Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Пьерлуиджи КОЛЛИНА: «Ошибка Вакса очевидна. Ее нельзя отрицать»

2012-04-24 15:34 Во вторник в Доме футбола состоялось очередное заседание «Футбольного пресс-клуба», с ходе которого с журналистами общался Куратор системы арбитража в украинском ... Пьерлуиджи КОЛЛИНА: «Ошибка Вакса очевидна. Ее нельзя отрицать»

Пьерлуиджи КоллинаПьерлуиджи Коллина
Во вторник в Доме футбола состоялось очередное заседание «Футбольного пресс-клуба», с ходе которого с журналистами общался Куратор системы арбитража в украинском футболе Пьерлуиджи Коллина.

Общение, в основном, было посвящено теме скандального судейства матча 26-го тура чемпионата Украины между донецким «Шахтером» и киевским «Динамо».

— Спасибо за то, что сегодня вас так много сегодня. Хочу поприветствовать и новичка пресс-клуба — Александра Денисова. Это джентльменский жест по отношению ко мне. Мой контракт с ФФУ истекает 30 июня 2012 года, так что это вообще может быть последним пресс-клубом с моим участием. Так что, по крайней мере, на одном из его заседании вы побываете.

Сегодня у нас будут разные темы, подкрепленные материалами. Как обычно, я в вашем распоряжении, постараюсь отвечать вам с максимальной степенью прозрачности.

— Был ли Юрий Вакс в матче «Шахтер» — «Динамо» предвзят по отношению к одной из сторон?

— На последнем пресс-клубе я говорил о том, что я сказал и членам исполкома ФФУ в феврале о разных трактовквах, которые имеют место по отношению к действиям арбитров. Очень многие украинские СМИ создают большой резонанс вокруг наибольших турниров — английская Премьер-лига, немецкая Бундеслига, итальянская Серия А. В этих чемпионатах тоже совершаются ошибки со стороны арбитров. Эти ошибки и комментируют украинские медиа. И я никогда не слышал, чтобы кто-то что-то говорил при этом о предубежденности. А ошибок там много!

Перед членами исполкома я подчеркнул следующее: если ошибка допускается в этих чемпионатах, то трактовка этому — вот такая, а если ошибка происходит в Украине, то сразу задается вопрос: «Есть ли предубежденность?». Честно говоря, не понимаю, почему так. Я живу здесь уже практически два года и часто слышу, как говорят об этом, как муссируются слухи на эту тему. Но я хочу иметь доказательства! И всегда при этом напоминаю: если кто-то коррумпирован, то есть те, кто коррумпирует. Тогда это не проблема арбитража, это проблема футбола.

Я два раза упомянул мое выступление на исполкоме. Хочу объяснить, почему я это сделал.

В контракте, который связывает меня с ФФУ, есть пункт, согласно которому мне дается полная автономия и независимость в плане управления арбитрами. Единственное обязательство, которое на мне лежит — это периодически делать доклад о состоянии дел в Комитете арбитров на исполкоме ФФУ. Это моя обязанность. От остального у меня полная независимость.

Говорю это потому, что не хочу, чтобы кому-то закралась мысль, что я выполняю какую-то роль, которая написана кем-то другим. Те, кто знакомы со мной, знают, что такого не может быть никогда.

Так было, когда я был арбитром, так есть и сейчас, когда я руковожу арбитрами в УЕФА и ФФУ. Я хочу иметь полную независимость в работе. Решения принимаю я. Если арбитр ставится на матч, то это происходит, потому что я беру на себя ответственность. Если выбор неправильный, то вина — моя. Поэтому давайте проясним раз и навсегда: выбор всегда мой, у меня нет крестных отцов, у меня нет людей, которые пишут за меня текст.

Теперь что касается заданного мне вопроса. Если предубежденность означает умышленное принятие решения в пользу одной команды и во вред другой, то мой ответ — нет. Не было со стороны Вакса предубежденности, предвзятости. Конечно, на поле можно допустить ошибку. Все мы можем ошибаться. Но я убежден, что ошибка, которая была совершена, была совершена без какой либо умышленности, предвзятости.

Я уже сказал, что ошибка была совершена. И это очевидно! Многие говорили на эту со дня матча и продолжают говорить об этом по сей момент. Но я думаю, что некоторым лучше было бы помолчать. Потому что нужно говорить только тогда, когда ты владеешь тем, о чем ты говоришь. Иначе ты плохо выглядишь. Нужен какой-то статус, роль, чтобы это всё говорить. Если этого нет, тогда лучше помолчать.

Сам я предпочитаю немного выждать, но потом никогда не отказываюсь от того, чтобы дать ответ.

— Уточните чисто футбольную составляющую произошедшего в «Шахтер» — «Динамо». Почему по этой теме звучит только имя главного арбитра, но не упоминается вся бригада? Я в курсе, что Вакс слышал подсказку лайнсмена: «Покажи ему вторую желтую карточку». Расскажите об этом эпизоде с профессиональной точки зрения.

— Мне нужно поздравить журналистов, когда они добывают новости. Это их работа. Она заключается в поиске новостей. Поэтому знать о том, что были какие-то переговоры между ассистентом и главным арбитром — это означает хорошо выполнить работу. Я видел передачу Денисова, в которой были продемонстрированы копии рапортов арбитров — и это тоже хорошая работа. Конечно, тот, кто предоставил эту информацию, берет на себя ответственность за такой шаг. Это обратная сторона медали. Если кто-то обязан соблюдать конфиденциальность документа, но публикует его, он нарушает и обязательства, и принципы профессиональной этики. И берет на себя ответственность. Учитывая, что этот документ был у трех людей, одним из которых был я, то несложно понять, какие могут быть варианты в поиске ответа на вопрос, кто именно нарушил конфиденциальность. Если два человека говорят по микрофону, то такие варианты тоже понятны.

Теперь что касается самого эпизода. Я уже сказал, что была допущена ошибка. Причина, по которой Гармаш получил предупреждение, была фактом, который не произошел. Если игроку выносится предупреждение за то, что он вернулся на поле после того, как он получил травму и покинул поле, то это одно. Но ведь этого не произошло. И поэтому это ошибка. Ошибка, которую нельзя отрицать. Но нужно понять, почему она была совершена. Согласно правилам игры, травмированному игроку может быть оказана помощь с тем, чтобы он как можно быстрее покинул поле. Для того, чтобы потом ему была оказана помощь уже за пределами поля. Я это говорю, чтобы подчеркнуть важность, какую несет в себе тот факт, согласно которому не идет речь о затягивании возобновления игры. В правилах четко указано: помощь оказывается за пределами поля. Игроку помогают выйти за пределы поля, и он обязан выйти. Чтобы вернуться, он обязан подождать разрешения арбитра на это. Он может это сделать либо с линии ворот, либо с боковых линий, в зависимости от того, остановлена игра или нет. Если игра идет, то он может вернуться на поле только с боковых линий в любой точке.

Где же ошибся арбитр? Он ошибся в том, что не проконтролировал своим вниманием, не убедился в том, что игрок и два доктора «Динамо» переместились с расстояния одного метра внутри поля за пределы поля. После того, как он сказал «вот здесь выйти», он направился в центр поля, и оттуда подумал (допустил ошибку), что упомянутые лица вышли за пределы поля, и дал разрешение на возобновление игры. И когда он увидел, что Гармаш бежит по полю, то подумал, что от вернулся на поле. Это то, что произошло. Ответственность на арбитре. Мы не можем говорить здесь об ассистенте арбитра или четвертом рефери — ответственность за то, что игра возобновляется, лежит на главном судье.

И эта ошибка — грубая. Думаю, что каждый из тех, кто видел матч, посмотрит на эпизод объективно и допустит, что он не происходил вообще (просто забудет про этот эпизод), то он сможет сделать вывод, что Вакс провел хороший матч. С ошибками, которые присутствуют в каждой игре. Но важные решения были приняты правильно.

Я прочитал все на эту тему. Думаю, что у меня есть опыт, качества и роль, чтобы делать суждения, которые не может никто другой опровергнуть. И не только в Украине, но и в Европе. Думаю, что я заслуженно получил такое право. За то, что я делал, и за то, что я делаю.

За исключением этого эпизода, Вакс хорошо провел сложный, важный матч. Он принимал правильные решения. Но, к сожалению, допустил одну грубую ошибку. О которой он сожалеет. Потому что он, конечно, испытает ее последствия. Мне тоже жаль — я ему доверил этот матч. Сожалеют и те люди, которые участвовали в этом матче. Сожалеют все.

— Вы говорите, что Вакс отсудил хорошо. Но ведь в рапорте он изменил причину второй желтой карточки. Почему он это сделал?

— Я говорил о технических решениях, принимаемых на поле. Я могу привести целый его список, начиная с решения на 40-й секунде не давать желтую карточку Гармашу. Это было сделано с учетом статуса матча. Игроку было вынесено устное замечание. То же самое было сделано по отношению к Срне, когда он совершил первое нарушение на Гусеве. Спустя семь минут после этого Вакс уже выносит желтую карточку.

Я убежден, что работа Вакса была приемлемой. Она была с ошибками, но ее уровень был приемлемым. А то, что произошло после матча — это уже другой разговор. По этой причине комитет арбитров ФФУ принял решение возбудить дисциплинарное дело в отношении Юрия Вакса. Такие дела нужны для того, чтобы прояснить, что произошло. Дисциплинарное дело означает, что мы делаем все для того, чтобы разобраться, что произошло. Дисциплинарные процедуры заканчиваются принятием решения, которое основывается на том, что было выяснено. Тут моя позиция нерушима, она очень жесткая: мы выясним, что произошло и примем решение.

В настоящее время Вакс отстранен от судейства. Потому что в соответствии с регламентом, если открыто дисциплинарное дело, то арбитра временно отстраняют от работы. И само собой, не бывает так, что утром дело открыли, а вечером закрыли. Речь о важном решении. Я хочу подойти к этому делу так, чтобы полностью разобраться в том, что произошло. Если было сделано нечто, что этически неправильно, то в этом ключе и будут приняты решения.

— Все вопросы арбитража от назначения арбитров и до оценки их работы зациклены на вас. В этой ситуации не удивляет ли вас, что президент «Шахтера» Ринат Ахметов переадресует все вопросы арбитража в адрес президента ФФУ. Как вы можете это прокомментировать?

— Я привык комментировать то, что касается меня. Мне не нравится комментировать то, что говорят другие. За два года я ни разу не позволили себя ответить на утверждение, которое было сказано кем-либо. На прошлом пресс-клубе я сказал, что это означает корректность, но никак не слабость. Но с учетом того, что было мной сделано в футболе, я имею право говорить со знанием дела не только об арбитрах, но и об игре в целом. Поверьте, мне было бы очень просто отвечать тренерам. Но я этого не делаю. Из-за корректности, но не из-за слабости.

Естественно, я хотел бы претендовать на ответную корректность. Если заявить, что выбор делает кто-то другой, то это значит обидеть меня. То, что я делаю здесь, мне нравится. Это вызов для меня, я пытаюсь добиться результата. Мне хорошо жить и в Италии. У меня нет острой необходимости работать в Украине. Хочу, чтобы это было понятно. В этом заключается моя свобода: завтра утром я могу сказать: «Спасибо. Очень хороший опыт. До свидания». Это я говорю для тех, у кого может появиться мысль, что на меня можно давить.

Может, другие ведут себя иначе. Но я себя веду себя именно так. Всегда.

— Были события, которые происходили и до матча «Шахтер» — «Динамо». Как вы прокомментируете высказывание одного из тренеров, который прямо обвинил Вакса, что он готов судить в пользу соперника?

— Я убежден, что в дни до матча арбитру не надо ничего читать в прессе. Если ты хочешь сконцентрироваться, то такой подход — это то, что надо. И такой совет я дал Ваксу. Я все утро провел с ним в Донецке в день матча, чтобы попытаться быть поближе к нему. Потому что я знаю, что испытывает арбитр перед такими поединками. Когда кто-то есть рядом в этот момент, это может быть очень полезным. Поэтому я с утра был рядом с Ваксом в гостинице.

Я слышал, что говорят о том, что он подвергся давлению, потому что он слишком молод. Но в Европе есть арбитры, которые в 35 лет судят финал Лиги чемпионов. Это возраст Вакса. Если я его выбрал, то значит посчитал, что он обладал характеристиками для проведения такого матча. Да, он допустил грубую ошибку это правда. Но это не означает, что у него нет возможности провести такой матч.

Хотел бы воспользоваться возможностью высказать по теме, которая муссируется несколько месяцев. Учитывая, что скоро стартует Евро, думаю, что на эту тему еще будут говорить. Речь идет о включении Виктора Швецова в список четвертых рефери чемпионата Европы и об отсутствии украинских арбитров среди тех, кто будет работать в поле.

Когда я приехал сюда летом 2010 года, в списке ФИФА было шесть украинских арбитров. На тот момент Украине отводилось семь мест, но седьмой рефери был пожизненно отлучен от футбольной деятельности. За всю историю европейского футбола это лишь второй, а может быть третий случай такой жесткой дисквалификации. К сожалению, одним из таких отлученных рефери стал украинский арбитр. Не хочу углубляться в то, что произошло. Но я думаю, что могу утверждать следующее: того, кого отлучают пожизненно, привлекать в качестве эксперта в вопросах арбитража — это нечто, чего я не пониманию. Доверять вопрос арбитража, который был пожизненно отлучен от футбола — этого я не понимаю. И меня можно понять, когда я удивляюсь тем, когда вижу, что работа арбитров оценивается кем-то, у кого нет на это морального права.

Так вот. Из шести упомянутых арбитров только один рефери находился в категории «3», и четыре — в категории «4». Сейчас в списке ФИФА семь украинских арбитров. Три — категории «3», четыре — в категории «4». Причем четверо из этих семи — это новые рефери, которые только в 2011 году вошли в этот список

Как можно представить, что таких арбитров включат на Евро-2012, если на такие турниры привлекают арбитров класса «элит», то есть чья категория не ниже, чем «2». Так что это просто невозможно! Но несмотря на то, что Швецов имеет более низкую категорию, он был отобран. Это показательный момент, который говорит о доверии.

— Давление на судей перед матчем допустимо? Или это только Луческу позволяет себе подобные высказывания?

— Попытаться создать давление — привычка широко распространенная. Я говорил много раз: наилучший способ помочь арбитру не заключается в том, чтобы его поддавать давлению перед матчем. Наихудшим способом помочь игроку также является создание давления не него. Любой человек будет хуже работать под давлением.

— Если бы вы были арбитром, какое бы вынесли наказание Алиеву по итогам его поведения в матче «Шахтер» — «Динамо»?

— Сейчас КДК ФФУ ведет дело по инциденту с Алиевым. Поэтому из-за вопроса корректности я не хочу и не могу высказывать каике-то мнения на этот счет.

— Все мы хотим, чтобы вы продлили контракт с ФФУ. Но любой человек совершает ошибки Не кажется ли вам, что вы совершаете ошибку, когда столь долго держите паузу после столь резонансных матчей и ситуаций. Если бы вы раньше выступили со своей оценкой, то мы могли бы избежать многих конфликтов...

— Одна из причин, по которой я беру паузу, связана с тем, что ДК Премьер-лиги должен принять свое решение. Если я буду говорить раньше, то я таким образом буду влиять на принятие данного решения. Поэтому я и стараюсь немного отсрочить свои высказывания.

Мне 52 года. Арбитром работал с 17 лет. Провел 240 матчей в серии А, больше сотни на международном уровне. Вы действительно думаете, что если бы я сделал какое-то заявление после матча, то это помогло бы избежать полемики. Вы действительно думаете, что я могу в это поверить?! Тогда я могу быть президентом ООН, Папой Римским, я могу сделать все что угодно. Думаю, всегда лучше для того, кто занимает должность, чтобы он говорил в правильный момент.

— Вы сказали, что у вас заканчивается контракт. И этот прексс-клуб может стать последним для вас. Но мы знаем, что вам предложен новый, трехлетний контракт. Значит, вы уже решили не продлевать соглашение?

— Когда я говорю, я всегда основываюсь на фактах. Факты следующие: контракт, начало которого 10 июля, а окончание — 31 июня 2012. Было единогласное решение исполкома ФФУ о продлении контракта на три года. Это тоже факт. Если вскоре будут поставлены подписи под контрактом, то я в тот день скажу: еще три года я буду работать в Украине. Но это еще не свершившийся факт, и поэтому я не могу о нем сейчас говорить. То, чем я занимаюсь здесь, приносит мне удовлетворение. Я выразил свою готовность продолжать эту работу. И надеюсь победить этот вызов. Чтобы изменить менталитет. Чтобы об арбитрах думали даже, когда они ошибаются.

— А жену вы убедили, чтобы она дала свое согласие на дальнейшую вашу работу в Украине?

— (Смеется). Я над этим работаю.

— Почему главной темой матчей «Динамо» и «Шахтера» всегда является грязь, а главным героем этих поединков — арбитр? Почему все время обсуждается не футбол, а судейство? Был в Германии матч «Боруссия» — «Бавария». Точно такая же ситуация: 3 очка отрыва, решается судьба чемпионства. Но ни одной симуляции, ни одной желтой карточки от среднего арбитра, который справился с этой игрой, к нему нет ни одной претензии. А в Украине каждый раз скандал...

— Было бы важно порассуждать, как это смотрится снаружи. Матч «Шахтер» — «Динамо» смотрели не только в Украине. Такие матчи смотрят по всей Европе. Конечно, имидж украинского футбола от этого страдает. Я уже неоднократно говорил: помогать арбитрам — это значит помогать футболу. Система сильна, если сильны все ее компоненты. Если в системе есть слабый элемент, то и система слаба. Такой важный чемпионат как украинский, который входит в десятку лучших в Европе, заслуживает внимания. Думаю, если это понять, то найти решение было бы проще.

— В конце прошлого года представитель «Шахтера» Любош Михел в одном из интервью сказал: «Я всегда захожу в судейскую после встречи — вне зависимости от результата поединка». Можете ли вы назвать круг лиц, которым разрешено заходить в судейскую комнату? А то, может быть, и нам, журналистам, можно, только мы об этом не знаем.

— В раздевалку судей имеет право заходить представитель клуба, согласно форме и процедуре, установленной регламентом. Возможно, я возьму ваш вопрос в качестве стимула для того, чтобы проверить, на самом ли деле эти процедуры являются адекватными. Если нет, мы их изменим.

Но, конечно же, в раздевалки судей может заходить делегат, инспектор, руководители и представители клубов, у которых есть право, чтобы зайти туда. Это не бар и не ресторан, куда может зайти любой.

— Не кажется ли вам, что корни проблемы украинского судейства лежат в том, что один брат — является президентом клуба, а второй брат возглавляет федерацию. Есть ли в Европе аналогичные примеры?

— Я не эксперт по родственным связям. Я не знаю генеалогических разветвлений президентов федераций и клубов. Конечно, есть президенты Федераций которые до того были президентами клубов. Фурсенко, например. Не хочу углубляться в эту тему не потому что это неудобный для меня вопрос, а потому что я уже ответил: самое важное — это чтобы тот человек, который занимает мою должность, был полностью независим. Если это так (а это я в моем случае гарантирую), то не думаю, что будут какие-то проблемы. Выбором арбитра занимаюсь только я! Решение о том, кто по концу года будет продолжать судить, тоже принимаю я! Это было тем условием, которое я потребовал, перед тем, как подписать контракт. Это мой способ работы. Если нет таких условий, я работать не буду.

В тот же день, когда кто-то позволит себе дать мне записку с каким-то предложением, пусть сразу даст еще и билет на самолет мне домой. В вопросе в отношениях с арбитрами я главный. Это и есть самое важное. Сожалею я в одной ситуации — когда вижу, что кто-то начинает в этом сомневаться. Жаль. Ведь это означает, что отсутствует уважение ко мне.

— У нас, к сожалению, есть тотальное недоверие к арбитрам. Не считаете ли вы, что нужно вернуться к практике приглашения иностранных арбитров? Хотя бы если говорить о золотом матче.

— После 30-го тура мы будем говорить о золотых матчах. Сейчас мы можем говорить лишь о следующих турах чемпионата. Еще два года назад, когда я говорил о доверии к украинским арбитрам, я сказал: звать арбитров из-за границы — это означает показать всему футбольному миру, что у нас нет доверии к собственным арбитрам. Это не очень хороший имидж. Со стороны это выглядит не очень хорошо. Мне кажется, что за последние годы, когда приезжали зарубежные арбитры, то дискуссии и полемики все равно продолжались. Нужно всегда пытаться создать наилучшие условия, чтобы наши арбитры работали как можно хорошо. Вот это я считаю важным.

— Вы сказали, что против Вакса возбуждено дисциплинарное дело. Расскажите об этом подробнее?

— Дело было возбуждено, согласно статьи 26 регламента Комитета арбитров.Дисциплинарное дело призвано прояснить то, что произошло. Как только это произойдет, будут приняты решения. Которые могут быть в диапазоне от «ничего не произошло», и до пожизненной дисквалификации.

— Была введена практика дисквалификации на основании видео. Первым пострадавшим тут стал Фернандиньо. Насколько мы понимаем, Алиеву уже была показана желтая карточка, и никаких дополнительных санкций тут быть не может. Так ли это? И может ли быть наказан на основании видео Шевченко, ударивший мячом в лицо Фернандиньо? Ведь арбитр этого эпизода не видел.

— Я работаю Куратором комитета арбитров ФФУ. Я не являюсь председателем КДК ФФУ. Ваши вопросы нужно адресовать не мне, а КДК ФФУ. Этот орган компетентен в принятии или непринятии к рассмотрению жалоб. Если жалоба была принята, то решение находится в компетенции самого КДК. У Комитета арбитров таких полномочий нет. Единственное, что может сделать Комитета арбитров — ответить на просьбу КДК дать техническую консультацию в плане трактовки правил игры.

Александр ПОПОВ, www.dynamo.kiev.ua

24.04.2012, 15:34
Топ-матчи
Лига чемпионов Барселона Боруссия М - : - 6 декабря 21:45
Базель Арсенал - : - 6 декабря 21:45
Бенфика Наполи - : - 6 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть