Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Василий Кардаш: «Сказал Фоменко и Сабо «да», а сам из гостиницы поехал на вокзал и домой»

2020-04-06 06:32 Бывший футболист киевского «Динамо» Василий Кардаш — о Лобановском, коллективе и собственных выступлениях в футболе. Василий Кардаш (фото: ffu.ua) Василий Кардаш: «Сказал Фоменко и Сабо «да», а сам из гостиницы поехал на вокзал и домой»

Бывший футболист киевского «Динамо» Василий Кардаш — о Лобановском, коллективе и собственных выступлениях в футболе.

Василий Кардаш (фото: ffu.ua)

Его трижды звали в «Динамо», а когда дал согласие — успел как раз на тот «поезд», который ехал в Лигу чемпионов. Василий Кардаш после выступлений за «Карпаты», «Маккаби» и «Черноморец» перешел в киевский клуб перед возвращением Лобановского, успел поработать в «Динамо» с Мэтром и был непосредственным участником исторических противостояний с «Юве», «Реалом» и «Баварией».

Сейчас Василий Ярославович работает в тренерском штабе сборной Украины U-21, а для нашего интервью вспоминает выступления за «Динамо» и сборную, рассказывает о перипетиях своей карьеры и анализирует искусство футбола с точки зрения игрока и тренера. Предлагаем вашему вниманию первую часть интервью с Василием Кардашем:

Наш первый тренер учил нас: «Может, не все из вас станут футболистами, но каждый должен стать гражданином»

— Как часто сейчас играете в футбол?

— Иногда собираемся поиграть с друзьями, бывшими футболистами, играем в свое удовольствие. К сожалению, не так часто выпадает возможность сыграть в ветеранских матчах.

— Удовольствие от ветеранского футбола присутствует или нельзя его сравнить с активными выступлениями?

— Конечно, присутствует! Если ты занимался любимым делом не одно десятилетие, нельзя просто так бросить. Конечно, не те скорости, но мы играем в свое удовольствие, выбрасываем негативные эмоции, получаем заряд энергии. Особенно приятно было выйти за ветеранов в хорошие времена — до пандемии коронавируса COVID-19, чтобы были болельщики. Это вообще бальзам на душу!

— А когда к вам пришло понимание, что футбол стал вашим любимым делом на всю жизнь?

— Это все постепенно приходит: сначала играешь для удовольствия, потом — чтобы пробиться в состав, далее — чтобы решить поставленные турнирные задачи, реализоваться в футболе. Для меня эта игра стала моей работой. Начиналось все, когда мама меня отвела в футбольную секцию. Я увлекся игрой со времен, когда смотрел Евро-84 и матчи «Динамо» в еврокубках. Помню, купил календарики с фотографиями динамовцев 1986 года — всю команду возьми, то все звезды. Очень мне нравилась их командная игра — всех, от Блохина с Белановым до Чанова с Михайловым. Так и пришла любовь к этой игре у меня.

— У кого начинали заниматься и каким вас видели детские тренеры на поле?

— Почему-то у всех неправильная информация — что я родом из Стрыя и начинал играть там. Действительно, «Скала» занимает большое место в моей футбольной судьбе, но на самом деле я львовянин и играть начинал здесь, в СДЮШОР «Карпаты» — мой папа работал на ЛАЗе, был спортивным — любил играть в волейбол, шахматы, шашки, домино во дворе (даже не знаю, правда, насколько это спортивная игра). С мамой папа приезжал на все наши игры, была активная группа болельщиков. Я играл чистым нападающим, даже становился лучшим бомбардиром на многих юношеских турнирах, где мы играли.

— Кого дал украинскому футболу ваш 1973 г.р.?

— С моего класса начинал нынешний спортивный директор «Карпат» Бойчишин — был очень талантливым игроком, но, к сожалению, из-за травмы рано закончил выступления, считаю, имел хороший потенциал. Гринер тоже играл в «Карпатах», командах Первой и Второй лиг. Если же брать на год-два старших и младших, то будет вообще замечательное поколение — от Вирта до Чижевского. У «Карпат» действительно замечательное поколение подрастало.

— С какими эмоциями вспоминаете первого тренера?

— Богдан Степанович Цап — это как наш второй отец. Он нас собрал, потом с Андреем Усмановичем Каримовым они сделали один спецкласс, собирая мальчишек из разных микрорайонов Львова. Их, к сожалению, уже нет в живых, но Цап и Каримов нам привили не только любовь к футболу, но и коллективизм, чувство долга. Богдан Степанович учил: «Может, не все из вас станут футболистами, но каждый должен стать гражданином». Они нас «гоняли», заставляли учиться — если, не дай Бог, где-то двойка проскакивала, к обучению не допускали. К слову, классным руководителем нашего спецкласса была также отличная учительница, Светлана Николаевна Мантюренко — она ​​занималась баскетболом, была спортивной и достаточно хорошей как педагог.

Меня сравнивали с Асприльей, что мне не очень нравилось

— В одной из газетных публикаций находим такой замечательный оборот: «Если почитать тогдашнюю львовскую прессу (все заметки сохраняет Васина мама), сложится впечатление, что более гениального футболиста не рожала еще прикарпатская земля». Все так, с юности вас записали перспективным?

— Даже не знаю... С одной стороны, еще школьником я начал привлекаться к взрослой команде «Карпат». С другой, никаких послаблений в отношении себя не испытывал, всегда тренировался на полную, и в итоге в «Карпаты» пробился после «аренды» — поиграв сначала за Каменку-Бугскую, затем — за «Скалу». Кто-то даже сравнивал меня с колумбийцем Асприльей из «Пармы», что меня не радовало, потому что, как мне кажется, самое важное в футболе — быть собой.

— Вы успели за первый заход в «Карпаты» сыграть 4 матча и даже открыть счет забитым мячам. Незабываемый момент?

— Меня выпустили при крупном счете против «Ширака», затем шла фланговая подача, которую я замкнул головой. На следующее утро в школу пришел героем! Правда, мне говорили, что при счете 8:1 любой мог забить, но для меня 16-летнего это было очень важное событие.

— Юрчишин еще играл, Забранский, Шаран, Мущинка — и это я всего нескольких игроков назвал, которые могли теоретически быть вашими конкурентами в «Карпатах»-90...

— Да, замечательная команда. Я еще ходил на «СКА-Карпаты», застал и времена возрождения клуба. И действительно — поколение молодое подбиралось исключительное. Возможно, поэтому не все из нас «поместились» в состав, кому-то пришлось идти в клубы низших лиг, чтобы оттуда пробиваться.

Никогда не забуду первые сборы. Учусь в выпускном классе, а меня приглашают в Сочи с командой. Я вам скажу, что навсегда запомнил те нагрузки — три тренировки в день и зарядка, а не хотелось же показать, что ты слаб и не выдерживаешь... У Булгакова мы занимались с интересом, хотя было настолько трудно, что вечером просто заваливались на кровать и засыпали.

Помню, кто-то из тренеров заходит к нам в баню, ковш воды на каменку вбрасывает — и закрывает футболистов. Пока сам не выйдет, никого из того пара не выпустит! Мы каждую щелочку искали, чтобы вдохнуть, вот такую ​​нам «закалку» давали!

— А как в вашей судьбе появились «Карпаты» (Каменка-Бугская)?

— Конкуренция была большая, а я — школьник фактически-то. И Валентин Ходукин, который преподавал в ЛГУ на кафедре физкультуры футбол, был при этом консультантом этой команды. Он и посоветовал меня Вильховому.

— Там было много молодежи — Гусин, Мостовой, Данив. Все были дружны, понимали, что это для вас «перевалочная база»?

— А было ведь еще несколько взрослых игроков — Журавчак, Бандура, Павлыш. Рядом с ними — молодежь. И вот когда именно такой баланс, это оптимально. «Карпаты» достойно представляли свой городок, а у всех была своя мотивация. Мы были целенаправленные молодые «рысаки», которых надо было не подгонять, а, скорее, сдерживать. Как для молодежи, мы неплохо выступали, но, к сожалению, не помню уже, по каким причинам, мы переехали боевой основой в Стрый. Каменке-Бугской и Буску с хорошей базой могу пожелать только, чтобы команда там всегда была и развивалась. Неподалеку малая родина моей мамы, когда проезжаешь — создается впечатление, что там все заброшено...

— Чем запомнился Андрей Гусин?

— Кстати, играл он форварда — в таком качестве его, наверное, помнят меньше, чем опорника. Бывало, мы с Андрюхой и в тандеме играли. Семья у них замечательная, спортивная — папа тоже был в «Карпатах» (Каменка-Бугская), мы знали, что и мама — спортсменка. Думаю, именно эти гены сделали из Андрея такого хорошего спортсмена.

Сказал Фоменко и Сабо «да», а сам из гостиницы поехал на вокзал и домой

— Стрыйская «Скала» начала 90-х — команда многих талантов. И «кубковая гроза»: благодаря вашему дублю «нокаутировала» «Зарю-МАЛС», а затем на равных сражалась с самим «Динамо», причем, вы забили в ворота киевлян на Республиканском стадионе...

— Воспоминания действительно невероятные — в гостях с «Динамо» добыть ничью было чем-то на грани фантастики. Но сразу скажу, что еще больше мне наш домашний матч запомнился, в котором мы вели в счете и уступили лишь в экстра-тайме. Стрый — довольно большой райцентр, город областного значения на 60 тысяч жителей, но на трибунах там, кажется, каждый второй был и еще люди со всей округи!

— У вас был сумасшедший состав, откуда вышло много замечательных игроков. Возникает сразу несколько вопросов: как другой вчерашний школьник Юрий Вирт пробился в конкуренции четырех более опытных вратарей, почему защитник Закотюк забивал на уровне добротного форварда, как в вас увидели задатки не только форварда, но и флангового полузащитника, поднападающего?

— Ох, замечательные воспоминания от команды. Юра — это такой феномен, у нас же были Стронцицкий, Панфилов, Цыганков-старший (отец нынешнего капитана «Динамо», с ним мы пересекались еще в молодежной сборной Украины, когда динамовский тренер Лысенко возил нас на турнир в Голландию). Вирт был удивительно одаренным — прекрасный прыжок, реакция, надежность, а уж веселый парень! Постоянные приколы, «травля» — представляю, как повезло сейчас его подопечным в «Вересе» :) Обычно, от вратарей требуется брать «свои» мячи, а Юра мог выручить, подсказать, накричать, когда надо. Коля Закотюк, кстати, мог сыграть и повыше, в полузащите. Хорошо ходил на стандарты. А я... Я просто пытался быть полезным команде. Раз имел скорость — то почему не пробовать меня было из глубины? Как-то так постепенно учился быть разносторонним в группе атаки.

— Ну вот вы действительно сделали себе имя в «Скале». Когда назад звали «Карпаты», согласились, не сомневаясь?

— Наоборот. Я тяжело пережил тот период, когда пришлось ездить в низшие лиги. Было какое-то такое ощущение: «Ну что же вы теперь меня зовете, когда у меня столько приглашений? Я таким же был, когда у вас начинал...» А меня действительно звали сразу несколько команд Высшей лиги — 5-7 предложений было конкретных, причем, и ко мне, и к родителям обращались, обещали блага — квартиру, машину. И «Кремень», и тернопольская «Нива», а также киевское «Динамо»...

— «Динамо» — уже тогда, в начале 90-х?

— Да, и, если честно, поездка была почти детективной. Под предлогом того, что у меня побаливала спина, повезли меня в Киев к легендарному врачу «Динамо» Малюте. А прямо из его кабинета позвали к тренерам, которые пригласили меня перейти в команду. Я начал отказываться, мол, мне еще надо окрепнуть, но Михаил Фоменко и Йожеф Сабо, тогдашние главный тренер и начальник команды, «уломали» меня, что я дал согласие. Сказали, что будет ориентация на молодых футболистов, все от меня зависит, машина меня ждет, словом, «задушили».

Привезли меня с базы в офис, но президента Безверхого на месте не было. Поэтому меня поселили в гостинице «Днепр» и назначили встречу в офисе на следующее утро. Но я утра не дождался — отправился на вокзал и поехал домой. Позже передал извинения и объяснил, что хочу в «Динамо» переходить не как игрок «на подхвате», а таким, который может помогать решать задачи.

— Так что согласились на предложение «Карпат»?

— Это родная команда. Позвали, объяснили, что на меня рассчитывают — как я мог отказаться? Тем более, Мирон Маркевич еще обновил «Карпаты», сохранился тот фирменный «западенский дух», наше рвение, которое позволяло выигрывать через «не могу». Иначе, наверное, не было бы тех результатов — и, боюсь, трудно этот дух хранить, когда много легионеров, не все из которых разделяют ваши убеждения.

— В финале Кубка Украины «Карпаты», хоть и проиграли, дали бой «Динамо» — вы заработали пенальти под гол. Каким запомнили свой первый кубковый «десайдер»?

— Все это в памяти навсегда останется — много болельщиков, в том числе — львовских, настоящий праздник футбола. Жаль только, что не выиграли — но я как-то спокойно начинал этот матч, спокойно воспринял итог — пока старшие ребята были в отчаянии. Не скажу, что об этом думал, но как-то в юности не было восприятия, что это что-то непоправимое. Может, где-то подсознательно понимал, что это не последний мой финал. Считаю, динамовцы просто были опытнее и увереннее нас. Пресса писала — «выскочки, раз в десять лет в финал попали». А соперники спокойно на опыте реализовали свои шансы.

— А почему на «Шелбурн» львовского духа не хватило, ведь многие считали, что это приемлемый, как для еврокубков, соперник для «Карпат»...

— Где-то «перегорели» мы. Прилетели в Ирландию, там стадион без беговых дорожек, футболисты надевают капы. Думаю, да это боксеры или футболисты?! Трибуны давят, только мяч вышел на аут — его сразу вбрасывают. Где-то давление этого «тесного и горячего» стадиона мы не выдержали. Это была первая международная игра для нашего поколения на клубном уровне, а домашний матч, несмотря на отрицательный результат, показал, что мы не слабее «Шелбурна».

«Карпаты» меня продали в «Маккаби», чтобы поддержать финансовое положение клуба

— Всегда интересно спросить у футболиста, которого продают — а вы знали цену, за сколько вас продали в хайфский «Маккаби»?

— Я даже не знал, что им подошел! Дело в том, что зимой съездил на просмотр и вернулся себе играть дальше за «Карпаты». А уже к концу сезона мне сообщили, что «Маккаби» все это время за мной следило и предлагает контракт. Я, честно говоря, был не готов к тому, что мы вернемся к этому вопросу и придется собираться и ехать за границу.

Какой была сумма трансфера — не знаю, но мне рассказывали, что «Карпаты» меня продали, чтобы поддержать финансовое положение клуба. Ну, что ж — если так, то хорошо, меня это вполне устраивает.

— Ваши великие предшественники в Израиле — тот же Андрей Баль — рассказывали, что им приходилось держать дома противогаз и регулярно прятаться под звуки сирены, ожидая ракетной атаки. Вы застали эту страну в уже спокойном состоянии?

— Ну, комендантского часа не было, и, к счастью, Хайфа — чуть дальше от опасной зоны. Поэтому о терактах я читал, но, к счастью, не чувствовал этого. Хотя в Израиле люди постоянно живут с опаской, с чувством опасности. Бывало, что после терактов вся страна останавливалась в трауре на минуту молчания.

— Как при таких обстоятельствах было думать о футболе?

— Ничего не отменялось, все игралось без остановок. А мы молодые были. К тому же, сами израильтяне — они мужественные люди. Там всеобщая воинская повинность, и у нас бывало, что футболисты приезжали на тренировки в военной форме, сдавали автоматы администраторам, те закрывали это все в сейф, а ребята, переодевшись, выходили и работали на равных со всеми. Для них армия — это святое, служат и девушки, и юноши. Теперь мы их очень понимаем...

— Сборная Израиля лишь раз в истории — в 1970 году — играла на мундиале, ни разу — на Евро. А какими вам запомнились израильские футболисты, среди которых, кстати, были блестящие полузащитники — Эял Беркович и Хаим Ревиво?

— У нас человек девять было сборников Израиля. Игроки, которых вы перечислили, действительно были нашими лидерами не только в «Маккаби», но и в сборной. Ревиво позже успешно играл за «Сельту», «Фенербахче» и «Галатасарай», Беркович — за «Саутгемптон», «Вест Хэм», «Селтик», «Блэкберн», «Манчестер Сити», «Портсмут». Такая биография говорит сама за себя.

— И еще немало украинцев...

— Андрей Баль работал в клубе тренером, легенда, земляк мой, светлый человек. Он дольше был в Израиле, помогал нам адаптироваться. Всегда на позитиве, улыбался. Олег Кузнецов играл — еще одна легенда. С возрастом футболисты, может, теряют свои качества — скорость, здоровье, но на опыте они могут помогать на высшем уровне. Кузнецов вернулся с «Рейнджерс», чтобы играть. Еще харьковчане — Рома Пец и Сергей Кандауров, они в ударе были, тянули команду. Не играл, правда, форвард Иван Гецко — он раньше меня пришел, не знаю, в чем там была причина. Но знаю, что в целом в Израиле он хорошо себя зарекомендовал.

— «Маккаби» раньше выбивал из еврокубков даже сильную тогда «Парму», но в квалификации Лиги чемпионов проиграл скромному «Казино» из Зальцбурга...

— Как будто и неплохо первый матч сыграли, но в целом противостояние сложилось для нас неудачно. Помню, прибыли в Австрию — нас взяли в такое окружение, будто двойная полицейская охрана. Было дискомфортно. К слову, несмотря на лимит на легионеров (насколько помню, было всего три вакансии на матч), этот вылет негативно сказался на нас с Кузнецовым. «Маккаби», несмотря на конкуренцию, предложил мне пойти в аренду, но я сказал, что шел именно в эту команду, поэтому если им не нужен — пусть меня вернут в Украину.

В общем, впечатления от Израиля как страны у меня самые светлые — там действительно любят футбол, узнают на улицах, окружают интересом и поддержкой. Я, например, на рынки мог денег не брать — люди, узнавая во мне игрока «Маккаби», одаривали фруктами и овощами. Когда мои родители ко мне приезжали в гости, я даже их просил на рынок сходить самих — было неудобно, что не принимают оплаты.

Да и «Маккаби» (Хайфа) — это очень солидный клуб. Спонсором его были автомобилисты, «Вольво» — «Хонда». Финансирование было очень солидным, значительно выше, чем в большинстве тогдашних отечественных команд. Но, как футболист, я хотел регулярно играть, поэтому начал рассматривать другие варианты.

ТОП-10 настольных игр на время карантина

06.04.2020, 06:32

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть