Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Олег КУЗНЕЦОВ: «Со сборной должен работать украинец!»

2011-02-27 18:31 Сегодня трудно даже вообразить, чтобы кто-то из украинских защитников мог номинироваться на звание лучшего футболиста Старого Света. А в 1988 ... Олег КУЗНЕЦОВ: «Со сборной должен работать украинец!»

Сегодня трудно даже вообразить, чтобы кто-то из украинских защитников мог номинироваться на звание лучшего футболиста Старого Света. А в 1988 году такой шанс появился у Олега Кузнецова. В опросе еженедельника «Франс Футбол» центрбек сборной СССР и киевского «Динамо» занял 11-е (!) место.

Пусть сегодня лучших футболистов определяют уже в другом формате, да и роль стоппера кардинальным образом видоизменилась, но высочайший уровень мастерства Кузнецова этот факт нисколько не принижает.

25 лет назад Олег впервые стал чемпионом СССР. Коронация киевского «Динамо» прошла в Ленинграде, в Спортивно-концертном комплексе, носящем имя вождя мирового пролетариата. В первой декаде января Олег Владимирович вновь появился в СКК, теперь уже «Петербургском». Чем не повод побеседовать с главным тренером юношеской сборной Украины, которая принимала участие в традиционном Мемориале Валентина Гранаткина?

Спасибо Морозову

— Визит в Санкт-Петербург навеял воспоминания из великого игроцкого прошлого?

— Ой, это так давно было, что уже не вспомнить... По-моему, здесь я впервые стал чемпионом Союза (в 1985 году киевское «Динамо» сыгра­ло вничью с «Зенитом» — 1:1 и за два тура до финиша зарезервировало золотые медали. — C), а на следующий год под сводами СКК мы разгромили «Зенит» — 3:0. Вообще-то, Валерий Васильевич Лобановский не очень любил играть под крышей, в манежах.

— Вашим юным подопечным удалось посмотреть современный Петербург?

— Как раз накануне матча за третье место с Россией мы провели трехчасовую обзорную экскурсию.

— Полагаю, что с Питером, точнее — с одним из ярких представителей тренерского цеха города на Неве, связано ваше появление в киевском «Динамо». В команду мечты вас пригласил Юрий Андреевич Морозов?

— Андреичу, вечная ему память, всегда буду благодарен. В 1983-м он взял меня из Чернигова, команды второй лиги. В Киеве происходила смена поколений, и Морозов не боялся вводить в состав молодых ребят. По результату тот сезон получился неудачным («Динамо» заняло седьмое место. — C), но нужно иногда сделать шаг назад, чтобы потом — два вперед. Фраза избитая, но актуальности своей она не потеряла.

— Юрий Андреевич киевского периода, если верить очевидцам, полная противоположность себя самого времен работы в «Зените»?

— Вы имеете в виду книгу Олега Блохина?

— Безусловно! И даже позволю себе цитировать небольшой отрывок: «С дистанции прожитых лет я понял, что чрезмерная мягкость Морозова (после жесткой требовательности Лобановского!) была восторженно воспринята игроками как добро, но вскоре для них же обернулась злом...» Не укладывается в голове, что Морозов мог быть мягким! Современные звезды Аршавин и Кержаков, например, ходили к президенту «Зенита» Виталию Мутко и жаловались на деспотичный характер Деда.

— Не знаю, не знаю... Но в Киеве Юрий Андреевич был таким, как рассказывает Блохин. Я даже не помню, чтобы Морозов когда-то повысил голос. По сравнению с Валерием Васильевичем Лобановским он был намного мягче. Может строгости нам и не хватило для достижения больших побед.

— Морозов покидал украинскую столицу со слезами на глазах. А вам жаль было расставаться с тренером, в «Динамо» возвращался Лобановский?

— Я не хотел бы противопоставлять двух великих тренеров-единомышленников, но Морозов чувствовал, что ему не дали воплотить свои идеи в жизнь. Все-таки один год — срок ничтожный! Не меньше трех лет требуется для строительства команды. Тем более, повторюсь, в команду влилась целая группа молодых игроков.

— Бытует мнение, что Юрий Андреевич собирал по крупицам «Зенит» и ЦСКА, затем передавал команды Павлу Садырину, который делал их чемпионами. Вряд ли здесь прослеживается аналогия с киевским «Динамо». Тем не менее и в завоеванном Кубке Кубков — 1986 есть частица труда Морозова?

— Соглашусь с этой версией. Помимо меня, при Морозове начинали играть Саша Заваров, Павел Яковенко, Алексей Михайличенко, Василий Евсеев.

Красный флаг и Фредрикссон

— Хорошо. Идем дальше. Кубок Кубков ассоциируется не только с блестящей победой в финале над мадридским «Атлетико», градом голов в ворота венского «Рапида», пражской «Дуклы». Но и со страшным словом Чернобыль.

— Авария случилась в ночь с 26-го на 27-е. Мы как раз сыграли со «Спартаком» и сразу же уехали в Москву готовиться к финалу. Жен наших тоже в Москву на автобусе привезли, после Кубка Кубков мы в Киев не возвращались — начали готовиться к чемпионату мира. Мы совершенно не владели информацией, не понимали всей серьезности трагедии. Вроде бы все нормально, все здоровы, ничего не болит...

— Во второй половине 1980-х услышал точку зрения одного известного комментатора (не буду называть его фамилию), что, мол, в киевское «Динамо» серьезных футболистов будет «не затащить». И все из-за повышенного уровня радиации. Действительно, все было так страшно?

— Это абсолютно надуманная история. Нас проверяли дозиметрами на базе, и количество рентген не превышало нормы. В Киев же переехали Литовченко с Протасовым, потом Юран, Саленко из Питера перебрался, Ахрик Цвейба.

— Ваш первый чемпионат мира в Мексике мог завершиться триумфом нашей сборной. Мог. Однако на пути встал арбитр Фредрикссон. Помните такого?

— Спрашиваете! Конечно, помню. Как т-а-а-а-кого забыть. (Улыбается.) Хотя не стал бы все списывать на судей. И сами мы «постарались», чтобы не обыграть бельгийцев. С другой стороны, две результативных ошибки в матче такого уровня — явный перебор!

— «Человеческий фактор», сказали бы сегодня чиновники ФИФА и УЕФА. И вправду, может Фредрикссон просто ошибся?

— Кто его знает? Спустя четыре года в матче с Аргентиной Фредрикссон вновь, думаете, ошибся?

— Кстати, вы оказались в эпицентре того спорного эпизода.

— Спорного? Мяч после моего удара летел в угол. Марадона настолько откровенно выбил его из ворот рукой! И ведь Фредрикссон стоял рядом! Думаю, предвзятость все-таки была. Ну не переваривал человек все советское, органически не переваривал! Знаете, в то время над нами шутили: пока у вас, ребята, красный флаг развевается — вас так все время судить будут.

— На чемпионате Европы — 1988 не было Фредрикссона. Однако вы вновь пострадали, в какой-то степени из-за судей. Бельгиец Понте показал карточку в полуфинале с Италией, и по причине дисквалификации вы пропустили финал с голландцами. Кто только не говорил, что именно Кузнецова не хватало в центре обороны. Может, стоило как-то поберечься, сыграть аккуратнее?

— Когда выходишь на поле, про карточки не думаешь. Лобановский дал установку прессинговать с первых минут. Мы ее выполняли. Считаю матч с Италией классикой. Бесспорно, для нашего поколения — это была самая лучшая игра. Прессинг XXI века, говорили тогда итальянцы.

— Финал Евро на скамейке — и врагу не пожелаешь!

— Переживал страшно, конечно. Что делать, судьба, наверное, такая.

— На том чемпионате Европы впервые наши футболисты получили более-менее адекватную решениям задач сумму премиальных?

— Пожалуй, да. Если раньше нам платил исключительно Госкомспорт, то в Германии появились индивидуальные спонсоры.

— Виктор Пасулько вспоминал, что получил на руки 15 тысяч немецких марок.

— Заметьте, Виктор не был игроком основного состава. Кто играл — получил больше.

— Премиальные — заслуга Лобановского?

— Валерий Васильевич разбирался во всех сферах деятельности. Он был не только великолепным тактиком, стратегом, но и организатором. Поэтому какие-то материальные блага, которые, подчеркну, мы заслужили своей работой, доставались благодаря Лобановскому.

— На следующий чемпионат Европы сборная поехала уже без красного флага и Лобановского. Расскажите, в конце концов, что же произошло в заключительной игре группового турнира с шотландцами?

— А что произошло? Мы крупно проиграли немотивированным соперникам...

— Не в этом дело. Злые языки ставили в вину вам и Алексею Михайличенко, выступавшим в то время за «Рейнджерс», что не сумели договориться с одноклубниками.

— Мы не так хорошо владели английским, чтобы обсуждать такие вопросы. Никто ни о чем не договаривался, да и быть такого не могло. Нужно знать менталитет горцев! Просто пошутили перед игрой, посмеялись. Алистер Маккойст, другие ребята говорили: «Не волнуйтесь, вы нас обыграете. Нам уже ничего не нужно. Мы в клубе всю ночь „зависали“...»

— Запах виски действительно присутствовал?

— Разило, было такое. (Смеется.) Однако на поле они бились словно звери!

— После распада СССР выступать за сборную России не предлагали?

— Никогда. Я уже старый был, к тому же травмы пошли одна за одной.

— А если бы пригласили?

— Если бы?.. Стоит ли обсуждать в сослагательном наклонении? Думаю, отказался бы. Это нужно было жечь мосты, уезжать из Киева навсегда, я бы на такое не решился.

Ван Бастен обещал сделать инвалидом

— Всю футбольную карьеру вы отыг­рали на позиции стоппера. Правда, в той, из прошлого века, трактовке, стоппер выполнял функции персональщика. Сегодня практически все играют зону. Как думаете, смогли бы перестроиться и сыграть в линию?

— Думаю, смог бы. Современное построение, полагаю, вряд ли этот факт кто-то оспорит, более эффективно. Я же более спокойно чувствовал себя, когда за спиной был либеро. Я своим футболистам рассказываю все время. Персоналка — самое простое в футболе. Тебе не надо никуда переключаться, играй по своему игроку.

— Кто из чистильщиков, страховавших вас, внушал наибольшее доверие?

— Без проблем играл со всеми. В «Динамо» — с Володей Бессоновым и Сергеем Балтачей, в сборной комфортно чувствовал себя в паре с Вагизом Хидиятуллиным.

— Против кого приходилось играть персонально?

— Всех и не упомнишь. На Евро-1988 в каждом матче приходилось противостоять форвардам экстра-класса. Это итальянцы Виалли и Манчини, англичанин Линекер, ирландец Олдридж. На чемпионате мира в 1990-м Каниджа мне нервы потрепал. Но самую яркую историю вспоминаю с ван Бастеном.

— Это когда великий голландец хотел вас покалечить?

— Да, играли мы с голландцами на чемпионате Европы в 1992-м. Я только восстановился после операции на коленном суставе. Против ван Бастена я играл практически на одной ноге. Не успевал, конечно. Где-то корпус ставил, где-то за футболку прихватывал. Видимо, достал Марко. Подошел он ко мне и на английском тихонечко произнес: «Слушай, парень, я вижу, у тебя колено перебинтовано. Еще раз прихватишь меня — калекой останешься». Я сразу все понял и сказал «О’кей».

— Кто из современных центральных защитников производит на вас впечатление?

— Пожалуй, пара из донецкого «Шахтера» — Дмитрий Чигринский и Ярослав Ракицкий. На мой взгляд, они отвечают требованиям для современного стоппера.

— Почему Чигринский не сумел заиграть в «Барселоне»? Испанские аналитики писали, что у дончанина нет хорошего первого паса, а без этого в «Барсе» закрепиться просто невозможно.

— Это одна из версий. В «Барсе» вообще очень тяжело приходится защитникам. Там ведь вся игра построена на созидании, практически нет рабочих лошадок. От оборонцев требуется не только первый пас, но и умение играть один в один. Я бы не сказал, что Пуйоль и особенно Пике сильны в созидании. Другое дело, что в отборе они — псы цепные. Загрызут! Чигринский — игрок позиционного плана. Возможно, из-за своего роста ему тяжело играть в такой футбол. У Димы другие сильные качества.
— Не секрет, что в киевском «Динамо» Лобановского год, образно говоря, мог идти за три. Высокий травматизм — следствие изнурительной тренировочной работы?

— Не стал бы искать в этом закономерность. За восемь лет в «Динамо» у меня не было ни одной серьезной травмы, лишь мелкие царапины. Так сложилось, в Шотландии сломался уже во второй игре. Злой рок какой-то преследовал.

— Вспоминаю, что процесс восстановления у вас слишком затянулся. В чем причина? Вроде бы на Западе медико-реабилитационные мероприятия были на порядок выше, чем в Союзе?

— Сама операция прошла удачно. Первую сделал в Шотландии. Думали, простой мениск. Когда же выяснилось, что повреждена крестообразная связка, то пришлось лететь в Америку. Такие операции 20 лет назад практиковали только в Штатах. Мне потом рассказали, что ткань взяли с ахиллова сухожилия у донора, трупа, проще говоря. Лечили меня в очень приличной клинике, где оперировали в основном баскетболистов из НБА.

— Все расходы взял на себя клуб?

— Да, в «Рейнджерс» в этом плане все было на высоте, очень солидно. Восстанавливался же я дольше обычного по причине незнания английского.

— Не могу уловить связи?

— Все просто. Мне выдали пособие, своего рода инструкцию. Понимал же я далеко не все нюансы. К примеру, когда нужно было сделать 15 приседаний — я делал только десять. Чувствовал себя некомфортно. С этого момента карьера пошла уже по нисходящей.

— Эффектно бы получилось завершить выступления в киевском «Динамо». Однако вы отправилась доигрывать в другую столичную команду — «ЦСКА-Борисфен». Почему?

— В «Динамо» я даже сборы провел. Однако никто не давал гарантии, что буду играть. Команду тренировал Владимир Онищенко. Я понял, что весь чемпионат уже не потяну, а на пару игр входить не было смысла. Киев наигрывал тогда молодую команду, которая уже с Лобановским засверкала в Лиге чемпионов. Это было обоюдное желание.

Со сборной должен работать украинец!

— С Блохиным вы не только тезки, но и отчества у вас одинаковые. Хотя, полагаю, не это совпадение сделало вас помощником самого успешного тренера сборной Украины на целых четыре года?

— На пять, вы забыли приплюсовать год работы в ФК «Москва».

— Тем более! Как же нашли точки соприкосновения с Олегом Владимировичем — старшим?

— Несмотря на разницу в возрасте (Блохин старше Кузнецова на 11 лет. — Прим.ред.), с Владимировичем мы жили в одном номере на базе в Конче-Заспе. А что такое «в одном номере», при заездах за два-три дня до игры? Это практически 300 дней в году. Получается, я хорошо знал Блохина-игрока. Но позже, когда он работал в Греции, а я — в Шотландии, мы не пересекались и даже не созванивались. Справедливости ради, в штаб сборной меня пригласил еще Леонид Буряк.

— О тяжелом характере Блохина журналисты складывают легенды. Тяжело уживаться с таким человеком?

— Понятно, что многое, о чем говорят в отношении Блохина, нужно фильтровать. Кроме того, сборная — это не клуб. Там мы собирались за несколько дней до игры, не успев надоесть друг другу (улыбается). Если же говорить серьезно, то такая фигура, как Блохин, должна быть с какими-то прибамбасами. Обладать изюминкой, харизмой, как это модно сейчас говорить.

— Не так давно Валерий Газзаев высказался относительно успехов Блохина, что четвертьфинал чемпионата мира — не ахти какое достижение. Запоминаются тренеры-победители. Полагаю, вы придерживаетесь иного мнения?

— Как сказать... Оценивают по конечному результату. Мы сделали большое дело для Украины. Однако если кто-то из молодых пацанов спросит: «Ну и какое вы место заняли?» Что отвечать? Попали в восьмерку?.. При всем при этом в ближайшее время не думаю, что кто-то из наших стран повторит результат команды Блохина. Что говорить, если выход в финальную часть считается огромным достижением. Дай Бог, конечно, мне ошибиться.

— Ирония судьбы. В четвертьфинале чемпионата мира — 2006 Блохин проиграл Марчелло Липпи. До последнего времени Липпи и Блохин вновь вели спор. Теперь в виртуальной борьбе за кресло главного тренера сборной Украины. Ваше мнение: кто должен руководить вашей сборной на домашнем Евро?

— Менталитет наш и зарубежного тренера — абсолютно разный. Мы сейчас задаемся вопросом: как будет работать зарубежный специалист? Можно же сидеть в Италии, изредка заезжая в Украину.

— С Гусом Хиддинком в сборной России была похожая история.

— Вот-вот. Поэтому, насколько мне известно, Федерация футбола Украины жестко ставила вопрос о том, что тренер минимум полгода должен находиться в стране, просматривать матчи каждого тура чемпионата, общаться с коллегами. Мы понимаем, что человек приезжает зарабатывать деньги. Ответственности у него меньше, чем у своего тренера. Поэтому я — за украинского тренера!

Руководству «Москвы» было не до футбола

— Год, проведенный в ФК «Москва», считаете для себя потерянным? Вроде бы шли в серьезный клуб, а в итоге на протяжении всего сезона работали практически без руководства.

— Понятно, что у нас были амбиции. Мы следили и продолжаем следить за чемпионатом России, видели потенциал команды. Думаю, чехарда в руководстве и не позволила Блохину добиться серьезного результата в премьер-лиге. Стабильности не хватало. Каждый из начальников — поверьте, я никого не хочу обидеть, — решал свои вопросы, никак не связанные с футболом.

— Но Юрий Белоус — человек вроде бы футбольный?

— Я и не говорю про Белоуса. При нем клуб действительно работал. Велась селекция, люди ездили, просматривали футболистов, занимались комплектованием. Юрий Викторович помогал Блохину в решении вопросов жизнеобеспечения команды. Откровенно говоря, когда мы приехали на базу, то от увиденного были просто в шоке! Словно вернулись на четверть века назад. Белоус организовал косметический ремонт, но потом, повторюсь, пришли люди абсолютно далекие от футбола, и помощи было ждать неоткуда.

— Бытует мнение, что у Блохина и аргентинской диаспоры «горожан» случилось несовпадение менталитетов?

— Аргентинцы сами противопоставили себя остальным. У них существовала своя каста. Они ощущали себя «коллективным Мессией». Вот с Бракамонте не было никаких проблем. Парень выучил русский язык, нормально общался. А вот Макси Лопес, Моралес, Баррьентос позволили себе лишнее! Неужели тренер — сам себе враг и будет специально «душить» игроков?

— Гибель «Москвы» прошлой зимой стала для вас откровением?

— Нет. Когда мы уходили из команды, было понятно, что при таком отношении долго клуб не продержится. Разговоры давно шли на эту тему. После того, как Михаил Прохоров отказался от финансирования, — у «горожан» началась агония.

— Лично вы с олигархом познакомились?

— Я — нет. А вот Блохин несколько раз встречался с Прохоровым.

— Ситуация в российском футболе вас не удивляет? Вроде бы в газетах, в Интернете пишут, что уровень футбола неуклонно растет. С другой стороны, «погибли» «Москва» и «Сатурн», в повисшем состоянии совсем недавно был «Амкар», «Томь» с «Крыльями» периодически просят помощи у власти в Кремле. В Украине нет подобного расслоения на богатых и бедных?

— Все зависит от тех людей, что вкладывают средства в футбольные клубы. Как они любят или не любят футбол. Доходов-то клубы не приносят, ты просто вкладываешь деньги в свое удовольствие. «Удовольствие», случается, заканчивается. Я бы не стал говорить о том, что в Украине ситуация кардинальным образом отличается от российской.

— И все-таки команды не «гибнут»... Украинская модель проведения чемпионата по системе «осень-весна», на ваш взгляд, может служить для России примером?

— Люди что-то просчитывали, наверное, когда принимали такое решения. Хотя для меня лично нет никакой разницы. Поменяли названия кругов. И все. Сборы-то у тебя все равно зимой, летом будет перерыв. В марте — старт, в конце ноября — финиш. Я же в советском чемпионате поиграл, в украинском работал. И особой разницы не ощутил.

В киеве нас узнавали

— Если абстрагироваться от футбола, как вам Москва? Тяжелый город?

— У меня достаточно много друзей в российской столице, мне помогли выбрать квартиру на Патриарших прудах. Есть люди тусовочные, но я к ним не отношусь. Поэтому совершенно спокойно относился к ночной жизни, ресторанам.

— Ветераны киевского «Динамо» вспоминали, как всей командой приезжали в Ленинград и шли на спектакль в БДТ. Вы застали те времена?

— В театр с Лобановским мы ходили пару раз в Москве. В Питер летало старшее поколение — Мунтян, Буряк, Колотов. Валерий Васильевич дружил с известным актером Олегом Борисовым. Когда тот играл в БДТ — Лобановский вез команду смотреть спектакли.

— Предыдущий вопрос я задал совсем не случайно. Теперь и вы самым непосредственным образом связаны с театром и кино. Екатерина Кузнецова — ваша дочь — популярная актриса. Хотя выросла в спортивной семье...

— С первого класса Катя занималась пением, о театральной карьере как-то не задумывалась. Рвением особым не отличалась. Театром увлеклась в 9–10 классе. Я к этому спокойно относился. Сейчас слышу, что протекцию сделал. Каким образом? Единственное, что брали репетитора. Но ведь многие семьи так поступают.

— Интересно провести параллели. Чья популярность выше: актрисы, в наши дни снимающейся в модных сериалах, или футболиста киевского «Динамо» 1980-х годов?

— Стоит ли сравнивать? Время-то сейчас другое. Понятно, что если ты мелькаешь в телевизоре, да еще в удачных постановках, — к тебе приковано внимание, люди узнают, берут автографы. Думаю, сейчас публичных людей знают намного больше, чем нас.

— Неужели игроку «Динамо» можно было спокойно выйти на Крещатик и прогуляться без назойливого внимания поклонников?

— Где нас могли «раскручивать»: в «Советском спорте», да в «Футбольном обозрении». Это сейчас сутками крутят футбол на специальных каналах, хочешь не хочешь, а футболистов будешь знать в лицо. Хотя, конечно, в Киеве нас узнавали.

Безалкогольная свадьба

В звездном составе киевского «Динамо» очень популярны были спортивные союзы — футболист плюс яркая представительница художественной гимнастики. Олег Блохин и Ирина Дерюгина, Леонид Буряк и Жанна Васюра, Владимир Бессонов и Виктория Серых, Виктор Хлус и Стелла Захарова. Олег Кузнецов также создал спортивную семью. Его жена Алла Борисенко — бывшая легкоатлетка. А свадьба Олега и Аллы прошла в незабвенные годы борьбы с зеленым змием. Именно тогда пошла молва о безалкогольных свадьбах.

«Я слышал о „сухом законе“, но и подумать не мог, что после столь успешного сезона мне не разрешат устроить нормальную человеческую свадьбу, — вспоминал Олег Владимирович. — Сколько кабинетов чиновников я посетил, чтобы мне, в порядке исключения, разрешили поставить на стол спиртное. Но нам даже шампанское выпить запретили!»

Пророков нет в отечестве своем

Строки из песни Владимира Высоцкого как нельзя лучше отражают положение дел в тренерском цехе Украины. Судите сами: четыре команды из первой пятерки возглавляют легионеры. Условные, как россиянин Юрий Семин (киевское «Динамо») и белорус Олег Кононов («Карпаты»), или настоящие — румын Мирча Луческу («Шахтер») и испанец Хуанде Рамос («Днепр»), что сути дела не меняет. В межсезонье полку тренеров-иностранцев прибыло. Андрей Гордеев возглавил донецкий «Металлург», а никому не известный болгарин Ангел Червенков — «Севастополь».

При этом без работы остаются экс-наставники сборной Украины Олег Блохин, Алексей Михайличенко, Леонид Буряк, Йожеф Сабо. В творческом отпуске пребывают авторитетные Вячеслав Грозный, Александр Ищенко, Андрей Баль, Олег Таран, Вадим Евтушенко, Сергей Пучков. Что говорить, если один из дуайенов тренерской профессии Михаил Фоменко вынужден был трудоустраиваться в белгородском «Салюте» — клубе второго дивизиона российского чемпионата.

Кузнецов не понаслышке знает, что такое тренерская безработица. После того, как в ноябре 2008-го его, Блохина и Баля рассчитали в «Москве», специалист больше полутора лет оставался без дела. Только летом 2010-го последовало предложение президента ФФУ Григория Суркиса возглавить юношескую сборную Украины 1993 года.

Квартира из парилки

Кузнецов уже играл за сборную СССР, а квартиру в клубе ведущему защитнику не давали — приходилось жить в общежитии на Нивках. Олег всегда слыл человеком скромным. Полагал, не предлагают улучшить жилищные условия, значит, время еще не пришло. Однако старшие коллеги присоветовали не тянуть время, а подойти к Лобановскому и поставить вопрос. Однажды, когда после тренировки команда отправилась в баню, в парилку зашел Валерий Васильевич. Ребята, сговорившись, покинули помещение, и Кузнецов остался с великим тренером один на один. «Квартиры в Киеве нет, а меня в „Спартак“ зовут, в „Динамо“ московское», — растерянно произнес Олег. Васильич пристально посмотрел ему в глаза и с удивлением говорит: «Тебя, в „Спартак“? Так иди, чего ждешь?!». После этого Лобановский заговорил предельно жестко, но где-то через два-три месяца Кузнецов отпраздновал новоселье.

Именно Лобановский посоветовал Олегу ехать в Шотландию, хотя были предложения от немецких, испанских и итальянских клубов: «Если не поедешь в Глазго, контракта придется ждать несколько лет. „Рейнджерс“ „вел“ тебя два года, покупают не кота в мешке, изучили твою манеру игры. А другие только приступают к этой работе». Любопытно, что Лобановский и Кузнецов покинули Киев практически одновременно. В сентябре 1990-го тренер отправился в Эмираты, в октябре защитник улетел в Глазго.

Алексей Павлюченко

27.02.2011, 18:31
Топ-матчи
Чемпионат Испании Валенсия Малага 2 : 2 Закончился
Чемпионат Италии Кьево Дженоа - : - 5 декабря 20:00
Чемпионат Испании Депортиво Реал С-дад - : - 5 декабря 21:45
Чемпионат Англии Мидлсбро Халл Сити - : - 5 декабря 22:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть