Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Евгений ХАЧЕРИДИ: «Я не скрываю — мне тяжело работать с Блохиным»

2013-06-14 08:31 Защитник киевского «Динамо» Евгений Хачериди — об итогах сезона, о взаимоотношениях с нынешним и предыдущими наставниками, а последних матчах сборной Украины и о многом ... Евгений ХАЧЕРИДИ: «Я не скрываю — мне тяжело работать с Блохиным»

Евгений Хачериди
Защитник киевского «Динамо» Евгений Хачериди — об итогах сезона, о взаимоотношениях с нынешним и предыдущими наставниками, а последних матчах сборной Украины и о многом другом — в эксклюзивном интервью газете «КОМАНДА».

— Евгений, как ты оце­нишь прошедший се­зон для себя лично?

— Такие вопросы следует задавать спортсменам, кото­рые занимаются индивиду­альными дисциплинами, а в коллективных видах все зави­сит от результатов команды. Когда ехал в сборную, настро­ение было, мягко говоря, не самое лучшее. Если подобрать одно слово, то можно сказать — это был провал. Но после победы в Черногории на душе стало легче. Появилось хоть какое-то чувство выполнен­ного долга.

— Назови три главные причины такого неудачного сезона для «Динамо».

— Я не хочу вникать в детали. Причин может быть не три, а 10. Дело не в этом. Мы много потеряли в начале чем­пионата, весной играли не­плохо, но наверстать упущен­ное было сложно. Плюс сумас­шедшую форму набрал «Ме­таллист», который точечно усилился, смог составить достойную конкуренцию «Днепр». В общем, чемпионат Украины перестал быть тур­ниром двух команд.

— Все закономерно?

— Абсолютно. Как ни при­скорбно в этом сознаваться...

— Специалисты счита­ют, что «Динамо» точно уступает всем своим конку­рентам по подбору легионеров. Можешь возразить?

— Ты не первый, кто за­дает мне подобный вопрос, а просто так, судя по всему, об этом говорить не будут. Спе­циалистам виднее — пожа­луй, отвечу именно так и ни­как иначе...

О «Шахтере» я вообще мол­чу, а в «Металлисте» действи­тельно очень приличные ле­гионеры, которые, в общем-то, и сделали результат.

— Говорят, и в Донецке, и вХарькове иностранные ис­полнители положительно влияют на микроклимат в коллективе. В Киеве с этим проблем нет?

— Никаких. Все ребята до­брые, улыбчивые, могут пошу­тить. У меня с ними никогда не было никаких проблем. Думаю, что дело совсем не в микрокли­мате. С этим все в порядке. Мне вообще повезло на команды: у нас и в «Динамо», и в сборной — отличный коллектив.

— Как смотрелась послед­няя игра национальной ко­манды со скамейки запас­ных?

— Не буду оригинален, если скажу, что наблюдать за таки­ми матчами со стороны в не­сколько раз сложнее, чем самому в них участвовать. Поединок был непростой, но, как по мне, завершился вполне закономер­ным результатом.

— Ты был настолько уве­рен в победе?

— Ни о чем другом мы и не думали! Конечно, предполо­жить, что в Черногории мы выиграем с крупным счетом, наверное, не мог никто. Но на­строй команды был таким, что уверенность не покидала ни на секунду.

— Даже после удаления Романа Зозули?

— Дело в том, что красной карточки наш нападающий не заслуживал, поэтому у ребят появился еще больший стимул. В первом тайме на поле была абсолютно равная игра, а после перерыва, намой взгляд, игра­ла одна команда. Особенно, по­сле того как Денис Гармаш от­крыл счет.

— Показалось, что для на­ставника сборной Михаила Фоменко это был самый сложный матч в нынешнем году. Согласен?

— Если учитывать его эмо­ции, то да. Нервничал тренер, мне кажется, чересчур. Каза­лось, что уже можно и успоко­иться, мы ведем с преимуществом в два мяча, а он еще больше заводится. Впрочем, такой серьезный настрой был у всех. Повторюсь, мы не могли не выиграть этот поединок.

— На кого Фоменко боль­ше всего кричал?

— Мне кажется, досталось всем (улыбается).

— Что случилось со сбор­ной в 2013 году?

— Ничего не случилось. А что такое?

— Ничего, в общем-то, особенного, если не считать, что одни и те же футболисты осенью играли совсем не так, как весной...

— У нас всегда была хоро­шая команда, составленная из квалифицированных исполнителей. В первых матчах отбо­рочного турнира, возможно, где-то не повезло, хотя в неко­торых матчах мы, конечно, не­доработали. Но мы все очень хотим попасть на чемпионат мира, поэтому даже после двух неудачных поединков руки ни­кто не опускал. Ничего такого сверхъестественного не произошло. Где-то теряешь, где-то находишь.

— Выходит, такая у вас психология — приперли к стенке, деваться некуда?

— Да никто нас никуда не припер. Такое в футболе бывает. Повторюсь, у нас давно сло­жился отличный коллектив, который способен на многое. Впереди еще четыре матча, и теперь самое главное, что все зависит от нас.

— С кем будет сложнее — с Англией или Польшей?

— С Сан-Марино. Я всегда говорю, что самая важная игра — ближайшая. Давайте сначала победим эту команду, а затем поговорим об осталь­ных.

— Евгений, как ты себя чувствуешь после перенесенной травмы?

— Спасибо, уже лучше. В контрольном матче с Камеру­ном у меня случилось растя­жение задней поверхности бедра, образовался отек. До последнего думал, что к пое­динку в Подгорице все пройдет, хотя всю неделю и не тренировался. Но буквально в последний момент решил честно сказать тренеру, что не готов. Можно было сыграть на морально-волевых качествах, на характере — это не пробле­ма. Но вдруг подвел бы коман­ду в такой ответственной встрече. Мог бы где-то не успеть, где-то перегореть. И что тогда?

— На тренировках ты ве­дешь себя так же импульсив­но, как и в напряженных матчах?

— Да нет, что ты, это же большая разница! В официаль­ных поединках мне сложнее себя контролировать из-за своего характера. Не люблю я проигрывать, не хочу уступать ни в одном эпизоде. С детства такой.

— Ты просматриваешь по­том записи всех своих выхо­док?

— Бывает. Стыдно, конечно, но что сделал, уже не вернешь.

— Никогда не подсчиты­вал, сколько уже заплатил штрафов за свои эмоции?

— Нет, подобным себя не утруждаю. Хотя если прики­нуть, то можно было что-то су­щественное приобрести (улы­бается).

— Если не считать вопрос дисциплины, над чем тебе нужно работать в первую очередь?

— Совершенству нет пре­дела, но, кроме эмоций, к выделю начало атаки. Нужно быстрее работать с мячом, быстрее прини­мать решения, наладить длинную передачу.

— С твоими данными можно было бы и на стандартах больше забивать. Со­гласен?

— На все сто процентов. Над этим тоже нужно порабо­тать на сборах. В новом сезоне постараюсь лучше выбирать позицию в чужой штрафной.

— Можешь назвать само­го неудобного нападающе­го, против которого тебе приходилось играть?

— Златан Ибрагимович. В прошлом году мы с ним пере­секались трижды. Непросто мне было. К тому же швед мо­жет и спровоцировать в самый неподходящий момент...

— В чемпионате Украи­ны такие форварды есть?

— Конечно, у нас тоже мно­го хороших нападающих. Тя­жело играть против Луиса Адриано. Да и Роман Зозуля — не подарок.

— А самого неудобного тренера назовешь?

— Раз уж «Динамо» столь­ко лет уступает «Шахтеру», то, наверное, это Мирча Луческу.

— С кем из наставников тебе было сложнее всего ра­ботать?

— Сразу могу сказать, с кем мне было проще всего — с Ва­лерием Газзаевым. А самый тяжелый период — сейчас.

— На специалистов с характером тебе, видимо, всегда везло — начиная с Виталия Кварцяного, заканчи­вая Олегом Блохиным...

— Так оно и есть. Разве что Юрий Семин был чуть помягче. Хотя тренеру без характера, видимо, и рабо­тать не надо.

— Часто вспоминаешь школу выживания в «Волы­ни»?

— Бывает. Год в Луцке про­шел буквально на одном дыха­нии (улыбается).

— Какая из тренировок Кварцяного была у тебя са­мая любимая?

— Царская тропа в броне­жилетах, а потом держание мяча на полполя. Один на один...

— Футбольная жизнь те­бя побросала. Так закаля­лась сталь?

— Я не жалуюсь, значит, че­рез это нужно было пройти. Меня в многие команды возили на просмотр, прежде чем я под­писал контракт с «Волынью». Был в аренде в запорожском «Металлурге-2», тренировался с «Ильичевцем». Да и в «Динамо» долго ничего не по­лучалось. Надо уметь терпеть.

— Как ты выдерживаешь давление со стороны СМИ, которые периодически при­думывают сенсации? То у те­бя конфликт с Олегом Блохи­ным, то ты хочешь уйти из «Динамо»...

— Половина из всего этого не соответствует действитель­ности. Хотя если откровенно, то желание сменить клуб при­сутствует. Как и определенное недопонимание с главным тре­нером. Но мне кажется, что такое бывает у многих футболистов. Я не скрываю — мне тяжело работать с Олегом Владими­ровичем.

— Что тебя еще не устраи­вает в «Динамо»?

— Дело не в том, что меня не устраивает, а в желании попробовать себя на другом уровне, сыграть в одном из ведущих ев­ропейских чемпионатов. Пока у меня есть силы, пока есть здоровье, нужно к этому стремиться, а то неизвестно, что будет через год или через два. Я так и сказал своему агенту.

— Сумма отступных в тво­ем контракте прописана?

— Да. Если будут достойные предложения, будем рассма­тривать ..

— Евгений, за какой по­ступок из детства тебе до сих пор стыдно?

— Таких, наверное, много (улыбается). Всякое случалось — дрался, окна мячом разби­вал, девочек обижал. Характер у меня был — не сахар.

— В Мелитополе часто бываешь?

— В последнее время — нет. Хотелось бы чаще, но получает­ся примерно раз в полгода. Я с удовольствием навещаю свою бабушку, которая меня воспи­тала. Отец тоже живет в этом городе.

— В этот отпуск успеешь заехать?

— Думаю, нет. Мы сейчас в Турцию с девушкой собираем­ся, а потом сразу сборы.

— А как же знаменитая мелитопольская черешня?

— Куплю на базаре, хотя мне ее часто бабушка поездом присылает.

— Ты ее тоже передача­ми балуешь. Слышал, на 70-летие подарил ей 103 розы. Почему именно столько?

— Понравилось такое чис­ло. Хочу, чтобы она до 103 лет дожила! Уверен, что моя бабуш­ка этого заслуживает.

— Подарки любишь да­рить?

— Конечно. Стараюсь де­лать приятное всем своим близ­ким как минимум в дни празд­ников, а то и чаще.

— Какой из подарков был самым дорогим?

— Пускай это останется при мне. Это личное.

— Отпуск как планируешь провести — активно или пас­сивно?

— Посмотрим. Просто ле­жать на пляже я не смогу.

— А как же нога?

— Ходить-то я в состоянии, поэтому что-то придумаю. Буду плавать, поеду куда-то на экс­курсию. Бегать не получится, в футбол поиграть не удастся, в теннис — тоже.

— Когда планируешь взять реванш у Сергея Кравченко, который не так давно обы­грал тебя на корте?

— Да, было дело. Крава, ко­нечно, в теннисе силен, но я ему пообещал, что перед следую­щим матчем сборной спуску не дам. Буду серьезно настраи­ваться.

 Никогда не задумывал­ся над тем, кем бы ты стал, если бы не футбол?

— Задумывался, но ответа не находил. Без дела, конечно, не сидел бы. Работал бы где-то. Но где, не знаю.

— Ремонт в своей столич­ной квартире уже закончил?

— В процессе. Вышли на финишную прямую.

— У тебя там футбольный дизайн?

— Нет, обычный. Дома нуж­но уметь отвлекаться от своей работы.

— Твоя бабушка говори­ла: «Женя сделает ремонт, а потом будет свадьба».

— Пожалуй, все к этому идет. Мы с Викой уже давно встречаемся.

— Чем она занимается, и где вы с ней познакомились?

— Занимается по хозяйству, а история нашего знакомства очень длинная. Пускай это то­же останется при нас.

— Но хоть своими личны­ми планами на следующий сезон поделишься?

— Это запросто. Жалко, ко­нечно, что на этот раз у нас не будет Лиги чемпионов, но на следующий год мы обязаны туда попасть. Надо стремиться выиграть чемпионат Украины. Планов хватает — мы уже дав­но в долгу перед своими болель­щиками.

— А как же сборная?

— Так тут и так все понятно! В начале следующего лета хо­чется полететь совсем не в Тур­цию, асам знаешь куда...

Евгений ГРЕСЬ, газета «КОМАНДА»

«Динамо» — «Бешикташ» — 6:0. «Разбор полетов» с Александром Головко

14.06.2013, 08:31
Топ-матчи
Лига Европы Интер Спарта 2 : 1 Закончился
Сассуоло Генк - : - 8 декабря 20:00
Чемпионат Украины Днепр Олимпик - : - 9 декабря 19:00
Чемпионат Германии Айнтрахт Хоффенхайм - : - 9 декабря 21:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть