Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Хорен ОГАНЕСЯН: «При мне только арбитры могли одолеть СССР!»

2016-01-28 17:04 В отличие от соседей-грузин армянские футболисты в составе сборной СССР не были частыми гостями. За всю историю советского футбола мало кому ... Хорен ОГАНЕСЯН: «При мне только арбитры могли одолеть СССР!»

В отличие от соседей-грузин армянские футболисты в составе сборной СССР не были частыми гостями. За всю историю советского футбола мало кому удавалось пробиться в первую сборную, не говоря уже о том, чтобы задержаться там на продолжительный срок. Даже из звездного состава «Арарата», ставшего в 1973 году чемпионом СССР и обладателем Кубка, никто из ведущих игроков — ни Леван Иштоян, ни Аркадий Андреасян, ни Эдуард Маркаров, ни Оганес Заназанян — заявить о себе не сумели. Хорену Оганесяну было восемнадцать, когда «Арарат» ковал свой «дубль», но к тому триумфу он не имеет ни малейшего отношения. Хорен делал первые шаги в дублирующем составе. К основному составу «Арарата» Оганесян подтянется только через два года.

Хорен Оганесян

Но как! Осенью 1974 года «Арарат» начал свой первый и последний поход в Кубке чемпионов. Начал очень даже лихо. В первых двух раундах под началом Никиты Симоняна ереванцы играючи расправились с норвежским «Викингом» (4:2, 2:0) и ирландским «Корк Селтиком» (2:1, 5:0). В конце года, когда футболисты ушли в отпуск, Симоняна убрали из «Арарата» за неудовлетворительные результаты в чемпионате и Кубке СССР. Успешный старт «Арарата» в КЕЧ республиканский Комитет не удовлетворил.

Команду принял легендарный тренер, человек, приведший киевское «Динамо» к выигрышу трех чемпионских титулов подряд (1966–68) — Виктор Маслов. Любопытно, что Симонян сам настоял на кандидатуре Маслова, а свой уход из команды объяснил — мол, сам так решил.

Среди тех, кто вышел в четвертьфинал КЕЧ, были вполне съедобные соперники — это и польский «Рух», и шведский «Атвидаберг», но жребий выпал суровый. «Бавария»! Обладатель КЕЧ, в придачу напичканный чемпионами мира 1974 года. А тут тебе еще и в начале марта играть, не имея практики. Без шансов? Многие так и посчитали. А результат первого матча в Мюнхене (2:0) эти неутешительные прогнозы как бы подтверждал.

Матч в Ереване, состоявшийся 19 марта 1975 года, болельщики «Арарата» будут помнить всегда! Со стартовым свистком «Арарат» обрушил такой тайфун на ворота Зеппа Майера, что в первые полчаса игры «Арарат» мог уже отыграть гандикап, если не больше.

Забили ереванцы только на 34‑й минуте. Левон Иштоян забросил мяч на другой край штрафной площади, оттуда Николай Казарян головой вернул мяч на «точку», а Аркадий Андреасян головой переправил мяч в сетку ворот.

До перерыва «Арарат» упустил еще два сумасшедших момента — сначала ереванцы во второй раз за 45 минут сотрясли каркас ворот Майера, а потом уже сам Зепп блестяще сыграл, парировав удар Казаряна в упор.

Вторую половину ереванцы начали аккуратнее, с оглядкой на свои ворота. Понимаете, чего стоил. Пропущенный гол для «Баварии» минуты тянулись бесконечно долго. «Арарат» не мог держать такой ритм все 90 минут и в середине второй половины невезучего Казаряна сменяет никому не известный 20‑летний паренек.

И надо же такому случиться, что дополнительное время для «Арарата» зависело именно от него! За пять минут до конца основного времени окончательно уставший «Арарат» создал самый реальный шанс во втором тайме — казалось, гол неизбежен, но на пути мяча после удара, как вы уже догадались Оганесяна, возникла кочка.

Мяч, изменив направление, угодил в штангу и предательски покатился мимо. Матч так и завершился победой «Арарата» 1:0, в полуфинал вышла «Бавария», которая затем взяла КЕЧ во второй раз подряд. Для «Арарата» тот матч стал последним в КЕЧ.

Однако именно матч с «Баварией» положил начало большому, славному, но очень тернистому пути лучшего игрока Армении советской эпохи. Уже через полгода Оганесян выиграл свой первый трофей — взял с «Араратом» Кубок СССР. Далее (в 1976‑м) было «золото» чемпионата Европы среди молодежных команд. В 1979‑м Оганесян сыграл свой первый матч в национальной сборной, а уже через год завоевал бронзовые медали ОИ‑1980. На чемпионате мира‑1982 Хорен забил, по собственному признанию, самый красивый мяч в своей карьере, а случился он в самый нужный момент — сборная СССР одержала победу над Бельгией 1:0 во втором групповом этапе.

В 1983 году авторитетный журнал «World Soccer» разместил портрет Хорена Оганесяна, сопроводив его следующей надписью: «Лучший полузащитник Советского Союза». Но сам 1983 год получился для Оганесян так себе — он не смог затащить сборную СССР на ЧЕ‑1984, в конце игры с португальцами не реализовал убойный момент. Забей он тогда, и никто бы сейчас не вспоминал о придуманном пенальти в ворота сборной СССР в первом тайме! Но даже этот эпизод меркнет перед тем, что случится с Оганесяном в апреле 1985‑го. Ереванский «Арарат» в кавказском дерби с «Нефтчи» пропустил единственный гол за две минуты до конца встречи. Кто-то разглядел улыбку Оганесяна, когда следовало горевать. Было дело или нет, но шумиху подняли небывалую, да и в команде гремели те еще разборки. Оганесяна публично обвинили в сдаче матча, хотя никаких доказательств тому не было, затем пропечатали грязным фельетоном на тему звездности… Сам Хорен отказался говорить на болезненную для него тему. Его подвергли бессрочной дисквалификации. Играть в высшей лиге ему запретили. (Одна из версий гласит, что Оганесяну не простили намерение перейти в московский «Спартак», но в целом — дело ясное, что дело темное. — Ред.) На долгое время Хорен позабыл о футболе — правда, неплохо поработал с «Искрой» (будущим «Бананцем»), выведя ее во вторую лигу). Ну а в 1989 году ему пришло приглашение поучаствовать в прощальном матче Олега Блохина. К тому времени Оганесян уже прилично набрал в весе (11 кило сверх нормы), и никто не думал, что он вернется в большой футбол. Наверное, по этой причине и на дисквалификацию уже никто не обращал внимания.

В 1990 году Оганесяна пригласил в перволиговый «Пахтакор» новый наставник ташкентцев Федор Новиков. «Вы знаете, — вспоминал Хорен Георгиевич — какой у меня вес? И сколько лет не играю?» — «Знаем». — Решили еще раз созвониться через три недели — а я пока постараюсь килограммы свои сбросить. Все три недели бегал по сугробам возле Республиканского стадиона. Перезванивают: «Ну что, согласен? Придешь?»

— «Приду». Но сбросил только три килограмма. Восемь потом согнал. Оказалось, «Пахтакор» о высшей лиге и не мечтает, а я только на команду взглянул, сразу говорю: можем выйти! Начали играть. Играл бы со мной Игорь Шквырин еще в «Арарате» — все бы рекорды результативности побил, ручаюсь. Та наша связка в «Пахтакоре» — это потолок! Мяч у меня, уже знаю, куда он бежит… А бежал он здорово. И бил тоже«.

«Пахтакор» завершил сезон на втором месте, и вместе с победителем, владикавказcким «Спартаком», а также с запорожским «Металлургом» и московским «Локомотивом», которые расположились в итоговой турнирной таблице вслед за «Пахтакором», вышел в высшую лигу.

В последнем первенстве Союза «Пахтакор» занял 14‑е место (не без безобразий, но это совсем другая история), но до конца чемпионата Оганесян не доиграл и близко. 13 мая 1991 года в Ташкенте Олег Лужный влетел под него в подкате и порвал ахиллово сухожилие. Несмотря на успешную операцию в Греции, советский футбол для Оганесяна закончился — впрочем, в этом плане к нему вскоре присоединились все остальные. Неугомонный Хорен успел немного попылить в независимой Армении и даже стал чемпионом страны. Затем перешел на тренерскую стезю, возглавлял одно время сборную Армении, поработал в Ливане и Узбекистане. Сейчас на заслуженном отдыхе.

Беккенбауэр высоко ценил «Арарат»

— Хорен, вам известны примеры в истории футбола наподобие вашего чтоб игрок дебютировал в Лиге чемпионов, да еще и против команды топ-класса?

— Честно говоря, это удивительно! Представить такое сейчас немыслимо. Насколько я помню, в том матче на замену вышел не только я, но и знаменитый КарлХайнц Румменигге. Как и я, Румменигге только-только делал первые шаги в футболе. То был его первый сезон в футболе. Мы уступили будущему победителю Кубка чемпионов. Мы сошли с дистанции на стадии 1/4 финала, а «Бавария» через несколько месяцев в финале одолела английский «Лидс» (2:0. Румменигге за финалом наблюдал со скамьи. Интересен и тот факт, что лучшими бомбардирами того розыгрыша КЕЧ стали ереванец Эдуард Маркаров и баварец Герд Мюллер, забившие по 5 мячей. — авт.)

 Кому или чему вы обязаны таким дебютом?

— Только Виктору Маслову! Не каждый тренер осмелится выпустить необстрелянного футболиста в столь важный момент. Маслов был очень грамотным специалистом и замечательным человеком. Я всем ему обязан. Жаль, что он потренировал «Арарат» так мало. В Ереван он попал по рекомендации Никиты Симоняна. Куда бы Маслов ни приходил, он везде добивался результатов, брал чемпионаты и Кубки СССР. «Арарат» Маслов привел к победе в Кубке СССР‑1975.

Тренера оценивают по результатам. У Маслова этих достижений много. Он побеждал в Союзе с московским «Торпедо», трижды брал чемпионство с киевским «Динамо» и за сезон с нами взял Кубок СССР. Великий тренер и человек! В «Арарате» свой тренерский путь, к слову, и завершил… (Виктор Александрович Маслов ушел из жизни в 1977 году. Ему было всего лишь 67. — ред.)

— На первый матч с «Баварией» в Мюнхен вы не летали?

— Нет. Маслов принял команду в конце 1974‑го. С «Баварией» мы играли ранней весной, и это были его первые матчи в качестве тренера «Арарата».

— Правда, что Беккенбауэр перед началом ответной встречи пытался уговорить Заназаняна сыграть 0:0, но Оганес отказался?

— Как такое может быть? Откуда вы взяли?

— Со слов Заназаняна.

— И что бы это нам дало? Нам нужно было побеждать минимум 2:0. Приятно, конечно, что Беккенбауэр высоко нас ценил, но, к нашей чести, мы доказали Беккенбауэру, что можем обыграть «Баварию».

— Стоило вам только выйти на поле, как руку сломал капитан Заназанян. Это случилось при счете 1:0. Без вожака было уже невозможно дожать «Баварию»?

— Он не сразу сломал. Минут десять я уже точно отыграл. А потом Заназанян на ровном месте неудачно наступил на мяч, упал и сломал руку. (На 74‑й минуте. — ред.) Вместо него Маслов выпустил Назара Петросяна. Но забить второй мяч, увы, мы не смогли.

— Как вы отыграли свои полчаса?

— А вы представьте себя на моем месте! Стадион «Раздан» переполнен, 70 тысяч болельщиков гонят «Арарат» вперед! Первая моя игра. Я выхожу против команды, в составе которой семь чемпионов мира — один лучше другого. В этом котле я и растворился.

(Шесть — Майер, Шварценбек, Беккенбауэр, Каппельманн, Хёнесс, Мюллер. Седьмой — Брайтнер — уже ушел в «Реал». — ред.)

— С Беккенбауэром хоть раз столкнулись?

— Футбол — контактный вид спорта. Естественно, мы несколько раз сошлись в мини-спаррингах. Приятно вспоминать такие моменты. Беккенбауэр выдающаяся личность, один из лучших футболистов за всю историю футбола.

 А кто был лучшим у «Баварии» на поле?

— Да у них все хорошо сыграли. Могу сказать точно, что лучшего нападающего мира Герда Мюллера выключил из игры наш защитник Армен Саркисян. Мюллер был человеком-голом, забивал с полумомента, с любой точки штрафной площадки. Но мы перекрыли ему кислород. И не только ему. Поэтому и выиграли 1:0.

 Свою первую футболку из своей большой коллекции заполучили с того матча?

— Да. Не помню фамилию игрока, но это был одиннадцатый номер. (Рискну предположить, что это был Бернд Дюрнбергер. В мюнхенском матче он вышел именно под 11‑м номером. Дюрнбергер отыграл 13 сезонов за «Баварию», провел 375 матчей в Бундеслиге и забил 38 голов. Интересен он тем, что вместе с Хайнцем Стуем, голкипером «Аякса», Дюрнбергер делит весьма оригинальные лавры как выигравший практически все важнейшие клубные трофеи, но при этом не привлекавшийся в сборную своей страны.— авт.) (Не совсем так — в сборные ФРГ (юношескую, любительскую и даже вторую) Дюрнбергера всё же приглашали. 13 мая 1972 года западные немцы в Валенсии в рамках группового турнира Евро разнесли сборную СССР 4:0, и все четыре мяча на счету Бернда! В финале ФРГ уступила англичанам 0:2… Дюрнбергер был типичным универсальным солдатом, игравшим не на любимой позиции, а на той, какой нужно — начинал он форвардом, продолжил в полузащите и обороне. Его общая статистика в «Баварии» — 498/53, двух матчей до полуштуки не хватило. Стуй же вовсе не привлекался ни в какие сборные. Кстати, почему они чего-то там делят? Так у них же по 11 титулов в очень похожем наборе! У Дюрнбергера 3 КЕЧ, 1 Межконтиненталка, 5 чемпионств и 2 Кубка, а у Стуя на одно чемпионство меньше, на 1 Кубок больше. Ладно, отвлеклись… — ред.).

Хозяин «Анортосиса» возил нас по Кипру

 Через полгода «Арарат» уже играл в другом европейском турнире Кубке Кубков. Матч с «Анортосисом» чем больше запомнился: вашим дублем, пятью мячами Маркарова или итоговым счетом?

— Всем вместе! Выиграли 9:0, я был в шаге от хет-трика. Помню, что последний свой мяч Маркаров забил с моей передачи. Я мог сам забивать, но покатил ему. Тогда надо было отдавать мячи Маркарову (смеется). Тем самым Маркаров стал первым и единственным советским футболистом, который забил пять мячей в одном матче в еврокубках.

 Каким образом после 9:0 «Арарат» на Кипре вничью сыграл?

— А мы впервые играли на непривычном покрытии — гаревом поле. Знаете, это что-то! Стоило упасть и сразу на теле появлялась большая ссадина… Плюс после 9:0 мы вышли расслабленными и дурака валяли. По-моему, «Анортосис» первым забил и нам пришлось отыгрываться (наоборот. — авт.). Но мне больше вспоминается не сам матч, а околофутбольные события. Хозяин клуба «Анортосиса» владел большими гостиницами по всему Кипру. Он заказал нам автобус и возил три часа по Кипру, показывая свои владения. Хвастался (смеется). Как я уже говорил, результат первого матча позволял нам расслабиться.

 Вы играли в Фамагусте (так гласит статистика) в 1975‑м. Но в 1974 году Фамагусту оккупировали турки. Из города было полностью эвакуировано греческое население, многие греки бежали после бомбардировок, проведённых турецкой авиацией. Фамагуста уже предстала перед вами городом-призраком?

— Так мы не играли в Фамагусте. Там всё уже было закрыто из-за войны. Стояли военные, никого не пускали. Матч проводили в Никосии. Помимо этого, мы тяжело добирались на Кипр. Летели через Бейрут. Ливан накрыла кровавая гражданская война. И когда мы прилетели в Бейрут, в аэропорту услышали настоящую перестрелку. Из самолета не выходили. Видите, какие времена были. В Ливане гражданская война, на Кипре турки с греками устроили разборки, а мы летаем рядом. Но страшно не было. Мы футболисты, а не боевики. Мы прилетали играть в футбол. Чего бояться?

— Поездка в Лондон в гости к «Вест Хэму» хоть спокойной была?

— Это совершенно другой мир. Жаль, погулять по Лондону, как по Кипру, не удалось. Тоже прилетели за день до игры, но матч был очень серьезным. Несколько часов по Лондону пробежались, и всё.

 По каким местам?

— Если б я знал! Да и не вспомнишь уже эти названия… События на поле лучше запоминаются. В первом матче в Ереване сыграли вничью 1:1. Более курьезного мяча «Арарат» в своей истории не забивал. Вратарь «Вест Хэма» после того, как англичане повели в счете, стал играть несколько картинно — остановился во вратарской площади, начал перебрасывать мяч из руки в руку. На какуюто долю секунды он потерял контроль над мячом. Самвел Петросян вначале выбил мяч головой из его рук, а затем в падении повторным ударом головы забил в ворота. В Лондоне первый тайм мы проиграли 0:2, но при этом боковой судья поднял флаг, когда я забил чистый мяч. А как только начался второй тайм, Назар Петросян забивает гол. Представляете? Счет мог уже быть 2:2, и уже мы по сумме проходили бы дальше! Моменты были туда-сюда, но «Вест Хэму» больше повезло — теперь они уже курьезный мяч забили, но из пятиметрового офсайда. Стадион даже начал свистеть, представляете? Короче, проиграли несправедливо — 1:3.

Как Оганесян Марадону в Аргентине обыгрывал

— В сборную СССР вы попали в 24 года. Сугубо по протекции Бескова?

— Да. По-моему, первый матч я сыграл в конце 1979 года с немцами в Тбилиси. Хорошо играли, но уступили 1:3 и, кстати, нам два мяча забил Румменигге (дебютировал Хорен чуть раньше. В товарищеской игре с румынами, 3:1. — авт.). После того я уже активно и на постоянной основе играл в сборной до 1985 года!

— Какая неудача больше шокировала: невыход в финал ОИ или полуфинал ЧМ‑1982?

— Оба поражения досадны. Олимпийское золото было на расстоянии вытянутой руки. Мы видели себя чемпионами с медалями на груди, так как очень легко шли по турнирной дистанции, пока не наткнулись на ГДР в полуфинале.

В этом матче я не играл. Наши ребята смотрелись лучше, но не всегда побеждаешь, когда выглядишь сильнее. А в матче за третье место я уже вышел и забил югославам. На ЧМ‑1982 сборная тоже была очень сильная. В полуфинал не попали всего лишь из-за худшей разницы мячей на втором групповом этапе, когда было три команды.

— Интересно, что во время подготовки к испанскому мундиалю СССР провел два матча в испансках анклавах — Сеуте и Мелилье. Вы тогда и представить не могли, что на территории Марокко есть испанские города?

— Это было очень интересно и удивительно. Но для нас это были прогулочные соперники, побеждали, не затрачивая особых усилий.

— А на вечер пересекали границу и шли в Марокко пивка пригубить?

— Да ну! Как?! В любом случае, было весело играть в Африке, но на территории Испании. Сейчас эти места тоже считаются Испанией, не знаете?

— Да. Испания их спокойно удерживает. Марокко особо не усердствует насчет этих территорий…

— Но, если честно, намного интереснее было сыграть против чемпиона мира Аргентины за несколько месяцев до старта мирового первенства. Между прочим, это была уже не первая наша поездка в Аргентину. В конце 1980 года мы наведались в Мардель-Плату и сыграли ничейку 1:1. В дебюте игры мы с Марадоной обменялись голами. А в 82‑м нам забил не Марадона, а Диас. И снова мы отыгрались, я забил головой. В первом случае — обводящим ударом… Оба раза аргентинцы играли абсолютно боевым составом — тем, что побеждал на чемпионате мира‑1978. Потом все газеты писали не о том, что СССР дважды сыграл вничью с Аргентиной, а что Оганесян обыграл Марадону 2:1. По голам (смеется).

Два судейских произвола за два года

 Какие задачи ставились перед СССР, учитывая, что на равных играли с чемпионами мира, но после 12‑летнего перерыва выступлений на ЧМ?

— Для начала — выход из первой пульки, а затем по ситуации. Дело в том, что на втором этапе подгруппа уже состояла не из четырех команд, а из трех, но при этом в полуфинал выходила только одна команда. Польша опередила СССР только потому, что забила больше мячей бельгийцам. Очень досадно, потому что в полуфинале мы встретились бы с итальянцами, с которыми СССР всегда хорошо играл. Могли бы повторить результат ЧМ‑66, а может, даже и превзойти его. По составу у нас была громкая сборная. Я со многими до сих пор общаюсь. Коллектив был просто потрясающий, начиная Дасаевым и заканчивая Блохиным.

— ЧМ‑1982 вы начинали на скамье. Что переменилось на втором этапе?

— Снова надо отдать должное Бескову. Он — великий тренер. В одном ряду с Лобановским стоит. Он настоял на том, чтобы я вышел, и не прогадал.

— А какие при этом у вас были отношения с Лобановским?

— Абсолютно нормальные. У меня никогда ни с кем не было трений.

— С Бразилией СССР засудили?

— Чистый пенальти не поставили при счете 1:1 за снос Блохина. Все видели нарушение правил, только арбитр был слеп. А затем Бразилия забила второй победный мяч. А могло быть наоборот — 2:1 в нашу пользу! Это не единичный случай, когда открыто засуживали нашу сборную. Самая вопиющая несправедливость случилась в Португалии, из-за чего сборная СССР не попала на чемпионат Европы 1984 года. В наши ворота поставили 11‑метровый, когда нарушение произошло явно за штрафной. Пенальти португальцы реализовали, победили 1:0 и квалифицировались в финальную пульку. Были и другие случаи, но не такие очевидные и не стоившие нам слишком дорого. А эти два момента очень больно вспоминать… Когда я находился в сборной, СССР редко проигрывал. За более чем тридцать моих матчей, по-моему, только два или три раза. Во всех остальных случаях побеждали либо вничью играли. А в тех, что проиграли, очень многое на совести арбитров. Вот так!

— Второй групповой этап ЧМ‑1982. Что негативно повлияло на игру сборной?

— Травмы некоторых ребят и перерыв в девять дней между окончанием первого этапа и началом второго. Это выбило из ритма. Было видно — чего-то не хватает нам в играх с Бельгией и Польшей. Свежести, что ли? Поляки ничем лучше не были, просто забили три мяча бельгийцам. В игре с нами у них не было ни одного момента. Отстояли устраивающие 0:0, и всё.

Поляки свинью подложили

 Гол бельгийцам он круто повлиял на ваши позиции в сборной?

— Абсолютно никак! Переломным моментом он точно не был. Я ведь и раньше забивал. Сделал свое дело — ни больше ни меньше. В сборной СССР все игроки были в авторитете. Все замечательные люди и все делали одно общее дело.

— Принято считать, что неудача с Польшей  тактический промах тренеров, выставивших на игру пять защитников, когда надо было атаковать.

— Бросьте! Я не хочу осуждать кого-либо. Получилось так, как получилось. Поезд уже далеко ушел.

 Балтаче очень понравился формат турнира ЧМ‑1982, по его словам лучший из всех возможных. А вам?

— А мне — нет. Второй групповой раунд — ерунда! После групп надо играть по олимпийской системе. Выдумали черт знает что.

 Какой самый зрелищный ЧМ в истории?

— Вот испанский 1982 года. Это не только мое мнение, а общепринятый факт. Ну и классный чемпионат мира в Бразилии в 2014 году состоялся. Все команды были здорово подготовлены. Плей-офф получился интересным. И что очень важно — в самых решающих фазах плей-офф выступили сильнейшие сборные мира, без всяких выскочек.

— Вы вспоминали Португалию. Но все же: на чьей совести пролет мимо Евро, не только же французского арбитра Конрата?

— Еще полякам «спасибо» сказать надо. Свинью нам подсунули. В том смысле, что в игре с португальцами на своем поле даже не сопротивлялись. Тоже такой деликатный момент… Я не хочу говорить, что это был чистый слив, но проиграли поляки непривычно без борьбы.

— Но СССР и сам виноват. Как можно вынести дома Португалию 5:0, а потом проиграть 0:1?

— Так бывает. Но снова возвращаемся к злосчастному пенальти. Не поставили бы его — СССР выступил бы на ЧЕ‑1984.

 Но ведь и по игре СССР ничего не показал. Открыто рассчитывали на 0:0 и даже не помышляли об атаке!

— Ну да. С другой стороны, как не вспомнить мой момент за десять минут до конца игры? Если бы я забил, сыграли б 1:1.

— Расставание со сборной у вас получилось болезненным. Что там произошло?

— В 1984 году сборную возглавил Малофеев. Играли мы здорово, но потом он неожиданно решил создавать новую команду и убрал из сборной «стариков», человек шесть-семь, включая Чивадзе, Блохина, меня. Но этот его эксперимент не прошел. Его потом сняли и вернули Лобановского. Но к тому моменту меня уже в футболе не было из-за всем известной выдуманной истории с дисквалификацией. Я закончил играть в футбол, но через четыре года вернулся в «Пахтакор» и помог ташкентской команде попасть в высшую лигу.

Как «Арарат» отправил «Спартак» в первую лигу

— Победа в Кубке СССР‑1975. Почему не сыграли в финале?

— Травма. Пять швов наложили на ногу после игры в Днепропетровске. Защитник Найда прыгнул в меня сзади и травмировал. Я выпал из игры на месяц и как раз пропустил финальную встречу на Кубок СССР. Во всех остальных стадиях постоянно играл.

— В финале встретились чемпионы СССР 1972 года и 1973‑го. В 1975 году «Арарат» дважды победил «Зарю» в чемпионате СССР. Кубок ереванцы тоже взяли закономерно?

— Да! Я полетел в Москву и был с командой, наблюдая за финалом с трибун. «Заря» хоть и открыла счет, но «Арарат» еще в первом тайме два мяча забил. Победили без особых проблем.

 Почему уже через год и «Арарат», и «Заря» боролись за выживание в первенстве СССР?

— По «Заре» не берусь судить, а вот в «Арарате» началась чехарда со сменой тренера и омолаживанием состава. Так омолаживали, что едва до первой лиги не довели. Перед последним туром сложилась такая ситуация, что мы со «Спартаком» боролись за выживание. И параллельно против двух лидеров — «Арарат» против «Торпедо», а «Спартак» гостил в Киеве. Мы сыграли вничью в Москве и остались в высшей лиге.

— Вничью сыграли за тур до конца в Москве, но с «Динамо» (Москва). А чемпиона «Торпедо» в последнем туре вы обыграли дома в Ереване 1:0. Можно сказать, «Арарату» отчасти повезло, что «Торпедо» досрочно оформило золото?

— Я не могу уже сказать, что и как там было, но в высшей лиге мы остались, а «Спартак» (Москва) занял 15‑е место и последовал в первую лигу. Но вылетел по делу — уж очень плохо играл в том сезоне. Вот вам показатель силы союзного первенства! В 1976 году, как вы знаете, проводилось два чемпионата. И вот представьте, что осенью «Арарат» стоял на грани вылета, а перед этим в весеннем чемпионате едва не стал чемпионом. Отдали чемпионство московскому «Динамо» на последних минутах. Как в финале с «Зарей», так и в решающем матче с «Динамо» (Москва) я не сыграл. Только теперь из-за перебора карточек. «Арарат» устраивала ничья, но мы проиграли в Москве 0:1.

— Как вы вообще восприняли идею проведения двух чемпионатов в 1976 году? Большего бреда нельзя было придумать?

— Понятно, что ерунда. Надо играть один нормальный чемпионат. У нас в Армении сейчас тоже поменяли формат чемпионата, снова перешли на «осень-весна». На кой, спрашивается? Наш климат не подходит под эту систему, поля не готовы. Хуже могли только придумать послематчевые пенальти в СССР (смеется). Нонсенс. Команды играют вничью и пробивают пенальти, чтоб очки распределить.

— Какие недостатки были в чемпионате СССР?

— Почти не было. У нас был отличнейший чемпионат, как сейчас в Англии и Германии. Он был одним из лучших в мире.

Дубль за год

— Как вы относились к киевскому «Динамо»?

— С огромным уважением! У них всегда была очень сильная команда. Они игрой доказывали, что были лучшей командой в СССР. Кто играл в сборной — все мои друзья. Передавайте всем большой привет!

— На киевское «Динамо» не сильно обиделись, когда они вас 7:0 бабахнули в 1984‑м?

— Что вы, какие обиды! Если обыграли, значит, по делу.

— Карьеру вы завершили из-за грубого подката Олега Лужного. Зла на него не держите?

— Он же неумышленно. Это было в Ташкенте. Игра была напряженная. Мы вели в счете 2:0, и за шесть минут до конца Лужный исполнил подкат, да так, что порвал мне ахилл. Пришлось досрочно закончить карьеру игрока и начать тренерскую. Поехал помогать Заяеву в «Таврию». Успешно получилось. Стали первыми чемпионами независимой Украины. А потом я вернулся в Армению и тоже стал чемпионом. Вот такой дубль сделал за год (смеется).

 Где в Союзе приятнее всего игралось?

— Где выигрываешь — там и приятно играть. А где проигрываешь — там не очень (смеется).

— С кем «Арарат» дружил в Союзе?

— Какой смысл вы вкладываете в понятие дружбы?

 Дружеские отношения между коллективами, такие, как, например, у тбилисцев и киевлян!

— Я не скажу, чтобы командами мы с кем-то дружили. Отдельно футболистами — да, но не командами.

— Самые горячие матчи «Арарат» проводил против «Нефтчи»?

— Ну вот вы уже затрагиваете национальные вопросы (смеется). Футбол вне политики. Конечно, у нас особые счеты, поэтому матчи всегда выходили жаркими. У нас на Кавказе свой локальный интерес. У «Динамо» (Киев) были свои отношения со «Спартаком» и вообще с москвичами, а у «Арарата» точно такие же с «Нефтчи» и «Динамо» (Тбилиси).

— Самый памятный матч?

— В 1981 году мы у «Нефтчи» 6:1 выиграли. В первом тайме вели 3:0, я оформил хет-трик. А в 1982‑м победили 3:0, один из голов я забил в падении через себя, и этот мяч признали лучшим голом сезона в 1982 году.

— Сколько хет-триков за карьеру оформили?

— Я не статистик, счет голам не вел. Как-то забил четыре мяча «Нистру». Думаю, два или три раза.

 21 апреля 1985 года. «Нефтчи» «Арарат». Вы действительно аплодировали голу «Нефтчи»?

— Не стоит ворошить прошлое, хорошо?

 Как скажете. С Гамлетом Мхитаряном хорошо дружили?

— Конечно! Я был его посаженным отцом на свадьбе.

— Сын Генрих полностью пошел в отца?

— Гамлет тоже здорово играл. Крепким парнем был. Но играл немного в другой манере, чем Генрих, хотя тоже забивал очень много. Видно, бомбардирская наследственность передалась Генриху. К сожалению, Гамлет очень рано ушел из-за болезни.

(Опухоль мозга. Генриху было всего семь лет, когда отца не стало. Самый яркий же свой сезон в «Арарате» Гамлет выдал в 1984 году, когда боролся за звание лучшего бомбардира. В чемпионате‑1984 Гамлет Мхитарян сделал три хет-трика и один покер, забил 18 мячей и на один гол отстал от ростовчанина Сергея Андреева. — авт.).

 Вы любили обмениваться футболками. Сколько в вашей коллекции футболок и какая самая ценная?

— Марадоны, Платини, Зико. Но я все раздарил. Не помню, куда задевал майку Марадоны. Только футболку Зико себе сохранил.

— Составьте идеальную сборную СССР всех времен!

— Чтоб никого не забыть, возьмем весь состав 1982 года, который играл на чемпионате мира. Всю заявку, я имею в виду. Никого не стоит исключать из той прекрасной команды!

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ, «Футбол»

28.01.2016, 17:04
Топ-матчи
Чемпионат Италии Кьево Дженоа - : - 5 декабря 20:00
Чемпионат Испании Депортиво Реал С-дад - : - 5 декабря 21:45
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити - : - 5 декабря 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть