Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО: «Работая в штабе Блохина, я допустил ошибку, за которую расплатился»

2015-02-11 10:53 Спортивный директор киевского «Динамо» Алексей Михайличенко рассказал о своих нынешних функциях и вспомнил о периоде совместной работы с Олегом Блохиным — ... Алексей МИХАЙЛИЧЕНКО: «Работая в штабе Блохина, я допустил ошибку, за которую расплатился»

Спортивный директор киевского «Динамо» Алексей Михайличенко рассказал о своих нынешних функциях и вспомнил о периоде совместной работы с Олегом Блохиным — в тех рамках, в которых посчитал нужным.

Алексей Михайличенко (фото: А.Устименко)

Селекция

— Поговорим о селекции — теме для публики довольно закрытой. В мае Игорь Суркис заявил, что в этом отделе произойдут изменения.

— В нашем штабе появился Андрей Михайлович Баль, но в августе его не стало. Больше никаких изменений не было.

— Кто конкретно сейчас ищет новичков для «Динамо» под вашим руководством?

— Веремеев, Голоколосов и Биба — три основных селекционера. И, конечно, я. На данный момент бессмысленно делать эту команду больше. Те специалисты, которые есть, справляются с работой на достаточном уровне.

— Андрею Бибе — 77, Владимиру Веремееву — 66. При всем уважении к их огромному опыту и знаниям, неужели они все еще отвечают таким необходимым требованиям для селекционера, как мобильность, возможность быть в постоянных разъездах, умение пользоваться современными скаутскими программами?

— Мобильность, конечно, нужна, но пока что здоровья и у Веремеева, и у Бибы хватает — например, к заграничным командировкам они вполне готовы. Тем более, тот опыт, который они имеют — его вообще представить и описать трудно. Я сам до сих пор у них учусь. Каждый день.

— Как часто селекционеры «Динамо» ездят просматривать интересующих игроков вживую?

— Объясню, как все происходит: во-первых, сначала просматриваем матчи по записям, по подборкам его индивидуальных действий, смотрим на игрока в топовых матчах. Делимся мнениями: кто понравился, кто не понравился. Конечно, исходя из той структуры, которую требует главный тренер. Если у нас складывается мнение, что этот человек интересен и на него стоит обратить внимание, мы обязательно организуем не один, а несколько просмотров. Не меньше — чтобы не ошибиться. Стараемся ездить на игры с хорошими соперниками, отправляем разных селекционеров. Если человек выступает в бельгийском, голландском, швейцарском чемпионате, то очень много зависит от того, против кого играют.

— Поехал ли кто-то из динамовских селекционеров на Кубок африканских наций? Был ли кто-то на недавнем Кубке Азии?

— По поводу Кубка Африки — я просматривал практически все матчи. Прекрасно знаем, что лучшие футболисты уже задействованы в лучших клубах. Сейчас такая ситуация на континенте в связи с эпидемией, что, я думаю, большинство специалистов не стали рисковать и отправляться непосредственно в Африку. У нас же, тем более, большой нужды не было. Конкретных незакрытых мест сейчас в первой команде нет.

— Сколько в среднем матчей в день просматривает руководитель селекционной службы «Динамо»?

— В среднем — два, три. На четвертый и на пятый уже, наверное, мало что соображаешь (улыбается).

— Над чем будет работать селекционная служба, например, сегодня, если учесть, что вакансий в первой команде нет?

— Селекционная работа не останавливается. Не должно быть такого, что кто-то получил травму, и мы резко начинаем поиски с нуля. Мы готовим интересных футболистов на каждую позицию. Не понадобится — ничего страшного. Всех складываем в досье, в папки, и они там ждут своей очереди.

— Вы говорили, что Дьемерси Мбокани вели полтора года. Сколько следили за Антунешем?

— Где-то последних два-три месяца. Также шли переговоры по другим игрокам, но тут уже было решение за главным тренером: он определил, что нужен именно этот игрок, приобретение этого игрока — чисто его заслуга. Насчет Мбокани и Ленса — их обоих долго отслеживали, были на многих матчах. Они не являлись единственными кандидатами на эти позиции.

— К апрелю должен вылечиться Евгений Макаренко, в первой команде есть Евгений Селин и Андрей Цуриков, вернулся Бетао, который в пожарном порядке может закрыть левый фланг. Зачем было отпускать в августе Бенуа Тремулинаса, чтобы потом через полгода за серьезные деньги брать другого легионера?

— Тремулинас не хотел быть вторым. Роль запасного его категорически не устраивала.

— Он считал, что конкуренцию у Макаренко ему выиграть нереально?

— Где-то, видимо, считал, что проигрывает, но при этом он очень хотел играть. Мечтал о сборной. Ему ведь совсем немного времени не хватило перед чемпионатом мира, чтобы окончательно заявить о себе и попасть в Бразилию: был в расширенном списке, в заявку не попал. Никто не думал, что Макаренко получит настолько серьезную травму. Очень неприятное повреждение — есть риск, что восстановление затянется.

— Покупка Антунеша означает еще и то, что тренерский штаб не верит в Цурикова и Селина. Иначе им бы дали возможность подстраховать травмированного Макаренко, верно?

— На данный вопрос лучше ответит представитель тренерского штаба. Конечно, теоретически было бы лучше не тратить деньги и привлечь украинского игрока на эту позицию. Им даются шансы и сейчас — все зависит от них.

— Вы говорили о том, что следует предоставить игровую практику в аренде тем игрокам, которые ее не имеют. Как я понимаю, ищет себе команду Лукман Аруна. Визуально, кажется, что он обладает фантастическим потенциалом, но по причине низкой самоотдачи, лени и прочего не может его раскрыть. Это правильное впечатление?

— Потенциал есть, талант есть. Но даже самый талантливый игрок имеет шансы не заиграть на новом месте — ему может не подходить страна, не подходить менталитет, даже внутрикомандный. Он долгое время находится в киевском «Динамо»: бывали яркие моменты, бывали вспышки, но какой-то целостности — до сих пор не смогли увидеть. Тем более, нет смысла держать легионера в запасе.

— Что конкретно не складывается у Аруны?

— Я об этом не могу сказать. В бытовом аспекте — для всех футболистов президент «Динамо» делает намного больше, чем в любом европейском клубе. Всегда идет огромная помощь. Проблема в самом футболисте, в игровой части.

Агенты

— Постоянные предложения от агентов усложняют или упрощают вашу работу?

— Дело в том, что из четырех предложенных, мы троих уже просматривали до того, поэтому сразу можем дать ответ. Если не знакомы с игроком — обязательно просмотрим. При том, не кто-то один, а коллегиально — каждый высказывает свое мнение. Тут очень важно опять сказать об опыте Бибы и Веремеева: они могут буквально с первого взгляда дать предварительную оценку. Она, как правило, подтверждается в дальнейшем — 90%, что итоговой вывод будет таким же. Мы с Александром Голоколосовым стараемся этому мастерству учиться.

— Часто ли вам кажется, что агент дико переоценивает возможности игрока, которого он предлагает?

— Агенты предлагают игроков многим-многим командам. Где сработает — там и заработают. Нет смысла вступать с ними в спор. Просмотрел, проанализировал — дал честный ответ.

— Есть ли посредники, чьему вкусу вы больше доверяете?

— Больше всего я доверяю своим глазам и мнению своих коллег. Конечно, многое зависит от таких критериев, как амбициозность клуба предлагаемого игрока, его личные цели, вызовы в сборную.

— Бетао недавно сам позвонил и предложил свои услуги клубу. Часто ли случается, что игроки звонят лично и просят обратить на них внимание?

— Нет. Чаще бывает, что у одного игрока есть масса агентов, каждый из которых пытается его предложить наилучшим образом. По Бетао: я его последнее время не видел в игре, поэтому тут ничего не могу сказать. У него был личный контакт с Игорем Михайловичем, а потом уже тренерский штаб смотрел его на тренировках.

— Однажды мне на глаза попалась заметка о том, что вы налетали на самолетах едва ли не больше всех в Украине. Расскажите о вашей последней рабочей поездке.

— Насчет самолетов — было такое, но там, кажется, слегка преувеличили. Намотал километраж еще при Валерии Васильевиче, когда я с Веремеевым ездил просматривать ближайших соперников по Лиге чемпионов, по нескольку раз в неделю приходилось летать. Отличный опыт был — Лобановский, наверное, специально поставил меня с Владимиром Григорьевичем, чтобы я быстрее учился.

Последняя командировка была в Израиль. Просматривал нескольких футболистов, они меня заинтересовали. Встречался с Александром Уваровым, который работает там: он мои выводы подтвердил. Конкретней об игроках пока не спрашивайте — рано что-то говорить.

Ответственность

— В сентябре 2011-го вы впервые заняли должность спортивного директора. Попробуйте вернуться в то время и вспомнить свои размышления: почему вы решили сменить тренерскую деятельность на административную?

— Первый фактор: возвращение в родной клуб. Второй: мне импонирует эта должность. Тем более что была оговорка: если поступает интересное предложение продолжить тренерскую карьеру, то мы его будем рассматривать и вместе с Игорем Михайлович решим. Но это не значит, что работа — временная. Мне казалось, что я могу быть полезен, разбираюсь в тех аспектах, которые нужны на этой должности.

— Ваше первое значимое решение на должности спортивного директора, когда вы пришли в 2011 год?

— Я не изменял штат селекционный службы: те люди, которые трудятся сейчас, работали и до меня — и Биба, и Веремеев, и Голоколосов. Я их знал с профессиональной точки зрения, мне было легко влиться в этот коллектив.

— И все же, вы ведь внесли какие-то изменения, став одним из главных топ-менеджеров клуба?

— Да. В первую очередь, надо говорить вот о чем: селекционная служба должна отвечать за тех игроков, которых предлагает в качестве потенциальных новичков. Это должно решаться коллективно, но мнение должно быть общим: если трое «за», а один «против», то все равно несет ответственность весь селекционный штаб.

— В продолжение темы ответственности: вы несколько раз в интервью говорили, что лично настояли на трансфере Адмира Мехмеди в «Динамо». Чем он вам так импонировал, и в чем была его главная проблема?

— Сейчас уже можно сказать: игрок не реализовал себя в «Динамо», но прекрасно это делает в бундеслиге. Мне понравились его индивидуальные качества: скорость, злость — албанские корни просматривались. Тогда Семин строил команду по своему видению — Мехмеди, наверное, не подходил под его критерии.

— У меня складывалось мнение, что ему просто не могли найти места на поле: как центрфорвард он был слишком малорезультативен, а на флангах просто уступал тем футболистам, которые были.

— Он выступать мог на многих позициях, но в качестве центрального нападающего Мехмеди не рассматривался. Такой себе атакующий универсал с отличной скоростью, с включением в атаку. То, что в предыдущем клубе его, видимо, не заставляли регулярно отрабатывать в обороне, — тоже, наверное, сыграло свою роль. Жаль, что в нашей команде он не смог проявить себя. Право на ошибку есть всегда: никто не даст стопроцентной гарантии, что игрок заиграет. Но особой ошибки тут не было — «Динамо» не потеряло на этом трансфере в финансовом плане.

— Касательно изменений: «Динамо» переориентировалось на европейский рынок, перестав приглашать игроков из Южной Америки. Это следствие того, что у клуба появилось больше финансовых возможностей, или латиноамериканские новички настолько себя не оправдали, что этот рынок перестал интересовать?

— От этого вектора никто не отказывался, хотя, конечно, надо честно говорить: бразильцам у нас тяжело адаптироваться. Возможно, следует больше обращать внимание на Португалию: неслучайно большинство бразильцев попадают в эту страну, это базовый перевалочный пункт, там они проходят адаптацию. В деньгах особой разницы нет: игрок из Европы может в среднем стоить не намного дороже, чем такой же бразилец, а менталитет отличается прилично.

Главный тренер

— Когда последний раз получали конкретное предложение о работе главным тренером?

— Я думаю, сейчас об этом говорить не нужно.

— Почему?

— Нужно говорить о том, что свершилось. Я не из тех, кто будет рассказывать: меня звали туда, потом туда и так далее. Есть определенная этика: если не свершилось, то не стоит и говорить.

— Немного изменю вопрос: есть ли у вас желание вернуться в тренерскую профессию и доказать свое мастерство, пусть даже не в таком мощном клубе, как «Динамо»?

— Я реально смотрю на вещи. Мне посчастливилось работать главным тренером в киевском «Динамо», в молодежной сборной, в национальной сборной. Договоренность, о которой я говорил, все еще в силе. Доказать? Да перестаньте, кому доказывать? Только себе и никому больше. Будут предложения — конечно, обдумаем.

— Назначая Сергея Реброва в мае, Игорь Суркис сказал, что главный тренер будет определяться касательно дальнейшей работы представителей клубной структуры, в частности, говорилось и о вашей должности. Как это все происходило и решалось потом?

— Был разговор и с Игорем Михайловичем, и с Сергеем Станиславовичем. Я сказал, что у меня есть определенный опыт, что это мой родной клуб, что есть какие-то традиции. Если это устраивает главного тренера и президента, то я готов дальше отдавать свой опыт и быть полезным киевскому «Динамо». На этом остановились. Пока что это так.

— Два года назад вас спрашивали о длительности контракта с «Динамо», и вы сказали, что соглашение действует до 2014 года. Получается, недавно подписали новый контракт?

— После этого был подписан контракт до 2016 года. Просто произошла пролонгация.

— Получается, сейчас соглашение действует до 2016-го?

— Я в родном клубе работаю — наверное, тут даже и говорить о контрактах смысла нет. Можно сказать, что я у себя дома — так что, такие вопросы чистая формальность. С Игорем Михайловичем все строится на доверии и взаимопонимании, так как мы очень давно вместе работаем. Если моя работа не будет устраивать руководство, то, я думаю, никто не станет вглядываться в контракты.

Блохин

— Когда в последний раз общались с Олегом Блохиным?

— Периодически созваниваемся, периодически встречаемся. Остаемся друзьями, даже могу сказать, что дружим семьями. Нужно разделять работу и личные отношения.

— У всех сложилось ощущение, что Блохин предал своих помощников, вас в том числе, сделав их виноватыми в неудачах команды. У вас иное мнение?

— Для меня этот период очень и очень неприятен. Вспоминать его я не хочу, извините. Я рассматриваю эту ситуацию с одной стороны: я допустил ошибку, за которую расплатился. Я не хочу винить кого-то, или винить обстоятельства.

— О какой конкретно ошибке речь?

— Их много. Конкретизировать не буду — главное, самому разобраться с этими ошибками.

— Однажды вы сказали, что тогда в тренерском штабе было два главных тренера.

— Меня не совсем правильно поняли: имелось в виду, что было два человека, которые раньше работали на этой должности. Главный тренер был один, это понятно. Повторюсь, не хотелось бы развивать эту тему дальше.

— Хорошо. У меня последний вопрос по этой части. Недавно Блохин дал небольшое интервью и сказал, что результатом его работы являются те игроки, которые сегодня успешно выступают за «Динамо». Вам импонирует такая формулировка?

— Видимо, он имел в виду, что инициатива в этих приобретениях исходила от него. При Блохине пришла очень хорошая группа футболистов, в уровне которых сейчас уже точно никто не сомневается: это и Мбокани, и Ленс, и Вида, и Беланда. Обращали внимание и на украинцев, пригласили Селина, Сидорчука, Цурикова. Вот Сидорчук заявил о себе — это ведь прекрасно, пусть для этого и понадобился год-полтора.

— В отличие от Романа Безуса.

— Он не смог реализовать себя, к сожалению. Мне кажется, характера ему не хватило. Может, была какая-то успокоенность — решил, что перешел в большой клуб, где будет намного легче. На самом деле надо было работать с гораздо большими нагрузками и ответственностью.

Советы

— Пока вы были в тренерском штабе Блохина, должность спортивного директора упразднили. Как так случается, что должность то появляется, то исчезает? Кто исполнял ваши функции в это время?

— Процесс я продолжал контролировать. Большую часть функций взял на себя заместитель спортивного директора Владимир Веремеев. В любом случае, в этом кабинете я бывал часто.

— Игорь Суркис в ответ на вопрос о функциях Резо Чохонелидзе сказал, что он отвечает среди прочего за молодежные команды, «Динамо»-2. В описании ваших функций данное направление тоже значится. Кто из вас в большей мере ответственен за этот участок?

— У каждой команды — дубль, U-19, «Динамо»-2 — свои функции. Они отличаются по возрастному цензу. Если вы хотите узнать, чем занимается Резо Чохонелидзе, то этот вопрос надо задавать ему лично — как я знаю, он практически все время проводит с первой командой. Я же не пропускаю почти ни одного матча молодежных, юношеских, академических команд и стараюсь делиться своими соображениями с тренерами главной команды о тех или иных футболистах.

— В мае Джермейн Ленс сказал, что, на его взгляд, клубу не хватает человека, который был бы связующим звеном между игроками и президентом, — спортивного директора. Как прокомментируете?

— Я не знаю, чем вызваны эти слова. Все нефутбольные проблемы, которые возникают у игроков, берет на себя Игорь Михайлович, он к этому относится очень скрупулезно и реагирует очень быстро на потребность в личной встрече. Я лично не вспоминаю в других командах, где приходилось выступать, чтоб между президентом и мной был спортивный директор. Это немножко не мои обязанности. Мне трудно ответить, о чем конкретно говорил Ленс.

— Приведите пример нефутбольной проблемы, которая может возникнуть у игрока и с которой он обращается к президенту клуба, так как сам решить ее не может?

— В основном, это связано с семьей: многие легионеры приезжают с родителями, женами, детьми. Игорь Михайлович никогда не отказывает в помощи и всегда старается решить вопрос в максимально сжатые сроки. Такой принцип работы был всегда. Валерий Лобановский еще в мою бытность игроком старался помогать всеми возможными способами. Жены футболистов его обожали (улыбается).

— Какое участие вы принимаете в жизни первой команды? Например, присутствуете ли вы на тренировках?

— Нет, не присутствую. Достаточно того, что мы присутствуем на матчах, обсуждаем кандидатов на усиление. Я не считаю, что надо ходить на тренировки, а потом подсказывать главному тренеру, что следует делать. Это неэтично, только мешает атмосфере и выбранному направлению.

— То есть не бывает такого, чтобы вы что-то посоветовали Реброву на правах тренера с большим опытом?

— Инициатива должна исходить от главного тренера. Если он в чем-то сомневается, какие-то аспекты его настораживают — мы с удовольствием сядем и поговорим. Я ни в коем случае не должен навязывать свое мнение. Предложить свою позицию — это могу. Возможно, пообщавшись со своими помощниками, выслушав мои советы, главный тренер быстрее найдет выход из какой-то проблемной ситуации. Если надо — я открыт всегда.

Глеб Корниенко

Лукаш Теодорчик забил очередной гол за «Андерлехт» (ВИДЕО)

11.02.2015, 10:53
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть