Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Сергей РЕБРОВ: «Перевоспитать Хачериди? Пусть попробует Леоненко»

2012-02-10 08:08 Его судьба прочно связана с обоими финалистами Marbella Cup: киевскому «Динамо» он отдал лучшие годы своей игровой карьеры, ... Сергей РЕБРОВ: «Перевоспитать Хачериди? Пусть попробует Леоненко»

Его судьба прочно связана с обоими финалистами Marbella Cup: киевскому «Динамо» он отдал лучшие годы своей игровой карьеры, а в казанском «Рубине» ее завершил.

Сергей Ребров, fcdynamo.kiev.uaСергей Ребров, fcdynamo.kiev.ua

— Долго ли привыкали к обращению по имени-отчеству, Сергей Станиславович?

— Труда это не составило — хотя бы потому, что в «Динамо» и до перехода на тренерскую работу ко мне так шутливо обращались партнеры, а я к ним. Гусев у нас, к примеру, Олег Анатольевич, Ващук вообще-то Владислав Викторович, но мы для простоты величали его Петровичем. (Смеется). Милевский — Артем Владимирович, Шевченко, как всем известно, — Андрей Николаевич. Остальные отчества навскидку не вспомню, но в нужный момент в памяти они наверняка всплывут.

— Видевшие вас в игре во время первого испанского сбора в составе «Марбельи», куда Юрий Семин одолжил группу динамовцев, и вспоминавшие два гола в ворота кельнской «Фортуны» — на минуточку, лидера второй бундеслиги — говорили: «Эх, рановато Ребров повесил бутсы на гвоздь!»

— Рановато я это сделал или нет — теперь уж нет смысла обсуждать. Силы и желание играть никуда не делись, но есть и травмы, досаждавшие мне в последние годы карьеры с особой силой. Возвращение в серьезный футбол исключено: подготовившись, я, наверное, мог бы провести один-два матча, но — далеко не на том уровне, о котором помнят болельщики. На сборах готов помогать игрокам, подсказывать, участвовать в двусторонках, но в «Динамо» нельзя выходить на поле в официальных поединках, если твоя форма настолько не близка к идеалу.

— Однако в вашу бытность тренером «Динамо-2» всерьез говорили, что вот-вот вы станете играть за эту команду в первой лиге в роли дядьки-наставника...

— Вот это было реально. Если помните, Валик Белькевич в последние годы карьеры взял на себя такую же миссию: он подсказывал молодежи на поле, а она, глядя на него, тянулась к его уровню. На тот момент я задумывался о возвращении на поле, но потребности во мне, скажу честно, не оказалось: на каждую позицию во второй команде были молодые ребята приличного уровня.

***

— Вариант с киевским «Арсеналом» летом 2009-го — тоже не выдумка?

— Чистая правда. Играть мне еще хотелось, а покидать Киев и уезжать далеко от семьи — нет. С этой позиции предложение «канониров» казалось привлекательным, но что-то у нас при переговорах не срослось.

— Что именно?

— «Арсенал» — непростая команда. Не зная, кто клубом руководит, я не мог понять, к кому обращаться, с кем обсуждать детали. Сначала вроде и существовал взаимный интерес, но затем он с обеих сторон сошел на нет.

— Появись в тот момент другие предложения из премьер-лиги — отмели бы не задумываясь?

— Наверняка. Всем, кто закидывал удочку, отвечал, что намерен остаться в Киеве. Я ведь потому и ушел из «Рубина», что больше не захотел находиться от дома за тридевять земель.

— Кто-то из знаменитых наставников сказал: «Хочешь стать настоящим тренером — убей в себе игрока». А между тем игрок в вас по-прежнему жив-здоров, на каждой тренировке участвует в двусторонках и бегает кроссы наравне с действующими футболистами.

— Не понимаю, что это значит — убить в себе игрока. Если ты всю жизнь играл, а теперь живешь футболом в ином качестве, зачем что-то разрушать? В сегодняшнем состоянии мне комфортно, я стараюсь помогать любимой команде. А что будет дальше и стану ли когда-нибудь работать самостоятельно — покажет время.

— Верно ли понимаю, что сейчас вы в «Динамо» отвечаете за игроков атаки?

— На сборе — наверное, да. Но в принципе у каждого из нас в тренерском штабе есть и по ходу появляются самые разные задачи. Юрий Павлович может, например, дать задание посмотреть находящегося на примете игрока или будущего соперника.

***

— И все же, динамовские нападающие вам ближе, чем футболисты других амплуа. Было бы любопытно услышать от вас их короткие характеристики. Начнем, пожалуй, с новобранца — Адмира Мехмеди.

— Как и у всякого игрока, начинающего работу в новом клубе, у него много энтузиазма и желания себя проявить. По части старательности на тренировках к Адмиру претензий не возникало. Что же до игр, то в них заметно, что Мехмеди — футболист командный, явно не тянущий на себя одеяло и при всяком удобном случае готовый отдать передачу. При этом и сам обладает хорошим ударом. Все эти качества вместе дают основания считать, что он окажется полезен нашей команде.

— Браун Идейе?

— Очень удачное приобретение. По тренировкам на этом сборе видно, что в первой части сезона, несмотря на довольно результативную игру, он раскрыл свой потенциал едва ли на 60-70 процентов. На занятиях и в контрольных играх человек нацелен на атаку, выполняя все действия на приличной скорости. Постоянно находится в штрафной, где буквально в любой момент готов взять на себя игру и решить судьбу эпизода. Тренерские требования выполняет, голы забивает — словом, ни на секунду не дает повода сомневаться, что нужен «Динамо».

— Артем Милевский?

— Ну, он в какой-то степени уже легенда нашей команды. В определенный период был капитаном, да и сейчас иногда выводит партнеров на матчи в этом качестве. На каждой тренировке — и в беговых упражнениях, и в работе с мячом — стремится быть на первых ролях, отдается работе от первой до последней секунды. На сборах к Милевскому никогда не возникало претензий. Были какие-то в ходе сезона, но все мы живые люди, и всем нам свойственно допускать ошибки. Артем адекватно воспринял критику, сделал выводы, и у нас теперь нет никаких оснований для недовольства его отношением к делу.

— Андрей Шевченко?

— К сожалению, в его блестящей карьере было слишком много травм. Чтобы их залечить, нужно время. Вроде бы справился с проблемой, вышел на поле, забил — и на тебе, снова почувствовал дискомфорт и выбыл из общей группы. Любые сборы — сложнейшая вещь, особенно для возрастных футболистов. Я сам это прочувствовал, поэтому лучше других понимаю Андрея. Но не секрет, что одно лишь его присутствие на поле придает молодым партнерам уверенность, а у соперников — вызывает тревогу.

— Считаете, он сумеет достойно выступить на домашнем чемпионате Европы?

— Я не Нострадамус и даже не Павел Глоба, чтобы давать такие прогнозы. Многое будет зависеть от самого Шевченко, и прежде всего — от его здоровья. Андрея слишком часто беспокоят в последнее время спина и мышцы, но, думаю, он сможет набрать форму и в нужный момент проявить себя так, как мы ожидаем.

***

— Олег Лужный в недавнем интервью «СЭ» высказал соображение, что нынешнее поколение футболистов не ценит комфорта, в котором готовится к сезону. А ведь на заре его игровой карьеры, в середине восьмидесятых, игрокам случалось тренироваться зимой по колено в снегу и грязи...

— Хоть я и немного моложе Олега Романовича, успел познать те же лишения, что и он. Но отправляясь совсем еще юным мальчиком на первые сборы с основой «Шахтера», меньше всего задумывался о снеге и грязи. Неимоверно устал за три недели, но был горд, что меня заметили и дали шанс потренироваться с именитыми игроками. Легионеры же не до конца понимают величие клуба, в который попали, его значение для Киева и для всей Украины. Для многих из них, наверное, «Динамо» это всего лишь место, где платят очень неплохую зарплату. А нам было все равно, в каких условиях готовиться — только бы играть в великой команде и прогрессировать.

— Среди основных причин перехода Романа Еременко в «Рубин», как я понимаю, были предложенные казанцами 13 миллионов евро компенсации, условия личного контракта и то обстоятельство, что в новой команде он воссоединялся со старшим братом Алексеем. У вас, как я понимаю, в 2008-м для смены клуба существовали совсем иные резоны?

— Ситуации у нас с Ромой были абсолютно разными. Он к моменту ухода играл в основе и был лидером, на которого рассчитывал тренерский штаб и болельщики. Однако при этом, как сам признавался, хотел сменить обстановку и играть вместе с братом, которого очень любит и уважает.

— Еременко действительно плакал в Днепропетровске после своего заключительного матча за «Динамо»?

— Рома вообще крайне сентиментальный человек, все принимающий близко к сердцу. Он был в «Динамо» душой компании, да и сейчас, тренируясь в Марбелье на соседнем поле, часто приходит к нам поговорить. Знаю, что он переживает за нашу команду, как, кстати, и мы за него. А в тот момент парень уже принял решение, и, наверное, ни президент, ни главный тренер, ни тем более я не могли на него повлиять. Время покажет, верный Рома сделал выбор или нет.

— У вас, кажется, перед уходом в «Рубин» возник конфликт с Йожефом Сабо?

— Существовали непреодолимые разногласия. И хотя с приходом Семина стало полегче, я принял решение уйти. Так уж сложилось, что болельщики на постсоветском пространстве предвзято воспринимают футболистов за тридцать, считая, что в этом возрасте уже нельзя играть. И если бы я не оправдал в первых же матчах доверие Юрия Палыча, кто знает, как повернулась бы моя дальнейшая карьера. А тут — приехал спортивный директор «Рубина» Рустем Сайманов, рассказал, какая команда строится в Казани, как они хотят меня видеть в своих рядах и каких результатов желают добиться. Я загорелся идеей стать чемпионом России — и рад, что эта мечта осуществилась.

***

— Вы тогда здорово начали год, стали с «Динамо» обладателем Кубка Первого канала в Израиле, и Семин говорил мне, что планирует строить команду в Киеве вокруг Реброва. Тренер рассчитывал, что вы останетесь по крайней мере до лета, но «Рубин» не пожалел миллиона долларов, чтобы заполучить вас уже весной...

— Мне о желании Семина ничего не было известно. Да и решение, повторюсь, уже было практически принято. А когда возник конфликт с Сабо, Игорь Михайлович Суркис сказал: если возникнет интересное предложение, отпустим без компенсации. Я и «Динамо» после «Вест Хэма» достался бесплатно, так что все, считаю, логично.

— Если бы сейчас довелось продолжать игровую карьеру, в каком амплуа ощущали бы себя наиболее органично: форварда, «под нападающими» или как в конце карьеры в «Рубине» — левого полузащитника?

— Я у Бердыева играл на всех перечисленных позициях, однако, считаю, под нападением возрастным футболистам с их опытом действовать логичнее. Застал, помню, еще в «Вест Хэме» игравшего до сорока Шерингема. У него была светлая голова, и ему не нужно было мотаться весь матч по полю. Все знали: если он получит мяч, нужно открываться и ждать классной передачи, которую Тедди мог отдать и стоя спиной к воротам. В этой позиции я бы, наверное, еще сыграл.

— Перед матчами «Динамо» с «Рубином» в отборочном раунде Лиги чемпионов вы ездили смотреть последние игры казанцев, и видевшие вас тогда журналисты говорили, что вы — нетипичный разведчик. Ни блокнота у вас в руках, ни магнитофона, чтобы надиктовывать возникающие мысли...

— На самом деле, я все конспектировал в ай-паде. Очень удобно.

— Я не к тому веду. Мне любопытно: что после вашей миссии не учло «Динамо»?

— Не думаю, что мы недооценили противника. Скорее, нас подвела реализация, особенно в Киеве: имели массу моментов, но «Рубин» очень грамотно сыграл на контратаках.

— Со стороны сложилось впечатление, что киевляне оказались не готовы к оборонительной тактике соперника.

— Не то, чтобы не готовы: любой команде непросто взламывать подобную стену. Тем более если перед пятью защитниками располагаются четыре хавбека, а выдвинутый на острие форвард обороняется не меньше тех, кому это положено по должности. Даже при этом нам удалось создать множество моментов, не реализовав которые мы пропустили по две контратаки в Киеве и Казани.

***

— Принято считать, что из группы в Лиге Европы «Динамо» не вышло потому, что сыграло вничью в Тель-Авиве и проиграло в Стамбуле. Но, видимо, не стоит сбрасывать со счетов и упущенную победу в практически выигранной встрече со «Сток Сити» на выезде?

— Лично у меня наибольшая горечь осталась от неудачи в гостевом матче с «Маккаби». Нам этот соперник был абсолютно по силам, и тут свою роль сыграла его недооценка. Ребята уж слишком поверили в свое преимущество, хотя Юрий Палыч предупреждал: даже после стартового поражения израильтян от «Бешикташа» со счетом 1:5 следует настраиваться на них с уважением и серьезностью. Предостережению футболисты не вняли, наделав ошибок и вместо уверенной победы завершив матч вничью. Только в конце мы могли забить три-четыре мяча при выходах один на один. Арифметически несложно прикинуть: окажись у нас три очка вместо одного, из группы бы мы вышли непременно.

— А что произошло в Трентхэме?

— Опять же сказалась невнимательность в обороне. «Сток Сити» сподобился за весь первый тайм всего на один момент, да и после перерыва имел не больше шансов. Но тем, согласитесь, футбол и интересен: можно не создать у ворот соперника совсем ничего, но при этом — добиться результата.

— Перед домашней игрой с «Маккаби» вы верили в жизнеспособность расклада, при котором немотивированный «Сток Сити», приехавший в Стамбул далеко не основным составом, возьмет верх над «Бешикташем», а «Динамо» — разгромит дома израильтян?

— Конечно, верил. Нам было важно выйти на поле без оглядки на параллельный матч и думать только о собственной задаче. Забить четыре мяча, или сколько там нужно было для успеха, и только потом сверяться со стамбульским результатом. Первый тайм мы провели просто здорово, дважды отличились, да и результат англичан в Турции на тот момент нас вполне устраивал. Конечно же, в раздевалке было отличное настроение — и понимание того, что призрачный шанс становится все более реальным. Но произошло в итоге то, что произошло.

— Многие осуждают Евгения Хачериди за эпизод, приведший к его удалению, считая молодого защитника чуть ли не главным виновником вылета из Лиги Европы.

— По этому поводу я уже высказывал свое мнение: вешать на Женю всех собак в тот момент совершенно не следовало. Никто в команде не полагал, что мы не вышли из группы лишь по вине Хачериди. Просто в конкретном матче он допустил грубейшую ошибку, следствием которой стала упущенная победа — уже ничего, как оказалось, не решавшая. Считаю его хорошим игроком, который обязан извлечь достойный урок из случившегося — и двигаться дальше. Поймет, что для профессионального роста нужно быть в коллективе, не выделяться со знаком минус и не делать глупых поступков — все будет хорошо. Я ему в личной беседе говорил: мы ведь не в теннис играем, а в футбол, командный вид спорта, где каждый отвечает за каждого.

— Чем вызвано столь удивительное поведение Хачериди?

— Мне трудно судить. Но Женя и в интервью вашей газете, и в разговорах с партнерами пообещал, что такое больше не повторится. Мы все обсуждали с ним ситуацию — и я, и партнеры, и главный тренер с президентом. Кто еще должен провести воспитательную беседу с человеком? Витя Леоненко, заявляющий, что все знает и понимает, а у нас семь тренеров, которые ничего Хачериди сказать не могут? Так пусть попробует найти особый подход к парню и перевоспитать. Мы бы, наверное, даже заплатили ему гонорар, окажись попытка успешной...

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО

10.02.2012, 08:08
Топ-матчи
Лига Европы Интер Спарта 2 : 1 Закончился
Сассуоло Генк - : - 9 декабря 11:30
Чемпионат Украины Днепр Олимпик - : - 9 декабря 19:00
Чемпионат Германии Айнтрахт Хоффенхайм - : - 9 декабря 21:30

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть