамо», правда, мы опять победили 2:1. В следующей игре опять не забил «Зениту», после чего подошел к Емцу и сказал, чтобы дальше Протасов бил.

Чемпионский сезон для вас начался с перелома ноги.

— Только это не совсем начало чемпионата. Сломался в игре седьмого тура с кутаисским «Торпедо». Конец апреля, перед игрой прошел сильный дождь. В одном из эпизодов неудачно пошел в стык, перелом не сразу почувствовал. Доиграл тайм до конца. Хотел выходить на второй, но доктор запретил. Повезли в больницу, и там диагностировали перелом. Из больницы вернулся на базу на костылях. Захожу в столовую поужинать, Емец подходит, по-отечески обнимает и говорит: «Ничего. Еще поиграешь». Восстановился за четыре месяца.

С Кутаиси отыграли отвратительно. Это была наша единственная домашняя ничья в том чемпионате (0:0). Еще раз уступили московскому ЦСКА, а в остальных 15-ти встречах на «Метеоре» всех победили. Интересно вот еще что. Чтобы получить по итогам чемпионата медаль чемпиона, необходимо было провести пятьдесят процентов игр, то есть семнадцать. Я только восстановился, и нам предстояло принимать киевское «Динамо». Если не выйду — 17 игр никак не набежит. Тренерский штаб пошел на риск. Благо победили Киев 2:1. Отчасти повезло, что у них в том матче был молодой состав — Блохин вышел лишь во втором тайме и забил с пенальти, но уже на 90-й минуте, когда мы вели 2:0.

У киевлян по разным причинам отсутствовали Буряк, Бессонов, Баль, Балтача, Лозинский и Журавлев. А Блохин и Хлус появились на поле после перерыва. Минчане считают, что киевляне умышленно отдали два очка «Днепру». Такое могло быть?

— Я не думаю, что отдали. Тогда же не Лобановский тренером был, а Морозов. Он боялся всех этих разговоров, думал, что опытные футболисты могут действительно сдать игру. Поэтому и выпустил более молодых, голодных ребят. Это я так думаю. Может, и ошибаюсь.

Как часто «договаривались» в союзном первенстве? Заставляли ли «Днепр» когда-нибудь отдавать очки киевскому «Динамо»?

— Я старался не вникать в это. Если и договаривались, то тренеры с опытными футболистами. Мне больше вспоминается случай, как мы просили московское «Динамо» отдать нам игру перед «Спартаком» в 1983-м. Вот это точно было. Но «Динамо» не пошло на сделку. И была рубка. Газзаев вывел их вперед, нам пришлось несладко. Лишь во втором тайме дожали динамовцев и победили 2:1 (на самом деле 3:1 — авт.). Я хорошо дружил с Валерием Газзаевым, и когда мы забили им второй мяч, хитрец Валерка говорит мне — мол, после игры занеси деньги. Когда мы стали побеждать, так сразу!.. После игры, вспоминается, немало разговоров пошло, что кто-то якобы из динамовцев все же взял деньги и сдал игру.

«Спартак» был уверен, что нас обыграет

С кем «Днепр» не дружил в первенстве СССР?

— С «Черноморцем». Одесситы со «Спартаком» сблизились. Они же нас обыграли в Одессе 1:0 за несколько туров до финиша. А обыграй мы «Черноморец», то и со «Спартаком» не надо было бы напрягаться. Мы, футболисты, думали, что «Черноморец» отдаст нам игру. Тогда как раз перерыв был две недели, мы отправились с семьями и детьми в Евпаторию, отдыхали в пансионате «Днепр». Прямо из Евпатории на поезде поехали на игру в Одессу. А они нас взяли и хлопнули. Мы такие слабые были, что даже если бы «Черноморец» захотел отдать игру, мы не смогли бы победить — так плохо играли (смеется).

Ситуация была настолько накаленной, что Москва перед игрой комиссию в Одессу присылала для расследования возможного предстоящего договорного матча. Вы представляете, что было бы, если б мы обыграли «Черноморец»? Мы, конечно, обижались на одесситов, но они выиграли честно. Беланов в той игре чудеса творил. Я играл против него. Думал, после этой встречи Емец меня больше не поставит в состав, так Беланов меня отвозил... После Одессы поехали в Кишинев, где с трудом обыграли «Нистру» 1:0. Потом уже был матч с московским «Динамо», о котором мы только что вспоминали. Мы еще думали, что «Шахтер» поможет, но он дома безнадежно уступил «Спартаку» 0:4. Если бы дончане сыграли вничью, мы стали бы чемпионами за тур до конца.

Перед тем легендарным чемпионским матчем «Спартак» обыграл «Астон Виллу». Постарался Федя Черенков, который в Англии сначала сравнял счет на первой минуте второго тайма, а потом и забил победный мяч на последней. Не считаете ли, что «Спартак» в той игре слишком много как физических, так и психологических сил потратил, которых в решающем матче чемпионата СССР-1983 с «Днепром» не хватило?

— Конечно! После «Астон Виллы» прошло три или четыре дня. Это нам очень помогло. «Спартак» был в сумасшедшей форме, в таком накате, что я вам передать не могу. Они закономерно обыграли «Астон Виллу» в Бирмингеме. Мы тот матч всей командой смотрели. Спартаковцы были уверены, что сделают нас, и даже забронировали гостиницу в Тбилиси, где должна была состояться переигровка в случае победы «Спартака». Перетурин рассказывал, что сам Бесков был уверен в победе «Спартака», поэтому отказался перенести игру на более поздний срок, чтобы дать «Спартаку» день-другой дополнительного отдыха. А для нас это был матч всей жизни. Переполненный стадион, за нами не только Днепропетровск, но и вся Украина. Мы бы и «Астон Виллу» в тот вечер на «Метеоре» обыграли бы!

По мнению Литовченко, чемпионство 83-го целиком заслуга Владимира Емца, предпочитавшего работать на интуиции и хорошем чувстве юмора. Ваша версия?

— Мы не разделяли Емца и Жиздика. Они были одним целым. Емец был больше психологом, а Геннадий Жиздик отвечал за коллектив. Футболисты нуждаются в деньгах? Можно было смело подойти к Жиздику и просить. Возникли какие-то бытовые проблемы? Снова игроки идут за помощью к начальнику команды Жиздику. Емец с Жиздиком шли бок о бок по жизни, руководили вместе никопольским «Колосом» и вместе в 1981-м году приняли «Днепр».

Они мечтали вывести «Днепр» в тройку, а получилось, что привели к золоту. И это было далеко не случайно. «Днепр» три года кряду входил в призеры союзного первенства. Только 1986 год вышел провальным. Как сам Емец говорил, главный тренер должен руководить командой не больше пяти лет.

В 1982-м чемпионат СССР взяло минское «Динамо», в 83-м «Днепр», в 84-м «Зенит». Кто среди этих трех «выскочек» был сильнее, выиграл справедливее?

— «Зенит». Хотя и у минского «Динамо», надо отдать им должное, хорошее поколение игроков созрело — Георгий Кондратьев, Андрей Зыгмантович, Сергей Алейников, Сергей Гоцманов — ребята в сборной СССР поиграли. Но «Зенит», пожалуй, для «Днепра» был самой неудобной командой в Союзе. Сколько помню, мы все время уступали в Ленинграде. «Зенит» в 1984 году и в финал Кубка СССР вышел, где уступил московскому «Динамо» 0:2. В том сезоне «Зенит» действительно мощно выглядел. Я помню, как они выдали чемпионский победный финишный рывок, по ходу которого и нас одолели в Днепре, и московское «Торпедо». А в чемпионстве минского «Динамо» большая заслуга принадлежит Эдуарду Малофееву, обладавшему сумасшедшей энергетикой.

Тигана отливал прямо во время игры в Кривом Роге

Отдельная тема еврокубки. От кого обиднее вылететь: от «Бордо» в 1/4 финала КЕЧ или от «Хайдука» в 1/8 Кубка УЕФА?

— И то, и другое обидно. Еврокубковые матчи все как один перед глазами, не только эти. Хорошо помню дебют в Трабзоне и как трудно туда добирались. Прямых рейсов не было, все — из Москвы. Оттуда на Стамбул. Дальше пересели на маленький винтовой самолет вроде нашего АН-26. У самолета отказал двигатель, слава Богу, что об этом узнали только при посадке, когда увидели скорые и пожарные машины. Наверное, поэтому и плохо сыграли (0:1). В Кривом Роге взяли убедительный реванш 3:0. В еще худшее положение попали с «Левски». В Софии проиграли 1:3, но дома снова наверстали упущенное — 2:0.

После чего был четвертьфинал с «Бордо». «Жирондинцы» в 1980-е фактически сборная Франции, ставшая в 1984 году чемпионом Европы и дважды игравшая в полуфиналах ЧМ. Вряд ли вы рассчитывали, что дадите бой «Бордо»?

— Перед игрой — да, не слишком надеялись. Мы же впервые играли в Кубке чемпионов. Однако нам элементарно не повезло в первой игре. Протасов забил чистый гол, но боковой судья поднял флажок. К тому же мы тяжело добирались на игру в Кривой Рог. Прямо со сборов в Сочи. Погода испортилась, нелетная. Днепропетровск не принимал. Поехали поездом. Думали, не успеем. Из Днепра до Кривого Рога — автобусом. К тому же французы были в игровом тонусе, у них шел чемпионат, а у нас не было официальных игр. Позже ребята шутя говорили, что зря я им забил гол. Нас же 0:0 устраивали. В результате они сравняли, дополнительное время и серия пенальти, где французы, как назло, били все в один угол, в девятку. Взять у Краковского не было никаких шансов.

Вы говорили, что с «Бордо» первый пенальти должны были бить вы, а пошел Литовченко. Как так вышло?

— В самом начале дополнительного времени мы остались вдесятером, Ваню Вишневского удалили. Но это нас не сломило, мы играли мужественно и решительно, как прежде. Когда прозвучал финальный свисток, я посмотрел на Емца и увидел искусанные до крови губы. Список бьющих вроде был, но когда стали спрашивать, все ли готовы по списку, один за другим ребята стали отказываться, ссылаясь на жуткую усталость. Перед игрой я на тренировке сказал, что буду бить первым. Но так как желающих особо не было, то и список превратился в импровизированный. Видимо, помощники тоже немного растерялись и перенервничали. Так Гена и пошел первым. И не забил. Все потом забили, а Гена так и остался единственным из десяти, кто не забил.

Правда ли, что в матче в Кривом Роге Тигана во время матча сходил по-маленькому прямо на поле?

— Лично я не видел, но об этой истории наслышан.

Думаете, с «Ювентусом» Платини и Бонека, будущим победителем КЕЧ, в полуфинале потягались бы?

— Я думал, что «Бордо» пройдет «Ювентус». Но они первый матч в Турине проиграли 0:3, а дома бились до конца (2:0). Дали ли мы бой «Ювентусу»? Ну если с «Бордо», где играли пять или шесть чемпионов Европы плюс португалец Фернандо Шалана и немец Дитер Мюллер, на равных играли, то и с командой Джованни Трапаттони тоже могли потягаться!

На следующий год прошли более сильный ПСВ (Эйндховен), а с «Хайдуком» не справились. Что помешало?

— Знаете, буквально на днях парились в баньке с Сергеем Башкировым, Алексеем Чередником, Младеном Бартуловичем и как раз вспоминали этот матч. Бартулович же вырос в Сплите, в «Хайдуке» начинал. Так он нас притравил, мол, «Хайдук» всегда был сильнее «Днепра»! Проиграли же мы «Хайдуку» лишь по той причине, что играли с ними в конце ноября и в декабре, после того как сезон в СССР закончился. Дома — 0:1. Готовиться к ответной встрече поехали в Сочи, а там мерзкая погода — слякоть и мякоть, то есть снег с дождем. Тренировались на гаревом поле и асфальте. Ехали в Сплит и больше мучились там, а не играли. Уступили 0:2. Банально не были готовы играть в середине декабря еврокубковый матч. Это же у нас впервые случилось — с «Бордо» играли в марте после перерыва! Уверен, если бы сразились в сентябре-октябре, прошли бы «Хайдук».

Мечтал превзойти Плоскину

Вскоре Емец ушел, и его место занял Кучеревский. Вы выпали из основы и приняли решение завершить карьеру. Могли еще поиграть?

— Емец звал меня в «Нистру». У них стояла задача за пару лет вернуться в высшую лигу. Витя Кузнецов к ним пошел. Я сказал, что подумаю. Приехал на базу, а меня вызывает Жиздик, он как-то узнал:

«Знаю, что тебя туда зовут. Но ты поиграй еще годик за дубль, помоги Надеину, который тренирует дубль, занять первое место, потом при команде будешь работать. Выбирай». Я решил остаться. В 1987 году отыграл всего два матча за основу. А в конце года Жиздик с Кучеревским в игре с минским «Динамо» мне проводы устроили. Травмы окончательно замучили, поэтому и закончил относительно рано — в 31.

Комфортно ли вам правоногому было играть на левом фланге?

— Да куда там комфортно! В харьковском «Металлисте» начинал справа, там у меня отлично получалось. Я любовался игрой киевского динамовца Владимира Трошкина, старался играть так, как он. Перед этим успел поиграть правого полузащитника, и эта позиция мне еще больше нравилась. Я подключался, голы забивал. Когда поставили слева в «Днепре», мне уже пришлось сконцентрироваться больше на обороне, так как наш левый полузащитник Виктор Кузнецов активно играл впереди. Я же закрыл образовавшуюся брешь на позиции левого защитника, некому было там играть. Это уже потом появились Чередник, Яровенко, Сорокалет. Представляете, какая образовалась конкуренция? Крайний защитник должен играть под удобную ногу, как Шевчук и Исмаили в «Шахтере». А мне приходилось постоянно мяч под правую убирать. Неудобно. Тем не менее, играя левого защитника, я все же забил пять мячей с игры.

Вы говорили, что одним из самых неудобных нападающих был для вас Валерий Газзаев. Почему он?

— И Гуцаев. А вот против Блохина было легче играть. Я под него умел подстраиваться, он быстро бежал на длинной дистанции. А эти маленькие, юркие, резкие — неприятные, одним словом. Показал вправо, кинул влево, а я пока развернусь, уже вижу их спину. Витя Грачев из «Шахтера» тоже мог спокойно меня на пятачке, буквально на месте, нанизать, словно на шампур.

В каких компонентах игры Протасов превосходил Блохина?

— Я не думаю, что он его в чем-то превосходил. Блохина вообще мало кто в мире мог превзойти. Это величина в истории футбола! Случайно ли он получил «Золотой мяч»? У Протасова такого нет. Но Олег тоже отлично бежал, мощью обладал — помните, как он в Эйндховене убежал и посадил всех защитников?

Лучший защитник в чемпионате СССР?

— Если говорить о правом защитнике — это, конечно, Трошкин. Мне нравился его финт, когда он показывал влево, а пробрасывал вправо и делал передачу. Сколько он таких голевых отдал — не сосчитать! Самая великолепная пара центральных: Фоменко — Коньков. Хотя и у нас была прекрасная пара Вишневский — Пучков. А лучший состав «Днепра» был в 1988-м. Точно сильнее, чем в 1983-м. Начиная с вратаря Валерия Городова и заканчивая нападающим Владимиром Лютым. Эдик Сон сколько забивал, но все равно на лавочке сидел, настолько сумасшедшей была конкуренция.

Какие выезды в Союзе вы больше всего не любили?

— В Баку летели неохотно. В Ереване лучше к нам относились. А любили — в Тбилиси. Лично я не любил Москву — она такая необъятная. Приезжали в гостиницу, так я старался не выходить, хотя другие ребята сразу шли за покупками, потому что только в Москве можно было все приобрести. Далеко было летать к «Пахтакору» в Ташкент. Да и зной там всегда. Сил хватало на тайм. К концу карьеры я стал тяжело переносить эти длинные перелеты. Летали на заводском Ан-26 с боковыми скамейками. Матрасов накидаем на пол — кто в карты, кто спит. Три часа летишь, дозаправка и снова три часа полета. Добавьте разницу во времени. Уже не до футбола было. По первой лиге тоже налетались — Хабаровск, Владивосток, Алма-Ата.

Кто в союзные времена слыл лучшим пенальтистом, и кто был лучшим среди вратарей по этой части?

— Владимир Плоскина из «Черноморца» забил 23 пенальти кряду. У меня была цель превзойти его, но на 13-м ударе я споткнулся. А среди вратарей. В голове крутится Саша Шовковский. А в Союзе? Так и не могу кого-то одного выделить. Среди бьющих в «Днепре» до меня успешно бил пенальти Петя Найда. Ни разу не промахнулся. Сильнейший пенальтист!

Пенальти это больше психология, чем мастерство?

— Психология. Мастерство здесь особой роли не играет. Кстати, Краковского забыл. Он неплохо пенальти брал, хотя в серии с «Бордо» ни одного и не отбил. Самое сложное — бить пенальти при счете 0:0. Или на 90-й минуте. Нужно хладнокровие, спокойствие.

Хороший был мужик из КГБ...

Как менялась ваша зарплата в Советском Союзе?

— В «Металлисте», играя во второй лиге, зарабатывал 60 рублей. Затем повысили до 110-ти. В «Днепре» стартовал с 120 рублей, затем было 150. В чемпионском сезоне уже зарабатывал 250 рублей. Плюс премии. После того как сыграли с Бордо 1:1, выплатили по 200 франков. Для сравнения — французам дали за этот матч по 5000. Но мы играли не за деньги, а за честь.

После чемпионства-1983 Андрей Дилай вспоминал: «Дали телевизоры «Славутич». Их еще не было в продаже. Кому квартиру, кому машину. Лично мне «Волгу», 24-ю. Ну и премиальные полторы или две тысячи рублей». Что вы получили?

— Я вспоминаю, что первый секретарь обкома партии Бойко помог купить цветные японские телевизоры. Это была нереальная роскошь по тем временам.

В сборную СССР сложно было попасть?

— Крайне! Ну как можно было вытеснить Демьяненко, к примеру? Никак. А у меня еще и травмы серьезные пошли — перелом, колено, суставы. Для «Днепра» я был звездой украинского футбола, как травил меня Емец. А в сборной СССР такие люди играли, что надо было быть и здоровым, и далеко не только лучшим защитником Украины (смеется).

С КГБ вы по жизни сталкивались?

— Ну а как же. Мы знали, кто и что. С нами летал такой хороший мужчина, забыл его фамилию, царство ему небесное. Он нас любил, а мы его. Никуда он не вмешивался, ничего не доносил. Я помню забавный случай в Москве. Меня вызвали и сообщили, чтобы я ничего не брал в зарубежные поездки и ничего не передавал. И тут же меня вызывают в Спорткомитет, где одна влиятельная мадам вручает мне шкатулку — мол, надо кому-то передать. Деньги мне так подсовывает. Я отказался. Не знаю, может, проверяли. Я же тогда и в партию собирался вступать, но не успел. Документы до сих пор дома лежат. Вовремя остановился (смеется).

Союзные времена все дальше уходят в историю. Вам не грустно, что сейчас все кому не лень пытаются пнуть СССР, стереть или переиграть всю историю?

— Мне не нравится, когда говорят, что в Советском Союзе было плохо. Что плохо? При Брежневе никто плохо не жил. По зарплате тоже хватало, даже когда 60 рублей в «Металлисте» зарабатывал. Отец работал на руководящей должности в торговле, и у него была зарплата 120 рублей. Он проработал 25 лет. И, наверное, проработал честно. При такой зарплате отца у меня было нормальное детство. Если бы была коррупция в СССР, вы представляете, как моя семья жила бы, учитывая его должность? Но отец не воровал. А гордость какая у людей была за Советский Союз! И как нас уважали и боялись за границей. Где бы ни были в Европе, все с придыханием произносили: «Soviet Union, Soviet Union». Не Польша, не Чехословакия, а Советский Союз. Это звучало гордо!

В свое время мечтали стать космонавтом и чтобы был мир во всем мире, да не понту ради, а совершенно искренне. Вы кем мечтали быть в детстве?

— О том, чтобы стать космонавтом, точно нет (смеется). Но и не скажу, что думал, будто стану футболистом. Я просто любил футбол, любил весь спорт. Мне отец дарил мячи, клюшки, настольный хоккей. Я с клюшкой засыпал. День начинался с футбола и заканчивался им. Я мог в девять утра уйти из дому и в девять вернуться к ужину. Мы сами же в Гребенке, на моей родине на Полтавщине, футбольное поле сделали. Круглые сутки напролет бегали. А еще я люблю машины. Не могу без машины. Наверное, если бы не футбол, стал бы водителем.

Пенсии хватает на бензин. На недельку...

Как воспринимаете команду «Днепр-1»? Когда последний раз на стадион ходили?

— Одно время ходил, когда приглашали ветеранов. Помню звонки секретарши: «Меня зовут Таня. Я от Русола. Приглашаю вас на футбол». Товарищи часто передавали билеты на «Днепр». Тогда же немало бывших моих коллег работало в команде — Дирявка, Городов, Михайленко. Но в последнее время я перестал ходить — игра перестала радовать. Да и «Днепр-1» как-то не воспринимается своим, что ли. Пока не лежит к нему душа. Может, со временем придет, не знаю.

Ваше отношение к Коломойскому? С одной стороны, он подарил «Днепру» финал Лиги Европы, с другой сам же и угробил этот «Днепр»...

— Как я могу к нему относиться, если он уничтожил «Днепр»? Зачем было платить такие сумасшедшие зарплаты игрокам? Почему нельзя было в конце концов распродать ведущих игроков после финала Лиги Европы, если возникли трудности? «Днепр» — это история, футбольный бренд. Мы жизнь отдали «Днепру», а потом по прихоти одного человека команды не стало.

Можно было сохранить команду. Ну продай ты игроков, выплати долги и продай команду, чтобы она продолжила существование. Наверняка нашлись бы люди, которые взяли бы «Днепр» под свое крыло. Даже Эдик Сон со своими компаньонами хотел спасти «Днепр». Но кто ж заплатит такие долги?!

Чем наполнена ваша жизнь сегодня?

— Вот сижу с пятилетней внучкой (смеется). Хотя понедельник у нас банный день. Леша Чередник молодец — собирает банду в бане. Общаемся, отдыхаем, вспоминаем прошлое. Я счастлив. Пенсия у меня хорошая. Хватает. На бензин. На недельку. Ветераны создали ветеранскую ассоциацию, спасибо Гомилко Валерию Семеновичу. Тоже собираемся, а иногда и выбираемся в поездки, и не только по Украине. В Латвию как-то летали. Так что все прекрасно! Нужно радоваться жизни и не обращать внимание на трудности.

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, журнал «Футбол», №8

ТОП-8 настольных футболов, которые можно приобрести прямо сейчас

31.01.2020, 14:24

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть