Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Валерий ПОРКУЯН: «В «Динамо» попал после звонка из приемной Щербицкого»

2014-01-31 09:03 Знаменитый воспи­танник кировоградского футбола Валерий Поркуян, поигравший в свое время и в киевском «Динамо», рассказал о знакомстве со Щербицким, кроссах с Лобановским ... Валерий ПОРКУЯН: «В «Динамо» попал после звонка из приемной Щербицкого»

Валерий Поркуян
Знаменитый воспи­танник кировоградского футбола Валерий Поркуян, поигравший в свое время и в киевском «Динамо», рассказал о знакомстве со Щербицким, кроссах с Лобановским и об истории с ящиком «Крымского полусладкого».

В свое время многие считали нашего героя везунчи­ком, баловнем судьбы. Однако Валерий Поркуян убежден, что на одном фарте в жизни далеко не зае­дешь и что секрет его успеха заключался в том, что он всегда стремился быть первым.

— Знаете, о чем меня ча­ще всего спрашива­ли после триумфального возвращения с чемпионата мира 1966 года в Англии? — говорит заслуженный ма­стер спорта Валерий Поркуян. — Нет, не о самом доро­гом для меня голе, а о том, кто я по национальности. Сам я интересовался этим у своих деда и отца, и они подтверди­ли, что у меня имеются ар­мянские корни, хотя моя мать — украинка.

Кстати, в свое время прои­зошел забавный случай, кото­рый навсегда отбил у меня любовь... к шампанскому. Де­ло было после ЧМ в Англии, я уже был узнаваем и как-то воз­вращался с другом после отпу­ска из Кировограда в Киев. Из-за непогоды мы опоздали в Знаменке на поезд, и следующего пришлось ждать полдня. Зашли на железнодорожной станции в ресторан пообедать. За одним из соседних столиков расположилась группа, как по­том оказалось, ереванцев. Че­рез каких-то 10 минут один из них подходит к нам и говорит, что поспорил с друзьями на ящик шампанского, что я — футболист Поркуян и что по национальности я — армянин. Мне совсем не хотелось его разочаровывать, и я подыграл ему. А вскоре к нашему столу принесли ящик дефицитного «Крымского полусладкого». Времени до отхода поезда бы­ло вагон, и нам ничего не оста­валось, кроме как выпить не­сколько бутылок подряд. С тех самых пор, поверьте, ненавижу этот напиток!..

«С Валерой Лобановским бежали впереди всех»

— Именно вам многие приписывают авторство ставшего знаменитым анек­дота насчет того, кто же ну­жен «Арарату», чтобы он стал чемпионом Союза...

— Да, я помню ответ: Мунтян, Поркуян и еще девять ки­евлян. Но это не мое. Может, это дело рук моего друга Воло­ди Мунтяна — известного острослова?

— Вы, на ваш взгляд, су­мели реализовать себя в футболе?

— Не совсем. Окончание киевского периода оказалось смазанным. Нужно было уйти раньше, тем более заманчивых предложений хватало. В част­ности, когда Виктор Маслов возглавил «Торпедо», то актив­но звал в Москву, говорил, что я всегда буду играть в стартовом составе и без замен...

— Ну а как начинали, пом­ните?

— С дворового футбола. Что любопытно чти,по всегда играл босиком (кстати, уже когда был известным футболистом, то, приезжая домой в Кировоград, часто по привычке продолжал играть с братьями без обуви). Бутсы появились, когда начал заниматься в кировоградской ДЮСШу тренера Виктора МихайловичаТретьякова...

— А кого вы считаете своим крестным отцом в футболе?

— Матвея Черкасского. Ког­да я уже выступал за местную «Звезду» в классе «Б», мы при­нимали винницкий «Локомо­тив», возглавляемый этим спе­циалистом. Я вышел на замену при счете 0:1 и помог своей ко­манде вырвать победу. Вскоре Черкасский пошел на повыше­ние, начав тренировать «Черноморец», и таки уговорил моих родителей разрешить мне пере­ехать в Одессу. В «Черноморце» мне сразу повезло, ибо меня поселили на загородной базе в одной комнате с одним из лиде­ров моряков Валерием Лоба­новским, который не сразу, но взял меня под опеку.

— И чем вы ему так понравились?

— Наверное, тем, что, как и сам Лобановский, не жалел себя как в матчах, так и на тренировках. А может, Валерий просто чувствовал во мне достойного по характеру партнера. Ибо ког­да мы бежали кросс, то бежали впереди всех — когда он при­бавлял, то за ним прибавлял и я (я еще с детства обладал скоро­стью и выносливостью). Кста­ти, в том, что Лобановский проявит себя на тренерской ни­ве, я убедился быстро: уж очень четко он после матча анализи­ровал происходящее на поле, делал правильные подсказки.

«В „Динамо“ попал после звонка из приемной Щербицкого»

— Вашему прогрессу в «Черноморце» можно было только позавидовать. Вы все чаще играли в «основе», по­лучили вызов в олимпийскую сборную, а значит, попали в поле зрения более именитых клубов...

— Вы правы. Еще совсем не­давно я мечтал о том, чтобы закрепиться в скромной «Звезде», а тут уже начали звать в московские «Спартак», ЦСКА... Но на­стойчивее всех было киевское «Динамо». Покидать Одессу, ко­нечно, не хотелось — город мне нравился, да и чувствовал, что «Черноморец», как говорится, моя команда. К тому же был убежден, что при том звездном подборе исполнителей, кото­рый был в Киеве, мне уготована роль резервиста. Но тог пер­востепенное значение имела партийная субординация. По­сле звонка из приемной перво­го секретаря Компартии Украины Владимира Щербицкого о том, чтобы футболиста Поркуяна срочно отправили в Киев, моя судьба была предрешена. Желающих оспорить это указание партийного руководителя в Одессе не нашлось.

— Ваш дебют в «Динамо» получился на загляденье...

— Действительно, мне уда­лось забить эффектный гол в падении «Зениту». Что любо­пытно, тот сезон динамовцы начали без группы ведущих игроков, которые в составе сборной Союза готовились к чемпионату мира в Англии. Од­нако вышедшая на поле моло­дежь сметала со своего пути всех подряд, и буквально в последний момент на тренерском совете была утверждена был моя кандидатура. Если откровенно, для меня это было полной нео­жиданностью, ибо когда в перерыве матча в Баку мне сказали, что я лечу в Москву для подго­товки в составе сборной к мундиалю, то я поначалу подумал, что это розыгрыш.

— Но уже во время сбора в Швеции вы забили четыре гола и начали оправдывать свой вызов...

— И все же я не считал себя игроком основного состава, ибо мои выступления на международной арене ограничива­лись лишь участием в несколь­ких контрольных поединках за олимпийскую сборную на Кубе и в Алжире. И, скорее всего, я не дождался бы дебюта в главной команде страны, если бы в груп­повом раунде мирового пер­венства наши не одержали две победы подряд — над корейца­ми и итальянцами...

— Вот с этого места, пожа­луйста, поподробнее...

— Дело в том, что заключи­тельный матч того предвари­тельного этапа, с чилийцами, уже ничего не решал, и главный тренер Николай Морозов бро­сил в бой дублеров. Вот я и вос­пользовался своим шансом, оформив дубль. А сразу после разбора игры мне сказали, что я выйду в «старте» и в четверть­финальном противостоянии с венграми. Я не подвел, хотя когда ехали на поединок, то страш­но мандражировал. К счастью, все обошлось. Именно после моего удара вратарь соперников не удержал мяч, и набежав­ший Игорь Численко открыл счет. И хотя вскоре венгры выровняли положение, сразу по­сле перерыва я забил свой гол. Оппоненты все же не сдавались, и в концовке встречи чутье под­сказало мне оттянуться в обо­рону. В итоге удалось подстра­ховать на линии ворот Льва Яшина — грудью вынес мяч, летевший в незащищенный угол. После финального свист­ка многие специалисты глав­ным героем того поединка по­считали именно меня...

— Припоминается, вам даже дали прозвище — Фар­товый Поркуша.

— Я не обижался, ибо был убежден, что мои голы — это следствие нацеленности на во­рота, а не счастливый случай. Но значительно больше мне нравилось другое прозвище, которое дали мне в английских газетах, — Человек-гол.

— И вы продолжали ма­стерски выполнять свои обязанности, забив и в по­луфинале — немецкой сборной.

— К сожалению, в том матче все было против нас. После удаления Игоря Численко вскоре серьезно травмировался Йожеф Сабо, и поскольку правилами замены тогда не разрешались, доигрывали мы фактически вдевятером. И да­же несмотря на это, я мог спа­сти игру, но на последней ми­нуте промахнулся с несколь­ких метров...

— Может, именно из-за этого вы не играли в поединке за бронзу с португальцами?

— Да нет, была другая при­чина. Этот матч, по большому счету, уже ничего не решал, ведь согласно регламенту бронзой награждались обе ко­манды. Вот Николай Морозов и дал возможность сыграть ребятам, которые имели мало практики.

«Обул бутсы разных фирм — заработал двойные премиальные»

— Какие-то сувениры с того чемпионата привезли?

— Конечно. Благо валютой нас перед выездом обеспечили — мы получили солидные премиальные от «Адидаса» за то, что играли в бутсах этой фир­мы. Но больше всего я был доволен тем, что на прощальном банкете удалось взять автогра­фы у многих звезд мирового футбола.

— А это правда, что один из футболистов киевского «Динамо», чтобы получить дополнительные премиаль­ные, ухитрился играть в бутсах разных фирм: на одну ногу натянул «Адидас», а на другую «Пуму»?

— Насколько мне известно, такой случай действительно имел место, вот только произо­шел он с тбилисским динамов­цем, Муртазом Хурцилавой.

— После возвращения из сборной в Киев вы так и не смогли прописаться в «основе»...

— Для меня самого это было непонятно. Ведь когда выходил на поле, то забивал. Но значи­тельно чаще меня попросту ма­риновали на скамейке. Не всег­да помогала даже протекция со стороны Владимира Василье­вича Щербицкого. Дело в том, что я был хорошо знаком с его сыном Валерием (моя первая супруга впоследствии стала его женой), вхож в семью главного коммуниста Украины. Поверь­те, такого фанатичного болель­щика футбола, как Владимир Васильевич, я больше не встре­чал ни разу.

К тому же нас объединяло еще и то, что оба мы разводили голубей. Однажды это увлече­ние мне очень пригодилось. Это было уже в то время, когда я вместе с Андреем Бибой помо­гал в «Таврии» Сергею Шапош­никову. Дела у симферополь­ской команды тогда шли не очень, и поговаривали, что ас­систентам главного тренера не избежать отставки. И вот как-то во время поездки Щербицкого в Симферополь он решил посе­тить стадион «Локомотив», а там как раз тренировалась «Таврия». Когда Щербицкий увидел меня, то сразу предложил про­гуляться вокруг футбольного поля. После обмена новостями речь, конечно же, зашла о на­шем общем хобби.

А теперь представьте себе картину: ходит Поркуян со Щербицким по легкоатлетиче­ской дорожке и все время пока­зывает ему рукой куда-то вверх. Я, как вы поняли, просто демон­стрировал, как летает мой лю­бимый голубь, а руководители Крыма наверняка подумали, что ваш покорный слуга жалу­ется на них высокому началь­ству (смеется). Когда минут че­рез 15 мы подошли к главной трибуне, я неожиданно услы­шал от местных партийных бос­сов массу комплиментов в свой адрес. В общем, до нашего с Би­бой увольнения дело не дошло.

К слову, когда я все-таки по­кинул «Динамо» и снова начал забивать за «Черноморец», по­лучив при этом шанс выступить на чемпионате мира в Мексике, то как-то при встрече Щербиц­кий предложил вернуться в Ки­ев. Ноя вежливо отказался...

«Забил коленом, а болельщики подумали — головой»

— В Мексике вам так и не удалось выйти на поле. Правда, вы снова оказались

в центре внимания, когда после завершения первого этапа именно вам доверили тянуть жребий, определяв­ший будущего соперника. И вы вытащили вроде бы бо­лее слабую команду — Уруг­вай вместо Италии...

— Как мне потом расска­зал главный тренер сборной Гавриил Качалин, именно в матче с уругвайцами я должен был выйти на замену. Но по­скольку счет оставался ни­чейным, и финальный сви­сток был все ближе, то меня начали готовить к еще одной жеребьевке (улыбается). Ведь тогда послематчевые пеналь­ти для определения победите­ля не пробивались. Но пока меня готовили, наши пропу­стили курьезный гол, и я ли­шился шанса еще раз прове­рить свои возможности в качестве везунчика.

— В сборную Союза вас больше не вызывали, хотя вы много забивали, особен­но в «Днепре»...

— Кого брать в сборную, а кому отказать — решать было не мне. Хотя, действительно, днепряне под руководством молодого тренера Валерия Лобановского быстро стали гро­зой авторитетов. Обидно только, что когда Валерий Васильевич ушел в «Динамо», то сме­нившему его Виктору Канев­скому я оказался не нужен.

— Какой матч стал па­мятным в вашей карьере?

— С венграми на чемпио­нате мира в Англии. Самым дорогим я считаю и гол, заби­тый в их ворота. После флан­говой передачи я уже изгото­вился пробить головой, но мяч ушел вниз, однако, к счастью, я успел подставить коле­но. Хотя многие болельщики и сейчас считают, что я забил головой...

— С кем еще вы в «Дина­мо», кроме Мунтяна, под­держивали дружеские отно­шения?

— С Анатолием Бышовцем. Досадно, что из-за травм этот талантливый на­падающий так рано ушел из футбола.

— Уже много лет вы свя­заны с «Черноморцем», где даже отвечали за селекци­онную работу. Кто из игро­ков по вашей инициативе оказался в Одессе и сумел проявить себя?

— В первую очередь Вик­тор Пасулько. По заданию главного тренера Виктора Прокопенко я поехал в Черновцы просмотреть одного на­падающего. Но когда увидел в деле полузащитника Пасуль­ко, то уже думал только о нем. И вскоре Витя стал одним из лидеров «Черноморца». Кста­ти, я быстро нашел общий язык и с нынешним рулевым моряков — Романом Григорчуком. Думаю, что «Черноморцу» очень повезло с этим талантливым наставником.

— Вы считаете себя счаст­ливым человеком?

— Знаете, грех жаловать­ся. К счастью, травмы обходи­ли меня стороной. С супругой (она, кстати, сестра известного в прошлом футболиста Ана­толия Лисаковского) мы вос­питали двух прекрасных до­чек. Рад я и за племянника — Андрея Лисаковского, кото­рый все увереннее чувствует себя в роли арбитра. Наконец, у меня сразу пять внуков, и самый младший, надеюсь, пой­дет по моим стопам...

Василий МИХАЙЛОВ, газета «КОМАНДА»

«Динамо» – «Бешикташ» – 6:0. Послематчевая пресс-конференция

31.01.2014, 09:03
Топ-матчи
Лига Европы Брага Шахтер - : - 8 декабря 18:00
ПАОК Слован - : - 8 декабря 18:00
Карабах Фиорентина - : - 8 декабря 18:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть