Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Владимир ГЕНИНСОН: «Премьер-лиге нужно придать второе дыхание»

2016-03-08 22:57 В студии Радио Вести побывал новоизбранный президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон. Предлагаем вашему вниманию полную стенограмму ... Владимир ГЕНИНСОН: «Премьер-лиге нужно придать второе дыхание»

В студии Радио Вести побывал новоизбранный президент украинской Премьер-лиги Владимир Генинсон. Предлагаем вашему вниманию полную стенограмму эфира.

Владимир Генинсон (в центре)

Віктор Вацко:

— Пане Володимире, спочатку питання з «Фейсбука» від Ігора Лесіва: «Чому ви вирішили зайнятися саме футбольною діяльністю? Вам це цікаво більше з фінансової сторони чи ви хочете перевірити себе в ролі менеджера-реаніматора?».

Я додам від себе. У вас освіта економічна?

Владимир Генинсон:

— Да.

Віктор Вацко:

— Ви були тісно пов’язані із готельним бізнесом. Потім був період управління НСК «Олімпійський», потім Державний концерн «Спортивні арени України», минулого року ви в команді Андрія Павелка прийшли у Федерацію футболу України — виконавчим директором: відповідали за зв’язки з УЄФА і очолюєте атестаційний комітет Федерації футболу України.

Владимир Генинсон:

— На данный момент — да, так оно и есть.

Віктор Вацко:

— Так чому ви — економіст, успішний менеджер в готельному бізнесі вирішили себе спробувати у футбольному менеджменті. От, як ви відповісте Ігорю Лесіву на таке запитання?

Владимир Генинсон:

— На самом деле футбол — это игра масс, это та игра, которую с самого детства любят все дети. Как минимум — большая часть мужского населения. Также это та игра, которую я люблю с самого детства. Я играл в футбол до 13 лет. После этого перестал играть, и всегда был футбол рядышком где-то, в сердце. После того как я добился тех успехов, которых добился в своем бизнесе, у меня еще есть параллельно свой личный бизнес, кроме того, что я занимаюсь, и я решил себя действительно попробовать в футболе. Начал, как вы видите, где-то с мидлменеджмента — с середины, не с самого верха, и начал продвигаться наверх. С финансовой стороны тут вряд ли можно много заработать. Мы знаем, что та ситуация, которая сейчас в Украине, не позволяет зарабатывать много. А вот, как ризисменеджер, хочу себя попробовать. Один раз я уже доказал себе, что могу быть хорошим кризисменеджером.

Віктор Вацко:

— НСК «Олімпійський»…

Владимир Генинсон:

— Абсолютно верно. После этого мы занимались еще и «Ареной-Львов» — запускали проект. После этого — Дворец спорта. Только после этого уже был создан концерн. Сейчас стоит большой челендж. То есть, перед нами стоит очень большая задача — это Премьер-лига, это тот бренд, который существует, который узнаваем сейчас. Люди знают, что такое Премьер-лига. Просто ей нужно придать второе дыхание, вторую жизнь и запустить, как проект.

Віктор Вацко:

— Це — виклик для вас?

Владимир Генинсон:

— Конечно.

Віктор Вацко:

— Скажіть, будь-ласка, вас не насторожує той факт що ваша кандидатура була єдиною серед претендентів на пост президента Прем’єр-ліги? Чи не є це ознакою того, що наш футбол зараз, давайте прямо говорити, — у жахливому, тяжкому стані. І нічого доброго ця посада не гарантує. Ви ризикуєте іміджем.

Владимир Генинсон:

— Смотрите: имидж — это такая вещь, которую тынарабатываешь, и после этого ты пытаешся ее удержать или же продвинуть.

Віктор Вацко:

— Його важко напрацювати.

Владимир Генинсон:

— Абсолютно верно. Поэтому имидж на данный момент существует, то есть планка — высокая, и я попытаюсь ее еще поднять, как Бубка: поднимал каждый раз — на сантиметр, на два, и его рекорд держался очень долго.

Віктор Вацко:

— Просто імідж створюється роками, і його напрацьовувати важко. Навіть не імідж, а репутація.Але втратити…

Владимир Генинсон:

— В одну секунду можно.

Віктор Вацко:

— Так.

Владимир Генинсон:

— Вы задали вопрос по поводу единого кандидата. В моем манифесте, в моей предвыборной кампании, одним из пунктов было — единство кандидата: то есть. все клубы должны поддержать одного кандидата. Для чего это было сделано? Для того, чтобы нашелся, наконец-то тот человек, который сможет в данной ситуации объединить все клубы. Мы все знаем, что у нас есть несколько течений. Клубы между собой очень долго пытались соревноваться в спортивном принципе и не в спортивном принципе.

Віктор Вацко:

— В політичному…

Владимир Генинсон:

— Абсолютно верно. И происходила «гонка вооружений». На данном этапе это нужно прекратить и оставить только — спортивное поле. И тот кандидат, который устроит всех, должен быть равноудален от всех. Чтобы не было преференций ни одному клубу. Общаясь с собственниками и с высшим персоналом каждого клуба, очень часто слышал одно и тоже: не помогай нам, но и не мешай; дай нам те же права, которые есть у других клубов, и мы постараемся доказать себя на поле.

И еще один момент. Вы говорите, что не было мне конкурента. На самом деле, были люди, которые просили клубы их выдвинуть. Но, я так понимаю, что тот «Манифест», который я представил, был или очень убедительным, или я при встрече смог их убедить.

Віктор Вацко:

— А ви можете зараз коротко, тезово — про що у вашому «Маніфесті»? Що там прописано: головні завдання, напевне — не стільки завдання, скільки шляхи…

Владимир Генинсон:

— Я скажу три основные цели, которые у меня прописаны: это — единство кандидата, который равноудаленный; монетизация бренда, то есть,— взять бренд, наростить вокруг костей мяса и выпустить его на рынок; и третье, что самое главное, — это единый контент, единый пул телевизионных прав, чтобы создать единую картинку и выйти с этой картинкой на европейский рынок. Вот три тезы, которые были.

Віктор Вацко:

— Ви сказали, що спілкувалися із власниками клубів, з топ-менеджментом. В чому їх головні претензії до вашого попередника, до Прем’єр-ліги, як організації структури?

Владимир Генинсон:

— Давайте, як ви кажете — моїх попередників..

Віктор Вацко:

— Давайте, без попередників. В чому вони висловлювали свої найбільші претензії? Може не претензії, а що їм не подобалось, де вони бачать шляхи розвитку прогресу у цій взаємодії клуб-Ліга?

Владимир Генинсон:

— Первое — не хватало общения. Не хватало общения, как с первым лицом Премьер-лиги, так и каких-то заседаний, скажем так — открытых столов обсуждений, на которых можно положить все на стол, обсудить, поставить четкие строки реализации проблем и выйти уже с конкретным решением проблем обратно к собственникам и к менеджменту. В принципе — это первое.

Віктор Вацко:

— Комунікація…

Владимир Генинсон:

— Коммуникация, да. Но самое главное — не было с кем,.. не было общения. Второе, в принципе, что Премьер-лига, как таковая, не развивала свой бренд. Он действительно замер на уровне 2008-го года, когда был образован. У нас существует логотип, у нас существует название, но не существует под ним ничего материального. Кто это? Что это? Зачем эта Премьер-лига была создана? С одной стороны — знают люди, которые создавали, но большая часть людей — не знает, что это.

Віктор Вацко:

— Тобто вони це розуміли, і сім років спокійно до цього ставились. Так? Через сім років терпець урвався.

Ось ви зараз говорите, що клуби повинні були об’єднатися і висунути одного кандидата. Так, це сталося, і за вас було проголосовано одностайно. Я так розумію, що для вас одне із найважливіших, якщо не найважливіше, завдання на новому посту — консолідувати українські клуби, об’єднати їх. А клуби готові до консолідації? — З тих розмов, які були у вас з ними.

Владимир Генинсон:

— Да, и еще раз да! Потому, что прошел, как я уже сказал в начале программы, тот момент, когда была «гонка вооружений». Сейчас все хотят тишины и, действительно, спортивного принципа. Если вы послушаете спортивных функционеров, которые критикуют друг друга, они критикуют только спортивный принцип. Вы уже не слышите высоких заявлений, что вы принадлежите к той политической силе или к этой. Только — спортивный принцип.

Віктор Вацко:

— Вчора в програмі «Великий футбол» ви сказали про ребрендинг Прем’єр-ліги. Навіщо він потрібен? Поясніть, будь-ласка, що він дасть? — ваш погляд, ваше бачення цього.

Владимир Генинсон:

— Как минимум — вовлечение масс. Что такое ребрендинг? Нам не обязательно изменить все понимание о Премьер-лиге. То, что человек видит, это картинка, которая покупается. На самом деле маркетинг построен самым главным образом: покупают то, за что ты готов отдать деньги. Мы берем массы: детей, юношей, студентов и взрослое поколение. Как только они будут вовлечены в процесс разработки нового бренда, как только они сами будут заинтересованы в обсуждениях, это даст что-то внутреннее: да — мы часть того, что мы разработали. После того как ребрендинг пройдет, люди будут гордиться и говорить: «Вот, мы это выбрали вместе». После этого будет сделан социальный срез и будет понятно, что человеку нужно от Премьер-лиги? Когда новый продукт с тем же именем, но с новым имиджем, выбранным народом, выйдет на рынок, то люди, опять же, будут чувствовать причастность к этому. Только после этого можно будет создавать уже социальные программы вместе с новым брендом для привлечения людей и вовлечение в футбольную жизнь.

Віктор Вацко:

— Ви також вчора сказали, що розроблена довгострокова і короткострокова стратегія розвитку Прем’єр-ліги. А можна — детальніше про це? Насамперед — про короткострокову. Я розумію — це те, що буде найближчим часом втілено в життя.

Владимир Генинсон:

— На самом деле, краткосрочная — это то, что будет сделано до конца чемпионата и до старта следующего чемпионата.

Віктор Вацко:

— Оце зараз, мабуть, і найактуальніше і найцікавіше.

Владимир Генинсон:

— Это — самое главное. Началась оценка персонала, который уже существует. Опять же, как я говорил и обещал, с плеча никто не рубит, людей никто не увольняет. Есть консалтинговая компания, опять же, это не рекрутинговое агентство, это — консалтинговая компания, которая занимается адаптацией существующего персонала и переструктуризацией той структуры, которая существует, — на европейский уровень. Это крупная европейская компания. После того, как это будет сделано, в течении будущей недели, будут поставлены цели до окончания чемпионата. Первая цель, естественно, закончить успешно чемпионат и провести Суперкубок. После Суперкубка стартуем уже в новом чемпионате с новым брендом, с вовлечением социальных программ. У нас будет ряд программ связанных со студентами, со школьниками. То есть, именно мы привлекаем молодежь. Дальше будет видно. Это — краткосрочная.

Долгосрочная — это разработать календарь на три и на пять лет. Почему сразу на три и на пять? В те годы, когда у нас есть чемпионат Европы и Чемпионат мира, он будет чуть-чуть отличаться от тех лет, когда у нас нет чемпионата Европы. Мы будем знать заранее, да и все клубы будут знать, когда они должны прилететь в Украину, когда они могут улететь на сборы.

Віктор Вацко:

— Тобто, календар — незмінний. Не секрет, що, коли у нас в країні говорять про Прем’єр-лігу, то керівники клубів, топ-менеджмент клубів говорить про те, що головна мета її створення — це допомога клубам заробляти гроші: Прем’єр-ліга повинна допомагати клубам заробляти гроші. Зараз, наскільки я розумію, ви, з точки зору етики, не хочете обговорювати здобутки і фіаско попередників. То ж я хочу запитати вас про наступне. Ви вчора у програмі «Великий футбол» розповідали про загально-прийнятий у Європі розподіл джерел футбольних клубів у відповідності до фінансового «Fair Play»: 30 відсотків — трансферна діяльність — правильно?; 30 відсотків — маркетинг, як можна назвати,...

Владимир Генинсон:

— Финансовая деятельность клуба…

Віктор Вацко:

— 30 — права на трансляції і 10 відсотків, що залишаються в цьому аспекті, — це спонсорські надходження. У спілкуванні із керівниками українських клубів ви відчули бажання клубів перетворювати їх дітище в бізнес проект? Клуби як ставлять питання — для них повинна Прем’єр-ліга заробляти, чи вони самі будуть якісь кроки робити, для того, щоб заробляти?

Владимир Генинсон:

— На самом деле каждый клуб зарабатывает деньги сам для себя. Премьер-лига нужна для того, чтобы дать добавочные деньги, добавочный заработок плюс — разработать стратегию и продукт. Мы должны быть тем инструментом, который помогает зарабатывать деньги каждому клубу. Не только зарабатывать для них деньги, а и помогать зарабатывать им деньги.

Віктор Вацко:

— А ось зараз ви бачите, що клуби заробляють гроші? Переважна більшість українських клубів заробляє гроші? Вони повністю використовують такі поняття як трансферна діяльність — виховують і продають своїх футболістів; таке поняття як маркетинг — вони повністю використовують; таке поняття як спонсорські надходження? Навіть коли дивишся чемпіонат України, на форму команд, де в Європі в усіх — титульний спонсор, який приносить якісь прибутки. Наскільки успіх цієї діяльності залежить від самих клубів? Вони готові до цього? Вони зараз здатні це робити?

Владимир Генинсон:

— Конечно — готовы. Я, думаю, вы бы тоже не отказались от денег, если бы вам предложили точку продажи воды, например, и сказали: «Вот у вас есть заработок. 10 гривен вы получаете каждый день на своей работе. А вот еще здесь вы можете получать 100 гривен. Вы бы отказались от этого?».

Віктор Вацко:

— Звичайно б не відмовився. Але чесно скажу, я не бачу, що у нас усі клуби готові не відмовитися, а готові просувати ці моменти, ці ідеї…

Владимир Генинсон:

— Ну, я не вижу ни одного клуба, который бы отказался зарабатывать деньги внутри себя. А еще более того — пользоваться теми инструментами, которые Премьер-лига предложит им в будущем.

Віктор Вацко:

— Титульного спонсора луганської «Зорі» назвете?

Владимир Генинсон:

— Нет, не назову. Я могу только одно сказать, когда была ситуация в стране лучше, был первый и единственный титульный спонсор — пивной бренд, который не принадлежал собственнику — «Ноlsten», если вы помните? Хочет клуб — работает. На данный момент просто нужно найти того спонсора, который пойдет на это. Для этого нужно разработать стратегию. В каждом клубе есть маркетинговый отдел. Этот маркетинговый отдел сейчас работает сам по себе. В «Шахтере» — самый сильный, самый лучший. Вы видите, как оно работает, вы видите представленность бренда везде, где только возможно. В «Динамо» Киев также представленность бренда. Возьмите «Карпаты»... «Карпаты» тоже представляют свой бренд, где только можно. Но каждый работает разрозненно. Если создать рабочую группу Премьер-лиги из тех, кто умеет это делать, а «Шахтер» готов делиться своим опытом, «Динамо» готово делиться опытом. Сядем за один стол, обсудим и выработаем единую стратегию. После этого Премьер-лига получит ту возможность, что она сама начнет искать спонсоров под каждый клуб. Следующее, самое главное, и это тоже прописано в моем «Манифесте», — это привлечение европейского опыта. В УЕФА есть целое подразделение, которое учит маркетингу, маркетинговым концепциям, маркетинговым стратегиям. Они прилетают в Украину, делают срез, смотрят вовлеченность людей в футбольный рынок и говорят где у нас провал, а где — наоборот, мы можем поднять и привлечь людей. Они готовы взяться и прилететь в каждый клуб и обучать тот мидлменеджмент, который занимается маркетингом. Это будет долгосрочная программа, которая к следующему году будет уже внедрена.

Віктор Вацко:

— Бачите, зараз, відповідаючи на моє запитання, ви іншими словами сказали, що в нашому футболі з цим досі була проблема. Якщо потрібно, щоб заходили люди, вчили…

Владимир Генинсон:

— Учиться — никогда не поздно и учиться это — хорошо! Даже я продолжаю учиться и буду учиться до конца своих дней.

Віктор Вацко:

— Ну, але лише три клуби, які успішні в цьому аспекті на даний момент. Але, слава Богу, що в цьому напрямку є думки, і, я сподіваюсь, буде розвиток.

Ви дуже бурхливо, ретельно, категорично поставилися до такого питання, як єдиний ТБ-пул. Ви сказали, що якщо не буде єдиного телевізійного пулу, ви складете із себе повноваження.

Владимир Генинсон:

— Да, Виктор, это правда. Потому, что президент может состояться только в том случае если он, как говорят на улице, отвечает за свои слова. Я декларировал, что я создам продукт. Чтобы создать продукт, мне нужно получить на него права. Если прав у меня не будет, то я не смогу ничего создать. Точнее, я создам что-то: или полупродукт, или продукт, на который я не имею полного права. Продать такой продукт невозможно. Если нечего будет продавать, то мы не сможем зарабатывать деньги. Если мы не сможем зарабатывать деньги, то мы, опят же, вернемся в те года — просиживания на одном месте, Премьер-лига не будет развиваться. Да, конечно, причесать, взять красивую картинку, поменять бренд, рассказать, какая Премьер-лига теперь успешная, как мы начали красиво обучение. Все команды теперь умные, красивые. Но денег нам это не принесет.

Віктор Вацко:

— Тобто, єдиний телевізійний пул — це єдина можливість створення продукту?

Владимир Генинсон:

— Это одна из возможностей, которая нам даст развитие бренда. Мы все ведем к тому, что бренд должен развиваться, стать самоокупаемым, а после самоокупаемости, должен приносить деньги собственникам клубов.

Опять же, вы говорите, кто откажется от этих денег? Я бы посмотрел на это не так. Деньги должны идти не собственникам клубов в карман, а на развитие своих команд. И это то, что декларируют все собственники. Даже не собственники, а топ-менеджмент, который общается непосредственно с собственниками. И собственники, которые переживают за свой клуб, вместо того, чтобы вынимать из кармана деньги, могут взять деньги, которые зарабатывала Премьер-лига. И мы можем определить: вот в Запорожье — две команды на данный момент: или играло, или будет играть две команды — еще никто не знает. Но, у них проблема с освещением. Давайте деньги первого года вложим в инфраструктуру этого стадиона. На следующий год мы видим, что в Сумах прекрасный стадион, подрастает команда. Это та команда, которая может выйти. Опять же — инфраструктура. Кроме инфраструктур, мы можем в детский футбол вкладывать.

Віктор Вацко:

— Ви знаєте історію, ініційовану на початку нинішнього сезону донецьким «Олімпіком», який був незадоволений розподілом спонсорських коштів від чільного спонсора Прем’єр-ліги. Скажіть, будь-ласка, як ви бачите для себе цей процес: клуби будуть поінформовані до початку сезону, якщо у нас заходить спонсор ви отримаєте умовно кажучи — рівну частину коштів, чи залежно від місця в турнірній таблиці, якось цей момент — про розподіл спонсорських коштів серед клубів.

Владимир Генинсон:

— Смотрите, мы можем взять, например, ФИФА. Что у нас произошло? Не было прозрачности, начались суды, началось поднимание старого вороха. И докопались до чего докопались. Что у нас декларировал Инфантино первым делом? Прозрачность, прозрачность и еще раз прозрачность. Вот и я декларирую: у нас будет прозрачность! Чтобы что-то поделить, нужно что-то заработать. Если мы зарабатываем, это не важно — спонсор или там телевизионные права, или это какая-то финансовая помощь, которая пришла из «вне», мы берем энную сумму денег, которую заработала Премьер-лига. Она у нас на счетах. Вот только после этого, когда мы знаем, какая у нас сумма, собирается общее собрание, мы декларируем, сколько мы заработали. И после этого клубы решают: кому и как это распределить. Не будет больше один человек или отдельная организация, которая была и до сих пор пребывает собственности Премьер-лиги, решать как и кому распределять средства. Самый простой пример это то, что два транслятора на данный момент сделали предложения Премьер-лиге. Была озвучена энная сумма, и как они хотят распределить ее между клубами. Клубы на это не согласились. Было проведено три встречи, на которых присутствовали оба телетранслятора. Не договорились о сумме, но пришли к схеме распределения: если раньше хотели распределить 40% между всеми клубами, а все остальное добивалось очками, то есть, спортивный принцип — чем больше побед, тем больше очков; чем больше очков, тем больше сумма. То большая часть клубов сказала: «Мы не хотим 40%, мы хотим 50% и еще 25% — по очкам, и еще 25% — по победам». То есть, все это в открытом диалоге, в открытой беседе, все, как должно быть.

Премьер-лига планирует проводить совещания с собственниками или с представителями собственников. Мадженда будет подготовлена заранее. Будут все финансовые аспекты. Если будут вопросы, надо будет обсуждать. Будет создана рабочая группа, которая будет отрабатывать вопрос и выносить его на обсуждение, на голосование собственников.

Віктор Вацко:

— Прозорість — нічого не може бути краще. Скажіть, будь-ласка, ви виступали свого часу за Прем’єр-лігу складену із 16 команд. Враховуючи той факт, що у нас зараз великі проблеми із відповідністю клубів такому поняттю, як професіональний статус, чи змінилася ваша думка стосовно цього зараз, коли клуби проголосували і прийняли рішення про 12 команд у Прем’єр-лізі?

Владимир Генинсон:

— На данный момент эти два года, на которые проголосовали все клубы, называем «карантином», то есть, это тот минимум, который нужен для оздоровления Премьер-лиги. Но на самом деле, он также дает оздоровиться первой и второй лиге. Что сейчас должно произойти? В первой лиге подрастут те 5-6 мощных клубов, которые станут очень сильным середняком после этого в высшей лиге. То есть, на данный момент у нас есть 5-6 команд, которые более или менее равны друг другу в высшей лиге. Если к ним поднять на третий год, расширить опять до 16 команд еще 5-6, у нас будет очень интересный чемпионат. Да, у нас 2-3 клуба выделяются, но к ним подтягиваются уже следующие клубы, которые растут, и которые будут тоже в этой четверке, пятерке, шестерке

Віктор Вацко:

— Всі мі хочемо, щоб чемпіонат був цікавий, інтригуючий, привабливий. Привабливість чемпіонату це і ваше завдання, як Прем’єр-ліги, тому що вам і продукт потрібно продавати. А неможливо продати непривабливий продукт. Ви знаєте як зробити чемпіонат України привабливим? Особливо в контексті того, що найбільш впізнавані люди — зірки, які роблять будь-який Чемпіонат привабливим і яких запрошують у чемпіонати які розвиваються: Сполучені Штати, Китай, Японія. Зірки з чемпіонату України ідуть. То ж як зробити чемпіонат України привабливим?

Владимир Генинсон:

— Самое главное для того, чтобы он стал популярным и окупаемым, он должен стать по спортивному принципу — честным. Честность, прозрачность — после того, как мы этого добьемся на самом деле у нас сейчас все меньше и меньше скандалов, меньше и меньше интриг. Вы это видите. Теперь нам нужны те клубы, которые будут играть, и создавать центр. Это те клубы, которые будут отбирать очки у наших грандов. И это то, что позволит людям смотреть футбол и действительно верить в то, что, да, мы не знаем чем закончится игра «Ворсклы» против «Стали», «Стали» против «Металлурга» Запорожья, дай Бог, чтобы он вернулся с новыми силами. Вот что должно привлечь людей — интрига и еще раз интрига.

Віктор Вацко:

— Скажіть, будь-ласка, перерозподіл коштів спонсорських, від телетрансляцій, і так далі те про що ви щойно говорили, він же може вплинути на інтригу? Ви знаєте, що є така модель перерозподілу коштів, як іспанська, де такі гранди як «Барселона» і «Реал» отримують величезний відсоток від загальної кількості коштів, які отримує Ла-ліга. Є німецька модель, де клуби отримують практично рівні прибутки від такого поняття як кошти за права на телетрансляції. І Бундесліга — рівніша. В Іспанії є два гегемони. А ось українську модель цього перерозподілу ви якою вбачаєте?

Владимир Генинсон:

— Мое видение такое: после того, как продукт будет создан, мы его оценим. Первым делом мы должны вывести справедливую рыночную стоимость нашего продукта на украинском рынке. Все деньги, которые будут заработаны на нашем рынке, я считаю, должны быть поделены равными порциями между всеми клубами. Второй этап, где больше денег — это, естественно, международные права. Тут уже больше должна работать система английской Премьер-лиги: те, которые играют в Европе и представляют нас в Европе, должны получать большую часть, но, обязательно, нельзя забывать и тех, кто играет в чемпионате Украины. Они тоже должны получать деньги. Поэтому должна быть и стабильная часть —между всеми, и должна быть та часть, которую клубы добились, вложили больше сил, больше усилий, больше побед, вывели нас в Европу и представляют Украину в Европе.

Віктор Вацко:

— Це мудро і справедливо.

Владимир Генинсон:

— Будем стараться.

Віктор Вацко:

— Принаймні, так воно виглядає. Скажіть, буд-ласка, Вам не здається, що на даний момент не надто доречно примушувати клуби української Прем’єр-ліги утримувати команди U-21, U-19. Це додаткові фінанси і витрати, на які всі скаржаться, і це додаткове навантаження на клуби першої ліги, які зараз десь відповідають, можливо, принципам фінансового «Fair Play», принципам стабільності, але в них є одна команда у першій лізі. Коли ти виходиш у Прем’єр-лігу, потрібно утримувати — три. Є команди багаті, які вважають, що для їхнього розвитку потрібно утримувати команду U-21. Єпринцип тієї ж Іспанії чи інших країн, де молодіжні команди можуть грати в нижчих дивізіонах. Але там ніхто на примушує клуби мати ці команди. В нас зараз працює примусовість.

Владимир Генинсон:

— Я не слышал ни одного клуба, который бы на данный момент отказался или бы добровольно сказал: «Мы не хотим удерживать эту команду». Да, это дополнительная нагрузка. Но с другой стороны, каждый клуб может привлекать своих игроков, которых он растит. Это наигранный опыт. Более того, это те игроки, которые потом могут быть выставлены на трансферы.

Віктор Вацко:

— Ви говорили нещодавно про таке поняття, як чесна гра.

Владимир Генинсон:

— Совершенно верно.

Віктор Вацко:

— Згадувати осінь, що у нас відбувалося у U-21турнірах і U-19?

Владимир Генинсон:

— Все, что было до этого, мы оставили. Мы будем через год опять общаться…

Віктор Вацко:

— Тобто, клуби зараз не піднімають цього питання, їх все влаштовує, все гаразд. Так? Тобто це не б’є по їхніх бюджетах?

Владимир Генинсон:

— Конечно бьет. Но, пока что, я не слышал ни от одного клуба, что они хотят отказаться.

Віктор Вацко:

— Терплять.

Слава Варда:

Дмитрий Макаров вопрос к Владимиру:

— Вы постоянно делаете сэлфи. Где можно найти контент?

Владимир Генинсон:

— В моем телефоне.

Слава Варда:

Алексндр Турчин:

Чи є у вас улюблений клуб. Необов’язково український?

Владимир Генинсон:

— Да — «Челси».

Слава Варда:

Влад Пригода:

— Представители «Волыни» Луцк говорят, что они будут играть в новом сезоне во второй лиге. Но по регламенту, — утверждает наш слушатель,— нужно в таком случае начинать с аматоров. Это норма УЕФА. Как будет в этом случае действовать УПЛ?

Владимир Генинсон:

— Абсолютно верно. Клуб не может сразу начать со второй лиги. Во всяком случае, если будет клуб допущен к соревнованиям во второй лиге, он останется полностью со своими долгами. То есть, он будет понижен в классе, но он будет правоприемником всех своих долгов. Если клуб хочет избавиться от всех своих долгов, то на самом деле нужно похоронить клуб, начать с аматоров. Отыграть не полкруга, а полный цикл. И только после этого перейти во вторую лигу, первую и высшую.

Слава Варда:

— То есть, если я правильно понимаю, вы категоричны в том, что должен…

Владимир Генинсон:

— Это не я. Это требования УЕФА и лицензирования клубов.

Слава Варда:

— Дальше — Славик Зарудный:

— Ну, с чемпионатом уже вроде бы все решили: 12 команд и два этапа. А что, по вашему мнению, нужно делать с Кубком. Мне лично очень нравится формат Кубка Турции сезона 2012/13: после раунда 1/8 восемь команд были разделены на две группы по 4 команды. В группах команды сыграли каждый с каждым — по 2 матча — один дома, один на выезде. Победитель группы и команды, занявшие вторые места, вышли в полуфинал.

Такая вот справка и вопрос том, что делать с Кубком?

Владимир Генинсон:

— Если мое личное мнение — мне нравится не только Кубок Украины. Я бы хотел еще создать Кубок Лиги. Да, у нас немножко не будет хватать дат, но, в принципе, это возможно сделать, если постараться. Это вопрос, который мы зададим представителям клубов: «Как они хотят видеть формат Кубка?». Опять же, решать — им, играть — им. И в чемпионате играют они, а не мы.

Слава Варда:

Віктор Багаєв:

— Наскільки болісним передбачається скорочення персоналу УПЛ?

Владимир Генинсон:

— Вопрос непонятен, но постараюсь ответить. Любую структуру можно оптимизировать, не сокращая персонал. То есть, те люди, которые присутствуют внутри структуры могут быть или переформатированы, или получить дополнительную нагрузку. Насколько будет сокращен? Не знаю. Это будет в течение недели известно.

Слава Варда:

— Модель якого чемпіонату ви хотіли б бачити в Україні? — Олександр Турчин.

Владимир Генинсон:

— Англия.

Слава Варда:

Алекс Сергиевич:

— Как можно переубедить два конкурирующих медиахолдинга отдать права на трансляцию УПЛ и создать единый пул?

Владимир Генинсон:

— На данный момент я могу заявить со 100-процентной уверенностью, что оба телетранслятора договорились. То есть, тут никого не нужно переубеждать. Сейчас последнее слово за всеми клубами. Как только клубы станут едиными и договорятся, можно будет садиться за стол переговоров, который я возглавлю — между телетрансляторами и между клубами.

Слава Варда:

Алекс Ізовій:

— Чи є схема боротьби із грою в тоталізатордеякими клубами?

Владимир Генинсон:

— Есть Закон, который был принят.

Слава Варда:

Зі своїм величезним досвідом ви можете займати посаду в будь-якій європейській країні. Чи не виникає бажання покинути все та повернутися за кордон?

Владимир Генинсон:

— Нет, я… Нет. Нисколечко!

Слава Варда:

Виталий Сухинин:

— Уважаемый Владимир, расскажите, какой опыт каких футбольных лиг изучался и учитывался при принятии решения о системе проведения соревнований в следующем году. Если команда снимается из-за финансовых проблем, что делать дальше? Будут ли наказания за невыполнение условий?

Владимир Генинсон:

— Голландия, Бельгия, Израиль, Казахстан. Это те модели, которые рассматривались, потому что — плавающие чемпионаты — от 12 до 14 команд. Это те, что рассматривались. Если команда снимается посредине чемпионата, она уже сама себя наказала. Никаких наказаний не должно быть дальше.

Слава Варда:

Толік Цуп’ящук:

Чого повинна досягнути ПФЛ, щоби ви могли з впевненістю сказати, що ваш план розвитку виконаний і головні аспекти українського футболу потрібно покращити, аби він був цікавий вболівальникові, телетрансляторам, спонсорам та іноземним партнерам?

Владимир Генинсон:

— Первое — Премьер-лига должна перестать жить за деньги собственников клубов; второе — Премьер-лига должна забрать на себя полностью арбитраж. То есть, на данный момент клубы платят не только взносы, они еще оплачивают полностью арбитраж. А, что нужно, чтобы Лига стала интересней? Я думаю, надо создать ту картинку и тот контент, ради которого болельщик будет ждать вот той минуты, когда, наконец, будет картинка и Премьер-лига будет на той картинке и начнется первый матч.

Слава Варда:

Дмитрий Макаров спрашивает у вас:

— Какие трудности вы ощутили уже сегодня, находясь на своей должности, и какими вы видите дальнейшие пять лет в судьбе УПЛ?

Владимир Генинсон:

— Первая трудность — это Виктор Вацко, который задает все время финансовые вопросы, которые я еще не могу просчитать.

Слава Варда:

— Виктор тем и заменит. У него такая работа.

Владимир Генинсон:

— На пять лет — это стратегия единого календаря; второе — возврат к 16 командам; и третье, опять же, — это заработок денег.

Слава Варда:

-Дальше иду по вопросам. Про «Челси» — это вот сейчас пишут:

— Відвідували матчі «Челсі»? Може навіть вболівали за «Челсі» у матчі проти «Динамо» у Лізі чемпіонів?

Владимир Генинсон:

— Последние два года, из-за очень напряженого графика, не был ни на одном матче. Последний матч — это был «Челси» — «Свонси», дома, 2:2, 92-я минута «Свонси» сравняла — два года тому назад.

Слава Варда:

— Вот, что значит точность в цифрах!

Алекс Изовий:

— Матчей в следующем сезоне будет больше. Не уменьшатся ли для этого «зимние каникулы»?

Владимир Генинсон:

— Столько же матчей будет.

Слава Варда:

Алексей Ареньев:

— Какой футбольный клуб в Украине вы считаете наиболее рационально выстроенным изнутри с точки зрения привлекательности со стороны спонсоров, ТВ и тому подобное?

Владимир Генинсон:

— Не корректный вопрос.

Слава Варда:

— Тогда у него есть еще один.

— Что слышно нового по поводу днепродзержинской «Стали»? пошли ли стороны на уступки?

И вот тут поясняется: как получилось так, что участником УПЛ является ОО «Сталь». Должны на афишах с весны обозначать как ПФК «Сталь». Какие отношения существуют между ОО «Стал» и ПФК «Сталь»? Разные ли это юридические лица, и имеет ли вторая право участвовать в турнире, членом которой есть первая?

Владимир Генинсон:

— Я отвечу на этот вопрос. Так как вел «Сталь» с первой минуты конфликта. «Сталь» разделилась: есть футбольный клуб «Сталь», и есть отдельно предприятие, которое получило лицензию на участие в чемпионате Украины-2015/2016. на данный момент конфликт, по моим сведениям, исчерпан. «Сталь» заявилась, заявила новых игроков, отыграла первый тур.

Слава Варда:

— Наверное, такой философский немного личный вопрос от Дмитрия Макарова:

— Самый важный совет в вашей жизни, и кто вам его дал?

Владимир Генинсон:

— Жизнь!

Віктор Вацко:

— А якою порада була?

Владимир Генинсон:

— Наслаждайся жизнью!

Кочетов: «Не вижу следов Палкина»

08.03.2016, 22:57
08.03.2016, 22:57
232011 0
Топ-матчи
Чемпионат Украины Черноморец Волынь - : - 3 декабря 14:00
Ворскла Динамо - : - 3 декабря 14:00
Заря Днепр - : - 3 декабря 17:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть