Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр РОМАНЧУК: «Если бы не братья Суркисы, в Украине Евро не было бы»

2015-06-16 11:40 Экс-защитник «Динамо», «Днепра», «Арсенала» и «Металлиста» Александр Романчук рассказал о работе с Маркевичем, игровом периоде в Киеве и Харькове, выступлении с Алиевым ... Александр РОМАНЧУК: «Если бы не братья Суркисы, в Украине Евро не было бы»

Экс-защитник «Динамо», «Днепра», «Арсенала» и «Металлиста» Александр Романчук рассказал о работе с Маркевичем, игровом периоде в Киеве и Харькове, выступлении с Алиевым и Милевским и отношениях с Игорем Суркисом.

Александр Романчук

«БЫТЬ ДАЛЕКО ОТ СЕМЬИ И ИГРАТЬ БЕЗ ДЕНЕГ — НЕ ВАРИАНТ»

— Мы сейчас с вами сидим, пьем кофе в Батуми. Не думаете продолжить карьеру здесь, в Грузии? Чистый воздух, море...

— Узнал, что здесь есть команда. Если бы мне предложили помочь сюда устроиться, то не отказался бы. Прекрасный город, атмосфера. Семья была бы довольна, и мне не только отдыхать, а и побегать тоже хотелось бы. (Смеется)

— Грузия вас чем-то удивила?

— Мы с женой приезжали сюда еще в прошлом году, осенью. Поездили по городам — Тбилиси, Бакуриани. На лыжи не попали, но на санки попали. (Улыбается) Атмосфера, воздух, еда — очень нравятся. Кстати, на счет еды. Несмотря на то, что говорят, мол, здесь можно набрать много килограммов, с этим не согласен. Потому что здесь ешь раз в день и этого хватает. (Смеется) Приняли нас тут очень хорошо. Знакомые, с которыми мы близко никогда не общались, отнеслись очень тепло, поэтому нам теперь кажется, что все грузины такие.

— Насколько тяжело психологически футболисту, выступавшему за сборную страны, перестроиться на уровень аматорского футбола?

— Конечно, тяжело. Но без футбола мне еще тяжелее. Хочется где-то бегать. Я и сейчас заявлен за команду в Киеве, ФК «Музычи». Вот полечу 27 июня в столицу на финал Кубка. Лечу только ради этого матча, а потом вернусь обратно. Понятно, что соперники не те, но мне просто для себя хочется бегать, играть в футбол.

— Когда Алиев перешел в «Рух», многие откровенно посмеивались и говорили нехорошие вещи, мол, пора заканчивать...

— Ну, пусть говорят. Говорить будут всегда. Одни будут говорит плохо, другие — хорошо. Так было и есть. Я, например, все эти разговоры не слушаю.

— Недавно в своем интервью нашему сайту ваш экс-одноклубник Иван Кривошеенко хорошенько «проехался» по Сачко. Что вы скажете об этом наставнике? Действительно ли он вас «глушил», намеренно не ставил в состав?

— Кривошеенко — мой кум, кстати. Не хочу сейчас много говорить о Сачко. Просто тренер меня брал в команду и особо не дал шанса. Я так ничего и не понял, хотя его спрашивал почему так. Он мне: «Все, такое решение». У меня есть определенная информация на этот счет, но я не хочу об этом говорить в прессе. Пусть останется на его совести. Может, так надо было. Не знаю.

— В Украине сейчас очень непростая ситуация, которая напрямую сказывается на футболе. Не думали о том, чтобы уехать в Казахстан, к примеру или в одну из стран, скажем так, дальнего зарубежья?

— Зимой мне звонили агенты, говорили: «Поедешь?». Я говорю: «Давайте, узнавайте. Какие условия и куда». Я то не против. Но надо знать и понимать, за что ты едешь и для чего, особенно если надо быть вдали от семьи. Я не против, если где-то нужен и могу кому-то помочь. Если не просто приехать и быть в команде, а играть, то почему бы и нет? Но ехать лишь бы куда «на безденежье», есть ли в этом смысл? Быть далеко от семьи и еще не заработать — не вариант.

«В ДЕТСТВЕ ДАЖЕ КЛУБ ДЕСАНТНИКОВ ПОСЕЩАЛ»

— Расскажите, как вы попали в футбол?

— Начал заниматься в 5-м классе. Помню, 1 сентября не было уроков, и мама повела меня в детскую футбольную школу. Так я там и остался. Хотя до этого посещал, наверно, все секции: и в клубе десантников был, и настольным теннисом занимался. Все что, только можно, связанное со спортом, я перепробовал.

— В пятом классе вам было 9-10 лет. Не поздновато, чтобы идти в спорт?

— Ну да, в принципе. Относительно поздновато. Но футбол быстро «втянул». Бегаешь, тебе нравится. Да и тогда поколение другое было, не такое, как сейчас. Наверно, тогда все во дворах бегали, играли в футбол, и я не был исключением. Так оно все и пошло. Были периоды, конечно, переходные, но уже потом. Когда, например, школу заканчивал: на тот момент не знал точно, буду ли заниматься футболом или нет. Но я всегда надеялся, не бросал. Иногда приходилось переходить на уровень пониже. Например, в 10-м классе играл на область. Просто потому что всегда хотел играть в футбол.

— Многие родители опасаются отдавать своего ребенка в профессиональный спорт. Как ваши родители относились к футболу, поддерживали ли вас?

— С одной стороны, мама до сих пор не смотрит мои игры, потому что ей это тяжело. Особенно после того, как я получил перелом ноги. С другой то, что я вообще начал заниматься футболом, а не остался где-то на улице — ее заслуга, она всегда была «за». Отец, понятно, как и все папы, был очень доволен, что сын решил стать спортсменом. Родители очень поддерживали меня. Мама впервые меня повела на футбол, поэтому по-другому быть и не могло. (Смеется)

— Все дети, которые начинают свой футбольный путь, зачастую стремятся играть в нападении, забивать голы. Как вы попали в защиту и кто определил вас на левый фланг обороны?

— Я тоже не был исключением, и первые годы по детству начинал играть в нападении. На левый фланг меня перевел Грищенко Виктор Николаевич. У него я играл левого хава, на бровке. А уже в защиту определил Лазаренко Вадим Николаевич, под руководством которого я играл в Чернигове. «Десна» была моим первым профессиональным клубом.

— Вы киевлянин, воспитанник «Динамо». Как оказались в «Десне»?

— Почему-то многие считают, что я воспитанник «Динамо». Но на самом деле я воспитанник футбольной школы завода имени Лепсе. Сейчас этой школы, кстати, уже нет. Играли мы на область, на город. Грищенко, тренер нашей команды, посоветовал меня тогдашнему наставнику «Десны» Лазаренко. И я поехал в Чернигов на сборы. Вадим Николаевич меня, кстати, и до этого уже знал. В 11-м классе я приезжал к нему, когда он тренировал Белую Церковь. Тогда, правда, не остался, поскольку надо было еще школу заканчивать. Он сам тогда сказал, мол, давай ты выпустишься, а потом ко мне приедешь. После выпускного случилось так, что приехать к нему я смог только зимой, но так у него и остался, в Чернигове.

«МИЛЕВСКИЙ — ОДИН ИЗ САМЫХ НЕУДОБНЫХ НАПАДАЮЩИХ, ПРОТИВ КОТОРЫХ Я КОГДА-ЛИБО ИГРАЛ»

— На молодежном Евро-2006 вы отлично себя проявили, но в финале, в матче со сверстниками из Голландии получили красную карточку. Что чувствовали в момент, когда покидали поле?

— Чувство, что ты подводишь команду, конечно, неприятно. Да, к тому моменту мы уже проигрывали, и мое удаление мало что решало, но, конечно, хотелось доиграть до конца. Это ведь все-таки финал. Неприятно вот так уходить с поля. Не знаю, как это описать. Слезы сами собой на глаза наворачивались. Объяснить это тяжело.

— Алиев и Милевский были лидерами той сборной, считаясь главными футбольными надеждами страны. Сейчас все обстоит иначе. Как думаете, причина этого только в том, что они частенько нарушали режим или были какие-то внешние факторы, помешавшие им построить блестящую карьеру?

— Мне тяжело заглянуть к ним в душу и сказать наверняка, почему так произошло. Безусловно, они оба очень талантливые футболисты. Могу, как защитник, высказать свое мнение, например, на счет Артема: он один из самых неудобных нападающих, против которых мне приходилось играть. Не думаю, что нарушение режима — главная причина. Все нарушают. По крайней мере, очень многие. Есть те, кто еще больше нарушают, чем ребята в свое время, но достигли серьезных вершин. Сложно сказать. Может, где-то что-то рано они почувствовали, что все получается. Может, где-то раньше других им что-то далось. Появилось ощущение того, что они достигли чего-то. Ведь мало людей в их возрасте могут похвастаться тем, что у них тогда было. Но это все ведь не без их заслуги происходило. Если бы у ребят не было таланта, никто бы им не дал тогда каких-то материальных авансов и всего прочего.

— Как считаете, если говорить объективно, смогут ли Алиев с Милевским вернутся на прежний уровень, и в первую очередь в сборную?

— Ну, в сборную, думаю, тяжеловато. Конечно, никогда нельзя говорить никогда. Но если смотреть реально, то сейчас в сборную стали больше молодежь приглашать. Там сейчас только два человека, кому за 30. А им — уже 30. Если вспоминать об их прежнем уровне в целом, то, опять же, сложно сказать. Если говорить о Саше Алиеве, то я ведь не знаю какие у него запросы, чего конкретно он в данный момент хочет. Сейчас вот он играл на область, не сидит дома. Наверно, хочет еще держать себя в форме, чтобы летом постараться попасть в хорошую команду. Артем играет. Пропустил год, но все равно молодец. Спустя год вернулся. Тем более не в родную страну. Но тем не менее играл и забивал, хотя пристально за его игрой в «Хайдуке» я и не следил.

«ГОВОРИЛИ, ЧТО В „ДИНАМО“ БЫЛИ ЛЮДИ ПОСИЛЬНЕЕ ШЕВЧЕНКО, НО ПОШЛО ТОЛЬКО У АНДРЕЯ»

— В национальной сборной вы застали Шевченко. Как он вел себя на тренировках? Не было ли в нем какой-то «звездности»

— Ну, я тогда в сборной был, наверно, самый молодой. А он — такая личность! Для него, возможно, это было естественным поведением, а мне, когда я на него смотрел, казалось, что он «звездный». Поэтому не могу сказать объективно. Он, бывало, на тренировки выходил, как хотел. С состоянием здоровья иногда, может, это связано было. Сказать, что он прям сильно проявлял звездность, «пихал» кому-то не могу. Слышал по разговорам, что такое иногда происходило. Но сам я этого не видел. Потренироваться, поиграть с таким человеком дорогого стоит. На первых тренировках он, наверно, даже не знал как меня зовут, не называл по имени. (Смеется) Если быть на его месте, наверно, можно понять это. Хотя есть и другие примеры, когда на людей так не давит «звездность». Все говорят, что он с детства был немножко таким, звездным.

— Многие считают, что «Динамо» — «мясорубка» талантов. Многим футболистам столичный клуб дал путевку в жизнь, но многие и загубили свою карьеру, вечно скитаясь по арендам. Как вы относитесь к такому мнению?

— Наверно, если любому ребенку предложить играть за «Динамо», он согласится. Хотя, многое зависит и от родителей. Многих талантливых детей берут в «Динамо», но не дают им там себя проявить еще в детском возрасте. Мой знакомый просто работает в структуре детского футбола, и я это вижу. Например, есть талантливый мальчик, который еще может развиваться и процветать, но «Динамо» его берет и не всегда дает шанс. Есть там и свои авторитеты, это тоже играет свою роль. Один ребенок в кедах может придет на тренировку, на бутсы у него денег нет, а другой придет в бутсах последней модели. И первого могут гнобить, к примеру. Но, как говорится, выживает сильнейший. Это было, есть и будет, мясорубка, как вы говорите. Без этого никак, наверное. Искоренить это невозможно. Я слышал очень много историй о «Динамо» еще эпохи Лобановского, Царство ему небесное. Сколько талантов тогда было, около 20-ти лет назад. Сколько людей на контракте... И вот раз уж про Шевченко заговорили... С ним играл Костюк Игорь, его я лично знаю, и еще многие другие ребята, которые по разговорам, были чуть ли не на голову сильнее Андрея. Но так сложилось, где-то может стечение обстоятельств — тот заболел, тот травмировался, а Шевченко вышел и у него пошло. Надо принимать это как должное, подстраиваться под это. Есть вещи, которые не зависят от тебя, вот и все.

— Вы сами сына бы в «Динамо» отдали?

— Посмотрел бы, какие у моего сына способности. Целенаправленно не отдавал бы его в этот клуб. Но если увижу, что у него есть задатки, он может играть, то почему бы и нет? Все равно, когда ты тренируешься с сильнейшими, ты и сам набираешь форму, даже если ты слабее. Надо не упустить этот момент, когда ты образно говоря своих уже «перерос». Постараться не задержаться там на пару лет, иначе ты уже не прогрессируешь, получается.

«ЕСЛИ БЫ НЕ СУРКИСЫ, ТО, НАВЕРНОЕ, И ЕВРО В УКРАИНЕ НЕ БЫЛО БЫ»

— У вас была очень тяжелая травма. Как она повлияла на вас, как на личность и как на спортсмена? Насколько тяжело было восстанавливаться?

— После травмы я впервые вышел на матч спустя 10 или 11 месяцев. Считай, год без футбола провел. Не могу сказать, что травма как-то повлияла на меня, как личность. Не больше, чем какая-то болезнь. А вот как на спортсмена, безусловно. Сразу в голове всякие мысли появились. Не знал до конца, как оно все будет, как все приживется, срастется и так далее. Старался не забивать долго себе этим голову. Спасибо докторам «Динамо» — Малюте, массажистам и всем тем, кто был причастен к процессу моей реабилитации.

— С тем парнем, Назаренко, который грубо сыграл против вас и по сути сломал ногу, общались после этого? Прошения он просил?

— Нет, не общался. Говорят, что он пришел в раздевалку и извинялся, но я это все смутно помню. У меня нога висит, я как-то особо не обратил тогда внимания на его извинения. Я этот момент не раз пересматривал потом, и могу сказать, что какого-то злого умысла с его стороны в той ситуации не было. Там был игровой момент. Зла я не держу на него абсолютно.

— Чем вас удивил Суркис? Какой он человек?

— Доводилось слышать, что он якобы грубый, может ругаться, дурить кого-то. Но я лично этого сказать о нем не могу. Я ушел из «Динамо» в 2010 году, и даже сейчас могу позвонить ему, и он никогда мне грубо или как-то некрасиво не ответит. У нас были с ним свои вопросы, я ему звонил по своим делам, и он мне всегда нормально отвечал. Когда последний раз его видел, он очень дружелюбно со мной пообщался, поинтересовался как у меня дела, хотя я ведь можно сказать долго не играл в первой команде «Динамо». Он сильная уважаемая личность в футболе. Думаю, для Украины братья Суркисы сделали очень много, кто бы там что не говорил. Если бы не они, мне кажется, даже того же Евро у нас не было бы. (Улыбается)

— Говорят, Суркис мог футболисту подарить машину или дать какие-то особенные премиальные за удачную игру. На себе вы от него такую щедрость не испытывали?

— На себе лично нет. У меня все было стандартно, как у всей команды: премии за победу и зарплата. Действительно, говорят, что были такие случаи. Он мог кого-то оштрафовать, например, на большую сумму — машину можно было купить. Но на следующую игру, допустим, футболист хорошо сыграл, забил гол, и он эти штрафы отменял. Слышал, что и машину он кому-то дарил, но кому именно сейчас и не вспомню.

— Какой клуб вы считаете самым родным — «Динамо» или «Арсенал», куда вы возвращались три раза за свою карьеру?

— Тяжело сказать. «Динамо» дало мне большой толчок в карьере. Все взаимосвязано. «Арсенал» — клуб, из которого меня вызвали первый раз в сборную. Туда я приходил к своему тренеру, Александру Заварову. Сказать, что «Арсенал» прям родной для меня клуб не могу, но то, что там мне было хорошо — это точно. Мы даже сейчас, когда собираемся с ребятами, вспоминаем всех наставников и обстановку всю эту, и времена безденежья, и непонятную эту ситуацию, которая там творилась. «Динамо», повторюсь, дало старт моей карьере. Без «Динамо» не было бы и «Арсенала», наверное.

«ПО МАНЕРЕ ОБЩЕНИЯ ИЗ ВСЕХ НАСТАВНИКОВ БОЛЬШЕ ВСЕГО ИМПОНИРОВАЛ ЗАВАРОВ»

— Слышала, что когда вы пришли в «Металлист», то были удивлены тренировочным процессом Мирон Маркевича, который был полностью построен под латиноамериканцев. На тренировках мало бегали. Нравились ли вам такие, скажем, облегченные тренировки?

— Изначально вроде было нормально. Тренироваться ведь, как говорится, никто не любит. Вроде было классно. Но со временем, когда ты понимаешь, что тебя где-то на игру не хватает, то ты уже начинаешь сам дорабатывать, стараться получить какие-то дополнительные нагрузки. Самому хотелось выплеснуть эмоции на тренировке, поэтому мы частенько оставались с украинскими ребятами еще дорабатывать, дурачились можно сказать. Чтобы выплеснуть всю эту энергетику лишнюю, которая еще оставалась после тренировки. Но что-то в занятиях Маркевича все-таки было. Ты всегда в тонусе, физически подготовлен, но в то же время нет крепатуры, что часто бывает у других тренеров. У каждого своя методика. Есть наставники, которые на тренировках так «загоняют», что ты не то что выплеснул эмоции, а «захлебнулся». Не можешь ходить даже после таких тренировок. Это тоже неправильно, считаю.

— Вы работали под руководством Маркевича и в «Металлисте», и в сборной. В чем феномен этого специалиста? Почему именно он стал первым тренером в истории независимой Украины, выведшим нашу команду в финал европейского турнира?

— Чтобы рассуждать, почему так случилось, понимать это, наверно, нужно находиться внутри команды. Может, что-то он поменял, я не знаю. Безусловно, Маркевич — хороший тренер, но и нельзя не отдать должное ребятам из «Днепра». Эта команда вместе уже 2-3 года, один коллектив, что немаловажно. Бывает, что определяющую роль в успехе играют отношения между ребятами, даже не столько с самим тренером.

— Многие считают, что это «Днепр» образца Рамоса вышел в финал Лиги Европы, команда после испанского специалиста по инерции добилась успеха, а Маркевич изменил лишь детали...

— Я читал такое мнение. Но с этой точкой зрения не совсем согласен. Зная тренировки Маркевича, тоже считаю, что именно физический фундамент, наверно, заложил Рамос. Но немаловажную роль сыграла самоотдача ребят, их отношение. Например, Рамос был более строгим к некоторым ребятам, к иностранцам. Маркевич, наоборот, любит латиноамериканских игроков, легионеров. Может, он сумел как-то сплотить их.

— Ваша карьера в «Металлисте» по сути завершилась после игры с «Динамо» и фатальной ошибки. Или была какая-то другая причина, из-за чего вы реже стали попадать в состав? Маркевич не прощал такие ошибки украинцам?

— Да, действительно, была ошибка. Произошло недопонимание среди наших защитников. Я принял мяч в штрафной площади, но мне подсказали, что я сам, а оказалось, что сзади меня был игрок, и он забил гол. Винить никого не хочу. После этой игры я действительно стал реже попадать в «основу». Так произошло. (Улыбается).

— А Маркевич вам ничего не говорил по этому поводу?

— Нет, абсолютно. Он, кстати, могу сказать, не слишком часто общается с ребятами. Когда ты подойдешь к нему и что-то спросишь, он может ответить, но так, чтобы дискутировать с ним или хотя бы вести диалог, такое бывает редко. Да-да, нет-нет. Подошел, спросил и все. Сильно не полюбезничаешь с ним. (Смеется.)

— Это правда, что Лужный тренирует в стиле Кварцяного: часто кричит, «пихает» игрокам на тренировках?

— Да, есть такое. Не так, конечно, как Кварцяный. Кварцяный унижает людей. Как я слышу по разговорам, да и все это прекрасно видят. У Лужного очень большие амбиции, от этого — сильные эмоции. На всех играх и тренировках от него можно наслушаться много всего, но не оскорблений в свой адрес, а именно футбольной критики. Эмоции у него захлестывают, это да. Но, повторюсь, это связано с тем, что он амбициозный наставник. Но сам тренировочный процесс и сама обстановка, которую он создает вокруг себя мне, честно, очень нравились. Не знаю, может коллектив у нас был хороший, когда я при нем играл. У Лужного очень большие нагрузки. Во время матчей и тренировок с ним тяжело, но после игры он становится совершенно другим человеком. Да и сам процесс тренировочный и все, что с ним связано, очень интересный. Он поиграл в лондонском «Арсенале», и плюс у Лобановского многое перенял в тренировочном процессе. Лужный во время матча и после него — это два разных человека.

— А кто из всех футбольных тренеров, с которыми вы работали, оказал наибольшее влияние на вашу карьеру и почему?

— Сложно сказать, потому что кто-то может обидеться, кого-то можно обидеть. Не могу не вспомнить Лазаренко — это мой первый тренер именно в профессиональном футболе. Он мне подсказывал, но сказать, что он меня сильно подтолкнул вперед, не могу. Может, я тогда был еще не в том возрасте, чтобы понимать все то, что он мне подсказывал. В «Динамо-2» работал с Владимиром Онищенко. Считаю, что становление моей карьеры пошло именно во второй динамовской команде. Думаю, если бы не было «Динамо-2», то не было бы всего остального никогда. По манере общения больше всех мне нравился Александр Заваров. Именно в «Арсенала» я начал больше всего играть в высшей лиге, и благодаря этому тренеру в том числе. Он просто общается с тобой как с другом, образно говоря. Ты можешь чуть ли не на «ты» с ним говорить. Утрирую конечно, никто так с ним не разговаривал. Заваров тебя подпускал близко в общении, но и грань нельзя переходить, конечно. (Улыбается)

«С ШЕЛАЕВЫМ В „ДНЕПРЕ“ ДАЖЕ ЗАГОВОРИТЬ СТЕСНЯЛСЯ»

— Были ли футболисты, с которыми вы играли в одной команде, с которых вам хотелось брать пример?

— Когда я только начинал тренироваться в «Динамо», на моей позиции играли Несмачный, Бадр Эль-Каддури. Разные люди, выступавшие на одной позиции, у обоих разные качества. Смотрел на них, как у них все это получалось, и старался учиться. В «Металлисте» не могу не отметить Шелаева. Человеку было 35 или 36 лет тогда, но так, как он старался и бегал на тренировках — молодым далеко. Как он мне говорил: «Можно ошибаться — в футболе все ошибаются, но безразличным быть нельзя». Я, кстати, в «Днепре», с Шелаевым тоже играл. Еще в 2006 году. Но тогда я стеснялся даже разговаривать с ним. Он то нормально общался, но мне неудобно было тогда как-то задавать ему какие-то вопросы. В каждой команде, в которой я играл, можно кого-то выделить. В «Таврии» — Максима Калиниченко и Сергея Назаренко. Смотришь на них, вроде уже и в возрасте футболисты, но если ты его не знаешь, то никогда и не дашь им столько лет.

— Знаю многих футболистов, которые боятся создавать семью, считая, что это может негативно отразится на их карьере. В какой период вашей карьеры вы женились? Как супруга принимает участие в вашей карьере?

— Женился, когда переходил в «Металлист» из «Динамо». В 2010 году. Получилось так, что я и клуб менял тогда, и женился. Перемены у меня в один момент произошли. А что касается первой части вопроса... У каждого все индивидуально, но для меня, например, семья — наоборот, поддержка. Есть кому поплакаться, грубо говоря. (Улыбается.) Не всегда же родителям будешь плакаться. Жена на сборах была со мной в «Металлисте». Мирон Богданович же разрешал. Это наоборот как-то подбадривает. Не было бы жены, получается ты сам на сборах. С женой я вообще знаком с 7-го класса, мы одноклассники. Общались всегда, как с нашей кумой — тоже одноклассницей и подругой. Поддерживали отношения, а в 2010-м уже поженились. Когда были в Харькове, Ира посещала практически все матчи «Металлиста», потом, уже в Симферополе на игры «Таврии» стала реже ходить. Сейчас у нас уже двое детей, тяжелее чуть-чуть с этим.

— По окончании игровой карьеры вы видите себя в футболе? И если да, то в каком качестве: тренера, агента, селекционера?

— Тяжело сказать. Наверно, я еще об этом толком не думал. Пойти на тренерские курсы, получить лицензию, можно, но сейчас ведь столько тренеров... Надо с кем-то работать. Выучиться, чтобы была эта корочка — это не нужно. Агентов тоже сейчас больше, чем футболистов. Тем более непонятно каких агентов. Они только на бумаге таковые, а на деле — нет. Конечно, хотелось бы остаться в футболе, но как оно сложится, будет видно в будущем.

Александра Гулордава

Дарио Срна просится в «Барселону»

16.06.2015, 11:40
Топ-матчи
Чемпионат Украины Карпаты Зирка - : - 11 декабря 14:00
Александрия Черноморец - : - 11 декабря 17:00
Сталь Заря - : - 11 декабря 19:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть