Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Игорь КОЧЕТОВ: «Стороженко нужно четко определиться: он сегодня — функционер ФФУ или адвокат ФК «Металлист»

2010-05-06 14:58 Тема наиболее злободневных и спорных вопросов в украинском футболе, в частности, касающихся расследования возможно договорного матча между “Металлситом” и “Карпатами” — ... Игорь КОЧЕТОВ: «Стороженко нужно четко определиться: он сегодня — функционер ФФУ или адвокат ФК «Металлист»

Тема наиболее злободневных и спорных вопросов в украинском футболе, в частности, касающихся расследования возможно договорного матча между “Металлситом” и “Карпатами” — в ответах главы Комитета ФФУ по этике и честной игре Игоря Кочетова в рамках эфира радио программы “Футболомания”, которая выходит на волнах Национального радио.

Ведучий: Резонанс навколо матчу “Карпати” — “Металіст”, який відбувся 19 квітня 2008 року і начебто мав ознаки договірного. Як правильно озвучити рішення Виконкому ФФУ?

— Исполком рассмотрев эти материалы принял решение передать их в КДК без какого-либо комментария, главной идей этого закрытого Исполкома по этому вопросу и отсутствие обсуждений было то, чтобы ни в коей мере не спровоцировать неправильное мнение КДК ФФУ в принятии справедливого решения, поэтому после того, как был зачитан “висновок комитета”, Президент ФФУ попросил членов Исполкома, не обсуждая, передать в КДК, и Исполком почти единогласно принял это решение. Эти материалы переданы в КДК, и КДК, я не сомневаюсь, рассмотрит их и примет правильное решение.

Ведучий: Втім інформація про те, що відбувалося на Виконкому ФФУ, вихлюпнулася, Сергій Стороженко, перший віце-президент ФФУ дав інтерв’ю журналістам у Харкові і сказав, що рішення дуже жорстоке стосовно “Металісту” і “Карпат”, тобто воно дуже відрізняється від вердикту прокуратури, яка на прохання обох клубів досліджувала це питання. Гіпотетично тому, і була така реакція пана Стороженка, який хотів виступити в обговорені, та якому відмовили, оскільки було прийнято рішення не обговорювати, аби не чинити тиск. Отже, зрозуміло, що гіпотетично різні точки зору у прокуратури та у комітету з етики та чесної гри, Ви можете пояснити технологію, за якою працював комітет у частині встановлення істини по факту матчу “Карпати” — “Металіст”?

— Я хочу сразу сказать, что и комитет, и прокуратура четко определили: в действиях футболистов нет преступления, так как футболисты не есть должностными лицами, которые могут преследоваться по такой статье уголовного кодекса как взятка, поэтому начиная наше расследование, мы прекрасно это знали, и ФФУ обратилась в генеральную Прокуратору дать правовую оценку, не более. Генеральная прокуратура поручила харьковской прокуратуре провести расследование и выводы харьковской прокураторы были такими, что футболисты не есть должностными лицами, и уголовное преследование они не будут нести, то есть, состава преступления в их действиях нет, также харьковской прокуратурой было указано, что факта преступления тоже нет.

Ведучий: Тобто про те, чи взяли вони гроші чи ні взагалі не йдеться?

— Я хочу сказать, что мы — футбольная институция. Мы руководствуемся исключительно футбольными регламентными нормами, то есть, мы свое расследование вели абсолютно открыто, прозрачно и довольно демократично. Комитет этики и честной игры создал рабочую группу в составе трех человек, которая и занималась опросом всех фигурантов данного дела. Мы встретились практически со всеми футболистами, функционерами футбола, провели беседы, истребовали в различных организациях, которые в какой-то мере касались исследований данного опроса, необходимые документы, получили какие-то удостоверения или опровержения каких-либо фактов, которые касаются этого вопроса. И уже когда все эти материалы были собраны, собрался комитет. Каждый член комитета проанализировал данные материалы, высказал свое мнение, и мы сделали коллегиальное решение. То есть вывод, который принимал комитет, был принят коллегиально, все члены комитета единогласно проголосовали за тот вывод, который был передан Исполкому. Исполком понимая, что это очень резонансное дело, что очень аккуратно нужно приводить какие-то аргументы, факты, принял единственно правильное решение — передать в КДК Ни коим образом ни один член Исполкома, в том числе и президент, не имели права, формировать мнение КДК на Исполкоме. Я хочу сказать, что вместе с Комитетом работали представители КДК. Мы провели три заседания, на всех трех заседаниях присутствовали представители КДК, которые вместе с нами анализировали эти материалы, какие они делали выводы, как они их принимали, мне неизвестно, но я не сомневаюсь, что то решение, которое будет вынесено, будет исключительно, справедливым.

Слухач: Добрий день! Мене звати Михайло, я з Києва. Скільки ви будете це питання підіймати? Уже півроку все те саме говорите, давайте краще про український футбол поговоримо. Як там наша друга ліга грає? Півроку одне й те саме говорите, закрийте це питання.

Ведучий: Зрозуміло пане Михайле. Питання закривається після того, як в ньому ставиться крапка. В даному випадку в нас, поки що, навіть коми немає, в розумінні розділового знаку.

— Я вам расскажу маленькую историю, что этот вопрос начался в июне 2009 года, подняли этот вопрос представители ФК “Карпаты”, которые уже начиная с того периода, который я сказал, обвиняли Федорива, игрока, в нарушении правил Fair play. На все наши просьбы предоставить нам хоть какие-либо материалы, подтверждающие это, “Карпаты” не реагировали, и до осени 2009 года этот вопрос находился в стадии переписки между нами и ФК “Карпаты”. В 2010 году в январе месяце, вы помните все, господин Ефремов в частном порядке передал первому вице-президенту ФФУ А. Бандурко диск с записью Лащенкова с Дыминским.

Ведучий: Пан Єфремов на той момент генеральний директор ФК “Карпати”.

— На момент 2008 года. И только после того, как Александр Иванович Бандурко увидел и услышал, что находиться на диске, этот диск был предан в наш Комитет. Г. Суркис озвучил информацию 1 февраля на заседании Исполкома ФФУ. И вот, начиная с 3 февраля, началась наша проверка. Я хочу напомнить слушателям, что неоднократно и Ефремов, и Дыминский заявляли о том, что руководитель Федерации покрывает данный вопрос, якобы он ему был известен раньше. Кроме того, господин Данилов — президент УПЛ, в марте месяце на международном футбольном форуме озвучил также эту информацию, что якобы ФФУ прикрывает этот вопрос. Естественно, наш Комитет не мог находиться в стороне. Мы провели наше расследование, сделали наши выводы, и я уверен, что КДК абсолютно правильно рассмотрит те материалы, которые мы им предоставили.

Ведучий: Ігоре Миколайовичу, а як ви гадаєте, чи розуміли представники “Карпат”, що вони стріляють з рушниці по вершині гори, з якої скотиться клубок снігу, котрий переросте в лавину, яка може поховати під собою “Карпати”?

— Мне трудно комментировать действия представителей “Карпат”, но я не сомневаюсь, что для украинского футбола будет только польза от того, что мы не будем замалчивать, те негативные явления, которые имеют место. Вопрос в том: было или не было? Оценку этому даст КДК, который наделен функциями дисциплинарных наказаний. Мы же провели расследование, мы сделали свои рекомендательные выводы и в КДК, если нас туда пригласят, будем их отстаивать. Но, опять же, давайте не будем спешить и подождем решений КДК ФФУ.

— Тобто КДК ФФУ він не буде вирішувати ступінь покарання, а в першу чергу, а взагалі вирішувати чи був такий факт, чи ні?

— Я думаю, что каждый комитет должен действовать в рамках своих полномочий. Если б в наши полномочия входило то, чтобы следовал вопрос ответить на этот вопрос, то мы ответили четко на эту ситуацию в своих выводах, и вот этот ответ находится в КДК. Вопрос в том: примет КДК наше решение или нет? Поэтому самое главное, что все представители Комитета, которые участвовали в этом расследовании подходили к этому абсолютно ответственно, абсолютно объективно, и, поверьте мне, честь каждого футбольного функционера нашего Комитета не безразлична им.

Ведучий: Тобто, якщо відповідати на запитання, пана Євгена: чому раніше не говорили про це? Відповідь, приблизно така, тому що сигнал надійшов...

— Спустя полтора года.

Ведучий: Якими методами ви проводили дізнання футболістів? Чи защемляли Ви їм пальці в двері? Чи голки під нігті кололи? Чи посипали сіллю рани?

— Я думаю, ни у кого не может сомнений, что абсолютно объективно, абсолютно демократично мы вели опросы. Мы приглашали того или иного футболиста или функционера, задавали ему необходимые для нас вопросы, слушали ответы. Предлагали им написать это на бумаге, если они отказывались, они не писали этого. Или они принимали решение писать другое, не то, что рассказывали. Но, опять же, все опросы были коллегиальными: не менее 2-3 человек беседовали с тем или иным фигурантом дела. Были такие, которые не явились на наше расследование, были такие, которые предложили общаться только через адвоката. Мы все это учитывали, и, поверьте, с глазу на глаз таких разговоров не было. Все, что находится в материалах расследования — абсолютно объективно и имело место.

Ведучий: А відрізнялася методика розслідування Комітету з етики і чесної гри від методики прокуратури? Чи Вам не відомо про це?

— Я не думаю, что были какие-то отличия. Чисто психологический фактор. Потому что прокуратура имеет свои определенные обязанности и нацелена, в рамках своих обязанностей, выходить на результат, то есть, на криминальное преступление. В данном случае, футболист, естественно, в прокуратуре мог давать одни показания (а там он мог давать только письменные), у нас он мог давать любые показания, которые он считал нужным. Но, вместе с тем, даже если устные давал показания, то наш Регламент предусматривает прием так называемых устных показаний, которые мы трансформировали в коллегиальную справку.

Ведучий: До речі, я так собі подумав, Ви говорите про те, що футболіст — це не посадова особа, він може брати гроші, не несе ніякої відповідальності, за великим рахунком і прокуратура не може знайти тут складу злочину. Чомусь подумалось про податкову інспекцію: навряд чи хтось заплатив податки з тих грошей, які від них отримали.

— Дело в том, что для нас не принципиальным был вопрос: а были ли деньги? Главный вопрос был: а был ли договорной матч, и какие обстоятельства с этим связанны? А если бы не звучало вопроса о деньгах, что бы делала в этом вопросе прокуратура? А может быть, были бы другие условия, при которых, возможно, матч был договорной? Мы действовали в рамках футбольной институции, мы исследовали покушение на принципы Fair Play то, что нами и предусмотрено. Поэтому, когда нас уводят в законодательство, в прокурорские определенные методы, мы не понимаем. Мы не можем действовать по понятиям или как кому выгодно. Одним выгодно рассматривать футбольные институции, а если это невыгодно, давайте пойдем в прокуратуру. Да нет, давайте мы все останемся футбольной институцией. Ведь если где-то случился пожар от замыкания, не прокуратура же выезжает его тушить, выезжают пожарники. Прокуратура только устанавливает, а был ли состав преступления в причине пожара. Точно также, как футболист может нанести травму другому футболисту, и наша задача убедиться: она была умышленной или нет. Если мы с экспертами принимаем решение, что травма была нанесена умышленно футболистом, а от этого зависит наказание, завтра он нас поведет в суд и будет говорить, что этого не может быть? Поэтому я считаю, что мы должны руководствоваться исключительно нормами футбольного законодательства, касательно данных вопросов.

Ведучий: А справді, дуже цікавий нюанс, тільки чомусь мало звертають увагу на нього. Адже бувають договірні матчі із причин інших, ніж заплачені гроші. Наприклад, команда хоче зробити подарунок до Дня народження президента клубу-суперника, або хоче “сплавити” тренера, який дістає важкими тренуваннями.

Ведучий: “Сплавляти” тренера не потрібно домовлятись, а от, наприклад, не грати внічию, а три в три — це відомий факт. Там гроші не задіяні, але матч все одно договірний.

І. Кочетов: Безусловно, все это естественно имеет место. И задача футбольной институции с такими явлениями бороться, исследовать их. Не факт, что в обязательном порядке какой-то матч может быть признан договорным. Но опять же, в первую очередь, кто может определять договорной матч? Не прокуратура, а эксперты Федерации футбола Украины, которые своим опытом, своими знаниями, своим определенными жизненными подходами могут дать четкую оценку. И когда мы приходим в футбольную институцию, мы вынуждены принимать эти условия, иначе давайте будем уходить в другие виды спорта или в других общественных организациях работать.

Слухач: В прессе говорится о том, что “Карпаты” и “Металлист” могут перевести в Первую лигу. Что же это получается? Это же два года тому назад было, почему только сейчас это возникло и разные прочтения этого всего?

 Я хочу еще раз напомнить, что этот вопрос поднял ФК “Карпаты” спустя два года. И мы вынуждены были этим заниматься. То, что там журналисты комментируют свои предположения о каких-то санкциях, я считаю, что это преждевременные комментарии. Нужно дождаться решения КДК и не нужно в данном случае домысливать о том, что, как и т.п. Все обстоятельства в обязательном порядке будут учтены.

Ведучий: Ігорю Миколайовичу, як зрозуміло з реакції віце-президента ФФУ пана Стороженка, він хотів грудьми стати на захист, я так розумію, ФК “Металіст”, оскільки Харків йому не чужий (він саме з Харкова прийшов у Федерацію), і ФК “Карпати”.

— Я хочу сказать, что не совсем корректно мне будет обсуждать своего коллегу. Сергей Михайлович очень серьезный специалист, безусловно, профессионал, юрист, он входит в юридический комитет УЕФА, но вместе с тем, наверное, можно его понять как харьковчанина. Он живой человек. У него свои эмоции, своя нервная система, и в данном случае оценку своим действиям может дать только он. Но вместе с тем я хочу еще раз сказать, что естественно Сергею Михайловичу нужно четко определиться: он сегодня — функционер ФФУ или адвокат ФК “Металлист”? Ну а в данном случае мы слышим, что еще и адвокат ФК “Карпаты”. Поэтому я не буду дальше комментировать определенные высказывания, его выводы, я считаю, что Исполком принял решение, мы все обязаны ему подчиниться и дождаться выводов КДК.

Ведущий: А чи можна кваліфікувати оці заяви, як спробу тиску на КДК? На відміну від рішення Виконкому, який саме задля того, щоб не тиснути на КДК, вирішив заслухати без обговорення доповідь вашого Комітету з чесної гри?

— Я думаю, что на этот вопрос ответ очень хорошо дадут болельщики, которые знают этот вопрос, которые в разных форумах отвечают в своих постах о том, что произошло, дают оценку, в том числе и таким действиям, или высказываниям Сергея Михайловича, что он имеет право на свои высказывания, он имеет право это комментировать, в рамках дозволенного. Но повлияет ли это на решения КДК? Я не думаю. Я уверен, что КДК беспристрастно, объективно и справедливо рассмотрит данный вопрос.

Ведучий: Позиція Комітету з етики і чесної гри навколо цього питання — не треба створювати зайвий ажіотаж?

— Я считаю, что не нужно преждевременно делать какие-либо выводы. Каждый должен действовать в рамках своих полномочий. На сегодняшний день полномочия по каким-либо дисциплинарным санкциям или отмене таких санкций, принадлежат КДК, то давайте мы дождемся этого решения.

Ведучий: Ну а чому так все приховано? Чому справді не зробити це обговорення відкритим. Стільки питань б знялося. Я ж не думаю, що там якісь такі аж занадто цікаві схеми були розкриті. Чому б не поговорити про це?

— Я думаю, что каждое расследование имеет свои нюансы. Я уверен, что ни один уважающий орган, который исследует тот или иной вопрос, не раскрывает свои нюансы, потому что у каждого своя точка зрения, каждый по своему это будет трактовать, в зависимости от определенных интересов, чьи интересы он представляет. И вот, чтобы не сталкивать эти интересы, чтобы раньше времени не повредить эффективному расследованию, в КДК и было Исполкомом принято решение не устраивать дебаты, потому что выводы, которые зачитывались на Исполкоме, достаточно подробно звучала вся информация, в том числе указывалось от кого, где, когда и при каких обстоятельствах она получена. Вот именно поэтому и были прекращены какие-либо разглагольствования.

Ведучий: Ігоре Миколайовичу, ну таких прецедентів ще у нас не було в історії українського футболу і проведена така величезна робота комісії. Були такі випадки, приблизно щось схоже?

— Вы знаете, что мы расследовали за последние 2,5 года и “дело Заховайло — Маслов”, и “дело Савченко”, и это — третье такое более-менее резонансное дело, которое связано с определенными коррупционными моментами. Поэтому я считаю, что Исполком ФФУ достаточно последовательный. Сегодня никто не может сказать, что это какие-то голословные заявления. Каждый год фактически мы наносим определенный удар по коррупции, даже если какая-то проверка заканчивается не подтверждающейся информацией, все равно эта проверка заставляет чиновников отказываться от тех своих традиционно устоявшихся методов, которые они использовали в украинском футболе.

Ведучий: Ігоре Миколайовичу, от коли Ви вибирали технологію троє заслуховують одного, конкретно футболістів, Ви не думали про те, що десь там попереду в майбутньому можете наразитися на асоціації з 37-м роком, звинувачення в тому, що трійки без суда і слідства приймали рішення про долі людей?

— Мы как раз руководствовались наоборот тем, что опрашивали футболистов в присутствии так называемых свидетелей (трое человек), или двое опрашивали, чтобы не сказал футболист, что, извините, я этого не говорил. Поэтому, поверьте мне, мы достаточно профессионально провели это расследование, и на сегодняшний день мы не сомневаемся, что те, кто с ними беседовали, не могут отказаться от того, что они говорили. И не важно, писали они это на бумаге, или нет. Мы добровольно задавали вопросы, футболист добровольно на них отвечал, никакого давления не было. Поэтому я думаю, что неуместно, сегодня говорить о том, что мы использовали какие-то запрещенные методы и т.д. Поверьте, об этих фигурантах давно бы уже знала футбольная общественность.

Ведучий: Ці всі свідчення не мають абсолютної ніякої юридичної цінності.

— А мы и не ставили вопрос передавать эти “свідчення” в какие-либо юридические органы. Мы исследовали исключительно в рамках футбольной институции.

Ведучий: Просто була проведена така велика робота, за великим рахунком зараз вони можуть відмовитись і нічого не доведеш

— Можно отказаться от чего угодно, но есть вывод Комитета, и этот Комитет — коллегиальный орган, в который входят футбольные функционеры, журналисты, сотрудники правоохранительных органов, которые исследовали эти материалы и приняли то или иное решение. Мы добываем информацию, которая дает нам повод либо утверждать, либо опровергать. Так работают все общественные институции, каковой является ФФУ. Мы не можем в своей работе руководствоваться регламентом прокуратуры, суда, какого-то еще силового ведомства. Мы можем в какой-то мере обратиться к ним помочь исследовать тот или иной вопрос, но вывод делают эксперты футбольных институций.

Ведучий: Прокоментуйте будь-ласка заяву Стороженко стосовно інтерв’ю Стефана Решко, в якому він заявляв що “в комісії люди розумні і питання буде вирішено”, серед одних із варіантів покарання клубів можливе пониження в класі. Стороженко вважає, ніби питання вже вирішено заздалегідь, і готують зараз громадську думку до цього.

— Я могу ответственно заявить, что на данный момент ничего еще не решено. КДК еще даже не приступил к рассмотрению этих материалов. Определенные домыслы, может быть, Сергея Михайловича. Они имеет право их высказывать. Но на сегодняшний день комментарии Стефана Решко -абсолютно нейтральны. Ему задают наводящие вопросы — “А как вы думаете, как вы полагаете?” Он имеет право думать и размышлять, но он не вешает клеймо, он не говорит о том, что именно так это будет. Многие болельщики знают подходы ведущих футбольных стран Европы к этим вопросам, все знают оценку и позицию Платини по этим вопросам. Не могут футбольные ассоциации иметь отличную от европейских ассоциаций оценку и подходы к этим вопросам. Поэтому Стефан Решко комментирует абсолютно корректно, и вместе с тем, говорит о том, что возможно нам придется извиняться перед “Металлистом”.

Ведучий: Це чомусь не було почуто...

— Ну, потому что, может быть, кому-то невыгодно это озвучивать. Сегодня, может быть, выгодно давать четкий обвинительный уклон, чтобы будоражить общественное мнение, и показать возможную необъективность Комитета, Исполкома и КДК. Но и члены Исполкома услышали то, что они хотели услышать, и сам Комитет подошел к делу ответственно, и никаких домыслов и фальсификаций, притянутых за уши фактов в этом расследовании нет. Все абсолютно объективно.

Ведучий: Уявімо собі, що рішення прийнято жорстке и радикальне, і воно стосуватиметься і футболістів, які брали участь у гіпотетично договірному матчі. Чи пошириться це рішення на футболістів, які вже не виступають у чемпіонаті України, того ж Сергія Лащенкова, який є громадянином Молдови, а виступає в Чемпіонаті Азербайджану?

— Я думаю, что то решение, которое будет принято КДК, в обязательном порядке будет проанализировано соответствующими инстанциями УЕФА. Тем более учитывая то, что об этом господин Данилов заявил на конференции европейских профессиональных лиг. Поэтому конечно, в поле зрения УЕФА также находится этот вопрос, и они не могут не дать ему оценку. Давайте дождемся этого решения. Я не могу сказать, что это будет жесткая или жестокая оценка. Главное, чтобы эта оценка была объективной и служила имиджу украинского футбола.

Ведучий: Можливо, доведеться і вибачатися. А як ви охарактеризуєте свою співпрацю щодо цього питання з керівництвом Прем’єр-лігою?

— К сожалению, в решении этого вопроса Премьер-лига полностью самоустранилась. Мы даже предлагали, когда летели беседовать с Лащенковым, командировать с нами представителя Премьер-лиги, но они отказались. Я думаю, что главный аргумент тот, что не совсем корректно господину Ефремову было участвовать в этой проверке, так как в то время он был генеральным директором ФК “Карпаты”. Но пусть это останется на совести Премьер-лиги, пусть они сами определяют свою позицию в данном вопросе. Мы ни под кого не подстраивались в данном вопросе, и проводили эту проверку в рамках наших полномочий.

Ведучий: Які конкретно покарання передбачено за договірний матч? Чи кожного разу ці покарання можуть відрізнятися одне від одного? Можливий варіант переведення команд у 1 Лігу, чи починати новий сезон з втраченими очками?

— Я бы не стал опережать, и не хочу, чтобы сегодня звучал какой-то обвинительный уклон. Нужно дождаться решения КДК. Но дисциплинарный кодекс и дисциплинарные правила наличествуют достаточно большим диапазоном санкций, которые могут быть применены. Главное, чтобы эти санкции были адекватными, разумными и справедливыми. Дисциплинарный кодекс имеет свои полномочия, в рамках которых и действует КДК. Если ими будет принято решение, оно будет регламентироваться этим кодексом, если не будет принято решение, будет опровергнуто это все, будут естественно, санкции к нашему комитету, как к недобросовестно выполнившему свою работу.

Ведучий: Я хочу повернутися ще до репліки пана Михайла, який сказав, що пізно вже розбиратися в цьому питанні...

— Я хочу сказать, что все, наверно, знакомы с выступлением Платини, где он сказал, что коррупционные деяния срока давности не имеют, потому это не ФФУ высунула факт двухгодичной давности, это сам клуб “Карпаты” чистится от того негатива, который был собран в клубе.

Ведучий: Я хотів запитати, чи зможе якось вплинути цей скандал на підготовку до Євро-2012, ну їх враження від України, звичайно можна було замовчувати цей факт?

— А каким образом можно умалчивать, если господин Дыминский 21 января этого года, материалы внутреннего расследование отправил в арбитражный суд в Лозанну, каким образом мы должны замалчивать это вопрос? И я уверен, что это никоим образом не будет сказываться на подготовке Евро-2012, а наоборот — Украина лицом поворачивается к негативу, только положительно будет влиять на украинский футбол и на Федерацию Футбола.

Ведучий: Ігорю Миколайовичу, якщо не буде доведено договірний характер матчу і ви вибачитись перед футбольним клубом “Металіст” та футбольним клубом “Карпати”, чи отримає футболіст Федорів ті гроші, які заборгував йому клуб за час виступів в клубі?

— Это — два абсолютно несвязанных вопроса. Задолженность “Карпат” перед Федоривом — это один вопрос, возможное нарушение правил феер-плей — это другой вопрос. Мы абсолютно не связываем эти два вопроса при рассмотрении дела, и вместе с тем я хочу сказать, я надеюсь, что свою работу мы выполнили профессионально.

06.05.2010, 14:58
Топ-матчи
Чемпионат Италии Кьево Дженоа 0 : 0   5 декабря 20:00
Чемпионат Испании Депортиво Реал С-дад - : - 5 декабря 21:45
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити - : - 5 декабря 22:00
Чемпионат Италии Удинезе Болонья - : - 5 декабря 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть