Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь Суркис: «Я был с вами предельно искренним…»

2021-02-01 23:45 ПО ВОЛНАМ НАШЕЙ ПАМЯТИ В самом начале процитирую строки одного из уважаемых мною блогеров, публикация которого, ...  Игорь Суркис: «Я был с вами предельно искренним…»

ПО ВОЛНАМ НАШЕЙ ПАМЯТИ

В самом начале процитирую строки одного из уважаемых мною блогеров, публикация которого, на мой взгляд, справедливо отмечена "коронкой" редакции:

От себя лично я бы хотел поблагодарить семью Суркис за их терпение и любовь к клубу! Вы только вдумайтесь сколько лет назад могло не стать нашего Динамо!

А братья не только спасли клуб, но и создали такие шикарные условия!

Уверен, что не только мои друзья-подписчики, но и многие форумчане поняли, что речь идёт о публикации:

По следам интервью Игоря Суркиса

Пользуясь случаем, благодарю всех, кто поделился со мной своей точкой зрения об интервью президента ДИНАМОвского клуба Д.Гордону, задал вопросы не только в личной почте, но и в своих SMS в Viber и Whats App. Бог даст, отвечу публично...

Но сегодня, учитывая что в моём блоге на сайте это по счёту 1000-й материал, хочется обратиться к теме, волнующей в эти дни многих форумчан по обе стороны океана. Причём, материал, опубликованный в соцсетях в 2005-ом году, впервые публикую на этом сайте.

Игорь СУРКИС: «Я был с вами предельно искренним…»

Я давно убедился в том, что ничего в этом мире не происходит случайно. И благодарен Господу Богу и судьбе за те удивительные «совпадения», которые происходили на моем долгом и весьма трудном журналистском пути. Разве я мог предположить, что 3-го декабря 1994 года (к слову, в день своего 60-летия), взяв развёрнутое интервью у тогдашнего президента клуба «Динамо» Киев Григория Суркиса, во все последующие годы стану свидетелем удивительного и уникального для независимой Украины эксперимента превращения – по инфраструктуре! – в элитный суперклуб!? Мы ведь тогда беседовали в те дни, когда всё «динамовское» могло пойти, как говорится, с молотка, вместе… со своей легендарной историей. Слава Богу, этого не случилось. В день того интервью, признаюсь, открыл для себя Григория Суркиса как человека не только преданного на генетическом уровне футболу, но и как патриота моей страны, влюбленного в эту землю и жаждущего что-то полезное сделать для многострадального народа Украины.

5 декабря 2005 года я впервые брал интервью у нынешнего президента динамовского клуба Игоря Суркиса. С моей точки зрения, это было его подлинное откровение. Быть может, сам день в календаре тому и способствовал!? Ведь именно в тот день дедушке братьев Суркис (по линии матери) Яну Петровичу Горинштейну исполнилось бы 105 лет. И для начала беседы я поведал Игорю Суркису один эпизод своей журналистской практики 60-х годов.

Есть чувство совести, которое меня иногда мучает. Однажды, когда я еще был молоденьким заведующим отделом газеты «Комсомольское Знамя», мне позвонил человек и представился: Ян Петрович Горенштейн. У него был домашний музей. А Георгий Иванов, фотокорреспондент такой был, принес снимок. На этом снимке – человек с интеллигентным лицом, губы такие сочные, обаятельнейшая улыбка… И вот передо мной снимок Яна Петровича Горенштейна в окружении друзей. Для Вас и для других эти имена прозвучат: Бесков, Яшин, Хомич... Вот такая компания у него дома.

И он говорил, что очень хотел бы, чтобы я побывал у него в музее. Я хотел опубликовать тот снимок, но в то время Ян Петрович Горенштейн не мог попасть в советскую газету. Как говорили в те годы, «Инвалид пятой графы». Интересно узнать, с чем ассоциируются Ваши воспоминании о своем дедушке?

Прежде всего, что касается моего деда, он безумно любил жизнь. Любя жизнь, он не представлял себя вне футбола, потому что это была ее часть. У меня складывалось впечатление, что он полностью посвятил себя этой великолепной игре. Почему? Потому что он выискивал в разных газетах, когда не было Интернета, Вы знаете, и телевидение работало строго по указанию номенклатуры. Он выискивал любую информацию, которая касалась футбола, и ею делился с людьми. Он делал разные вырезки из газет, находил возможность получать то, чего в Украине не было. Пресса, касающаяся футбола, разные карикатуры на футбольную тему. Он связывался с Москвой, с Ленинградом, буквально со всем Советским Союзом.

Мне кажется, что в последние годы, когда он был уже на пенсии, он вообще себе не представлял, как жить без футбола. Я Вам могу рассказать такую историю о нем... Киевское «Динамо» играло с московским. Сыграли вничью. А он в это время лежал в больнице. Когда он спросил, как мы сыграли, я сказал, что выиграли... Он сказал дословно: «Ну все, спокойно можно уснуть...»

И он уснул навсегда...

Ровно через 2 часа он умер.

Сообщила мне об этом мать. Я был в больнице часов до одиннадцати, а в два или три часа ночи он умер. То есть, даже когда ему было так плохо, он поинтересовался, как сыграло его любимое киевское «Динамо». И мне кажется, и что моя любовь к футболу, и моего брата тоже на 99,9% – это то, что он нам передал.

Одиннадцать лет назад, в год своего юбилея, 3 декабря 1994 года, в этом кабинете…

Нет, не в этом кабинете, а наверху...

…Да, наверху, я брал интервью у Григория Суркиса, как президента «Динамо», Киев. Видеокамера снимала разбитый бассейн, прогнившие трибуны, Вы помните, в каком состоянии был тренажерный зал, где Лобановский сидел, чтобы не простудиться, в тулупе.

Вспомните Ваши ощущения, когда Ваш брат показывал мне макет будущего комплекса в Конча-Заспе. Как Вы себе представляли, возможно ли в тех условиях, с тем отношением, в той стране общей разрухи, когда у меня во дворе люди еще не старые искали пищу в мусорных баках… А Вы тогда душой, сердцем, инвестициями пытались вытащить, так сказать, из пропасти киевское «Динамо». Как Вы себе представляли тогда будущее клуба и почему?

Мне сложно говорить, как это представлял мой брат, но мы были одной командой. Те вещи, которые он планировал сделать –построить базу, создать детско-юношескую футбольную школу, новую, можно сказать, на базе той, которая воспитала многих легендарных футболистов, таких как Мунтян, Блохин, тот же Онищенко, тот же Шевченко, кстати, и многих других... Новое поколение, которое и сегодня продолжает играть в команде киевского «Динамо» – те же Ващук, Федоров…

То есть, воссоздать это в новом, современном виде. Как он себе это представлял – сложно говорить, потому что он тогда руководил командой киевского «Динамо», а я занимался другим направлением, коммерческим – я был генеральным директором «Динамо»-Атлантик. Поэтому мы помогали ему, а он руководил командой. Но все, что он заложил, задумал, можно сказать, на пятилетку, а потом и на десятилетие, мы, его партнеры, поддержали. Если Вы спросите, все ли нам удалось, я скажу однозначно: нет, нам удалось не все. Не удалось, потому, что мы столкнулись с большими трудностями, где-то с людской завистью, когда нам завидовали, что мы что-то делаем для своей страны. Мы строим поля – уйдя из этой жизни, я не заберу их с собой, не вывезу за границу. Мы строим стадионы, мы строим базы. Они останутся в этой стране. Только не всем это нравится.

Если спросите, когда было легче – тогда или сейчас – я вам отвечу: тогда было значительно легче. Тогда нас понимали, какая-то часть людей верила, а какая-то – просто не верила, что нам удастся воссоздать то киевское «Динамо», которое было в начале 60-х годов, и позднее – 70-х, 80-х годов. Но мой брат, я подчеркиваю, все делал постепенно, выверено. Была заложена база с момента его прихода в клуб и построена за короткие сроки, за 2,5 года. Эта база является одной из лучших в Европе. Когда я пришел в клуб, я построил 6 полей вдоль дороги в Конча-Заспе, детско-юношескую базу. У меня множество проектов, связанных с футболом: это детско-юношеская база в Крыму. Там построено одно поле, второе заканчиваем, будем закладывать корпус.

Я вам скажу откровенно: мы со своим братом не имеем дач, мы не имеем загородных домов… Мы работали на футбол. И продолжаем работать на футбол. Но мы бы хотели, что бы если нам не хотят помогать, то пусть хотя бы не мешают. Понимаете, мой брат очень остро реагирует на такие вещи. Поэтому он еще и политик, кроме всего прочего. Ему ситуация предельно понятна. Извините, в политике существует «проституция».

В ПОРЯДКЕ ОТСТУПЛЕНИЯ

29 сентября 2018-го года, на своём канале в You Tube я опубликовал репортаж о дне открытых дверей в динамовской школе имени Валерия ЛОБАНОВСКОГО, увиденный мною в новостной программе ПОДРОБНОСТИ, украинского телеканала Интер. К слову сказать, видео было весьма кстати потому, что к этому времени уже опубликовал на сайте "Динамо Киев от Шурика", материал, посвященный дню рождения Андрея ШЕВЧЕНКО, которому в ту пору исполнилось 42 года. А ведь легендарный обладатель "Золотого мяча" тоже один из выпускников динамовской футбольной школы...

Впрочем, вернёмся к интервью с в ту пору 47-летним Игорем Суркисом.

Мне с этим смириться трудно, и сейчас я вам скажу откровенно: я не собираюсь ни в какой парламент, я хочу заниматься своим любимым делом. Поэтому я прошу: не мешайте мне. Мы ничего плохого не делаем. Мы делаем все, что декларировал новый Президент: это создание новых мест, мы отрываем детей от улицы – у нас в школе учатся 2,5 тысячи детей. В наших спортивных школах, которые задействованы и финансируются клубом киевского «Динамо», учатся, кроме киевской школы «Динамо», 2,5 тысячи детей. Если из них в ближайшие 10–15 лет в основном составе киевского «Динамо» заиграет 5–6 футболистов – я буду счастлив. Вдумайтесь! Ради пяти – шести! Но всех этих детей мы оторвали от улиц! Эти дети сегодня занимаются любимым делом. Они все одеты с иголочки во все динамовское, они играют нормальными мячами, они нормально питаются. Родители, идя на работу, зарабатывая на хлеб насущный, не беспокоятся, где находятся их дети. Это все декларировал Президент на Майдане. И я уверяю вас: он это все поддерживает.

Но! «Его окружение», и они ведь пытаются представить Суркисов, а сегодня уже и клуб «Динамо» Киев в моём лице, как врагов народа. Мне просто смешно! И когда 9 месяцев подряд шла травля киевского «Динамо», потому что есть какой-то, видите ли, бизнесмен, с которым у нас были деловые отношения и уже закончились!

Кто прав, кто виноват – я сейчас не хочу этого обсуждать. Но человек, не сделавший для клуба ровным счетом ничего, стал претендовать на святую святых – киевское «Динамо» – где мы показали себя, ну пусть – не самыми лучшими менеджерами, но людьми, которые 9 лет выводили команду в Лигу Чемпионов! Опять таки, это декларация нашего нового Президента: мы стремимся в Европу, мы там уже 9 лет! Может, страна будет идти за нами?!

В этом году стечение всех обстоятельств, все, что на нас обрушилось, все эти судебные процессы, все эти тяжбы, я вам гарантирую, и привели команду в такое состояние. Потому что иностранцы: бразильцы, хорваты, сербы, румыны, нигерийцы – я перечисляю людей, которые у нас играют в команде – они не понимают, они хотят выходить на поле и не сомневаться, что завтра они получат заработную плату. И когда они смотрят Интернет, когда они читают газеты и узнают, что киевское «Динамо» то разделяют, то отнимают!.. А не специально ли было, что арест акций, связанных с киевским «Динамо», обнародовали в день матча, который мы играли с Вильяреалом? Как это можно расценить!?

Я, уйдя из футбола, жить хуже не буду. Моя жизнь, в мои 47 лет – она как была, так и останется. Я буду отдыхать, ездить на дорогих машинах, у меня ничего в жизни не изменится! А те люди, которые от меня зависят? А это тысячи, сотни тысяч человек, что бы вы представляли. Потому что, называя 2,5 тысячи детей,– за ними стоят их родители, родственники, браться, сёстры. У меня сегодня в клубе сотрудников, которые работают и обслуживают базы, стадионы,– это больше 5 тысяч человек! Это целая машина, это индустрия на сегодняшний день, которая работает на футбольный клуб «Динамо» Киев.

Нас упрекали, когда у нас была акция под Верховным Советом: вот вы вывели людей, там, за 20–30 гривен… Да я даю слово, что ни один человек не вышел за деньги! Мы не платили ни единой копейки. Это вышли родители этих мальчиков, вышли сотрудники. Их оказалось порядка от 7 до 10 тысяч. Они вышли по зову сердца защитить то, что принадлежит не им, а принадлежит всей стране. Это вышли люди, соприкасающиеся с командой киевского «Динамо». И каждый из них, от уборщиц до поваров, считают, что они вносят свой вклад в команду киевского «Динамо». Более того, я вам скажу, что когда наша команда попадает в Лигу Чемпионов, это дополнительный стимул у сотрудников, – премиальные. Я не забываю в этой премии никого. Ни столовую, ни водителей, ни наших сотрудников, которые обслуживают и работают на эту команду. Отдел международный, который занимается оформлением виз, охранные структуры, и прочие, прочие, прочие… Это масса людей сегодня! На сегодняшний день нельзя так обращаться с коллективом…

Со мной – такое дело. Я в этой жизни видел многое, переживу. Но нельзя сегодня сломать такое количество людей, которые, кстати, уверяю вас, голосовали за нового Президента. Уверяю вас! Кто-то, может быть, голосовал за Януковича, кто-то – за Ющенко… Потому что не было с 1999 года никаких установок: мы все голосуем за Януковича! Мало того, сегодня одна из сил, которая идёт на выборы – это близкая мне сила, потому что там находится мой родной брат. И тоже не будет никакой установки. Я сказал: киевское «Динамо» вне политики! Все! Мы ушли от этого. Да, мы допустили ошибку в 1998-м году. Я принес уже извинения, я тысячекратно приношу извинения своим болельщикам. Мы вне политики. Мы сегодня играем для всей страны. Люди пускай разберутся сами и выберут тех, кто им больше нравятся. То ли своими делами, то ли внешностью, то ли еще чем-то – пускай люди разберутся. И ни единому человеку я не скажу: пойди, проголосуй за ту или иную партию.

Давайте жить в демократическом, нормальном обществе! Не поступать в зависимости от выборов президента, или от выборов в Верховный Совет. Футбол развивается, команда киевского «Динамо» находится сегодня на плаву, она не тонет… Да, нужно многое сделать. Да, мне, как президенту клуба, может быть, тоже необходимо совершенствовать свою работу, может быть, учиться у других президентов клубов. Где-то мои коллеги делают правильные поступки, где-то ошибаются. Мы друг у друга учимся, но наша команда находится на плаву. После игры с Туном я сказал: непопадание в Лигу Чемпионов – трагедия. Нет, трагедия, это когда погибают близкие. Девять лет подряд мы попадали в Лигу, в этом году не удалось. Может быть, так и суждено было? Будем работать над тем, чтобы в следующем году обязательно туда попасть снова.

В прессе часто муссируется мысль, что вложение денег в украинский футбол – это заведомо убыточное предприятие. Как Вы лично относитесь к подобным сентенциям?

Я Вам скажу откровенно, я бы показался наивным, если бы сказал, что мы вкладываем деньги в футбол и не надеемся на то, что к концу года выйдем с 50 на 50, то есть расходы соизмеримы с доходами. В ближайшие 10 лет я не вижу, как это получится. Естественно, футбол сегодня – это вложение денег без финансовой отдачи. Есть отдача в победах твоей команды, которую ты любишь. И, опять-таки, объяснить многим это невозможно. Что ты больше всего любишь эту команду и готов отдать ей жизнь. Не потому, что тебе не верят. Каждый пытается понять, что же ты хочешь взять с этой команды, чего-то заработать… Ну как им объяснить?! Выйти на площадь и поклясться, что действительно, ты ее любишь с детства, действительно, ты готов отдать последнее, с себя снять, чтобы эта команда побеждала.

Пока не будут работать рекламодатели, телевидение, страна не поднимется на качественно новый уровень, когда появятся нормальные европейские зарплаты, где будут нормальные европейские пенсии. Пока у нас не начнут работать законы.

На Западе такие законы, что ты за удовольствие платишь деньги. ВИП-ложи для более богатых, но есть и удобные места для инвалидов, которым подносят чай, кофе… Я вам скажу откровенно: футбол не будет прибыльным. Потому что на сегодняшний день надо что-то менять, надо что-то делать в нашем футболе… Мы отстаем от российского футбола в сумме, я считаю, командами. Вот взять, оценить состояние российского и нашего футбола. Мы, возможно, в организации их превосходим, учитывая, что наша молодежная сборная вышла в финальную часть чемпионата Европы, национальная сборная на чемпионат мира попала, а их – нет. Это говорит об организации всего нашего футбола.

А вот если взять отдельно чемпионат – он у них сильнее. У них больше инвестиции. У них уже работает телевидение, рекламодатель. Только ведь мы от Москвы вообще отстаем лет на 5–7, по динамике. Поэтому я надеюсь, что это будет.

Но пока в украинском футболе не будет 5–6 команд, которые боролись бы за первое, второе, третье место, говорить о развитии клубного футбола очень сложно. Почему? Потому что ни мы, ни донецкий «Шахтер», ни «Днепр» до конца не понимаем свою силу. Потому что, когда мы выходим на международный уровень,– это совсем другое качество футбола, это совсем другая мотивация. Очень сложно понять, когда ты играешь с командами, допустим… ладно, не буду называть их, и они пытаются за счет премий стимулирующей стороны, то ли киевского «Динамо», то ли «Шахтера», отобрать очки – это нормальное явление. И только за счет этого команда идет на самопожертвование, играет одну-две игры в сезоне против киевского «Динамо» и донецкого «Шахтёра». Но в целом – это не футбол, согласитесь. Футбол – это когда есть конечный результат и когда все за него борются, за этот результат. И пока у нас не будет такого, пока у нас не будут пересмотрены нормы, что за футбол надо платить деньги и с телевидения, и от рекламы, и от продажи нормальных билетов за нормальную цену – футбол у нас не будет прибыльным.

Но мы знаем, на что идем, мы не умываем руки. Мы стараемся делать так, чтобы футбол был более интересным, динамичным, нравился нашим зрителям, любителям футбола и болельщикам. Почему я это делаю? Да я просто его люблю! Верят мне, или нет, но футбол – в моем сердце! Я его люблю больше жизни.

В жизни важны не слова, а дела и поступки. Они за Вами – тут нечего говорить. Интересно, как складывается день президента футбольного клуба? Скажем, сегодняшний?

У меня день обычный. Сегодня, если хотите, начался очень просто. Учитывая, что прилетел поздно: ездил поздравлять спортивного директора симферопольской «Таврии» Аронова с 50-летием. Встал в 10 часов, выполнил все процедуры, которые необходимо делать после подъема, после чего первым делом позвонил в приемную и узнал, кто меня искал. Искал Демьяненко, тут же с ним связался. Переговорили. Хотя вчера вечером мы говорили с ним о сыгранном матче. Обсудили вновь игру, дальнейшие планы, учитывая окончание сезона, условились, когда отпускаем команду. Подумали, что, возможно, нужно сделать совместный ужин с командой. Учитывая, что Андрюша Несмачный женится 10-го числа, 7-го – как раз напрашивается мальчишник. Там мы с ребятами и пообщаемся. Без жен.

Команда, я считаю, с хорошим настроением должна уйти в отпуск и начать новый сезон. Пришел на работу: бухгалтерия, отдел кадров, продление контрактов с некоторыми футболистами, вот Вы у меня берете интервью… Мне часов до 9–10 хватит чем заниматься. Не я себе работу нахожу, она сама меня находит.

Вы планируете как-то рабочую неделю?

Тот, кто руководит таким клубом, не может не планировать не то, что рабочую неделю, а даже в чем-то месячный график: что необходимо сделать. Это и вещи, связанные и со строительством, контрактные обязательства, с Adidas надо встретиться. Я подстраиваюсь под генерального директора фирмы, когда он приезжает по поводу продления контракта с клубом киевского «Динамо». 22-го числа у меня с ним встреча. Общий график есть на месяц, на неделю, на каждый день. Но есть вопросы, которые возникают по ходу рабочего дня. В этом году вообще пришлось заниматься вещами, далёкими от футбола. Всевозможные суды, инсинуации вокруг киевского «Динамо». Поэтому очень сложно говорить о том, что ты, мол, распланировал, и все чётко выполняешь по графику. Я не отношусь к категории людей, которые что-то запланировали на день, сделали, и все – моя работа закончилась.

Украинский футбол вообще, и «Динамо» в частности, стали составляющей, по большому счету, международного имиджа Украины. Расскажите, как лично Вы ощущаете это на себе?

Во-первых, я ощущаю огромную ответственность. Когда я встречаю ту плеяду футболистов, независимо от того, в каком году они становились чемпионами бывшего Советского Союза – Сабо, Базилевич, Лобановский… Я Вам скажу откровенно: после своего дедушки, ближе человека в своей жизни я не терял; Валерий Васильевич для меня в эти годы стал очень близким и родным человеком, могу это сказать с полной ответственностью! И те ребята, которые выигрывали чемпионат Украины – Леоненко, Юра Максимов – перед ними, прежде всего, ответственность. Потому что это люди, которые ковали победные традиции киевского «Динамо». Здесь все пропитано историей: стены, если хотите, батареи, которые здесь висят, а вот тут были раздевалки, пропитанные традициями команды киевского «Динамо».

Поэтому, просто приехав и зайдя на стадион, ты обязательно кого то встретишь. То ли Буряка, то ли Котельникова… это все – история киевского клуба. Ты должен это чтить, ты не можешь начать новую историю, начать все с чистого листа. Простой пример: назначение главного тренера. Я действительно был страшно разочарован, раздосадован, когда мы не попали в Лигу Чемпионов. И я заявил, что в клубе будут кардинальные изменения. В эмоциях, в пылу – я это заявил. Я разговаривал с Ле Гуэном, с Хитцвельдом, с Клементе, ещё со многими тренерами. Поверьте мне – из десятки выдающихся тренеров. Но мы дали шанс Демьяненко. И я не жалею об этом. Это надежда на то, что Анатолий Васильевич сохранит традиции великого тренера Лобановского. Традиции! Но не повторит Лобановского. Я еще раз говорю: Лобановского повторить нельзя! Никому не удастся это сделать! Он был абсолютно уникальной личностью, его не удастся повторить никому.

Пусть даже пародисты следили бы за каждым его шагом, учились бы его манерам ходить, разговаривать – все равно было бы не то. Это был великий человек! Я очень чту, и обещаю нашим болельщикам, что буду чтить эти традиции всегда.

Сегодня молодёжная и национальная сборная, слава Богу,– в европейской и мировой элите. И функционеры, которыми принято считать вас с братом, внесли в это огромный вклад. Но, без ложной скромности, Вы чувствуете свой вклад в сегодняшний всплеск украинского футбола?

Прежде всего, очень тяжело и требует большой ответственности хвалить близкого тебе человека. Мой брат – это самый близкий человек. Родители, он, мои дети,– Вы сами прекрасно понимаете. Он – великолепный организатор. Всё, за что он берётся – это всё приносит какие-то свои плоды. Я могу привести несколько примеров. Вот смотрите: «Динамо» Киев, возвращение Лобановского. Он? Он! «Динамо» Киев в полуфинале Лиги чемпионов. Да клубы с пост-советского пространства могли только об этом мечтать! Только какой-то злой рок не дал нам возможность сыграть в финале Лиги чемпионов в 1999 году. Я сегодня отдал бы все, чтобы играть в полуфинале Лиги чемпионов. Дальше... Сборная команда страны. Скептики смеялись, говорили: Блохин? Да кто это?! Обещали нам иностранного тренера, а привели Блохина. Он же нигде не работал! А Блохин пришел и заявил: мы выйдем с первого места. Он нашел нужные слова, убедил моего брата. И Григорий Михайлович ему поверил. Дальше они пошли одной командой. Командой – на Чемпионат мира. Это большой успех или нет?! Молодёжная сборная. Михайличенко, в силу определенных обстоятельств, был снят с должности главного тренера. Не потому, что он плохой тренер, а потому, что на тот момент надо было что-то делать с командой, всколыхнуть, что ли?.. Михайличенко не был настолько опытным, как Лобановский, чтобы от одной игры к другой команду превращать в совершенно другую. Я поступил абсолютно правильно: мы попали в Лигу чемпионов. Но когда ко мне обратился мой брат и спросил: «Как ты считаешь, Михайличенко справится с молодёжной сборной?» Я сказал: он хороший тренер, у него есть задатки и он может вырасти в очень сильного специалиста.

Михайличенко это доказал. Команда – на Чемпионате Европы! Сейчас главное – не почивать на лаврах. И это не в характере моего брата. Перед футболистами стоят большие задачи: не быть там мальчиками для битья и доказать, что мы не случайно туда попали. Я считаю, что именно в этом его сила – в организации. Он сумел это сделать, и это дало свои плоды. Естественно, я, Ахметов, президенты других клубов – мы внесли огромный вклад в этот процесс. Здания, люди, сидящие в них, в футбол не играют. Они работают над организацией футбольного хозяйства. А на поле выходят футболисты.

Я, как президент клуба, горжусь тем, что футболисты киевского «Динамо» защищают цвета национальной сборной. О нашем футболе будут судить только по национальной команде страны. Киевское «Динамо» успешно играет в Европе, донецкий «Шахтёр» успешно играет в Европе – это все всплески. Сегодня получилось, завтра – нет. Пока не будет качественного чемпионата, говорить о том, что мы войдем в число грандов европейского футбола на продолжительный срок – это самого себя обманывать. Я хочу это сказать людям… Мы можем мечтать выиграть европейские кубки, работать на это, но это будет всего лишь всплеск, молния. А говорить о том, что на протяжении 10–20 лет мы будем как «Барселона» или «Милан», о которых все время говорят в Европе!?

Для начала нужно собраться президентам клубов и сказать: давайте мы что-то внутри поменяем, начнем работать по-новому. Давайте сделаем другой чемпионат. Пускай это будет, я знаю, 8 команд… Но чтобы матчи вызывали ажиотаж у зрителей и самих футболистов. Те, кто пришел в футбол, но не может его спонсировать, пускай лучше уйдут, а на их место придут другие. Если сегодня декларировать, что ты отвечаешь за команду и не делать ничего,– а у нас много таких команд, поверьте мне,– то поднять чемпионат на качественно новый уровень сегодня очень сложно. А хотелось бы этого...

А что касается нашей национальной сборной, то, мое мнение, это заслуга всех президентов клубов, которые делегировали футболистов в нашу главную команду. Это заслуга Андрея Шевченко, Андрея Гусина, который сейчас играет в «Крыльях Советов» по разным стечениям обстоятельств, заслуга Ващука, и Реброва… Да всех ребят! И Тимощука Толи, Воробья Андрея из донецкого Шахтёра, Руслана Ротаня, Алексея Белика. Всех ребят! Всех тех, кто играл в этой команде, кто ковал победы в каждом конкретном матче. Блохину знаете, что удалось сделать? Он сплотил коллектив единомышленников. И если ему удастся сохранить этот коллектив, я думаю, что многим командам сборная Украины преподнесет не один неприятный сюрприз.

О своем отношении к политике Вы уже сказали. Значит ли это, что Вы вообще не следите за политикой?

Я слежу за политикой. Мне многие вещи, происходящие в нашей стране, нравятся. Но много чего мне и не нравится. Но я не хочу это высказывать. Я не хочу становиться публичным политиком. Поймите, я занимаюсь любимым делом. Мне хватает адреналина и эмоций и в этом занятии. А в политике есть много чего мне не присущего. Сегодня сказать одно,– завтра утром сделать другое. Это не для меня. Я привык жить немножко по-другому. Поэтому политикой пусть занимаются люди, которые чувствуют, что могут что-то дать в этом плане. Если бы я чувствовал, что могу в политическом плане что-то дать для развития своей страны – я, может быть, пошел бы в политику. А я знаю, что я могу дать больше для людей, открывая больше детско-юношеских спортивных школ, строя больше полей, ремонтируя стадионы, одевая этих детей…

Я прошу Фан-клуб «Динамо», а это абсолютно независимая организация, больше делать визуальных материалов, снимков, выпускать разнообразные альбомы. Вот вышел диск – история команды киевского «Динамо». Я им благодарен за это. Чем больше людей будут знать историю киевского «Динамо», чем больше она будет доступна – тем большее количество людей будет болеть за команду. Вот в этом моя задача сегодня: как можно больше людей привлечь на сторону такой великой команды, как киевское «Динамо». Не потому, что я – ее президент. Я считаю, это великая команда, великий дух! Здесь работают великие люди и великие победы ковались в этой команде. И я Вам честно скажу: я счастлив! Иногда утром просыпаюсь – мне не верится, что я президент такого клуба. И это я Вам говорю откровенно.

И мы видим, что стараетесь обратить людей в свою веру. Еще несколько дней и начнется так называемое межсезонье. Интересно, что оно для Вас?

Межсезонье – это, прежде всего, необходимость обеспечить наилучшие условия команде для проведения сборов. У меня на столе уже лежит график, я могу чётко рассказать, что, 5-го января команда собирается, 10 числа – уезжает в Арабские Эмираты, 23 числа – возвращается. Находимся здесь некоторое время, неделю, по-моему, и 30-го числа мы улетаем в Израиль, где будет турнир 4-х: «Динамо» Киев, донецкий «Шахтёр», «Спартак» и ЦСКА. По какой формуле пройдет этот турнир – я еще не знаю, но то, что он вызовет интерес у телезрителей, у людей, которые придут на стадионы – это вне сомнения. Это прекрасная идея нашего коллеги, Романа Абрамовича, который тоже любит футбол. Правда, у него немножко другие возможности для создания супер-команды, это тоже надо учитывать. После этого турнира мы побудем в Израиле 4–5 дней, планируем сыграть там товарищескую игру с московским «Динамо» – она, по-моему, на 1 число намечена – после чего возвращаемся в Киев и готовимся к продолжению чемпионата. А какие будут изменения – мне сложно об этом пока говорить. Работает соответствующая структура, служба целая, есть и главный тренер. Если надо кого-то приобрести, если они кого-то нашли – моя задача выложить на это деньги. И это будет сделано.

Вы сказали о личности, о великой личности Валерия Васильевича Лобановского, что это был самый дорогой для вас человек после вашего дедушки

Вы понимаете, о Лобановском можно говорить часами. У вас не хватит плёнки все записать…

Расскажите о его возвращении. Да, известно, что Вы постарались возвратить его. Были «за» и «против». Я даже не хочу цитировать тех, кто высказывался, мол – зачем, кому это нужно… Брат советовался с Вами по этому вопросу перед тем, как вел переговоры?

Давайте я Вам расскажу историю из первых уст о том, как возвратился Валерий Васильевич Лобановский. Изначально, когда мы пришли в клуб, Валерий Васильевич Лобановский был категорически против того, чтобы клуб сменил хозяев. Почему? Он был против потому, что считал команду своей вотчиной: он очень много сделал для этого клуба, но позднее уехал из страны и не понимал, что она изменилась. Изменились люди, стали жить по другим законам, страна стала самостоятельной. Этого оттуда он не понимал, не ведал, что на тот момент разворовывается, я не побоюсь этого слова, то наследие, которое он оставил. Что разворовываются средства от продажи футболистов – Заварова, Михайличенко, Литовченко, Протасова, что в клубе творится, можно сказать, «беспредел». Что на деньги эти строятся какие-то консервные заводы, какие-то паркетные фабрики… Что занимаются этим непрофессионалы, люди не любящие футбол. Любящие себя в футболе.

Вот этого Лобановский не видел. Поэтому, когда мы пришли в клуб, Лобановский наблюдал за нами ровно год. Потом он сказал Чубарову: передай Григорию Михайловичу, что для развития украинского футбола нужно создавать профессиональную футбольную лигу. Григорий Михайлович так и поступил, и достаточно успешно эту профессиональную футбольную лигу создали. Отбросив все эмоции, амбиции, выяснения отношений, в 94-м году мой брат попытался в первый раз привлечь Валерия Васильевича Лобановского главным тренером киевского «Динамо». Попытка была неудачной. Потому что Валерий Васильевич был человеком умным и очень масштабным. Он попросил кассеты, полную информацию о «Динамо» и понял, говорю Вам абсолютно честно, что с этой командой добиться чего-то будет очень сложно. Он сделал паузу, хотя мы предлагали Арабским Эмиратам, а потом Кувейту компенсацию за расторжение его контракта. На тот момент она была огромная, но мы шли на это. Мы продолжали вести с ним всяческие переговоры о возвращении в команду киевского «Динамо» на протяжении этих лет. Но в девяносто шестом году, когда наша команда бесславно провалилась в Нашателе, мы остались с моим братом, как сейчас помню, вдвоем в номере. Я понимал, что для киевского «Динамо» наступил момент приглашения значимой фигуры, которая эту команду может вывести на качественно новый уровень. Эти ребята молодые – Шовковский, Ващук, Головко, Косовский, Шевченко, Ребров – они созрели для побед, над такими командами, как Нашатель – уж точно. Но этим людям надо как бы второе вдохновение дать. Тот же Лужный, кстати, которого уже многие списывали со счетов… Я высказал своё мнение брату, и, учитывая то, что он разбирается в футболе, он меня полностью поддержал.

Григорий Спектор ушел из жизни на 64-м году - администратор ФК "Динамо" (Киев) 70-80-х годов

Григорий Иосифович верой и правдой служил сине-белым цветам клуба. В том, что "Динамо" удерживало статус сильнейшего в стране, есть и его немалый вклад. На своем посту Григорий Иосифович всеми силами своего организаторского таланта способствовал завоеванию командой Кубка Кубков, Суперкубка УЕФА, пяти титулов чемпионов СССР, трех Кубков СССР. В возвращении В.В.Лобановского в клуб было и его участие, о чём рассказал в этом интервью Игорь Суркис.

х х х

А в самолете ко мне подошел ныне покойный Григорий Иосифович Спектор. И говорит: я тебя очень прошу, говорю это только тебе: Лобановский в Киеве. Я подошел к Григорию Михайловичу и говорю: мы завтра должны поехать к Лобановскому. Он удивился: «А где он?» Я отвечаю: в Киеве! Утром, придя на работу, терзаясь чувством, необходимостью решить все прямо сегодня, мы поехали к нему домой, на Суворова. Помню еще, у него дома вокруг меня бегала такая беленькая кошечка, я котов не очень люблю, все время от нее отворачивался…

Он нас посадил в такие пышные кресла, и мы начали с ним разговор. Григорий Михайлович рискнул начать с определенного давления: Валерий Васильевич, все истории Ваши, я все знаю. Мы об этом много говорили. Сегодня пришло время сказать – да, или нет! То есть он взял Лобановского чуть ли не за горло! Лобановского, который любит рассуждать, выдвигать множество условий! Вы даже не представляете, как сложно с этим человеком разговаривать… Были еще кое-какие разговоры, Валерий Васильевич сказал просто: не говорите глупостей, я постоянно слежу за командой. Ладно, я вам даю добро. Все детали мы обговорим позже.

Я Вам скажу откровенно, Лобановский очень быстро согласился, мы сразу же договорились по его условиям, это было одним из самых последних пунктов. И я видел, с каким настроением он возвращается в команду киевского «Динамо».

Я тогда работал в «Динамо»-Атлантик, он ко мне приехал, я как сейчас помню, кое-какие детали обсудить. Он принес с собой интервью Йожефа Йожефовича Сабо газете «Бульвар». Валерий Васильевич говорит: «Он не должен такое заявлять! Ты пойми, он же (Сабо) умный человек, он остается работать в клубе. Он создал команду, мы ее подшлифуем, и она будет играть!»

Видимо, он предвидел, что будет с этой командой. Он пришел в команду и добился многого. Полуфинал Лиги Чемпионов… Я не говорю о том, что он чемпионаты страны выигрывал – как орешки щелкал, кубок Украины тот же… И вспомните тот уровень, то качество игры, которое демонстрировала команда киевского «Динамо». Именно тогда западные клубы обратили внимание на Шевченко, на Реброва. Мы могли тогда весь состав продать, только вот сами остались бы ни с чем.

Игорь Михайлович, какая самая яркая ассоциация о нем. Вот говорят: Валерий Васильевич Лобановский, пусть, Вы фильм смотрите о нем, или еще что-то... Какая у Вас при этом возникает ассоциация при словах: Валерий Васильевич Лобановский? Самая главная?

Умнейший человек. Всё! Этим всё сказано. Умнейший, гениальнейший человек. Я таких людей не встречал. Говорю откровенно.

Дело в том, что для меня это оставалось загадкой, когда вдруг, Вы помните этот период, Вы с ним стали появляться рядом, как вице-президент клуба. Я вот помню возвращение его, естественно, во всех деталях, мы с ним встречались, беседовали, у нас были очень доверительные отношения, слава Богу, на протяжении 37 лет. Но… я поразился, когда он допустил Вас, казалось бы, в святая святых. Он усадил Вас на скамейку рядом с собой. Лобановский ещё тогда шутил, что Вы сдали экзамен, зачёт… Давно хочу попросить Вас рассказать об этом, потому что только он и Вы можете объяснить, почему он это сделал. Мы сегодня с Адой (с Аделаидой Панкратьевной, женой В.В. Лобановского – прим. Ред.) вспоминали, он Вас называл Игорюня…

Я вам все объясню. Он чувствовал, что я к нему отношусь искренне. Я с ним не фальшивлю. У меня не было по отношению к Валерию Васильевичу ни единой фальши. Даже если я ему говорю что-то нелицеприятное, то он понимал, что это искренне. Не думайте, что на протяжении пяти лет у нас с ним все было гладко. Думаю, что я был этаким себе «мостиком», между Лобановским и моим братом… Мостик этот послужил всему украинскому футболу большую службу. Почему? Потому что Вы знаете Лобановского больше, чем я. Много лет Вы его знаете.

Он непростой человек. И Вы правильно удивляетесь: каким образом он приблизил человека, которого не знал, который, в принципе, предложил ему работу, вместе со своим братом, когда я был вице-президентом клуба, а мой брат – президентом «Динамо». Естественно, все нити сходятся к президенту клуба.

Так вот, я приехал на Кубок содружества, в манеж московского «Динамо» (там практически нет сидячих мест), и стал чуть-чуть в сторонке, за скамейку с запасными игроками. Просто стал. Он меня заметил и позвал: «Можно Вас на секундочку, Игорь Михайлович». Я подошел, а он и говорит: «Нет-нет, Вы тут садитесь, рядом. Потому что за результат мы будем совместно отвечать. Вы думаете, Вы тут отстоитесь, а я буду отвечать за результат? Вы меня в это втянули, будьте любезны…» Я сел. Он подошел после игры, пожал руку. Поцеловал меня со словами: «Ну, Вы не радуйтесь. Это только один из зачётов, которые Вам придётся пройти».

После этого бывали моменты, когда в летнее межсезонье команда была на сборах, в Ялте, а я ездил отдыхать. Перерыв между чемпионатами короткий, команда сразу уходит в отпуск, а мне нужно заняться накопившимися делами,– вот и уезжаешь через неделю. Остается две недели до начала нового чемпионата. Я на первую игру по традиции просто не приезжал. Она обычно выигрывалась, но я на неё не приезжал, потому что у меня не было и 10 дней на отдых. И Вы не поверите, что он делал со мной! Он мне звонил, и требовал: «Если Вы не будете завтра на игре, то я тоже не приду! Вы должны сидеть на скамейке, Вы ломаете фарт.»

И когда он, будучи немного нездоровым, шел не на скамейку, а отправлялся в ложу, то и мне не разрешал идти туда. Он всегда говорил: «Вы идёте со мной. Мы должны сидеть вместе!» У него тоже были какие-то вещи, которые он не мог нарушить ни как профессионал, ни как человек суеверный.

Я общался с Лобановским каждый день, не было дня, чтобы я ему не позвонил, и уверяю Вас, если бы он был сейчас жив, то в течение нашей беседы один раз обязательно раздался бы звонок. Почему? Потому что в это время он любил мне позвонить после отдыха и рассказать, как прошла первая тренировка, и что он готовит на вторую. И выяснить, почему я не приезжаю второй день на тренировку. Я садился в машину, и ехал на базу. Мы сидели на балкончике, которые были специально построены для его уюта. Я понимал, что он человек нездоровый, и мы старались сделать его пребывание в команде киевского «Динамо» наиболее комфортным. Мы настроили тёплых будок, делали все для того, чтобы ему было уютно и удобно работать.

Потому что мы потеряли не просто Валерия Васильевича Лобановского. После его ухода мы потеряли динамику развития украинского футбола. И я скажу еще больше: слова Блохина, о том, что_ даже Лобановскому_ не удавалось попасть на Чемпионат мира, меня немножечко по душе царапают. Я об этом сказал Олегу. Лобановский, Сабо, раньше –Прокопенко, Базилевич, Буряк – все эти тренеры были как бы фундаментом того, что сделал сегодня Блохин. Блохин выстроил здание, и в нем начал отделочные работы. На Чемпионате мира мы увидим, как эти отделочные работы будут выполнены. На какую оценку. Вот я так сказал бы...

Но огромную площадку и сам фундамент для этого здания заложил Валерий Васильевич Лобановский. Потому что я думаю, что если бы Валерий Васильевич Лобановский не пришел в команду киевского «Динамо», не работал бы с национальной сборной, то Олегу Владимировичу Блохину, при всем моем уважении к нему, вряд ли удалось бы совершить этот героический подвиг.

Игорь Михайлович, а часто ли Вы мысленно обращаетесь к нему, к Мэтру, в сегодняшней жизни?

Я Вам больше скажу... Он постоянно в моей футбольной жизни, в моем сердце. Перед самыми ответственными играми мы с ним разговариваем, если он видит и слышит. Валерий Васильевич меня очень многому научил. У меня есть одна традиция: я практически перед каждой игрой сам еду на кладбище. Кто-то ездит к нему раз в год, я езжу в году раз 10–15. Возможно, там у нас и происходит своего рода контакт. Может, если есть потусторонние силы, у нас с ним происходит какой-то обмен мнениями, обмен информацией. Он очень много мне дал, не просто, как президенту клуба, а как человеку, для формирования моей личности.

Вы сказали, что он Вам очень много дал. И все же, что главное Вы взяли для себя у Лобановского, как человек, как президент «Динамо» Киев?__

Самое главное, чему он меня научил – что в футболе нет мелочей. Если ты работаешь в футболе, то должен относиться ко всему, связанному с этой игрой предельно ответственно, не говорить, что, мол, это я могу сделать и завтра, зная, что надо сегодня! Лобановский меня научил, можно сказать, мыслить последовательно, а не шарахаться из стороны в сторону. И я стараюсь своими поступками после его ухода это демонстрировать.

Я сделал его приемником Михайличенко, потом, в связи с определенными обстоятельствами, я вернул в команду Йожефа Йожефовича Сабо. У меня не было другого выхода… Я считаю его хорошим тренером и хорошим, порядочнейшим человеком, отдавшим всю жизнь киевскому «Динамо». Но, как показала практика, произошло это не в самом лучшем возрасте… Увы, люди не молодеют. Сабо и раньше был человеком эмоциональным. Мне казалось, что он немножко успокоился. А жизнь показала, что он стал еще более эмоционален, все пропускал через себя. Поэтому уход Йожефа Йожефовича стал естественным шагом. Когда он неожиданно мне сказал, что летом уходит – для меня это было совершенно неожиданно. Конечно, я понимал, что рано или поздно это произойдет. То ли зимой, то ли еще через полгода…

У него колоссальный опыт, он работал с Лобановским… Но, из-за своей эмоциональности, тот микроклимат, который удавалось создать Валерию Васильевичу Лобановскому, ему воссоздать не удалось. Чтобы 11 футболистов, которые выходят на поле, плюс семеро, которые сидят в запасе, и те футболисты, которые в заявку не попали – а это порядка 25 футболистов – все были единым, монолитным коллективом. Один за всех, и все за одного, не взирая на то, кто сегодня играет на поле. Йожефу Йожефовичу этого сделать не удалось.

Не получилось это и у Буряка, когда он пришел на должность главного тренера. И я считаю, что такой коллектив удается создать только великим людям. Вот Олег Блохин, что бы мы ни говорили,– великий. У него имя, целая история в футболе. Потому что не мог человек на протяжении стольких лет играть в команде киевского «Динамо» на таком уровне и быть не великой личностью. И забил он больше всех, и Золотой мяч получил. И ему удалось создать такой микроклимат в Национальной сборной команде.

Я надеюсь, что сегодня это удастся Анатолию Васильевичу Демьяненко, которого мы долгое время представляли просто, как Толя. Давайте называть вещи своими именами: он всегда был вторым, «в подмастерьях», можно сказать. Но почему-то все забывают, что он был капитаном главной команды Советского Союза, что он был одним из лидеров, фундаментатором киевского «Динамо» 85–86 года, что он уже вырос из «коротких штанишек» и уже стал Анатолием Васильевичем. Так, может быть, это символично? Валерий Васильевич… Анатолий Васильевич… Я ему желаю успехов, и буду всячески помогать, чтобы Толя, Толик, стал настоящим Анатолием Васильевичем. Вот так я буду поступать!

Вокруг «Динамо» Киев развернули так называемое «дело», которое так и не поняли во всем мире, где живут поклонники киевского «Динамо». Обо всём этом мы говорили с нынешним украинским Президентом. Расскажите, как оно коснулось Вас, президента команды.

Ну, меня все это, в общем-то, никаким образом не коснулось. Это, «дело» коснулось всей команды киевского «Динамо» в целом. Я понимал, что я должен сделать все, чтобы команду отстоять. Не допустить, чтобы наша команда попала, назову вещи своими именами, к аферистам, которые доведут ее за год-два «до ручки», после чего киевское «Динамо» уйдет в небытие. Все эти рассказы о «новом подходе», об открытости – это все блеф. Потому что клуб киевского «Динамо» и в период управления моего брата, и сегодня– всегда был открыт. Возможно, люди не хотели раньше этим интересоваться, но клуб всегда был открытым. Мы достаточно обращали внимания на нашего болельщика.

Но тут нам на помощь, и надо отдать им должное, пришли абсолютно преданные клубу люди, которые организовали Фан-движение поддержки клуба киевского «Динамо». Они пришли сами! Я их не звал. Но я этим людям очень благодарен. Сегодня они сидят рядом со мной, в соседнем здании. И я не ощущаю никакого дискомфорта. Это культурные, образованные люди, которые организовали вокруг себя Фан-движение команды киевского «Динамо». Да, инициатива должна была исходить от меня, раньше – от моего брата. Но мы считали, что киевское «Динамо» любят так, у клуба столько болельщиков, что этому не надо уделять такое большое внимание. Но за годы независимости киевское «Динамо» постарались принизить. Почему? Опять-таки, это связано с какой-то политической составляющей. И я благодарен ребятам, которые пришли, и протянули руку помощи в тяжелое для команды время.

У нас всегда была прочная основа под ногами. А еще прочнее она стала благодаря тому, что есть люди, которые пойдут ради своей команды… Не ради Суркиса! Меня защищать не надо. Ради команды, клуба киевского «Динамо» они пойдут на то, что сегодня принято называть «Майданом». Они установили палатки, они жили в них, они сегодня стояли на защите идеалов, прежде всего, клуба киевского «Динамо». И им за это низкий поклон. Я сказал нашему Фан-движению: все, что зависит от меня, как от президента клуба, давайте делать вместе. И они делают сегодня то, что раньше мы даже не планировали.

Это и создание гимна клуба, и мультимедийные диски, на которых уже сегодня воспитывается молодежь. В городе, как грибы после дождя, возникают компьютерные клубы. У них – своя философия… Они не понимают, что, кроме всего прочего, молодым людям необходимо на чем-то расти духовно! Так почему бы ни растить молодёжь на традициях киевского «Динамо»? Это называется патриотизмом! Смотрите, как болеют в других городах, в других странах! Я скажу так: то, что делает Фан-клуб киевского «Динамо», делается для будущего клуба!

Когда «Динамо» попало в так называемый «судейский переплёт», слава Богу, эти ребята пришли к Вам, и Вы их поддержали. Но Вы сами сказали, что были от них относительно далеко. Так что, можно сказать, что ни делается,– все к лучшему. Зато сейчас есть и Фан-клуб, и Ваши встречи с болельщиками… Хочу спросить Вас, как президента: что в Вашем понимании представляет собой рядовой болельщик?

Прежде всего, рядовому болельщику надо создать комфортные условия. Это и трансляции, это и информация, которая поступает от клуба, понятная и доступная рядовому болельщику. И я Вам скажу откровенно: я обратился с просьбой к руководителям Фан-клуба, помочь нам сражаться, биться за болельщика. Рядовой болельщик, искренне любящий свою команду и в радости побед, и в горечи поражений, должен передать эту любовь своим детям. У нас должна быть цепочка, связь между прошлым, настоящим и будущим. Вот это для киевского «Динамо» самое главное! Мне всегда нравилась Ваша фраза, я её часто за Вами повторяю: главное – не сохранить, главное – постараться преумножить. Вот этого я и хочу, это и декларирую. Ни я, ни мой брат, прежде не ощущали такой поддержки, которую я почувствовал сегодня с возникновением Фан-клуба рядом с нами, под нашими знамёнами.

А недавно, слава Богу, у Фан-клуба уже появился свой WEB-сайт, официальная страничка…

Которая дает информации порой больше, чем многие спортивные издания. Считаю, что это очень важно.

Отсюда вопрос: часто ли Вам, при Вашей загрузке, удается выходить в Интернет?

Хватает одной секунды!.. Просто кнопку нажимаешь, и вот они – WEB-сайт «Динамо» Киев и WEB-сайт Фан-клуба у меня перед глазами. Я начинаю свой рабочий день с чашки кофе и с того, что происходит на сайтах киевского «Динамо» и Фан-клуба. Все остальное – политические новости и прочее – только если на это хватает времени.

А другие футбольные сайты Вы посещаете?

Естественно, я смотрю сайты и донецкого «Шахтёра», и днепропетровского «Днепра». Это необходимая информация. Я стараюсь просматривать, особенно в межсезонье, все доступные новости, особенно о переходах.

Все, что Вы рассказали о своем отношении к Фан-клубу и болельщикам, очень близко, между прочим, и Валерию Васильевичу Лобановскому. Я не знаю, были ли у вас на этот счет с ним разговоры. Помните ли Вы, когда его буквально толкнули в народные депутаты СССР? Он баллотировался, но набрал мало голосов, даже на полный стадион не хватило бы. Мы тогда об этом с ним беседовали, это есть во второй моей книге «ДИНАМО КИЕВ. ВОЗРОЖДЕНИЕ». Я говорю: «Зачем Вам это было нужно, Валерий Васильевич?» Он отвечает: «А как я должен был поступить? Ко мне пришли люди, с завода, с Подола…» В его представлении Фан-клуб – это люди, которые могут собраться посидеть за чашкой кофе, встретиться с теми же футболистами. Я хочу спросить, а что в Вашем представлении Фан-клуб «Динамо» Киев на уровне города, страны, на международном уровне? Сегодня, и я тому свидетель, есть почитатели киевского клуба и в Чикаго, и в Тель-Авиве, и в Берлине…

Я считаю, что люди, которые являются членами Фан-клуба киевского «Динамо», являются его официальными представителями. Где бы они ни были, они должны суметь цивилизованно, в рамках закона пронести любовь к этой команде, разъяснять рядовому болельщику, или тем, кто поддерживает ту или иную команду, что такое киевское «Динамо». Но эти люди должны, прежде всего, знать историю киевского «Динамо», наши традиции, что ждет команду в будущем. Поэтому я общаюсь с Фан-клубом и буду общаться. Для меня очень важен цивилизованный подход, а не бездумные эти метания шашек на поле, или другие противоправные вещи, о которых пишут временами в СМИ… Болельщика, который позволяет себе рядовое хамство на трибунах, мы не имеем права поддерживать. Но мы должны его перевоспитывать. Мы не должны терять никого из них. И нашему Фан-клубу это очень хорошо удается. Я убежден, что через 2–3 года мы получим очень мощное Фан-движение. Причем, не только в Киеве, но и в куда более глобальном масштабе.

Замечательная идея – футболка 12-го игрока. Прекрасная идея! Этот номер изъять из номеров клуба, нет его уже и в сборной страны. Чья это была идея?

Эта идея исходила от Фан-клуба, и мы пошли на это.

Чего ещё могут ожидать от вас болельщики «Динамо», которые разбросаны по всему миру? Я имею в виду, от любимого клуба и его президента?

Прежде всего, они не должны сомневаться в том, что я буду делать всё возможное для развития нашего клуба, для сохранения и приумножения его традиций. Пока у меня будут силы, я сделаю все, что от меня зависит. Я на поле не выхожу, но сделаю всё возможное, чтобы команда радовала всех нас своими победами. Вот это я считаю своим вкладом, вкладом Фан-клуба, самой команды киевского «Динамо» в радостное сердцебиение миллионов болельщиков киевского «Динамо».

Учитывая Вашу любовь, Вашу азартность в играх, я Вам задал сегодня 20 вопросов. Вот сейчас задаю 21-й… Вернее, это даже не вопрос, это, скорее, просьба. Прошу Вас, буквально глядя в глаза болельщику, который может оказаться то ли в Торонто, то ли в Берлине, то ли в Одессе – родном городе и Ваших родителей, и Вашего брата – коротко обратится к этим людям, глядя им прямо в глаза. А мы, вместе с Фан-клубом, хотим такую возможность воплотить.

Что сказал Игорь Михайлович, глядя в глаза болельщикам киевского «Динамо» и других клубов, вы услышите напрямую, из первых уст, если загрузите фонограмму прямой речи Президента ФК «Динамо» (Киев).

Дэви Аркадьев

(с) ARK TV

г. Киев, 9 декабря 2005 г.

Постскриптум

И еще одно «совпадение». Обратите внимание на дату, когда это откровение Игоря Суркиса появилось в Интернете на сайте Фан-клуба киевского «Динамо»: день жеребьевки Чемпионата Мира 2006! Не символично ли это?!

Мы в ту пору с моими коллегами, руководителем этого web-сайта, Александром Кацаровым, Царствие небесное этому светлому человеку, и его заместителем, Андреем Петренко, людьми, на мой взгляд, творческими, влюбленными, как и президент АО ФК «Динамо» Киев, в свой клуб и, что, пожалуй, главное,– в свое д е л о, пришли к выводу, что это «совпадение» весьма знаковое…

Горькая весть... Александр Владимирович КАЦАРОВ, земля ему пухом, Царствие небесное, ушёл в мир иной. Много лет кряду, когда бывал в Киеве, довелось с ним общаться в его - всегда гостеприимном! - скромном офисе, что справа от лестницы, ведущей уже к одному из выходов на трибуны. Внутри ДИНАМОвского дворика. Светлой души человек, с аналитическим, на мой взгляд, складом ума. Профессионал своего дела, который его, как я это воспринял, любил и д о б р о с о в е с т н о к нему относился... Покойтесь с миром, дорогой Саша, как я к Вам всегда обращался при наших встречах. Уверен, как Вашим родным и близким людям, которым искренне соболезную, так и всем, кто был знаком с Вами, Вас будет очень не хватать...

И пусть это интервью с Игорем Суркисом, которое - вместе со звуковой дорожкой! - в декабре 2005-го года впервые с Вашим, дорогой Саша участием! - было опубликовано на сайте Фан-клуба киевского «Динамо», будет доброй памятью об Александре Владимировиче Кацарове, давнем и верном болельщике легендарного клуба, который многие годы писал на этом сайте под именем alexandr_fo...

Дэви АРКАДЬЕВ,

1 февраля 2021,

Филадельфия.

Подписывайтесь на Dynamo.kiev.ua в Telegram: @dynamo_kiev_ua! Только самые горячие новости

01.02.2021, 23:45
Devi
Автор:
(Devi)
Статус:
Эксперт (5847 комментариев)
Подписчиков:
126
Медали:
Выбор редакции × 18
Топ-матчи
Лига чемпионов ПСЖ Бавария - : - 13 апреля 22:00
Челси Порту - : - 13 апреля 22:00

Еще на эту тему

Лучшие блоги
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Закрыть