Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Олег БЛОХИН: «В «Динамо» меня могли и не позвать»

2012-12-19 09:04 Его оптимизму можно лишь позавидовать: киевское «Динамо» прошедшей осенью безнадежно отстало в золотой гонке от «Шахтера», проиграв трем ... Олег БЛОХИН: «В «Динамо» меня могли и не позвать»

Его оптимизму можно лишь позавидовать: киевское «Динамо» прошедшей осенью безнадежно отстало в золотой гонке от «Шахтера», проиграв трем основным конкурентам, уступив донецкому «Металлургу» и потеряв очки в игре с «Ильичевцем», а Блохин, перенесший гипертонический криз и непростую операцию, — не потерял чувства юмора.

Олег Блохин<br>Фото - fcdynamo.kiev.uaОлег Блохин
Фото - fcdynamo.kiev.ua

Собеседника заряжает хорошим настроением даже через телефонную трубку, выделяя из отпускного времени для интервью тайм плюс компенсированную пятиминутку.

МИЛЕВСКИЙ ОПОЗДАЛ НА ТРИ ЧАСА

— Вы не рассказывали сегодняшним подопечным, как отец запрещал вам когда-то получать зарплату в юношеской команде «Динамо» — чтобы не возникало лишних соблазнов?

— (Смеется). Они бы, думаю, даже не поняли, о чем речь. Тут ведь многое от воспитания и системы ценностей зависит, но это родителями закладывается, в раннем детстве. Впрочем, не стал бы всех под одну гребенку равнять: в команде наверняка есть ребята, способные не удивиться этой истории. По крайней мере, хотелось бы в это верить.

— Если приоритеты у футболистов настолько изменились в сравнении с вашим временем, какие аргументы находите, чтобы убеждать их играть, как сами говорите, «за майку», за престиж клуба?

— А я больше аргументов и не ищу. Пришел к выводу, что это не актуально. Хотим мы этого или нет, но на первом месте для большинства игроков находятся деньги, и я не в силах что-либо изменить.

— Вы признавались: некоторые футболисты ведут себя так, словно делают одолжение, играя в «Динамо». Как с этим боретесь?

— Приходится штрафовать. Наказывать людей таким образом мне не по душе, но ничего не поделаешь: более эффективного метода установить дисциплину пока не придумали. Жаль, что применять санкции приходится часто: если люди распустились, я просто обязан на это реагировать.

— Штрафами в резонансной истории с Артемом Милевским дело не обошлось: вы перевели его в дубль, а Игорь Суркис немедленно выставил на трансфер. Что, если не секрет, стало каплей, переполнившей чашу терпения?

— Человек просто не выполнял наши требования. Ну, а решающим стало опоздание на теоретическое занятие: заезд на базу в тот день был в одиннадцать, он появился лишь к двум часам дня. Что это, как не грубое нарушение режима?

— А знаменитая история с приходом Милевского на ваше представление команде в банном халате, выходит, такого впечатления не произвела?

— Честно говоря, даже не обратил на это внимания.

ДЕМОКРАТ, БЫВАЮЩИЙ ДИКТАТОРОМ

— О нарушении режима у каждого наставника свое представление. Тренера-демократа мало заботит, чем футболисты занимаются в свободное от тренировок и сборов время, тогда как тренер-диктатор запрещает игрокам расслабляться даже в выходные...

— По вашей шкале я, пожалуй, демократ. Личное время на то и личное, чтобы человек проводил его так, как считает нужным. Но если потом на тренировках игрок не готов работать с полной выкладкой, я, имея все шансы показаться диктатором, выписываю штраф.

— Финансовые взыскания на Милевского не действовали?

— Как только я не пытался изменить его взгляды на жизнь. Четырежды вызывал для личных бесед — но, видимо, Артем не посчитал нужным прислушаться к моим словам.

— Допускаете, что он останется в «Динамо»?

— Лично я — нет.

— Вы дали понять, что ряд футболистов, недовольных ужесточением дисциплины, стали, минуя вас, ходить с жалобами к президенту клуба. Знаете конкретные имена?

— Знаю. Но называть их публично, уж извините, не стану. Пусть это останется внутри коллектива. Могу лишь сказать, что попытки нарушить субординацию пресекались на корню.

— Пойманных на этом ждут санкции?

— По крайней мере, в перечне штрафов такого пункта нет.

— Но вы вызывали их для серьезного разговора?

— Не пришлось. Все прекратилось, как только игроки узнали о моем недовольстве.

— Многие ваши футболисты, не теряя ни дня после матча в Загребе, отправились в теплые края. Вы же, как я понимаю, планируете весь отпуск не покидать пределов Украины. Дело в необходимости решить до зимних сборов накопившиеся проблемы или в запрете врачей летать самолетами?

— И в том, и в другом. Нерешенными оставались отдельные вопросы, да и здоровье надо было поправить.

— Новый год, выходит, встретите в Киеве?

— А у меня давно сложилась такая традиция, и я по возможности стараюсь ей не изменять.

ПРЕВРАТНОСТИ ПРОФЕССИИ

— Меньше чем за полгода в вашей жизни случилось столько событий... Скажите честно: если бы в конце сентября, когда поступило предложение возглавить «Динамо», вы знали заранее, чем все обернется, рискнули бы круто повернуть жизнь и тренерскую карьеру?

— Если ты принимаешь для себя принципиальное решение, должен быть готов и к определенному риску. Даже когда не предполагаешь, как этот риск велик.

— То, с чем столкнулись на первых порах в «Динамо», вас удивило или в общих чертах совпало с замеченным со стороны?

— Конечно, я был удивлен. О многом, наблюдая за командой с трибуны или по телевизору, даже не догадывался. Но разобраться как следует в ситуации не успел: две игры — и сразу попал в больницу. Потом еще месяц врачи не позволяли мне непосредственно руководить командой.

— Причиной вашей болезни послужило какое-то конкретное обстоятельство?

— Всё в комплексе. Быстрое решение уйти из сборной и принять клуб, пережитые в связи с этим эмоции...

— Игорь Суркис рассказывал, что вы были удивлены его поздним вечерним звонком с предложением возглавить «Динамо», ведь за столько лет отчаялись ждать приглашения.

— Не то чтобы отчаялся... Конечно, мечтал вернуться когда-нибудь в родной клуб главным тренером. Мечтали об этом и родители — особенно мама, до этого события, к сожалению, не дожившая. Но я, зная о превратностях тренерской профессии, допускал: меня могут и не позвать.

— Сразу после вашего назначения динамовский президент говорил мне, что именно вас всегда считал идеальной кандидатурой, но обстоятельства всякий раз не позволяли ему пригласить Блохина.

— Наверное, должно было прийти время. Хотя, если говорить совсем уж честно, оно могло никогда и не наступить. Такова жизнь, и я, повторюсь, был к этому готов.

— С вами Суркис своими взглядами не делился?

— Мы с Игорем Михайловичем довольно часто общались, но до звонка, о котором вы меня спросили, я и подумать не мог, что он видит меня главным тренером «Динамо». Наверное, президент не считал возможным обсуждать со мной эту тему, когда должность наставника не была вакантной.

ТАКТИКА С БОЛЬНИЧНОЙ КОЙКИ

— Вы говорили, что дочки порадовались предстоящим переменам в вашей жизни, а жена — поняла, что теперь совсем перестанет видеть мужа дома. Она не пыталась вас отговорить?

— Давайте сразу расставим точки над «i». Я могу прислушиваться к любой точке зрения, но решения принимаю сам. И сам за них отвечаю. Это касается и семьи, и работы.

— На размышление Суркис дал вам тогда всего одну ночь, намекнув, что если наутро вы не ответите положительно, его предложение будет недействительно. Судя по тому, что ночь эта, по вашим словам, получилась бессонной, вы сомневались и видели в ситуации не только плюсы, но и минусы.

— Сомнений не было. Но, с другой стороны, с кондачка такие вопросы не решаются: попадая как кур в ощип, я брал на себя колоссальную ответственность.

— Вам к этому не привыкать...

— С одной стороны, вы правы. Но с другой, какой бы заветной ни была мечта вернуться в «Динамо», мне предстояло принять команду в разгар сезона. И, скажем прямо, не в самой простой ситуации.

— Едва вы оказались в клинике, ваш телефон передали жене, из палаты вынесли телевизор — по крайней мере, так сообщалось официально. Как получали информацию о «Динамо» и сборной? Или вам удавалось нарушать режим и смотреть трансляции некоторых матчей?

— Практически никакой информации у меня на первых порах не было. Только на пятый день, когда разрешили свидания, меня навестили коллеги из тренерского штаба. Да и то — беседа получилась общей, в какой-то мере поверхностной.

— Выходит, все разговоры о том, что вы прямо на больничной койке определяли состав и тактику на матчи, как минимум, преувеличены?

— По первому времени я никак на игру команды не влиял. С одной стороны, не позволяли врачи, с другой — чтобы принимать ключевые решения, надо находиться с командой и до мелочей понимать, что происходит в коллективе.

— И все же в период, когда «Динамо» руководили ваши помощники, мне доводилось видеть, что Андрей Баль на скамейке практически не расставался с телефоном. Это он с вами созванивался?

— Со мной. А разве это запрещено?

— Отнюдь.

— По ходу всех выездных матчей я держал с Балем связь по телефону, и мы с ним даже не пытались это скрывать. А вот о чем говорили, какие проблемы обсуждали, рассказывать не стану. Пусть это останется между нами.

ХОТЕЛ УЙТИ ИЗ КЛИНИКИ НА ПЯТЫЙ ДЕНЬ

— Накануне своего юбилея вы готовили на базе команду к игре с «Таврией», приехали с ней на стадион, давали установку и спускались в раздевалку в перерыве. Справедливо ли ощущение, что смотреть матч с трибуны вам психологически было намного сложнее, чем находиться на скамейке?

— Сто процентов. Как тренеру мне легче находиться у кромки поля — там чувствую нерв игры, выплескиваю эмоции, хотя понимаю, что многих моих подсказок игроки могут и не слышать. По телевизору и даже с трибуны футбол выглядит иначе, да и ощущения у меня от такого просмотра совершенно другие. Кроме того, если вы заметили, на скамейке я не сижу — постоянно передвигаюсь по технической зоне.

Вот всплеска адреналина врачи на первых порах и опасались — даже позволяя приехать на стадион, советовали оставаться на вип-трибуне. Наверное, по этой причине не разрешали смотреть в клинике телевизор и говорить по телефону. Хотя буквально на пятый день я их шокировал вопросом: не пора ли выписываться. (Смеется). Доктора не знали, что со мной делать. Только со временем понял, что слишком торопился: мысленно был готов свернуть горы, да тело не слушалось. Навалилась колоссальная усталость.

— Теперь как себя чувствуете?

— Нормально. Легче переношу нагрузки, не так устаю. Организм постепенно возвращается в норму.

— К зимним сборам врачи разрешат вам летать самолетами?

— Это даже не подвергается сомнению. Иное дело, что между двумя приездами команды в Испанию, возможно, останусь в Марбелье — медики вряд ли одобрят два лишних перелета и столько же перемен климата. На Пиренеях как раз будет градусов двадцать тепла, у нас же — двадцать мороза. Появится время проанализировать осеннюю часть сезона и первый сбор, сделать необходимые выводы.

— В какой мере следите сейчас за тем, как решается вопрос с новым главным тренером национальной сборной?

— Практически не слежу. Но даже та общая информация, которую читаю в газетах и слышу по телевизору, меня поражает. Не может быть тридцать кандидатов на такую должность. И рад был бы ошибиться, но думаю, что немалая часть из них даже не догадывалась, что претендует на пост наставника украинской сборной.

— Так ФФУ секрета из этого и не делала. Первый вице-президент федерации Анатолий Попов прямо сказал: официально уведомили только Михаила Фоменко и Свена-Ерана Эрикссона, когда они вышли в финал.

— В конце концов, важно даже не это. Мое мнение: тренером нашей сборной должен быть украинец. Иностранец успеха с командой не добьется.

НЕ ЗАГОНЯТЬ СВОИХ ПОД ПЛИНТУС

— Вас не вдохновляет успешный пример Фабио Капелло в России?

— Он может вдохновлять меня сколько угодно, но у соседей — совсем иная ситуация. Там итальянец пришел с начала отборочного цикла, у нас же — турнир в самом разгаре. Варягу потребуется немало времени, чтобы понять наш менталитет.

— Но лишь закоренелые оптимисты верят, что украинская сборная пробьется на чемпионат мира в Бразилию...

— Значит, я оптимист. В футболе случается всякое, но чтобы добиться успеха, надо браться за работу, засучив рукава. А иностранец, практически в этом уверен, поедет к нам прежде всего за деньгами.

— Отечественные специалисты у нас сплошь альтруисты?

— Не следует упрощать. Финансовую сторону дела никто не отменял, но когда приходится читать о зарплате, которую федерация готова положить Эрикссону — становится печально за наших тренеров: им готовы платить раз в десять меньше. Нельзя же своих под плинтус загонять! Это со старых времен привычка — считать, что за границей все лучше, чем у нас, включая футбольных тренеров.

— С какой проблемой иностранец столкнется в нашей сборной в первую очередь?

— С довольно скромным выбором футболистов. Поэтому, вникнув в наши реалии, любой зарубежный тренер попросит у ФФУ контракт на четыре года, чтобы застраховать себя от возможной неудачи.

— Работая в сборной, вы были главным сторонником жесточайшего лимита на легионеров. Теперь же, возглавив клуб, наверняка станете отстаивать противоположную точку зрения.

— Это естественный процесс. Вы спросите, где золотая середина? Придя в «Динамо», стал вникать в трансферные вопросы — и обнаружил, что цены на украинских футболистов на данном этапе непомерно завышены. Все потому, что существует лимит, и одновременно на поле должны находиться как минимум четверо своих игроков. Автоматически ребята снижают требования к себе, полагая, что схватили благодаря лимиту бога за бороду — их тренер вынужден ставить в любом случае. Возможно, со временем это ограничение будет отменено — для клубов такое решение было бы благом.

— А для национальной команды?

— С отменой лимита у украинских игроков появится больше стимулов себя проявить.

РАБОТАЕМ И В ОТПУСКЕ

— Всю осень болельщики и журналисты обсуждали загадочный «список Блохина» — то есть перечень футболистов, которые наверняка будут выставлены зимой на трансфер. Теперь, когда у вас состоялся на эту тему предметный разговор с Игорем Суркисом, он, вероятно, обрел завершенный вид?

— У нас существуют определенные наметки, однако сказать, что готов назвать вам сейчас какие-то фамилии кроме Милевского, я не могу. Все игроки находятся в отпуске, с ними поддерживается телефонная связь, однако черту под списком людей, с которыми будем расставаться, подведем лишь с открытием трансферного окна.

— Между тем Суркис официально назвал имена Айилы Юсуфа, Милоша Нинковича, Бадра Каддури и Станислава Богуша...

— Помимо уже обнародованных в прессе имен есть игроки, вопросы по которым мне также хотелось бы решить. Однако не всё, как вы понимаете, зависит от меня.

— Значит ли это, что среди выставляемых в ближайшее время на трансфер футболистов могут оказаться и приобретенные минувшим летом?

— Все может быть. Но, повторюсь, окончательное решение по интересующему вас списку пока не принято. Постоянно поддерживаю контакт с президентом клуба — вроде мы с ним и в отпуске находимся, а работа не прекращается ни на день. Вот и Михайличенко летал на днях потенциальных новобранцев просматривать.

— Согласны ли с мнением, что из летних приобретений, общая стоимость которых превысила 30 миллионов евро, пока оправдал ожидания лишь Мигел Велозу?

— Не обижая некоторых игроков, скажу, что им, видимо, еще нужно время, чтобы влиться в коллектив. Следует отдать должное президенту клуба, вложившему огромные деньги в последнюю трансферную кампанию, и мой предшественник, думаю, Игоря Михайловича за это поблагодарил. Но важно понимать, что у каждого тренера — свое видение команды, и мне тоже придется просить у Суркиса игроков. Не может же, в конце концов, на одной позиции быть густо, а на другой — пусто.

— Если вы о крайних защитниках, то левый фланг в случае вызова Тайе Тайво в сборную Нигерии на Кубок Африки и возвращения в Бразилию универсального Бетау останется неприкрыт совершенно. Впору возвращать из аренды Горана Попова...

— Не комментируя ни одно из названных имен, скажу, что мы ищем исполнителей на все позиции в обороне. На левый фланг, правый, в центр. И давайте закроем на этом вопрос о трансферной политике — по крайней мере до января.

— Согласен. Но не могу не упомянуть в нашем разговоре правого защитника Сергея Люльку. Президент «Динамо» подтвердил, что именно вы инициировали его досрочное возвращение из аренды в «Словане». А взамен — тут уже полагаюсь на слухи — ваш клуб якобы обещал предоставить словацкому другого игрока этого амплуа...

— По поводу замены никакого разговора не было. А Люльку я видел в деле — и спросил у ответственных за это людей, есть ли возможность вернуть парня, не дожидаясь лета. Как мне сообщили, вопрос решается.

РАЗГОВОР ДВУХ ВЗРОСЛЫХ МУЖЧИН

— В бытность тренером сборной вы, показалось, не очень-то жаловали Александра Алиева, на чемпионате Европы давали ему минимальное игровое время, однако теперь — настояли на его возвращении из аренды в «Днепре». Вы изменили о нем мнение?

— Скажем так: Алиев получил новый шанс. Воспользуется им — будет играть в «Динамо». А если нет... У нас с Сашей состоялся честный разговор взрослых мужчин — он вам в любой момент может это подтвердить. Большинство обсуждавшихся тем останется между нами, но вам могу передать основное содержание: игрок предупрежден, что будущее находится сейчас исключительно в его руках.

— Говорили с Алиевым о чисто футбольных моментах или касались в том числе и вопросов дисциплины?

— Скажу вам так: мы обсуждали с ним все аспекты нашей вероятной дальнейшей работы.

— Прочли в глазах футболиста понимание?

— Во всяком случае, у меня сложилось впечатление, что Алиев сделал из разговора нужные выводы. Не может же человек не понять, что решается его судьба.

— Готовы принять решение, подходит Алиев вам или нет, уже по итогам зимних сборов?

— Конечно.

— Актуален ли после возвращения Алиева интерес к атакующему полузащитнику загребского «Динамо» Саммиру, о чем представители вашего клуба вроде бы прямо заявили своим коллегам накануне декабрьского матча Лиги чемпионов в Хорватии?

— Это какой Саммир? (После продолжительной паузы). Десятый номер? Нет, о нем даже разговора не было. На позицию под нападающим у нас есть игроки, и пока я не обсуждаю на нее ни единой новой кандидатуры.

— Если не секрет, какие задачи поставлены перед вами руководством клуба на весеннюю часть сезона в чемпионате страны и Лиге Европы?

— Хотя «Шахтер» и ушел в отрыв, цели бороться с ним за первое место никто не отменял. Тем более, что в недавней динамовской истории были случаи, когда мы и наверстывали, казалось бы, безнадежное отставание, и солидное преимущество упускали. Но это, как вы понимаете, задача-максимум. А минимум — удержать в конкуренции с «Днепром» второе место, дающее право пробиться через квалификацию в Лигу чемпионов.

ПРОБЛЕМЫ ПО МЕРЕ ПОСТУПЛЕНИЯ

— А на европейскую весну у «Динамо» какие планы?

— Будем решать проблемы по мере поступления. Сначала надо создать команду, которая бы показывала стабильный, радующий глаз футбол. А до той поры всерьез говорить про еврокубковые задачи преждевременно.

— В завершение нашей беседы не могу не коснуться темы, которая находится в последнее время у всех на устах. Что думаете о продвигаемой в России идее проведения чемпионата СНГ?

— Даже не задумывался пока над этим вопросом. Однако могу сказать, что этот проект может оказаться довольно выгодным с коммерческой точки зрения и привлекательным для публики не только старшего поколения.

— Но если турнир будет признан УЕФА, в нем станут разыгрываться всего две путевки в Лигу чемпионов — на дополнительную квоту рассчитывать не приходится. А значит, это может оказаться невыгодным «Динамо»...

— Если решение про объединение чемпионатов будет принято — ничего не поделаешь, придется бороться...

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО

19.12.2012, 09:04
Топ-матчи
Лига чемпионов Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть