Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Эдуард Сон: «Болельщики «Днепра» никогда не простят Коломойскому того, что он сделал с клубом»

2022-02-09 11:57 Чемпион и обладатель Кубка СССР в составе «Днепра», один из лучших форвардов конца советской эпохи Эдуард ... Эдуард Сон: «Болельщики «Днепра» никогда не простят Коломойскому того, что он сделал с клубом»

Чемпион и обладатель Кубка СССР в составе «Днепра», один из лучших форвардов конца советской эпохи Эдуард Сон уже три десятилетия проживает во Франции, занимается бизнесом.

Эдуард Сон

В декабре оформился в «Днепр», а в марте получил ключи от трехкомнатной квартиры!

В Союзе «Днепр» первым зарегистрировался, как хозрасчетный клуб. Шел 1987 год. Получается, вы подписывали контракт, как профессиональный футболист?

— Никакого контракта я не подписывал. Оформили инструктором по спорту в одном из цехов «Южмаша». Так и осталась запись в трудовой книжке. Тем не менее, сразу же ощутил себя профессионалом!

В каком смысле?

— Везде, где бы я не играл, приходилось сталкиваться с массой бытовых сложностей, как и любому советскому человеку. Продукты, одежда, мебель... В «Днепре все было иначе! Начальник команды Геннадий Афанасьевич Жиздик, светлая память, легендарная личность, мы его Папой называли, сразу мне сказал: «Эдуард, думай только о футболе. Остальное — моя забота». Сделаю небольшое отступление.

С удовольствием!

— В армии я служил в смоленской «Искре», неплохо играл, забивал. В конце 1986-го наш тренер Сергей Морозов (многолетний эксперт телеканала Футбол, покинувший этот мир прошлой осенью — авт.) даже рекомендовал меня в киевское «Динамо», но нужно было еще год дослужить. Когда ушел на дембель, на меня вышли руководители «Кайрата»: «Ты же наш, возвращайся!» — «Что вы мне можете предложить?» — «А что ты хочешь?» — «Двухкомнатную квартиру» — «Мы должны подумать, вдруг не будешь в состав попадать...» Такой у нас разговор состоялся. Не в квартире дело, конечно. У меня были амбиции, в Алма-Ате боялся засосет трясина (как в воду глядел наш герой, в 1988-м «Кайрат» вылетел из советской «вышки», и больше туда на возвращался — авт.).

В «Днепре» быстро решили пресловутый квартирный вопрос?

— В декабре оформился, а в марте получил ключи от трехкомнатной. Представляете уровень! 24-летнему пацану! И не было ведь очевидным, что заиграю. В «Днепре» собрались тогда девять нападающих! Девять! Предстояло выдержать конкуренцию!

Перед началом того сезона в Киев отправились лидеры Олег Протасов и Геннадий Литовченко, а «Днепр» взял, да и выиграл чемпионат!

— После окончания сборов Жиздик поставил задачу: попасть в десятку! И это после второго места в предыдущем сезоне! Мы потеряли не только Протасова и Литовченко, во втором туре сломался Вадим Тищенко, вечная память, — наш ведущий полузащитник.

Анатолий Бышовец все равно включил его в состав на Олимпиаду в Сеуле.

— Ни одного матча Вадик не сыграл. Перед вылетом из Москвы у него обнаружили допинг и решили не рисковать...

Был момент, когда осознали: вот оно чемпионство, совсем близко?!

— «Днепр» возглавил таблицу 1 августа, обыграв московское «Динамо». Многие журналисты, особенно в Москве, посчитали наше лидерство временным. Но аппетит приходит во время еды, появилась уверенность. Правда, «висела» дамокловым мечом большая проблема.

Какая?

— К августу мы исчерпали лимит ничьих («мудрым» решением футбольного руководства, в высшей лиге разрешалось играть вничью в десяти матчах, после чего очков уже не начисляли — авт.). Переломной, как мне кажется, стала домашняя игра с Торпедо — очень вязкой, неприятной командой. Евгений Мефодьевич Кучеревский сказал на установке: «Если взломаем оборону «Торпедо» — станем чемпионами!». Мне запомнились те слова. Весь первый тайм искали подходы, как сказали бы сегодня. С покойным ныне Николаем Кудрицким играли на флангах и никак не могли пройти своих визави. В какой-то момент меня осенило: «Коля, давай флангами поменяется?».

Как отреагировал Кудрицкий?

— «А Мефодьич в курсе?», — посмотрел на меня с удивлением. Все спонтанно произошло. Поменялись. Торпедовцы оказались к этому не готовы. Саша Сорокалет, тоже покойный, прошел по флангу, навесил, я головой замкнул. Забили гол в раздевалку, иначе получили бы нагоняй за импровизацию. Победили 2:0.

За три тура до финиша «Днепр» играл с «Зенитом» в манеже, выиграл 1:0, через какое-то время некоторых игроков их руководство обвинило в сдаче игры. Дыма без огня не бывает?

— Не почувствовал, что кто-то из «Зенита» игру сдавал. Гол мы забили в борьбе, отличился Алексей Чередник (запись гола можете найти на просторах Всемирной паутины — ред.), защитники не расступались. Во втором тайме пропустить могли.

Обнимались с Кучмой, встречались с Папой Римским

В итоговой таблице «Днепр» опередил киевское Динамо. Всесильный глава Компартии Украины Владимир Щербицкий административно-командными методами не пытался «придушить»?

— Когда я начинал карьеру в «Кайрате», постоянно слышал разговоры между футболистами, мол, вся Украина отдает Киеву очки. Может, в 70-е подобное и случалось? Не знаю... Но в мое время «Днепр» и Киев были конкурентами в борьбе за золото. Какие могут быть договорняки! Никакого давления со стороны Щербицкого на команду не было. Во-первых, по стране уже шагала перестройка. Во-вторых, не забывайте, за нами стоял «Южмаш», директором которого был... Леонид Кучма. Кстати, слышал от ребят постарше, что в 1983-м шло мощное давление со стороны Москвы, хотели, чтобы первое место занял «Спартак».

Одиннадцать киевлян выступали за сборную СССР на Евро-1988 и остановить их удалось лишь в финале голландцам с Гуллитом и ван Бастеном! По сути, в тот год «Днепр» обошел вице-чемпионов Европы!

— Евро нам помог. К осени киевляне подсдулись. Михайличенко вообще на двух турнирах отыграл — чемпионате Европы и Олимпиаде. Если бы они только о Союзе думали, полагаю, нам бы было тяжело выиграть золото. И еще важный момент: раньше «Днепр» играл в другой футбол...

Бей-беги?

— Не совсем так. В английском стиле, я бы сказал Мощные и высокие ребята — Протасов, Володя Лютый — боролись за мяч вверху, Литовченко мог подать из любой точки. Силовая была команда... В 1988-м собрались невысокого роста игроки — Коля Кудрицкий, Багмут, Шахов, я, Вадим Евтушенко, мы опустили мяч на траву и заиграли в комбинационный футбол. Это помогло добиться результата. Если бы на нас кто-то бы поставил перед началом сезона, огромные деньги бы поднял. Правда, в 1988-м игорный бизнес в Союзе еще не был легализован (существовали только подпольные тотализаторы — ред.).

«Золотой матч» с «Жальгирисом» хорошо запомнили?

— Два тура оставалось. Нужно было одержать в них всего одну победу. Мы даже не сомневались, что возьмем свое. Так получилось, что были заказаны билеты в Марокко на коммерческие матчи... Но! Не обыграй мы «Жальгирис», билеты бы пришлось сдавать и настраиваться на Минск. Такая ситуация немного напрягала.

Все хорошо закончилось!

— Выиграли 3:1, уже были накрыты столики в ресторане. Нарушали режим до утра (смеется). С позиции прожитых лет понимаю, что нужно было пригласить жен футболистов. Они весь сезон нас не видели, детей воспитывали. Однако в СССР жили стереотипами: женщина в футбольной команде — плохая примета.

На следующий год «Днепр» завоевал еще и кубок страны!

— Финал играли с московским «Торпедо» в Лужниках. Победили 1:0. Там скандал случился. Юра Савичев забил чистый гол. Судья из Минска Жук не засчитал. Боковой его подвел, поздно флажком махнул. Сложный эпизод, без VAR не разобраться. Страсти еще долго бушевали в подтрибунке. Торпедовцы на нас круто разозлились. Не поздравили. У меня там близкий друг играл — Сергей Жуков, вместе в Смоленске службу проходили, даже не подошел ко мне после финала.

Могли и чемпионство в 1989-м взять?

— «Спартак» нас всего на два очка опередил. Сейчас уже можно признаться, расслабились после выигранного кубка. Мефодьичу «добрые люди» только успевали докладывать: «В таком-то кабаке видели ваших футболистов». Руководство уже недовольство высказывало. В итоге Кучеревскому все это надоело. Поехали играть в Полтаву товарищеский матч, потом посадили нас на корабль и высадили на острове. Много «горючего» загрузили (смеется). «Упейтесь тут, и чтобы в «Днепре» я о ваших похождениях ничего не слышал!» — строго наказал Евгений Мефодьевич. Эйфория нас захлестнула. Ноль очков привезли с выезда Вильнюс — Минск. Потом одумались, собрались, но «Спартак» не смогли достать.

Как мы уже вспоминали, «Днепр» стал первым хозрасчетным клубом в Союзе, это отразилось на вашем благосостоянии?

— Ставка у всех была одинаковая — 250 рублей. А вот премиальные устанавливал уже клуб, в зависимости от ценности результата. В среднем — 300-400 рублей. Огромные деньги по тем временам!

Максимальную премию помните?

— Тысяча рублей за победу на «Спартаком» и за выход в финал кубка! Может, еще какие-то игры были, уже и не вспомнить.

А за победу в чемпионате-1988?

— Кажется, по шесть тысяч рублей выдали, и автомобили некоторым игрокам.

Вам?..

— Я еще не был твердым игроком основы, поэтому наиграл только на четвертую модель «Жигулей» (смеется). Правда, машину даже не посмотрел.

Почему же?

— Права еще не получил, водить не умел. Сразу же нашелся покупатель и машина ушла (смеется).

«Южмаш» помогал «Днепру»?

— Нам выделили свой самолет! Чартер! Для Союза — это нонсенс! Могли улететь сразу после игры. Не надо было сидеть на пересадках в душных аэропортах. Все команды летали рейсами «Аэрофлота».

С генеральным директором Кучмой общались?

— Пару раз Леонид Данилович на базу приезжал. В раздевалку заходил после победных матчей. Обнимались, целовались. Будущий президент Украины произвел на меня позитивное впечатление, хотя был немногословен. Когда мы получали материальные блага, Кучеревский часто упоминал Кучму. Дескать, без его помощи всего этого могло бы и не быть...

В 1990-м «Днепр» вышел на поле в футболках с надписью Iacobucci.

— Это итальянская фирма. Они стали нашими техническими спонсорами. Организовали «Днепру» поездку в Ватикан. С Папой Римским встретились. Я человек не верующий, но было очень волнительно. Пацифик произвол грандиозное впечатление, доброта от него исходила.

«...И тут им Папу Римского подкинули. Из наших, из поляков, из славян», — пел Владимир Высоцкий«...

—…Кстати, Иоанн Павел II говорил с нами по-русски, он вообще девятью языками владел.

«Раньше нас кормили идеями коммунизма, мы вешали портреты Ленина, Брежнева... Теперь нас кормит Эдуард»

Пришло время вспомнить, какими судьбами Эдуард Сон связал свою жизнь с Францией?

— Этому предшествовала история. В 1991-м мог перейти в «Спартак». Под Новый год раздался звонок от Олега Романцева. Я не скрывал, что мне хотелось жить в Москве, и мечтал играть в этой команде. Первый раз меня приглашал Константин Иванович Бесков еще в 1984-м, но там не срослось из-за армии. Однако понимал, если уйду в «Спартак» — предам «Днепр». Поэтому отказал Олегу Ивановичу. Жена только обрадовалась: «Какая Москва?! Там даже молока ребенку не купить!» (Смеется.) Летом уехал в «Аяччо».

Кто подсобил?

— На меня вышел ваш коллега Авдей Пеналов. В 80-е он представлял СССР в легендарном еженедельнике «Франс футбол». Здорово говорил по-французски. Пеналов дружил с писателем из Корсики, который, в свою очередь, был двоюродным братом тренера «Аяччо». Собрались они на семейном обеде. Разговорились. Тренер узнал, что Авдей связан с советским футболом. Говорит: «Мне нужен нападающий!». Они открывают «Франс футбол» и начинают изучать список бомбардиров за 1990 год — Протасов, Шмаров, Сон... Где Протя? В Греции. Шмаров? Собрался в Германию. Остается Сон. Авдей мне позвонил, представился. Я, конечно, понимал, что второй дивизион Франции уступает чемпионату СССР. Но ехать было надо, все уезжали тогда из Союза.

«Совинтерспорт» занимался вашим трансфером?

— Они только сливки снимали. К тому времени клубы придумали схему, чтобы с ними не делиться. Брали бартером. За мой переход «Днепр» получил автомобиль и провел десятидневный сбор на Корсике... Приняли меня шикарно, как звезду. Из Марселя на Корсику доставили такси-самолетом. С руководителями клуба разлили по бокалу шампанского. Все как из фильмов с участием Бельмондо, Делона или Ришара (смеется). В переговорах по бытовым вопросам я вообще не участвовал.

???

— Какой смысл, языком не владел. Отправил туда Пиналова, а сам домой уехал. Авдей возвращается и с порога: «Либо это суперклуб, либо авантюристы. Ни по одному пункту даже торга не было, все что ты просил приняли!». Выделили шикарную квартиру с видом на море, машину, несколько раз в год мог летать в «Днепр за счет клуба и даже параболическую антенну установили.

Круто!

— Зря иронизируете, в доинтернетовскую эпоху — это была односторонняя связь с Союзом! Для установки нужно было получить разрешение от всех жильцов многоквартирного дома. И не один корсиканец не был против, представляете!.. Что еще? После пустых полок в наших магазинах и безумных очередей, обалдел от изобилия всего! Цены, правда, немного кусались.

Франция недешевая страна?

— Не в этом дело. Первое время постоянно пытался пересчитывать франки на рубли. 12 франков стоила черешня. Это 60 рублей. Ни черта себе, думаю! С женой приходили в ресторан, владелец нам предоставил скидку. Можно было и обедать, и ужинать всего за 50 франков. Прикинул, это же почти 300 рублей! Две месячных зарплаты советского инженера! (Смеется.) Психологически тяжело было тратить деньги, потом привыкли.

Язык быстро освоили?

— Месяца три-четыре немым ходил, ничего не понимал, голова пухла. Домой возвращался, сразу включал телевизор с нашими каналами. Потом освоился, чувствовал себя, как рыба в воде. В «Аяччо» неплохо шло, забивал, пока не порвал крестообразную связку. После поиграл в «Перпиньяне», искал новый клуб.

Помимо Пеналова, у меня было еще два агента, один из них Доменик Рошто — знаменитый форвард сборной Франции, с ним меня познакомил Саша Заваров. В конечном счете, получил извещение, что должен покинуть территорию Франции, потому что нет действующего контракта с клубом. И тут вышел на меня президент «Роана» — одного из любительских клубов — Жан-Поль Мией. «Два-три года еще побегаешь, а что потом? Хочу вовлечь тебя в бизнес», — говорит. Зацепил меня.

Вписались в текстильный бизнес?

— Решил попробовать. В 90-е на постсоветском пространстве люди нуждались во всем. Можно было брать любой товар и торговать. Вопрос стоял в цене и растаможке. Начал заниматься текстилем. Поначалу было сложно. Футбол и текстиль, сами понимаете, очень далеки друг от друга (смеется), но разобрался, втянулся.

Первый бизнес успех?

— Мы с моими партнерами договорились с киевской фабрикой «Киянка». Там оборудование простаивало, не было заказов. Француз посмотрел, говорит: «Это же Эльдорадо! Нужно срочно запускать работу!». Познакомился с директором. Светлана Ивановна Корнева была советской Маргарет Тэтчер, ранее — депутатом Верховного Совета СССР в Москве. Жесткий руководитель и очень порядочный человек. Начали шить женский трикотаж, образцы я привез во Францию, продукция пользовалась спросом. Так потихонечку раскрутился. Стал соучредителем французской фирмы.

90-е в Украине разгул криминала. Пришлось столкнуться с чем-то подобным?

— У меня был очень хороший заказ, по нынешним деньгам на 120 тысяч евро. Договорился с чешской транспортной компанией, которая возила продукцию из Украины во Францию. И по дороге фуру ограбили.

С концами?

— Интерпол потом прислал письмо, что нашу продукцию обнаружили на одном из польских рынков. Мутная история. Не исключаю, что тот, кто перевозил был в доле с бандитами. В какой-то момент понял, что могу потерять все! Мне же с «Киянкой» нужно было расплатиться, а чем? В очередной раз помогли человеческие отношения. Директриса поверила мне и взяла новый заказ. Было трудно, но выплатил все до цента. Через несколько лет мы неплохо развернулись. Работали в различных регионах Украины, для нас продукцию производили девять фабрик. На этих предприятиях трудоустроили тысяч две-две с половиной украинцев. В городе Орджоникидзе «Днепропетровской области (сейчас — Покров — авт.) даже мой портрет висел в кабинете директора фабрики.

Серьезно?!

— Мы запустили производство, через некоторое время прилетели туда вместе с Жаном-Полем и глазам не верим. Шеф меня спрашивает: «Эдуард, что это?!». Директор фабрики просит перевести: «Раньше нас кормили идеями коммунизма, мы вешали портреты Ленина, Брежнева... Теперь нас кормит Эдуард» (смеется).

Сборная Украины импонирует больше, чем сборная России!

Могли и в ФК «Днепр» повесить ваш портрет? 2017 год. Из каждого утюга вылетала новость, что Эдуард Сон собирается финансировать «Днепр»!

— Когда появилась информация, много сообщений от болельщиков в социальные сети пришло: «Эдуард, заберите клуб. Помогите!». Но я не настолько богат, чтобы финансировать футбольный клуб и настолько хорошо знаю футбол, чтобы в него вкладывать.

Раздербанят?

— Ну, конечно, коррупция — самое большое зло в Украине, да и везде на постсоветском пространстве (кроме государств Балтии)! А события развивались так. Несколько лет назад я познакомился с серьезным человеком бизнеса из Украины. Фамилию называть, простите, не стану. Пригласил его на Евро-2016, который проходил во Франции. Много говорили о футболе. Уже тогда стало известно, что Коломойский отказывается от финансирования «Днепра». Мы, действительно, обсуждали варианты помощи клубу. Искали встречу с мэром Днипра Филатовым, но из его приемной так и не перезвонили. Потом мой партнер помог организовать матч ветеранов «Днепра» с киевским «Динамо» памяти Кучеревского. На банкете после игры познакомились со спортивным директором Русолом. Предложили встретиться с Коломойским.

Игоря Валерьевича уже тогда не было в Украине?

— На нас вышел человек из США, его правая или левая рука, сказал: «Ребята, приезжайте в Женеву, я устрою вам аудиенцию с Коломойским!». Мне от Роана до Женевы пару часов езды на автомобиле. Мог собраться и приехать. Однако его представитель пропал. Вскоре стало известно, что «Днепр» прекращает свое существование.

Ваше отношение к Коломойскому?

— Я не могу судить человека, много сделавшего для «Днепра», особенно в 2014-м, когда он стал Губернатором области и защитил город от войны. Но запоминается последнее! Насколько мне известно, Коломойский остался должен игрокам, тренерам, персоналу — 27-28 миллионов евро! Экс-главному тренеру Хуанде Рамосу — 2,5 миллиона! Не думаю, что для него это большие деньги. Ведь он поставил людей, которые привели к плачевной ситуации. Имя стоит дороже! Главное в бизнесе — порядочность и умение держать свое слово. Тогда и люди начнут с тобой работать. Когда человек уходит, после него остается Имя и хочется, чтобы о тебе говорили, как о порядочном человеке. Этому научил меня Жиздик в «Днепре». «Папа» все что обещал — выполнял!

Нынешняя команда «Днепр-1» юридически не имеет отношения к «Днепру», который выигрывал чемпионат Союза, играл в финале Лиги Европы?

— Поменяли вывеску, а так... С нынешним руководством клуба у меня нет никаких контактов.

Есть перспективы, что футбол высокого уровня в Днипре вернется?

— Надеюсь на это. Сейчас команда идет в тройке, возможно, уже осенью сыграет в еврокубках. Олигархи искусственно раздули зарплаты. Футболисты в Украине не должны были получать зарплаты по 100-200 тысяч евро. Болельщики «Днепра», наверное, никогда не простят Коломойскому, что сделал с клубом.

С нынешним руководителем УАФ Андреем Павелко наверняка знакомы?

— В 2004-м «Днепр» играл в Марселе плей-офф Кубка УЕФА, приехал повидать Кучеревского, Вадика Тищенко. Стою возле раздевалки, подходит молодой человек: «О, Эдуард Сон!» — Протягивает руку. Я подумал, болельщик? Оказалось, глава Федерации футбола Днепропетровска... Так и познакомились.

Удивились, когда узнали об их «разводе» с Андреем Шевченко?

— Странная история. Они же вроде бы кумовья, Шева не собирался уходить, но видать у Павелко был свой план по сборной...

Франция в отборе на ЧМ-2002 дважды не смогла обыграть Украину! Французы очень удивились?

— В домашнем матче, думаю, французы недооценили Украину. В нашей группе Франция была на голову сильнее всех!

Тем не менее, если бы Украина не потеряла очки на ровном месте могла бы отправить Дешама и К в стыки, а теперь самим придется играть плей-офф. Со жребием повезло?

— Думаю, повезло. Шотландия — не Италия или Португалия. Шансы 50 на 50. Мне вообще сборная Украины импонирует больше, чем сборная России. Украинский футбол и в советское время был выше, больше талантов. И сейчас, несмотря на трудности в стране, ребята очень достойно выглядят и могут отобраться на чемпионат мира.

После событий 2014 года работать на украинском рынке стало тяжелее?

— Не во мне дело. Тяжело видеть, как живут люди, не живут, а выживают! Война отнимает много ресурсов, а главное — человеческие жизни. Ситуация угнетала, особенно в 2014-2015 годах, когда на выезде из города стояли блокпосты. Сейчас вроде бы стало немного полегче. Экономика выправляется.

У вас не остались предприятия на территориях так называемых ДНР и ЛНР?

— К счастью, нет. Хотя буквально за полгода до начала событий на Донбассе, мне позвонила женщина из Донецка, у нее было швейное предприятие, предлагала сотрудничество. Позже ей пришлось все свернуть и уехать в Киев...

Вы по-прежнему живете в небольшом городке Роане? Ведете размеренный образ жизни?

— Да, живу в Роане, я полюбил эту страну почти сразу как прилетел сюда! Тут есть все! И что интересно, заезжаешь в любую деревушку — ты очарован. Никто не рвется жить в Париже, как у нас в Киеве или Москве, инфраструктура везде одинаковая, достойная для жизни людей. Правда, пандемия нарушила идиллию. Сейчас и во Франции средний класс исчезает... Но мне здесь комфортно. Наверное, ощущаю себя счастливым человеком!

Алексей Павлюченко

Лучший комментарий

alexander1964
александр футбол - Эксперт
09.02.2022 13:07
Беня не только киданул игроков и персонал Днепра, бородатая бабушка киданула всех украинцев. И грабит, выигрывает все суды под крышей своего подельника по ограблению Привата- ручной зеленой обезьянки.

Читать все комментарии (12)

Dynamo.kiev.ua нуждается в поддержке. Обращение к посетителям сайта

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть