Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Арбитраж в Украине. То, что остается за кадром

2016-05-17 13:08 Назначение судей на матчи — видимая часть работы Комитета арбитров ФФУ. То, что лежит на поверхности. О самой процедуре, ее основных ... Арбитраж в Украине. То, что остается за кадром

Назначение судей на матчи — видимая часть работы Комитета арбитров ФФУ. То, что лежит на поверхности. О самой процедуре, ее основных критериях и правилах мы рассказывали на прошлой неделе.

Сегодня — о других направлениях деятельности комитета. Школе молодых арбитров, физической подготовке рефери и их медицинском контроле — трех китах, фактически являющихся основой всей системы арбитража. В СМИ о них упоминают редко, но сегодня «Футбольный клуб» приоткрывает завесу.

ПУТЬ НАВЕРХ

Мой первый собеседник — Игорь Ищенко, в прошлом арбитр ФИФА, отработавший на без малого двух сотнях матчей высшего украинского дивизиона. Нынче Игорь Григорьевич — судейский наблюдатель УЕФА и по совместительству директор школы арбитров ФФУ.

— Впервые об организации школы арбитров у нас задумались в 2003-м, — рассказывает Ищенко. — Ознакомившись с опытом московских коллег, Виктор Старовойт и Игорь Ярменчук, представлявшие Федерацию футбола Киева, предложили мне поддержать соответствующую инициативу. Взяв на вооружение наработки соседей и внеся в них определенные, но принципиальные, на наш взгляд, изменения мы в итоге и запустили аналогичный проект в украинской столице.

А уже в 2012-м, после того, как я закончил активную карьеру, Лучано Лучи и Василий Мельничук привлекли меня к организации обучения молодых арбитров на национальном уровне. Далее были совещания с руководителями арбитража на местах, обмен мнениями, подготовка концепции, документации, и наконец в январе 2013-го всеукраинская программа заработала.

— Какая главная цель создания школы арбитров?

— Дать судьям базовое профессиональное образование, причем образование унифицированное. Трактовка правил, методические рекомендации должны быть идентичными по всей территории страны. Всего нам удалось организовать 38 региональных отделений. Сейчас, понятно, в связи с событиями двух последних лет, некоторые из них, находившиеся на Донбассе и в Крыму, прекратили свою работу.

— Насколько я понимаю, поступить в школу может кто угодно. Отсутствие футбольного образования — не проблема?

— Все верно. Однако без соответствующего фундамента выдержать конкуренцию будет крайне сложно. В основном к нам идут ребята и девчонки, которые занимались футболом, но в силу различных причин, не смогли добиться в нем желаемых результатов. А также студенты институтов физкультуры или учебных заведений, имеющих факультеты физвоспитания. Наша задача — донести до молодежи информацию о наличии такого выбора. Способов множество.

— Что говорит статистика — растет ли у нас число желающих испытать себя в футбольном арбитраже?

— Год на год не приходится — здесь сложно выявить какую-то закономерность. Стабильны показатели лишь в крупных городах — таких, как Киев, Днепропетровск, Харьков. Хорошо идут дела в Черновцах и Луцке. Всего за последние три года наши школы общими усилиями выпустили около 1300 студентов.

— В роли преподавателей на местах выступают бывшие арбитры?

— Да, причем арбитры авторитетные, в большинстве своем отсудившие не один десяток матчей в Премьер-лиге. Но прежде чем приступить к работе, все они проходили в Киеве инструктаж. Вместе с Виктором Дердо мы приглашали в Дом футбола по два человека от каждой школы — координатора и ведущего преподавателя — и подробнейшим образом разбирали здесь все нюансы. От технических моментов, связанных с доступом к нашему архиву, — до подготовки к лекциям, терминологии, структуры занятий и риторики.

Собственно совершенствования методов обучения, устранение шероховатостей — процесс беспрерывный. Так что мы и сейчас тесно общаемся с региональными отделениями, по возможности организуем выездные семинары. Понятно, что и глава Комитетов арбитров ФФУ не остается в стороне — он не просто в теме, он сам контролирует ситуацию в школах.

— Подготовка девушек-арбитров — отдельное направление?

— С нынешнего года — да. Лучано Лучи здесь помогают наши специалисты с мировым опытом — Екатерина Монзуль и Наталья Рачинская.

— Сколько длится обучение в школе?

— Два года. В течение первого начитывается базовая программа — порядка 50 четко спланированных, расписанных лекций, подкрепленных наглядными материалами и видеонарезкой. Кроме того, проводится ряд тренировочных занятий на базе работ известного спортивного специалиста — бельгийского профессора Вернера Хелсена, без малого 20 лет сотрудничающего в сфере арбитража с ФИФА и УЕФА.

Что касается новых судейских веяний и рекомендаций, то благодаря нашему куратору, Украина получает их в самые кратчайшие сроки, идя в ногу с продвинутой футбольной Европой. То, что, скажем, сегодня презентуют арбитрам в Ньоне, через три месяца начинают осваивать и наши слушатели.

— Что представляет собой второй год обучения?

— Он в корне отличается от первого. Мы переходим к программе «Молодые таланты Украины», к которой допускаются лишь лучшие студенты, рекомендованные школами. В среднем каждая выдвигает по одному арбитру и одному ассистенту, но здесь могут быть варианты. Тот же Киев, выпустивший, допустим, 40 человек, вправе претендовать на большую квоту, чем условный Житомир, где прошли обучение только пятеро слушателей. Случается, в той или иной школе разводят руками — год неудачный, рекомендовать некого...

— Те, кто не попал в число избранных, могут прощаться с мечтой о карьере арбитра?

— Ну почему же? Ясно, что 18-20-летнему юноше с нуля крайне сложно пройти отбор. Однако, отучившись год и получив базовые знания, он может продолжить работать на матчах регионального уровня и таким образом добиваться внимания местного судейского комитета. То есть при должном отношении к делу вполне можно вернуться в обойму. Кроме того, повторное обучение в школе — абсолютно бесплатно.

— Итак, компания выпускников, перешедших на новую ступень, сформирована. Что дальше?

— В течение следующего года их ждут четыре важных и насыщенных семинара с обязательной сдачей нормативов и тестированием на предмет знаний правил игры. Плюс весной все направляются на углубленный медосмотр, предусмотренный единой медицинской картой ФИФА. Специалисты анализируют полученные показатели и решают, пригоден ли студент к арбитражу.

Ну и основное — мы даем возможность начинающим судьям продемонстрировать свое мастерство на поле. А именно — в первенствах ДЮФЛ, турнирах среди аматоров и студентов. За год набегает около полутора тысяч матчей, так что работы хватает всем. Тогда же происходит распределение кандидатов на главных арбитров и ассистентов, хотя в любом случае каждый получает шанс испытать себя в обеих ипостасях.

Наиболее ответственны — осенние финалы, на которые в обязательном порядке отправляются работники Комитета арбитров ФФУ, дабы своими глазами оценить квалификацию молодежи. В октябре, например, выпускники школы, работавшие на решающих поединках соревнований среди аматоров, получили максимальные оценки и благодарность от участников. Для нас это — очень ценный сигнал.

В конце концов я рекомендую для перехода на профессиональный уровень тех, кто лучше остальных зарекомендовал себя в течение года и показал соответствующие показатели на тестированиях. Вместе с коллегами по Комитету мы обсуждаем эти фамилии, корректируем и утверждаем список. В 2015-м из 64 человек, работавших по программе «Молодые таланты Украины», мы отобрали 32. Все они допущены ко всеукраинским профессиональным соревнованиям и начали с турнира 19-летних.

Иного способа добраться до вершины судейской пирамиды в Украине не существует. Только школа арбитров, только жесткий объективный отбор и соответствие установленным критериям.

В Украину приезжали инспекторы УЕФА, знакомились с нашей системой, нахваливали ее. Но для меня главное, что система эта отлажена и будет работать независимо от того, кто возглавляет школу арбитров — Ищенко или кто-то другой.

Этот несносный Йо-Йо

В процессе разговора о школе арбитров красной нитью проходила тема их физической подготовки. По свидетельству Лучи, до 2010 года здесь ей занимались довольно поверхностно. Теперь же все изменилось. Функциональные показатели рефери всех профессиональных уровней пребывают под постоянным контролем.

«Расслабленность, снижение требование к себе может стоить человеку карьеры», — подтверждает Андрей Ликаренко, инструктор по физподготовке арбитров. Эту должность Коллина включил в штат Комитета арбитров ФФУ сразу, как только возглавил украинскую систему арбитража.

— Вместе со своими коллегами из других стран я участвую в ежегодных профильных семинарах ФИФА и УЕФА, которые ведет уже упомянутый Вернер Хелсен, — рассказывает Андрей. — Эти мероприятия вкупе с присылаемыми нам методиками физподготовки арбитров помогают мне создавать собственные программы, адаптированные к нашим условиям и призванные вывести показатели судей на еще более высокий уровень.

Одна из моих основных задач — тотальный контроль за физическим состоянием судей. Он стал возможен благодаря выданным им специальному пульсометру, похожему на наручные часы, и нагрудному датчику, фиксирующему частоту сердечных сокращений. Рефери проводят самостоятельные тренировки в рамках недельных микроциклов и потом сгружают показания приборов на специальный файлообменник, где я и могу с ними ознакомиться.

Пропускал ли человек занятия, получил ли он предписанную ему нагрузку в полном объеме, как организм реагировал на нее — все это легко определить. Сухие цифры. Информацию ни скроешь, ни подправишь. Естественно свои заключения я пересылаю Пьерлуиджи Коллине, Лучано Лучи и тем членам комитета, которые отвечают за назначения рефери низших дивизионов. Важно знать, пребывает ли в тонусе тот или иной арбитр, прежде чем поручать ему работу на официальной игре.

— Сколько тренировок в неделю предусмотрено для судей?

— Три. Первая — это, как правило, бег низкой и средней интенсивности. Вторая направлена на развитие или поддержание скоростной выносливости, а также включает в себя упражнения, которые потенциально способны помочь арбитру за короткое время совершать по несколько спринтерских рывков без потери скорости и концентрации. Наконец, третья, предшествующая матчу тренировка отличается максимальной интенсивностью и может, например, быть направлена на развитие координации.

Безусловно, содержание тренировок арбитров и их ассистентов разнится — в силу специфики работы одних и других.

График занятий довольно гибок и естественно учитывает занятость судей на играх. С ними, к слову, мы в постоянном контакте. И составляя очередную программу, я в том числе принимаю во внимание мнения судей.

— Проводите ли вы централизованные тестирования рефери, или тех данных, которые предоставляют пульсометр с нагрудным датчиком, вполне достаточно?

— Четыре раза в год судьи сдают у нас фитнесс-тесты ФИФА. Дважды по ходу сезона — осенью и весной, дважды во время пауз в чемпионате — летом и зимой. Существуют жесткие нормативы, опять же разнящиеся для арбитров и их ассистентов, и результаты тестов должны им соответствовать. В противном случае возникают вопросы.

Для рефери, не сдавших тесты, назначается переэкзаменовка, а повторный провал грозит серьезными неприятностями. Если снижение показателей не обусловлено объективными факторами, арбитр переводится в региональные соревнования и лишается профессионального статуса. Каждый случай рассматривается комитетом отдельно, однако исключения здесь бывают крайне редко. Требования строги и едины для всех.

Но помимо тестов ФИФА существует еще и так называемый тест «Йо-Йо», который мы проводим в феврале-марте. С его помощью можно увидеть, как быстро восстанавливается спортсмен под воздействием возрастающей интервальной нагрузки. Проще говоря – способен ли он сопротивляться усталости. В ходе теста люди пробегают 20-метровые отрезки – каждый раз время на преодоление этой дистанции сокращается, а время на восстановление остается неизменным. Норма – это 40 отрезков, но ее выполняют далеко не все. Успешное прохождение этого испытания в большей степени зависит от натренированности организма и соблюдения спортивного режима, нежели от возраста.

Руководители Комитета внимательно следят за подопечными, их движениями и мимикой – тех, кто начинает работать на пределе, снимают с дистанции.

Пока что «Йо-Йо» для нас – лишь хороший источник информации. Зато с 1 июля он приобретет статус теста ФИФА, а значит, сможет стать причиной недопуска судьи к работе на профессиональных соревнованиях.

– Насколько я понимаю, «Йо-Йо» арбитры Премьер-лиге сдают на традиционном сборе в Анталии?

– Да, и составление программы работы на этих сборах также входит в мои обязанности. Работа здесь построена в режиме двухразовых тренировок. Утренние – короткие и интенсивные, иногда игровые, направленные опять же на а развитие скорости, ловкости, координации. Вечерние – более продолжительные, до полутора часов. С их помощью повышается скоростная выносливость, закладывается аэробная база. 

– О контроле веса арбитров я даже и не спрашиваю… 

– Да, за этим показателем мы следим постоянно и ведем историю взвешиваний – в этом деле важна динамика изменения цифр. Недавно ФФУ закупила два комплекта весов, измеряющих жировой процесс массы тела, которые помогают получить действительно объективную картину.

Арбитр должен быть атлетом и органично смотреться в компании футболистов. Времена, когда судьи могли себе позволить выходить на поле с животиком, остались в далеком прошлом.

Подсудное дело

Физподготовка рефери и состояние их здоровья – два фактора, неразрывно связанных между собой. О том, как в Комитете арбитров организован медицинский контроль, мы поговорили с Игорем Ярменчуком, действующим врачом-отоларингологом, а в прошлом – также судьей ФИФА.

Но для начала – слово Лучано Лучи:

 – Признаться, нам с Коллиной очень повезло с г-ном Ярменчуком. В его лице мы получили квалифицированного медицинского работника, занимающего высокую должность в одной из киевских клиник, и человека с судейским менталитетом, прекрасно знакомого с нашей проблематикой.

Знаете ли вы, что до нашего приезда в Украину судей допускали к работе на матчах по справкам от их лечащих врачей? Никого не обвиняю, но вы сами можете ответить на вопрос, легко ли в действительности разжиться подобным документом. После того, как мы приступили к работе, и Ярменчук взял ситуацию под свой контроль, был выявлен рефери Премьер-лиги, практически слепой на один глаз, ассистент арбитра, перенесший инфаркт… А еще – пятеро дальтоников, шестеро или семеро оказаись непригодны к арбитражу из-за врожденного заболевания кардиосистемы. Некоторых пришлось направлять на операции… Список можно продолжать.

Игорь – единственный член нашего комитета, на мнение которого я никак не могу повлиять. Если, по его словам, тот или иной судья не годен к судейству, я не перечу и не поддаю сомнениям правильность вердикта Ярменчука. Он – врач, мы – нет. Но при этом мы несем ответственность за своих подопечных. Чтобы вы понимали, если в Италии с арбитром на поле случится непоправимое, и выяснится, что занимавшийся назначениями функционер что-то упустил в процессе медицинской проверки, он может быть осужден за убийство.

Словом, роль Ярменчука – крайне важна. Без той работы, какую проделывает он, нормальное функционирование системы арбитража просто невозможно.

– Я организовываю контроль за состоянием здоровья абсолютно всех рефери, работающих на профессиональных соревнованиях, – от турнира 19-летних до Премьер-лиги, – вступает в беседу Игорь Анатольевич. – До 2014 года в медицинском регламенте ФФУ предусматривалось только обследование футболистов. Теперь по нашей инициативе туда же включены судьи, которые во время матчей также испытывают порядочные нагрузки.

Наша деятельность имеет несколько направлений. Первое как раз и заключается в ежегодном профосмотре арбитров, иногда сопровождающемся медэкспертизами.

Судьи ФИФА, данные по которым мы обязаны предоставить до середины февраля, проходят осмотр зимой, все остальные – летом, в течение месяца. Речь в том числе и о женщинах-арбитрах, о рефери, работающих на соревнованиях по футзалу и пляжному футболу.

– На что делается акцент при проведении обследования?

– В Государственном центре спортивной медицины производится проверка сердечнососудистой системы, электрокардиограмма в покое и при нагрузке, стресс-тест – то есть оценка физической выносливости, осмотр у травматолога. Анализы централизованно проводить нерационально – их арбитры делают на местах, пользуясь услугами единой клиники, представительства которой разбросаны по всей Украине, привозя результаты с собой. Это удобно и доступно.

Кроме того, в обязательном порядке для каждого рефери один раз проводится УЗИ сердца. Если будут выявлены патологии, человеку придется проходить углубленное обследование – скажем, два раза в год. В более тяжелых случаях на судействе приходится ставить крест. Здоровье и жизнь – дороже. Естественно, все эти процедуры полностью соответствуют регламентирующим нормам УЕФА и ФИФА.

Проверка зрения – отдельный блок. Его мы проводим в одной очень известной и авторитетной украинско-американской клинике, квалификация, объективность, независимость специалистов которой не вызывает сомнений. Любые манипуляции, подмены там исключены.

Эта практика была внедрена после приезда в Украину Пьерлуиджи Колины и Лучано Лучи, я же, приступив к своим обязанностям в 2013-м, внес одну существенную поправку. Если раньше в этой клинике и делали заключение о профпригодности арбитров, то теперь там только констатируют состояние органов зрения. Последнее слово должно оставаться за спортивным врачом – только он, с учетом специфики деятельности судей и выводов проводивших обследования коллег, способен реально оценить возможности человека.

Столь скрупулезный подход вполне объясним и оправдан. Недавняя смерть футболиста в матче чемпионата Румынии – лишнее о том напоминание. Как я уже отмечал, судьи также подвержены повышенным нагрузкам, а значит, пребывают в категории риска. В 2005-м, если помните, 44-летний арбитр умер во время сдачи теста в Ивано-Франковске… И врачи спортивного центра, выносящие свои заключения, понимают, какая на них лежит ответственность.

– Можно предположить, что для рефери вынесение медиками запрета на профессиональную деятельность – это шок.

– Безусловно. Однако некоторые из них не опускают руки, пытаясь найти легальный выход из создавшегося положения. Например, двое молодых ребят, у которых был выявлен дальтонизм в серьезной форме, умудрились отыскать в интернете контакты австралийской фирмы, производящей специальные линзы, способные нейтрализовать этот дефект. Заказали, получили и прошли на ура все последующие тесты. Даже для специалистов клиники, с которой мы сотрудничаем, подобное новшество стало открытием!

Еще пример. У нашего молодого арбитра было обнаружено незаращение межпредсердной перегородки. Это – врожденной дефект, предусматривающий ограничение физических нагрузок. Но парень не сдается. Ему уже сделали операцию, далее – реабилитация, а потом – повторные тесты. Они и покажут, сможем ли мы рассчитывать на этого рефери.

В случае возникновения сомнений мы всегда можем связаться с соответствующим департаментом УЕФА, имеющим богатый опыт в подобных вопросах. Ведь система медицинского контроля, о которой рассказываю я, в той же Италии функционирует уже лет двадцать пять!

– Ужесточение требований к процедуре проведению медицинского контроля – инициатива УЕФА и ФИФА?

– Да. Для контраста скажу, что в советские времена и первые годы независимости многие проблемные моменты, связанные со здоровьем и в частности со зрением, в судейских кругах даже не обсуждались. Мы и не подозревали о подобных нюансах! А все потому, что ни для кого арбитры не отождествлялись со спортсменами. Лишний вес, подготовка, соблюдение режима – на все это смотрели сквозь пальцы.

– Подвергаются ли обследованию судьи, работающие на региональном уровне или обучающиеся в школе арбитров? 

– Конечно, но – не централизовано, а на местах. УЗИ сердца, о котором шла речь выше, – обязательно, равно как и все прочие тесты, через которые проходят их коллеги-профессионалы. Мы заботимся о том, чтобы информация о перечне соответствующих процедур была доступна в регионах.

Почему это необходимо? Статистика летальных исходов в спорте говорит о том, что 80 процентов их связаны с запущенными процессами в организме, которые можно было выявить и, возможно, нейтрализовать задолго до того, как они привели к печальным последствиям…

Активная спортивная деятельность, арбитра – в том числе, требует правильного, взвешенного, дисциплинированного подхода. Я пытался донести эту мысль до молодых судей, выступая перед ними со специальной презентацией. Сделав свой выбор, они обязаны понимать, что поставлено на карту.

– Как быть арбитру, получившему травму? Кто следит за его лечением и восстановлением?

– В таких ситуациях человек уведомляет нас, обязательно прилагая справку от врача, объясняющую суть проблемы. Мы должны иметь представление, насколько он выпадает из общего процесса. Далее – выбор за самим рефери. Он может проходить лечение по месту жительства, а если с этим возникают сложности, обратиться в Комитет арбитров. Поможем и с консультацией, и с диагностикой, и с лечением. Но в любом случае допуск к работе после завершения всех процедур можно получить только у специалистов Центра спортивной медицины в Киеве.

Константин Паткевич

СМИ: «Милан» включился в борьбу за Теодорчика

17.05.2016, 13:08
17.05.2016, 13:08
239223 0

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть