Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Владимир ОНИЩЕНКО: «Перед финалом мы с Колотовым поставили во Владимирском соборе три свечки»

2015-05-15 13:59 В четверг, 14 мая, исполнилось 40 лет со дня первой еврокубковой победы «Динамо». Киевская команда под руководством Валерия Лобановского завоевала Кубок ... Владимир ОНИЩЕНКО: «Перед финалом мы с Колотовым поставили во Владимирском соборе три свечки»

В четверг, 14 мая, исполнилось 40 лет со дня первой еврокубковой победы «Динамо». Киевская команда под руководством Валерия Лобановского завоевала Кубок обладателей кубков. Подробно об этом знаменательном событии рассказал легендарный форвард киевлян Владимир Онищенко.

Владимир Онищенко. Фото: А. Попов

— Целых четыре десятилетия прошло со дня той победы. Что вам, Владимир Иванович, напоминает сейчас об успехе «Динамо» в Кубке кубков?

— Фотографии, памятная медаль от УЕФА. К тому же с годами у нас появились видеозаписи финальной игры Кубка кубков с «Ференцварошем» и матчей за Суперкубок Европы с «Баварией». Да еще в цвете!

— Правда, что тот триумфальный сезон начался в киевском «Динамо» со скандала?

— Было дело. Перед ответной игрой с ЦСКА «Септемврийско знаме» (в Киеве «Динамо» обыграло болгар со счетом 1:0) отмечали мы день рождения Володи Трошкина. Подпили и... подрались. Об инциденте узнал Лобановский. «Мы, тренеры, не можем отвечать за результат, если вы так готовитесь к матчам, и снимаем с себя всю ответственность», — сказал тогда Васильич. В итоге мы вышли на поле в Софии и благодаря голу Олега Блохина снова обыграли эту неуступчивую команду — 1:0.

— Следующий соперник — немецкий «Айнтрахт» (или «Эйнтрахт», как ошибочно называли тогда команду в советской прессе) — болгарам не ровня. На тот момент один из лидеров чемпионата ФРГ.

— Тогда весь немецкий футбол был на подъеме. Если помните, их сборная в 1974-м стала чемпионом мира, а «Бавария», которую мы позже, в конце 1975-го, оставили без Суперкубка Европы, три года подряд побеждала в Кубке европейских чемпионов. Два чемпиона мира — Грабовски и Хельценбайн — играли и в составе «Айнтрахта». Но мы дважды одолели немцев — 3:2 во Франкфурте и 2:1 в Киеве, а мне три раза удалось «расписаться» в их воротах.

К слову, перед первой встречей игроки «Айнтрахта» в качестве сувениров подарили нам бритвенные наборы. Так вот, уже после матча западногерманские журналисты язвили в своих отчетах, что, дескать, киевляне в ответ намылили франкфуртцам шею.

— Весной 1975-го «Динамо» прогнозируемо прошло турецкий «Бурсаспор», а вот в полуфинале вас ждало серьезнейшее испытание в лице грозного ПСВ «Эйндховен».

— Кстати, дуэли с турками запомнились не только из-за противостояния на футбольном поле. Чтобы прибыть к месту проведения первой игры, мы совершили авиаперелет по маршруту Париж (во Франции динамовцы тогда проводили серию товарищеских матчей) — София — Дамаск — Стамбул. А на следующий день еще более двухсот километров добирались до Бурсы на автобусе.

Что же касается игр с голландцами, то они в том розыгрыше наверняка были самыми сложными, ведь в 1975-м ПСВ «Эйндховен» не случайно занимал первую строку в клубном рейтинге авторитетного издания «Франс Футбол».

Перед визитом в Киев соперник «отгрузил» в гостях пять мячей польской «Гвардии», одолел в Лиссабоне «Бенфику». Ничего утешительного не мог сказать динамовцам об игре соперника и в живую наблюдавший за действиями ПСВ в Нидерландах наш тренер Олег Базилевич. Видимо, чтобы еще больше ребят не расстраивать, мудрый Лобановский сказал: «Смотреть видео матчей голландцев не будем».

Поэтому домашняя победа «Динамо» — 3:0 — стала откровением не только для многих в Европе, но и, наверное, для нас самих. Что скрывать, в конце поединка гости, в составе которых было шесть игроков сборной Нидерландов и два «сборника» Швеции, хорошенько нас прижали. Выход один на один, удар в штангу, затем — от одной стойки в другую! Мяч буквально катался по ленточке наших ворот...

Еще сложнее пришлось в Эйндховене, где хозяева-гренадеры сначала повели — 1:0. Но когда Леня Буряк ударом головой (наверное, первый и последний раз в своей жизни!) сравнял счет, грозные голландцы просто остановились, хотя и забили нам на последних минутах еще один гол.

— Решающий матч Кубка кубков с венгерским «Ференцварошем» состоялся 14 мая 1975 года на стадионе «Санкт-Якоб» в Базеле. Говорят, что на финал вы едва не вышли в прямом смысле голодным...

— Начну с другого. Перед отъездом в Швейцарию нас сразу после календарной игры чемпионата Союза с «Араратом» заперли на базе. А мы с Витей Колотовым только-только женились. Конечно же, хотелось вырваться в город. Но как? Каюсь, сыграли на религиозных чувствах Лобановского. Пришли к Васильичу и с порога заявили: дескать, хотим съездить во Владимирский собор поставить свечи. Лобановский сразу дал добро. Понятное дело, перво-наперво рванули по домам. Но и во Владимирский зашли, поставив три свечки. Ровно столько же мячей влетело через несколько дней в ворота «Ференцвароша».

Что же касается «голодного» Онищенко, то в дни игр я никогда не ел на обед свинину или говядину, заказывал блюда из курицы. Все-таки курятина более легкая пища для желудка. И надо же было такому случиться, что перед решающим матчем с венграми доктор, делавший заказ в ресторане, о моем правиле забыл. Словом, спустился я на обед, заказа нет. Махнул в сердцах рукой и вернулся в гостиничный номер. Правда, через полчаса прибегает доктор с курицей: «Володя, съешь. Иначе Лобановский меня убьет!» Но я ни в какую. И только перед самым выездом на стадион живший со мной в комнате Витя Колотов заставил пообедать. Не за пять часов до игры, как принято, а за два! Однако свои голы в финале даже после «нарушения режима» я забил.

— В главный трофей Кубка кубков помещается пять с половиной литров жидкости.

— Уже там, в Швейцарии, наш тренер Александр Петрашевский заблаговременно купил ящик шампанского. Прямо из кубка и пили. А сразу после возвращения в Киев из аэропорта отправились на базу в Кончу-Заспу. Наша динамовская «бабушка» Ольга Трофимовна постелила ковровую дорожку. Стол уже был накрыт...

— Судя по тому, что через три дня, полным составом сменив динамовские футболки на майки сборной Советского Союза, вы на родном Республиканском стадионе в отборочном матче чемпионата Европы обыграли команду Ирландии — 2:1, отмечали успех без размаха?

— Скажем так, без фанатизма. Мы сели. Валерий Васильевич взял слово: «Теперь я могу ответить на вопрос, который мне задавал Онищенко: «Для чего мы столько трудились и пролили столько бочек пота?» И поднял кубок...

— В том сезоне на вторые таймы вы могли и не выходить, ведь все свои семь мячей отправили в ворота соперника до перерыва.

— Для второго тайма у нас Блохин имелся (смеется). Ведь Олег, в отличие от меня, забивал в том Кубке кубков только во второй 45-минутке.

— За победу в Кубке кубков вы получили по 500 инвалютных рублей.

— Да, на тот момент это 600 с лишним долларов. Помню, Володя Мунтян и Женя Рудаков еще там, в Швейцарии, в торгпредстве Советского Союза, в складчину приобрели за эти деньги чек на покупку автомобиля в СССР. Потом новые «жигули» перепродали, как сейчас бы сказали, по рыночной цене, хорошо при этом заработав. Бизнесмены! (Смеется)

— А вы?

— Я, поскольку в те годы был меломаном, купил аудиотехнику. Практически с каждой поездки тогда привозил пластинки. Хорошая коллекция у меня была — «Битлз», «Роллинг Стоунз», Том Джонс, Энгельберт Хампердинк... Благо нас на таможне особо не проверяли.

— Кроме тренеров — Валерия Лобановского, Анатолия Пузача и Александра Петрашевского — нет в живых уже и двух ваших партнеров по той славной команде — Виктора Колотова и Евгения Рудакова.

— В моем понимании Витя Колотов — олицетворение футбольного рыцаря. Единственный наш легионер, как я его называл (Колотов — родом из Татарстана. — прим. ред.). Он не щадил себя на поле. Помню, однажды после столкновения с соперником чашечка его коленного сустава оказалась... на бедре. Колотов весь был перелатанный и в рубцах, как гладиатор. Его называли «молчаливым капитаном», но его взгляд порой говорил больше слов. Он пылал изнутри. И так рано сгорел...

Женя Рудаков был старше меня на семь лет и во многом мне в жизни помог. Отзывчивый, порядочный парень. Знаете, а ведь в тот злосчастный день, когда ему стало плохо, он мог выжить. Однако сначала напрочь отказался от вызова «скорой», а когда родные все же настояли, не принял помощи прибывших врачей...

— Вы родились в местах, где сейчас чернобыльская зона...

— В селе Стечанка. Это родина моего отца, кадрового военного, дослужившегося до подполковника. Но там, в 12 километрах от места, где со временем построили Чернобыльскую АЭС, я прожил всего три месяца. Семья переехала в Киев. Конечно же, когда подрос, бывал в родных краях, у меня там две тетки жили. Но после аварии на станции людей отселили, село практически стерто с лица земли. Одно кладбище осталось.

— Кроме того, что вы чернобылец, вы еще и из «большевиков» будете...

— Можно и так сказать (смеется). Ведь свои первые шаги в футболе я действительно делал в секции завода «Большевик». Причем втайне от родителей, которые, ссылаясь на мое слабое здоровье, не приветствовали занятия сына футболом. Но однажды, убирая в комнате, мама случайно вымела из-под шкафа удостоверение, в котором значилось, что я состою в спортклубе «Большевик» и чем-то там занимаюсь. Впрочем, правдами-неправдами мне удалось выкрутиться.

Почему удостоверение «хранилось» под шкафом? Я считал, что это самое надежное и удобное место. Как у Эдгара По в его новелле «Украденное письмо»: конверт лежит прямо на столе и никому в доме и в голову не приходит его там искать.

— Вы учились в одной школе с Григорием Суркисом.

— Да, в 154-й. Мы оба 1949 года рождения. Но приняли меня на год позже, поскольку я родился 28 октября и к началу учебного года мне еще не исполнилось семь лет. Школа наша была рядом с тогдашним парком Ленинского Комсомола на проспекте Победы, напротив, через мостик, — бывшая дача Хрущева. Частенько во дворе школы на гандбольной площадке гоняли в футбол. Помню, Гриша надежно стоял в воротах. Да и я начинал голкипером.

— ?!

— Дело в том, что, придя записываться в футбольную секцию, я себе годик «набросил» и начал тренироваться с ребятами на год старше. Но зимой, катаясь на лыжах, врезался в дерево и сломал ногу. После оттепели подмерзло, выпал снег. Так я и стал жертвой покрытой снегом ледяной корки. Пять месяцев потом разрабатывал ногу.

В «Большевике» обо мне за это время, понятное дело, забыли. И в мае я пошел записываться заново. Еще прихрамывал. Понимая, что как полевой игрок не пройду, выпалил: «Могу встать в ворота». Благо навыки, полученные во дворе, были. «Становись!» — сказал тренер. Словом, прошел я отбор, но вскоре при первом же удобном случае с карьерой голкипера завязал. Вернулся в поле. А в 16 лет легендарный Виктор Маслов пригласил меня в «дубль» киевского «Динамо». Помню, по пути на тренировку выпивал стакан газировки и съедал пирожок с ливером. Какая это была вкуснятина!

Фото: А. ПоповФото: А. Попов

— Между своим первым приходом и возвращением в столичную команду вы играли в ворошиловградской «Заре», в составе которой не только впервые стали чемпионом Советского Союза, против самого короля футбола Пеле сыграли.

— В 1973-м в составе сборной Советского Союза я отправился в месячное турне по Южной Америке. Видимо, выглядел в тех играх неплохо, раз меня, а еще Сергея Ольшанского и Евгения Ловчева из московского «Спартака», пригласили сыграть за интернациональную команду, составленную из лучших футболистов Северной и Южной Америки, против сборной Бразилии в прощальном матче легендарного Гарринчи.

Знаменитый стадион «Маракана», более 130 тысяч болельщиков! Тогда за нами в гостиницу прислали машину, но из-за наплыва людей к месту проведения поединка мы добирались часа полтора. В составе бразильцев сплошь звезды: Пеле, Гарринча, Джалма Сантос, Жаирзиньо. Тем не менее первый тайм мы выиграли — 1:0, а мне удалось отдать голевой пас аргентинцу Мигелю Бриндиси. Но после перерыва хозяева отличились дважды и победили — 2:1. Помню, после шикарного мяча Пеле я еще подумал: «Наверное, мы не тем занимаемся, в какой-то другой футбол играем». Кстати, на память о том поединке у каждого из его участников осталась медаль, а еще — игровая форма. Долго я в ней потом бегал.

— Играя в «Заре», вы и свою первую машину получили.

— «Волгу»! Через ОРС (отдел рабочего снабжения), который обеспечивал дефицитными товарами, в том числе машинами. Есть такой город — Красный Луч, туда я под видом шахтера и отправился получать автомобиль. Стою в очереди с работягами, и один из них спрашивает: «Ты какую машину получаешь?» «Волгу», — отвечаю. Слышу, в очереди оживление, ведь мужики стояли за «москвичами» и, только если уж очень повезет, за «жигулями». А тут «Волга»! «Ты из какого забоя?» — не унимается мой новый знакомый. «Из третьего», — бросил я наугад. Парень, наверное, долго потом думал, где же этот третий забой, в котором так людей ценят (смеется).

— В 1972-м во время Олимпиады в Мюнхене, где вы принимали участие, арабские террористы расстреляли израильских спортсменов...

— Поначалу мы ничего не знали. Да, заметили, что по какой-то причине усилили охрану в олимпийской деревне, а нам запретили появляться на улице в костюмах с надписью «СССР». Даже «постового» у входа в бокс, где мы жили, выставили — нашего партнера по команде грузина Муртаза Хурцилаву, который в шутку останавливал каждого входящего: «Стой! Кто ыдет? Парол!» Но о трагедии, в которой погибли 11 членов израильской олимпийской сборной и немецкий полицейский, узнали уже позже.

— Свой первый выезд за границу помните?

— По-моему, это была Болгария. Но куда больше запомнилась одна из первых поездок, когда в составе юношеской команды «Динамо» Михаил Коман вез нас в Чехословакию. Оформленные паспорта нам раздавали уже перед самой границей. Так вот, открываю я свой «серпастый и молоткастый», а там на фотографии... какой-то черный мужик с усами. На 16-летнего Володю Онищенко ну никак не похож (смеется). Я к Коману: «Михал Михалыч, это же не я! Как же пройду границу?» «Ты просто молчи и никому ничего не говори», — отвечает тренер. И действительно, пронесло — и туда, и обратно.

— Страны соцлагеря — это, конечно, хорошо. За «железный занавес» когда впервые попали?

— В 1967-м ездили во Францию на финальный турнир юношеского чемпионата Европы. Представляете, Ницца, закрытие турнира в казино. Все блестит, сияет. Сидим, смотрим, а на месте, где еще пару минут назад была сцена, появляется... бассейн. «Переварить» все это было сложно.

— Уже позже, в 1972-м, занятое вами второе место на чемпионате Европы в Союзе посчитали едва ли не провалом. По такому случаю спрошу у вас как у тренера сборной Украины: что будем делать с выходом нашей команды на Евро-2016?

— После проигрыша в финале немцам — 0:3 и завоевания «серебра» наше выступление действительно посчитали неудовлетворительным. А ведь Германия незадолго до этого «грохнула» на «Уэмбли» англичан, а спустя два года стала сильнейшей в мире. Особенно возмущались тогда ветераны Великой Отечественной войны: «Мы победили немцев, завоевали пол-Европы, а вы им проиграли. Позор!» Сейчас о таких «провалах» мы, к сожалению, можем только мечтать. А за выход на Евро-2016 еще посражаемся, уж поверьте. Какая бы ситуация в группе ни была...

Юрий Сай

Юношеская лига УЕФА. «Динамо» уверенно обыгрывает «Бешикташ»

15.05.2015, 13:59
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М 4 : 0 Закончился
Байер Монако - : - 7 декабря 21:45
Брюгге Копенгаген - : - 7 декабря 21:45
Ювентус Динамо З - : - 7 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть