Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Олег БЛОХИН: «Почему не войти в одну реку дважды?»

2010-11-26 09:13 В рубрике «Откровенный собеседник» популярного издания «Спорт-Экспресс в Украине» — бывший главный тренер сборной Украины Олег Блохин, обширное и ... Олег БЛОХИН: «Почему не войти в одну реку дважды?»

В рубрике «Откровенный собеседник» популярного издания «Спорт-Экспресс в Украине» — бывший главный тренер сборной Украины Олег Блохин, обширное и разностороннее интервью с которым
вашему вниманию.

Накануне я не спала всю ночь. На одном дыхании прочитала автобиографическую книгу Олега Блохина «Право на гол» — и, отправляясь на встречу с легендарным футболистом и успешным тренером, была не просто готова к беседе — смогла значительно лучше понять человека, с которым далеко не всем коллегам удается найти общий язык.

Два с половиной часа с экс-тренером сборной Украины за чашкой капуччино пролетали незаметно...

БЫЛ РАЗГОВОР С «ДИНАМО»

— Почему предложили встретиться именно здесь, Олег Владимирович? — поинтересовалась я в самом начале нашей беседы в холле гостиницы «Днепр».

— Сюда удобно добираться. Если приезжают в гости иностранцы, не надо далеко идти, чтобы прогуляться по Майдану. Кстати, здесь состоялся в свое время банкет по случаю прощального матча и мой юбилей.

— Когда жили в Греции, сказали однажды, что нет ничего более постоянного, чем временная работа. Не хватает этого ощущения?

— Думаю, да. И тому есть причины. Грецию, честно говоря, рассматривал поначалу как перевалочный пункт. Хотел поднабраться опыта, осмотреться — и решить, продолжать ли тренерскую карьеру. Но в результате остался в этой стране на тринадцать лет. Прошел здесь хорошую школу. Зарплату в «Олимпиакосе» не платили, поскольку президент оказался аферистом. В ПАОКе столкнулся с такой же ситуацией. Выходит, мне еще никогда не доводилось работать в клубе с нормальным финансированием и хорошей инфраструктурой.

— Условия работы в Греции оставляли желать лучшего?

— Если шел дождь, тренировались в зале. В нашем расположении первое время были только стадион и раздевалка. Намного позже построили сауну, фитнесс-зал и прочие объекты для восстановления. Поэтому сейчас, задумываясь о новом месте работы, на первое место ставлю стабильность — не собственной высокой зарплаты, а материальной базы и амбиций команды.

— Но при этом у многих сложилось мнение, что Блохин невыгодных контрактов не заключает...

— Я всегда стараюсь найти с руководством компромисс по предложенным условиям. Приглашая иностранного тренера, наши клубы почему-то готовы платить ему и еще пятерым помощникам сумасшедшие зарплаты. А своих почему-то оценивают в две копейки. У наших людей, наверное, со времен Союза сохранился стереотип, что все заграничное — хорошо, а отечественное — плохо. Но ведь это не так.

— Слова Шандора Варги, который недавно заявил, что не может найти Блохину работу, откровенно говоря, не укладываются в голове. Разве такое возможно?

— Этот вопрос я как раз ему и задал.

— Что агент вам ответил?

— Пока ничего.

— Поступали предложения от украинских клубов?

— Нет.

— Наверняка, вас устроит только первая четверка?

— Конечно. Я успел получить кое-какой тренерский опыт, и мне не интересно работать в командах, которые болтаются между премьер-лигой и первым дивизионом. В свое время прошел эту школу. Кроме того, стоит учитывать финансовую нестабильность некоторых клубов. Завтра команду распустят, и придется начинать все сначала.

— Перерыв, тем более такой продолжительный, в тренерской карьере — нежелательное обстоятельство?

— В этом есть и положительные моменты. Но уже начинаю мучиться. Чего-то не хватает. Стрессов, наверное...

В этот момент мой собеседник взглянул через мое плечо — и на его лице вдруг появилась удивленная улыбка. «Леонид Иосифович, я вас кажется где-то видел!» — громко произнес Блохин, и за наш столик присел экс-наставник сборной Украины и «Динамо» Леонид Буряк. «Вот так встреча!» — «Не поверите, но это чистое совпадение». Я бы поверила, но, выглянув из-за колонны, закрывавшей мне основную часть холла, увидела за столиком и другую легенду советского футбола Олега Базилевича.

— Кстати, как дела у ваших друзей? — спросила я, когда Блохин с Буряком обменялись приветствиями и наша беседа продолжилась.

— Этот вопрос лучше адресовать им лично.

— Неужели не обсуждали с Буряком то, что пресса совместно сватает вас в «Динамо»?

— Этой темы как-то не касаемся. Нам ведь и без этого есть о чем поговорить.

— Но в то же время Леонид Иосифович прокомментировал в прессе эти слухи фразой: дыма без огня не бывает...

— Разговор был, скрывать не буду. Но дальше этого дело не пошло.

— То есть предварительные переговоры с руководством «Динамо» все-таки состоялись?

— Ничего не могу сказать. Давайте оставим эту тему.

БОЛИТ ДУША ЗА БРЕНД

— Вы говорили, что у вас буквально началась ломка по футболу. Как давно?

— Наверное, спустя год после ухода из «Москвы».

— Пережили депрессию?

— Скорее, испытал неприятные ощущения. И дело не в том, что не доработал до конца контракта. Меня ведь убрали, когда началась подготовка к новому сезону. Было обидно, что за моей спиной состоялись переговоры с Божовичем.

— Вы знали об этом?

— Узнал чуть позже. Информация быстро распространяется.

— Следите за чемпионатом России?

— Да. «Зенит» удивил меня длинной беспроигрышной серией. Хотя чему удивляться: в питерском клубе серьезно занимаются футболом. Последний матч хорошо провел ЦСКА. «Спартак» мне пока непонятен. «Рубин», наверное, создает новую команду, поскольку продал ряд ведущих игроков.

— В соседнем чемпионате вам было бы интереснее поработать?

— В плане амбиций — конечно. Взять, к примеру, шесть ведущих клубов, бюджет которых по 60-70 миллионов долларов. Все эти команды борются за первое место. Мы же до сих пор ждем «третью силу». Сначала ждали, пока ею станет донецкий «Металлург», потом — «Днепр», теперь — «Металлист» или «Карпаты». А на первую строчку ведь по-прежнему претендуют два клуба.

— На данный момент один из них заставляет в этом усомниться...

— Это уже другой вопрос. Худо-бедно, но главный конкурент «Шахтера» все-таки «Динамо». Сейчас у киевлян провал, но они все равно на втором месте. Будут бороться, чтобы сохранить эту позицию. Хотя, наверное, все-таки стоит признать, что в золотой гонке интриги действительно больше нет.

— Болит душа за родной клуб?

— Только за бренд. «Динамо» — это не просто вывеска, а команда, создававшаяся годами. Не в обиду «Шахтеру», в Европе по большому счету знали только киевский клуб. Это после выигрыша Кубка УЕФА донецкая команда всерьез засветилась. Раньше Украина ассоциировалась только с Чернобылем, в какой-то степени с Майданом и с «Динамо»...

— А еще с Блохиным, Бубкой и Шевченко.

— Не без этого. Но я веду к тому, что нельзя так опускать динамовский бренд.

— И как теперь выйти из сложившейся ситуации?

— Нужно поменять психологию. Футболисты должны понимать, где они играют. Когда я пришел в сборную, сразу сказал, что в первую очередь мы должны уважать цвета своей футболки. Не уважаете — не играйте. Иностранцам, конечное, тяжелее это донести, но нужно пытаться. Посмотрите, что происходит: многие уже не включают телевизор, когда играет «Динамо». Бывали взлеты и падения, но такого — никогда.

КТО ИГРАЕТ ПОД МОИМ НОМЕРОМ?

— В чем причина?

— Все бывает. И мы при Морозове занимали седьмое-восьмое место. Не всегда удачно играли при Лобановском. Но по крайней мере была игра. Для меня «Динамо» — это всё! Что происходит сейчас — не поймешь. Это ведь позор. Одни кричат — «физики» нет, другие — игры.

— А третьи не понимают проделанной селекционной работы.

— С ними я солидарен. Как можно покупать игрока за миллион или даже пятьсот тысяч — и не ставить в состав. Иностранец ведь должен быть на голову сильнее украинца, раз на него рассчитывают. Не понимаю, зачем на лавочке сидят двадцать миллионов. Говорят, что им нужно адаптироваться. Что ж, может, это когда-нибудь и произойдет.

— Вам не обидно за динамовскую футболку под номером одиннадцать?

— (Улыбается). В юности я молился на Витальку Хмельницкого, поэтому был просто счастлив, когда ко мне перешел этот номер. Пятнадцать лет его никому не отдавал. Для меня это число стало символом. Честно говоря, не могу вспомнить, кто из нынешних динамовцев играет под моим номером. Ярмоленко?

— Андре.

— Не знаю такого игрока — только фамилию. Но думаю, что если парня вызывают в сборную Бразилии, то он должен показывать определенный уровень, даже если ему двадцать лет. За красивые глаза в команду такого уровня не приглашают. Сколько времени должна продолжаться адаптация у игрока сборной Бразилии? Думаю, что Роналдинью и Робинью во времени для обкатки не нуждались.

— Почему, на ваш взгляд, бразильцам «Металлиста» не нужна длительная адаптация?

— И игрокам «Шахтера», кстати, тоже. Дуглас Коста приехал — и через три месяца его стали подпускать к основе. Теперь он ведущий игрок. То же касается Луиса Адриану и всех остальных.

— Всегда ли главный тренер виноват в неудавшихся трансферах?

— Думаю, да. Тренер обозначает селекционерам проблемную позицию, а потом — просматривает кандидатов. Выбор оговаривается с президентом. Только так. Иначе нет надобности в тренере.

— Владимир Бессонов рассказывал, что в период его работы в «Заре» клуб приобретал игроков, которых он не просил.

— Значит, Володю это устраивало. Со мной бы такой номер не прошел. Работая в «Москве», я сказал руководству, что мне нужен Самедов. Его купили. Потом вели переговоры с чешским нападающим Барошем, но он выбрал «Галатасарай». Бывает еще, что жены футболистов не хотят переезжать в другую страну. Нужно учитывать также коммуникабельность игрока. Знаю, что когда «Рубин» вел переговоры с Ансальди, казанцы долго изучали его характер и поведение. Трансфер — это целый комплекс различных факторов.

— Назовете самый большой трансферный прокол в «Динамо»?

— Таких много было. Взять, к примеру, Нанни. И вообще, назовите хоть одно из последних приобретений «Динамо», кто бы действительно заиграл. Посмотрим, что выйдет из Андре. А в дубле должны играть не легионеры, а наши молодые пацаны. Покупать футболистов для второго состава — это расточительство. Даже в самых богатых клубах деньги считают. Не думаю, что Абрамович позволяет себе разбрасываться финансами. Недавно читал в вашей газете интервью президента «Марселя» Маргариты Луи-Дрейфюс, которая четко сказала, что клуб имеет под свои задачи 160 миллионов. Если задачи не выполняются — принимаются соответствующие меры. Когда «Динамо» не попадает в Лигу чемпионов, но при этом продолжает поддерживать тренера — это конечно хорошо, но до определенного момента. Так дайте мне такое доверие! Думаю, никто не будет против работать в таких условиях.

ПОМОЩНИКИ ДОЛЖНЫ УХОДИТЬ

— Неудачу Газзаева в «Динамо» объяснили фразой: это просто не его команда. Что вы вкладываете в это понятие?

— Трудно сказать. Мне это непонятно. Я так никогда не ставил вопрос. Не мой уровень — это другое дело. Сейчас я могу применить к себе эту фразу. А когда работал в Греции, об этом не думал — нужно ведь кормить семью. Все-таки в 90-е годы было тяжело. Не знаю, что не подошло Газзаеву. Не сомневаюсь, что президент выполнил все его требования.

— Уместно ли критиковать Лужного, у которого пока не получается вывести команду на нужный уровень?

— Нет. Олегу просто приходиться расхлебывать после других. Где-то получается, а где-то нет.

— Каково работать, зная, что зимой придет другой тренер?

— Неприятно. Да и какой смысл? Просто получать деньги? Но ведь должно быть какое-то самолюбие. В такой ситуации нужно уходить. Пусть команду доводит до зимы третий тренер. Или четвертый.

— Но Лужному не привыкать к функциям временщика. К тому же опыта работы в статусе главного тренера у него нет.

— Согласен. Но я бы поставил вопрос иначе: если мы пришли в тренерский штаб одной командой, то в случае увольнения главного нужно уходить всем. Странно, что это не произошло в «Динамо». Я бы на месте Лужного сразу попросил менеджера найти мне новую работу. Наверное, не обеднел бы, если бы не получил зарплату за один месяц.

— Печальная картина наблюдается и в младших динамовских командах. Молодежный состав занимает 12-е место, «Динамо-2» в первой лиге — 9-е. Главного тренера должна волновать эта ситуация?

— Конечно. Он должен контролировать воспитание молодежи. Не надо выдавать основе каждый сезон по пять игроков, пусть подготовят хотя бы одного. К тому же давайте вспомним: Русол нам не подошел, Глеба тоже забраковали, Романчука отдали в «Металлист», Алиев забивает в «Локомотиве». Взамен покупаются иностранцы, которые не лучше. Но я сужу только со стороны. Чтобы быть объективным, нужно находиться внутри этой системы. Ясно одно — нужно проделать в команде серьезную работу.

— С чего бы вы начали?

— Без комментариев.

— Сформулирую иначе: какой совет вы бы дали будущему тренеру «Динамо»?

— Первым делом заняться психологией игроков. Потом нужно провести большую чистку.

— Сколько человек оставили бы в команде?

— Не знаю. Проблема ведь еще том, что они подписывают пятилетние контракты, и в случае досрочного расставания клубу придется выплачивать компенсацию. Наверное, стоит заключать соглашения по системе 2+3. Но это решать только президенту. Кроме того, любой тренер будет требовать карт-бланш в кадровой политике. Тот же Рамос наверняка приведет зимой человек семь.

НЕ ХОЧЕТСЯ РАБОТАТЬ БЕЗ ЗАДАЧ

— Как думаете, испанец долго раздумывал над предложением «Днепра»?

— Вряд ли. Но Рамос, наверное, думал, что наш чемпионат совсем «никакой», и здесь он сможет обыгрывать всех подряд «на одной ноге». Но ему понадобилось время, чтобы разобраться во всем. Так что если «Динамо» возглавит иностранец, он будет еще долго входить в курс дела.

— Не думали, что западные специалисты высокого уровня без работы не сидят?

— Согласен. К тому же считаю, что наши тренеры не хуже. Почему у людей сложилось такое предвзятое отношение к нашим специалистам? Тренер должен землю грызть, чтобы изменить ситуацию в команде, а не ехать сюда на заработки.

— Как считаете, почему наши игроки и тренеры не востребованы в Европе?

— Там существует свой круг тренеров и менеджеров, поэтому нам на запад очень тяжело пробиться. Там нужно родиться. То же самое касается, кстати, и России.

— Чем вызван парадокс, что ряд украинских клубов после тренерских отставок возглавили люди, фамилии которых прежде не были известны в большом футболе? И это при том, что авторитетные специалисты — взять, к примеру, вас и коллег за соседним столиком — остаются безработными.

— Могу еще человек двадцать назвать, кто на данный момент не востребован нашим чемпионатом. Не знаю, почему так получается. Для меня это тоже странный факт.

— Уровень чемпионата от этого все же страдает?

— Может быть. Но, возможно, дело еще в финансовых условиях, которые одним людям подходят, а другим нет. Кому-то эта работа нужна, чтобы кормить семью. Кроме того, не каждому опытному тренеру хочется работать в клубе без серьезных задач. Считаю, что нужно стремиться либо быть первым — либо никем.

— Регулярно смотрите матчи чемпионата Украины?

— Честно говоря, мне не интересно смотреть игры «Динамо» против «Ильичевца» или «Зари». Я уже знаю, что киевляне забьют в первом тайме три-четыре мяча, и на этом игра закончится. Поединки с «Металлистом» и «Шахтером», конечно, не пропускаю.

— Получили удовольствие от последнего матча с харьковчанами?

— Игра оставила слабое впечатление. Команды боялись друг друга. Может, «Металлисту» нужно было рискнуть. Или «Динамо» быть понастырнее. Но главное, что все остались довольны. (Улыбается).

— Игра «Шахтера» вам по душе?

— В принципе, да. Только я не беру во внимание кубковые матчи, в которых горняки мучаются. Но такие игры всегда складываются нелегко. Соперник стоит сзади, бьет в аут, поля ужасные. Кроме того, фаворит, как правило, выставляет второй состав. А в целом «Шахтер» показывает неплохой футбол и в чемпионате, и на евроарене.

ЛУЖНЫЙ ПРОСИЛ ЗАМОЛВИТЬ СЛОВО

— Как считаете, в стране есть хотя бы один игрок, который перерос уровень нашего чемпионата?

— Нет. Хотя, может, один-два найдутся.

— Вас забавляют новости о том, что некоторыми футболистами интересуются западные клубы?

— Конечно. Если такие предложения действительно существуют, и за наших игроков предлагают такие суммы, какие пишут в прессе, то футболистов нужно продавать.

— Как считаете, нужно было Милевского отпускать в «Локомотив»?

— А что, по нему было конкретное предложение?

— Экс-президент москвичей Николай Наумов говорил мне, что его не устроила цена — около15 миллионов.

— Все зависит от тренера и президента. Нужно либо продавать, либо удерживать в клубе, давая возможность играть. Может быть, парень уже перерос, пересидел и ему необходимо сменить обстановку. Помню, как Лужный переходил в «Арсенал». Олег уговаривал Лобановского, чтобы его отпустили. Даже ко мне приходил: «Владимирович, — говорит, — поговори с Васильичем! Я уже еле хожу! Хочу в Лондон...» Я бы тоже ухал в свое время за границу. Провести в одном клубе десять лет — достаточный срок. Может быть, новый стимул появится. Но если клуб продает игрока и никого не покупает взамен — это уже бизнес.

— Как считаете, 17 мячей для лучшего бомбардира страны — это нормальный показатель?

— Просто колоссальный успех! (Смеется). Для меня это смешно. К тому же считаю, что эту результативность нужно подтверждать каждый сезон. А бывает, что в одном чемпионате забил двадцать, а в следующем — семь, четыре из которых с пенальти. Главный показатель высокого уровня — это стабильность.

— В Украине такие форварды есть?

— Нет. Один год выстрелили, а потом их найти невозможно. Девич, Селезнев и Милевский стабильностью не отличаются. К тому же динамовец не чистый нападающий, а оттянутый. Форварду таранного типа Селезневу не хватает техники. Он может забить головой, но обыграть соперника не выходит. К тому же не хватает скорости. Девич более интересный, хотя в матче с «Динамо» он ничего не показал. В некоторых играх нужно вытаскивать команду в одиночку. Для этого и существуют лидеры. Не понимаю нападающих, которые в штрафной начинают разыгрывать мяч, когда находятся один на один с защитником. Нужно уметь обыгрывать. Кроме того, у хорошего форварда должен быть дар от Бога. Вроде у нас появился Кравец, но после травмы парень пропал.

— Где же нападающие высокого уровня?

— Последними представителями этого амплуа для меня были, наверное, Ребров и Шевченко.

— Кого считаете лучшим распасовщиком чемпионата?

— Жадсон, Назаренко и Калиниченко мне всегда нравились. В сборной неплохо играет Алиев. Но тут все зависит от того, как конкретный тренер определяет эту позицию. Дело в том, что у нас очень мало центральных защитников, которые могут отдать острый пас. Эта проблема касается и опорников.

— Где брать таких игроков?

— Для сборной — выращивать. Клубам проще — можно купить.

— В Бразилии?

— (Улыбается). Я тоже считаю парадоксом, что защита «Динамо» сплошь состоит из бразильцев. Южная Америка всегда славилась атакующими полузащитниками. Хотя кто знает, может, скоро в Киеве появится новая звезда.

ТАК СИМУЛИРУЮТ ТОЛЬКО В УКРАИНЕ

— В своей книге «Право на гол» вы написали, что грубость убивает мастерство. Кого считаете самым жестким защитником?

— Приятно, что сейчас любая грубость сзади строго наказывается. В наше время такого не было. Мы от этого очень страдали. В нашей стране защитники боятся оставаться один на один с нападающим.

— Недостаток мастерства?

— Именно.

— От кого вам больше всего доставалось по ногам?

— (Смеется). От Юрки Морозова, Никулина, Новикова...Таких много было.

— Просили перед матчем быть аккуратнее?

— У них на это был один ответ: на футбольном поле друзей нет.

— Как относитесь к симуляции?

— Отрицательно. В Англии я почему-то ее не вижу — только у нас.

— А как же Италия?

— У южан такой менталитет. Они там даже руками «разговаривают».

— Симуляцию во имя результата тоже не приемлете?

— К зарабатыванию штрафных и пенальти я отношусь нормально. Но когда человек по полчаса валяется, корчится, просит принести ему носилки, а потом встает и бежит — это ненормально.

— Вам приходилось пользоваться подобной хитростью?

— Нет. Иногда, конечно, мог в штрафной кого-то спровоцировать, упасть... Но это на усмотрение арбитра. Сейчас на судей оказывают очень большое давление. Может, они сами себя так поставили. Посмотрите на Англию! Шаг в сторону арбитра — и желтая карточка. У нас же толпами бегут разбираться вместе со скамейкой запасных. Не понимаю наших арбитров. Если бы я свистнул, никто не смог бы переменить мое решение. Не допустил бы, чтобы ко мне кто-то подбегал. Тренеры должны объяснять своим игрокам, как нужно вести себя на поле.

— Проводили такую работу в сборной?

— Конечно. Хотя все люди разные. Бывают и неуправляемые. Вон Суарес, например, кусается.

БАРМЕН НАЗВАЛ ФАМИЛИЮ ФУТБОЛИСТА

— У вас был конфликт с Ворониным?

— Не стал бы называть ту ситуацию конфликтом. Это рабочий момент. Просто когда Андрей не играл, возникали проблемы. Ситуация была раздута в прессе от лица его менеджера. Хотя это далеко не его работа. Игрок сам должен выяснять у тренера, почему не выходит на поле. А агент должен заниматься своим делом: бытом, машинами, зарплатой.

— Расскажите, как вы исключили из сборной Закарлюку, Чечера и Зотова.

— Представьте, мне за короткий срок нужно подготовить команду, а футболисты приезжают ночью пьяные. Люди просто не поняли, куда они попали. Инцидент ведь произошел перед ответственным матчем с Турцией. Я что, должен вместо тренировки их восстанавливать: парить, принести пива? (Улыбается). Ждал, что они придут и объяснятся со мной, но этого не произошло. За них пришел просить Шовковский. Я ему высказал свою позицию. Кстати, пусть скажут Саше спасибо, что отдал им премиальные — я этого делать не собирался.

— Вас просили не говорить об этом случае прессе...

— А что мне нужно было сказать? Что у них травмы? Отчислили — и все тут. Хотя у нас тогда были проблемы с составом, некому было играть в Турции. Но я своего решения не изменил только по той причине, что люди не пришли со мной поговорить.

— Вы даете игрокам второй шанс?

— Хотел как-то предоставить футболисту возможность вернуться, но он сам отказался. Я не злопамятный. Ситуации ведь всякие бывают. Говорят, что Блохин такой-сякой, но я тоже был футболистом и все прекрасно понимаю. По комнатам тоже с обыском никогда не ходил — я ведь не таможня.

— Сами-то нарушали дисциплину при Лобановском?

— Когда? Мы не вылазили со сборов. Если вырывались, то, конечно, могли где-то и погулять. Но такой возможности практически не было. В месяце был один выходной.

— Попадались?

— Я — нет. Но были такие, кто-то попадался. В мои времена не было стольких клубов, как сейчас. Если мы шли в какой-то ресторан, Лобановский об этом тут же узнавал. Хотя в принципе и сейчас можно узнать, кто где отдыхает...

— Интересно.

— Я как-то зашел в одно заведение попросил пятьдесят грамм виски, начал объяснять, сколько льда положить, а бармен мне в ответ: «Понял, как ...» - и называет фамилию футболиста. (Смеется).

— Давно курите?

— С тех пор, как стал тренером.

— В каком возрасте выкурили первую сигарету?

— Лет в двадцать восемь. Это было, скорее, баловство.

— Много уходит сигарет за день?

— Не больше пачки. Когда тренировал, не спал часов до 4-5 перед игрой и курил больше.

— А во время матча?

— На лавочке я не курил. Решение запретить эту вредную привычку в технической зоне, наверное, правильное. Еще бы семечки запретили. Во-первых, все заплевано, во-вторых, забивается желудок.

ПИСАЛИ, ЧТО Я ПРОСТО ФАРТОВЫЙ

— Как считаете, игрок Шевченко продержится до Euro-2012?

— Что значит продержится? Футболист должен либо играть на должном уровне, либо не играть. Он же не переносной монумент. Играть вечно никто не может.

— Как оцениваете его форму?

— Андрей мне жаловался на спину. Говорит, что уже не так двигается. Мы иногда созваниваемся. Но он трезво оценивает ситуацию. Вызывать его как икону? Не знаю, может, и стоит. Хотя по большому счету нужно приглашать людей, которые реально могут помочь команде.

— К тому же перед сборной поставлены максимальные задачи — выиграть Euro-2012...

— Ставить такую цель, не зная, в какой группе мы окажемся, это конечно, интересно. В чемпионате Европы собраны лучшие сборные мира — за небольшим исключением. Вот попробуйте всех обыграть. На первое место, грубо говоря, могут претендовать команд десять.

— Украина пока в эту десятку, согласитесь не входит.

— Иногда мы хотим принять свою фантазию, за реальность. Я, может быть, в космос хочу полететь. На уровень нашего футбола нужно смотреть трезво. Мы только один раз за время своей независимости попали на чемпионат мира. Задачи поставили, а расхлебывать-то придется тренеру. Представьте, под какой прессинг человек попадет в случае малейшей ошибки. А как будет давить пресса...

— Это правда, что вы недолюбливаете нашего брата?

— Есть профессиональные журналисты, к которым я отношусь с уважением и иду на контакт, а есть любители. Мне не нравится, когда дилетанты рассуждают о Блохине. К тому же есть зависимые люди. Некоторые пишут, основываясь на личных симпатиях. Еще не хочу, чтобы в моих интервью что-то додумывали.

— Как складывались ваши отношения со СМИ в России?

— По-разному. Журналисты ведь любят, когда с ними часами говорят по телефону. Можно, к примеру, позвонить человеку ночью. Но у меня на это не было времени. Потом я понял, что, возможно, это и была моя ошибка.

— Читали о себе какие-то глупости?

— Иногда ваши коллеги писали, что Блохин не тренер, а просто фартовый. А один товарищ недавно нес какую-то ересь в одной желтой газете, как он меня отправлял в Австрию. Вроде бы я со всеми ругался, требовал кучу денег...Какие деньги, когда я получал в посольстве тысячу долларов, три процента из которых у меня забирали плюс партвзнос. Не понимаю, как этот человек мог участвовать в этих делах, когда я знаю, что трансферы за рубеж на тот момент вели более солидные люди, а он был моим ровесником. Я тогда доходил до замминистра.

СИДЕЛ В ПАРЛАМЕНТЕ КАК ШКОЛЬНИК

— Кстати, не скучаете по политической деятельности?

— Нет. В парламент попал случайно.

— Что самое неприятное в этой сфере?

— Грязь. Человек может выйти на трибуну и оскорблять другого. Мне объяснили, что это нормальная политическая жизнь. Меня еще упрекали в том, что я не выступаю. Но мне-то светиться не надо. Пытался просто заниматься спортивными вопросами. В нашем комитете этим, например, занимались далекие от спорта люди. Многие люди тогда не знали куда идти и что делать, а сейчас — великие политики. Дай Бог им здоровья. А еще мне говорили, чтобы я молчал, потому что ни в чем не разбираюсь. Я и молчал. Каждый ведь должен заниматься своим делом. А помните, как у меня забирали мандат?

— Известная история.

— В российской Думе в то время говорили: мол, дайте нам Блохина, мы ему у себя стул поставим. (Улыбается). Там уважают своих спортсменов.

— Не жалеете, что тратили время в парламенте?

— Нет, это же опыт. Помню, сидел как школьник и слушал. Было интересно смотреть на 450 человек, которые решают судьбу страны. Но потом понял, что к чему. Начал ходить курить, пить кофе, зная, что ничего важного не пропущу. Тяжело было только в период предвыборной кампании, когда приходилось многое ездить по стране. За месяц терял пять-шесть килограмм.

— Регулярно смотрите сейчас политические новости?

— Нет. Программу Шустера, например, иногда могу посмотреть. Иногда интересно слушать дебаты с участием знакомых мне людей. Можно посмеяться.

— В «Черноморце» вы занимали непривычную для себя должность спортивного директора. Тяжело было не вмешиваться в тренировочный процесс?

— Я относился к этому спокойно. Есть главный тренер, он и должен принимать решения.

— А почему вам предложили руководящую должность, а не место на тренерской скамейке?

— Предлагали, но я сразу отказался. В плане амбиций мне было неинтересно тренировать одесситов. Но находиться внутри футбола все равно хотелось, поэтому я принял другие функции.

— Вы бы могли работать в тендеме?

— Мы и так всегда работаем с кем-то в связке, но главный должен быть один. Хороший пример тому Лобановский и Базилевич. Работали вместе, но решения принимал один человек.

— Вас роль второго не устраивает?

— Нет.

— Блохина легко в чем-либо переубедить?

— Повлиять на меня можно.

— В Болгарии говорят, что к старой любви не возвращаются. Вы согласны с этой мудростью?

— А у нас есть пословица: два раза в одну реку не войдешь. А я считаю: почему бы нет?

НА ДОСУГЕ ИГРАЮ В PLAYSTATION

— Как семья, дети?

— Все нормально. Дочки занимаются теннисом.

— Растите Курниковых?

— Нет. Они сами решат, я их только направляю. Пока вроде девочки ракетки не выбрасывают.

— Что для детей на первом плане — спорт или учеба?

— Все в комплексе.

— Вы как учились?

— Не могу сказать, что слыл отличником, но с успеваемостью проблем не было. В 9-10 классе было сложно — ездил на сборы. Брал учебники с собой. Алгебру и геометрию самостоятельно не выучишь. В жизни эти дисциплины, конечно, особо не пригодятся, но тройки табель не украшают. Украинский нам преподавали как иностранный, поскольку я учился в русском классе. Мне очень не нравилось, когда снижали оценку на два бала за то, что я читал стихи без выражения. То есть учительница на всю жизнь отбила мне любовь к литературе.

— А какие дисциплины вам нравились?

— История, география, физика, химия.

— Последние два выбиваются из ряда.

— Наоборот, это самые интересные предметы. А вот рисовать и чертить мне не дано. Хотя отец, жена и дети рисуют хорошо.

— Это, правда, что вы играете на досуге в Рlaystation?

— (Смеется). Когда есть время.

— Только футбол интересен?

— В теннис играл, в какие-то машинки... Бывает с дочками расставляем партию в шахматы — они вдвоем против меня.

— Поддаетесь?

— Нет, конечно.

— Потому что Блохин не любит проигрывать?

— Нет, просто считаю, что нужно играть честно.

— Вы хороший картежник?

— Да.

— Бессонов, кстати, говорит, что не стоит запрещать футболистам эту игру.

— Я тоже так считаю. Что в этом плохого? А вот Володька, кстати, играл слабо. Я-то начинал еще при Рудакове, Мунтяне, Колотове. Они были сильнейшими. Бойко хорошо играл, но только на выигрыш. А в таком случае немного теряется суть игры...

(В этот момент у собеседника зазвонил мобильный, но разговор получился коротким. — прим. авт.).

— Представляете, звонили с одного канала с просьбой рассказать о Липпи! Совсем люди обалдели! А про Капелло им не рассказать?! Вот скажите, что я должен рассказывать? Знаю, что итальянец ходит в очках и курит сигары... Лучше бы о погоде спросили, я бы залез в интернет и ознакомился с прогнозом. Но самое парадоксальное, что журналист теперь на меня обидится.

— Правда, что перед отбором к ЧМ-2006 вы загадали у Стены Плача желание — и оно сбылось?

— Да. Я попросил путевку на чемпионат мира. Сейчас бы, наверное, загадал другое, не имеющее отношение к футболу. Хотя, кто знает.

— Вы написали четыре книги. Не пора ли приступить к пятой?

— Пока над этим не думал. Наверное, еще нужно добиться чего-то, что станет достойным содержанием последней главы. Словом, точку пока не ставлю...

Галина ЕРЕМЕНКО

26.11.2010, 09:13
Топ-матчи
Чемпионат Англии Уотфорд Эвертон 0 : 0   10 декабря 14:30
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Германии Бавария Вольфсбург - : - 10 декабря 16:30
Фрайбург Дармштадт - : - 10 декабря 16:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть