Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Александр ЧИЖЕВСКИЙ: «Нас, футболистов «Карпат», называли «бандерами»

2013-01-29 05:49 Главный (до недавнего времени) гвардеец украинского чемпионата Александр Чижевский считает, что в конце 90-х «Карпаты» Мирона Маркевича были ... Александр ЧИЖЕВСКИЙ: «Нас, футболистов «Карпат», называли «бандерами»

Александр ЧижевскийАлександр Чижевский
Главный (до недавнего времени) гвардеец украинского чемпионата Александр Чижевский считает, что в конце 90-х «Карпаты» Мирона Маркевича были в полушаге от того, чтобы бросить вызов киевскому «Динамо».

Он первым среди футболистов высшей лиги пересек отметку в 300, а затем и в 400 матчей. Несмотря на седину в висках, центральный защитник Александр Чижевский демонстрировал стабильную и надежную игру даже в возрасте «за тридцать». «Секрет успеха — в соблюдении спортивного режима и умении выбирать правильную позицию», — признается герой этого интервью. Его именем назван символический клуб для лучших гвардейцев чемпионата, и пусть рекорд Александра недавно побил Олег Шелаев, именно Чижевский навсегда войдет в историю, как первопроходец.

В разговоре с «Футболом 24» экс-защитник «Карпат», «Шахтера», «Закарпатья» и других клубов вспомнил о крахе львовской суперкоманды, описал вкусы Шуховцева и раскритиковал Кварцяного.

«Первая зарплата — 80 рублей»

— Вы родились в Луцке, но получать футбольное образование отправились во Львов. Не страшно было еще мальчишкой покидать родительский дом?

— В то время в Западной Украине было несколько хороших спортинтернатов, но именно во львовский все хотели попасть. Я собирался ехать во Львов еще в четвертом классе, но должен был несколько лет подождать. В это время тренировался со старшим братом, а затем — со средним.

— Писатель-классик Роман Иваничук вспоминал, что Львов встретил негостеприимно — его карманы обчистила ростовское жулье. А какие у вас воспоминания?

— Когда впервые приехал во Львов, то сразу же взял курс на Любень Великий — оттуда был родом тренер Ярослав Дмитрасевич. Само же обучение началось с 1 сентября. Конечно, Львов не сравнить с Луцком — город значительно больше, но пока был ребенком, то за пределы спортинтерната выходил нечасто — тренировки, учеба... Только в старшем возрасте узнал, что такое прогулки по Львову.

— То есть, тогдашняя молодежь была скромнее и дисциплинированнее?

— Мы думали только о футболе, ведь раньше не было компьютеров, не было этого всего. А теперь смотришь на этих детей... Вытащить кого-то из них с мячом на улицу просто нереально — они играют в футбол разве что на компьютере. Помню свое детство в Луцке. Схватил утром мяч — и целый день играешь в футбол. Забежал домой, кусок хлеба отрезал, в воде смочил, сахаром посыпал — и снова побежал на площадку.

— Для каждого футболиста первый тренер — это как первый учитель в школе. Не забываете о Юрии Тимофееве?

— Мы довольно часто видимся, так как он работает тренером в паралимпийской сборной Украины. В частности, пересеклись, когда я еще играл в «Таврии» или «Говерле». А летом, заехав в Луцк, не прошел мимо его дома — зашел, поговорили.

— Ваш дебют в «Карпатах» пришелся на возрождение той команды из-под армейского кирзака. Помните ли сбор подписей под лозунгом «Я, мама, папа — за команду «Карпаты»?

— Мы тогда были, по сути, детьми, поэтому особо в происходящее не вникали. Знали, что возрождаются львовские «Карпаты». В одиннадцатом классе нас пятерых пригласили пройти сборы с «Карпатами», а вскоре взяли на контракт. Первым заиграл Забранский, затем Шаран, Вадим Герасименко, Николай Сыч, который сейчас возглавляет футзальную «Энергию»... Я ждал своего часа. Пробиться в основу было чрезвычайно сложно — Юрчишин, Леськив, Кулишевич, Бандура и еще несколько футболистов того состава прошли хорошую школу союзного футбола.

— Какова была сумма первой зарплаты?

— Помню, выплатили 80 рублей. На эти деньги можно было ездить по городу на такси, еще и что-то купить. Совсем другие времена были.

— Можно ли утверждать, что тогда Львов значительно больше жил и грезил футболом, чем сейчас?

— Видите ли, во Львове очень специфические болельщики. Если команда играет и побеждает, то и люди идут на стадион. Если же нет игры, то и трибуны пустые. Очень хороший пример имеем с Лигой Европы, когда «Карпаты» собирали полную чашу. Затем команда посыпалась, и болельщики исчезли. Сейчас, вроде бы, есть изменения к лучшему. Если «Карпаты» в том же стиле продолжат играть весной, то и зрителей вернут.

— Каким был уровень первого независимого чемпионата? Превосходил ли он вторую союзную лигу, в которой «Карпаты» стали чемпионами?

— Я бы не сказал, что уровень украинского футбола был выше союзного. Если бы СССР сохранился до сих пор, то, наверное, был бы сильнейшим в мире чемпионатом. Это сейчас наше первенство растет, ведь есть люди, которые не жалеют денег и вкладывают их в клубы, приглашают легионеров. Тогда же даже вторая союзная лига могла дать фору высшей лиге Украины.

— Многие футболисты чувствовали растерянность: кто-то менял паспорта, а кто-то вообще заканчивал карьеру. Что чувствовали вы в те времена сплошного безденежья?

— У меня был определенный энтузиазм. Ведь какой бы сильной ни была вторая лига СССР, словосочетание «высшая лига» вдохновляло гораздо больше. Помню, тогда в команду пришел Мирон Маркевич и, вызвав всех, сказал: «Сейчас команда делается „с нуля“. Вы — ​​молодые, поэтому доказывайте, что достойны основного состава». Впоследствии много раз приходилось это делать: новая команда — это новый вызов.

— Уже через год «Карпаты» вышли в финал Кубка Украины, повторив это достижение в 1999-м. В обоих случаях обидчиками львовян стало киевское «Динамо». В каком из двух финалов трофей казался ближе?

— В первом финале, бесспорно. Это даже по счету заметно — мы 1:2 уступили, если не ошибаюсь. А вот в 1999-м нас киевляне полностью переиграли. Это был пик лучших времен «Динамо». Сейчас вы и сами видите, какой футбол демонстрируют динамовцы на протяжении нескольких лет. Они мучаются в чемпионате, а на европейской арене — и подавно. В 90-х нечто подобное происходило с донецким «Шахтером». Теперь «Шахтер» вырос, а по игре напоминает грозную машину. Это одна из лучших команд Европы.

— Если уже затронули эту тему, то что, по вашему мнению, поможет «Динамо» вернуть утраченные позиции?

— С финансами у «Динамо» все в порядке. Вот что провальное, по моему мнению, — это селекция. Наберут футболистов, а потом тот не играет, тот не играет, тот не играет... «Шахтер» со своей селекцией угадывает практически всегда. Но сейчас пришел Блохин, поэтому думаю, что вскоре многое изменится в клубе. Дисциплина у них подхрамывала, были какие-то проблемы внутри коллектива.

«Соума не пил водку»

— В своих интервью вы называете матчи с «Шелбурном» на Кубок кубков самым памятным в карьере. Почему?

— Это была для меня первая игра на таком высоком уровне. На стадион «Дружба», который тогда вмещал 40 тысяч, пришло огромное количество болельщиков. Играть при таких трибунах очень просто, ведь ноги несут сами. Так, как болеют во Львове, не болеют, наверное, нигде. Вот посмотрите — сборная здесь еще ни одного матча не проиграла. В принципе, с «Шелбурном» мы продемонстрировали неплохую игру, но уже в Ирландии не сумели ничего противопоставить британскому футболу — нас просто затоптали.

— По современным меркам ирландские коллективы считаются едва ли не полулюбительскими, а «Карпаты» таки проиграли «Шелбурну»...

— У нас все — высшая, первая, вторая лиги — считаются профессиональными. С «Шелбурном», если не ошибаюсь, даже чемпион — «Таврия» имела существенные проблемы. Для нас же это был первый еврокубковый опыт, к тому же, инфраструктура непрочно стояла на ногах. Вспомните «Кривбасс», «Ворсклу» — год поиграли в еврокубках, и все, упали. К Европе нужно быть готовым даже в мельчайших деталях. Вот так, как сейчас «Шахтер», «Днепр», «Металлист» или «Динамо» — это четыре клуба, у которых есть стабильность.

— Бывшие карпатовцы часто вспоминают, мол, тогда у команды был галицкий дух и она играла сердцем. Не лукавят?

— Вы знаете, раньше не было легионеров. В команде играли только свои ребята. Львовские «Карпаты» отличались от других клубов своим западенским характером, нас называли «бандерами» (cмеется). У нас могло что-то не удаваться, но благодаря нашей самоотдаче против «Карпат» было тяжело играть всем без исключения. Еще в первом тайме некоторые команды держались, но после перерыва мы их добивали. На старой «Украине» очень специфическим и вязким было поле, поэтому соперники физически подсаживались. И все же стоит отдать должное невероятному упорству тогдашних «Карпат» — у нас никогда и никто не стоял, чтобы отбыть «номер».

— С вами некоторое время выступал гвинеец Алькала Соума, или же «Семен». Болельщики его любили, а как к африканцу относились партнеры по команде?

— Соума был первой ласточкой легионерского движения в команде. Но если человек добросовестно играл и забивал, то какие претензии к нему могли быть? Мы все делали одно дело. Алькала исповедовал ислам, поэтому были периоды, когда он существенно ограничивал себя в еде. Запомнился тем, что был невысокого роста и обладал неплохой техникой — все они, африканцы, не обделены пластикой и прекрасным телосложением. Это у нас футболист может быть с «животиком», а в Африке, такое впечатление, сама природа формирует атлетов. Соума, кстати, добросовестно придерживался режима, не пил водку (cмеется). Тогда для легионеров не было столько соблазнов, как сейчас.

— С кем из карпатовцев дружил?

— Даже не припомню... Я быстро женился, поэтому больше времени уделял семье, а не обществу наших холостяков.

— В 1998 году «Карпаты» получили «бронзу» высшей лиги. Почему уже через полгода Маркевич ушел из команды?

— Началась смена власти, в частности, президент поменялся, поэтому, наверное, Богдановичу поставили какие-то новые условия. Лучше спросить об этом самого Маркевича, ведь откуда мне знать, что, почему и как? Возможно, тренер хотел усилиться или сохранить команду. У нас тогда подобрался хороший коллектив, который мог бороться на равных с «Шахтером» и «Динамо». Но возникли финансовые трудности, и люди понемногу начали уезжать. Маркевичу было обидно, так как эту команду он собирал по зернышку, а она развалилась.

— В конце 1990-х создавалось впечатление, что вскоре у Львова будет суперкоманда. Насколько близкими были «Карпаты» к тому, чтобы бросить вызов «Динамо»?

— Еще раз подчеркиваю: если бы весь наш коллектив сохранился, плюс — была стабильная финансовая ситуация, «Карпаты» в следующем сезоне поборолись бы за 1-2 место. Но начались проблемы, поэтому каждый футболист искал для себя что-то получше. В этом случае команда становится неуправляемой.

«Меня так „отвозили“, что я берега не видел»

— У вас довольно скромные как для центрального защитника габариты. Благодаря каким аргументам останавливали оппонентов?

— Прежде всего — это правильный выбор позиции, поэтому на втором этаже проблем не возникало. Это сейчас идет антропометрический отбор — в защиту берут игроков, ростом 190 сантиметров. Благодаря уже упомянутому козырю не проигрывал практически никому.

— Читал, что самым неудобным форвардом вы считали Леоненко. Видите ли в теперешнем чемпионате столь одаренных форвардов?

— Знаете, сравнивать наше время и современность будет немножко неправильно. Тогда было много сильных личностей, сейчас есть Коноплянка, Ярмоленко, Девич. В «Шахтере» вообще вся средняя линия настолько мощная, что даже не знаешь, как ее остановить. Разве что сетки расставить (cмеется). Что касается Леоненко, то действительно — это был очень нестандартный и результативный игрок, предсказать его следующий шаг было нереально.

— В 1999-м вы вместе с Юрием Беньо перешли в «Шахтер». В какую сумму обошелся дончанам ваш трансфер?

— Мы в эти вопросы не вникали, поэтому я не знаю. Руководство обоих клубов согласовало это между собой. «Карпаты» еще тогда спонсировал «Галлев», который успел запрыгнуть в последний вагон, получив деньги за наш трансфер. Вскоре команда перешла в подчинение железной дороги.

— Каким было первое впечатление от лагеря «Шахтера»?

— В «Шахтере» я знал заранее, что в такой-то день будет зарплата: приходил и получал ее. Я бы не сказал, что в «Карпатах» было плохо, но всегда возникали те или иные негативные моменты, какие-то задержки и т.д.. А вот в донецком клубе ты думал только о футболе — все остальное тебя не волновало. Лицом к лицу с Ахметовым не общался ни разу, но на базу в Киршу он приезжал регулярно.

— С кем из «горняков» вам не удалось выдержать конкуренции? Ведь сыграли лишь 9 матчей...

— На моей позиции тогда выступал Женя Котов, а еще Дайнюс Глевецкас, литовец. Знаете, существует такое понятие, как «своя» или «чужая» команда. Наверное, «Шахтер» просто не был «моей» командой. Такая же ситуация произошла и с Юрием Беньо. Уже вскоре мы перешли в запорожский «Металлург».

— До недавнего времени вы были главным гвардейцем украинской элиты, так как первым пересекли отметку в 300 и 400 матчей. В чем секрет спортивного здоровья и долголетия?

— Прежде всего, Бог оберег меня от серьезных травм, поэтому я постоянно находился в обойме. Ну и спортивный режим. Не скажу, что придерживался его очень жестко. Считаю, что на все должно быть свое время. Есть отпуск, когда можно выпить какого-то вина или шампанского, а в чемпионате нужно следить за собой. Если нарушаешь режим, повышаешь риск травмы, а потом операция...

— Некоторые футболисты курят, а Шуховцев как-то признался: «В молодости выпил столько, сколько люди в магазинах не видели». Какой у вас лимит в алкоголе?

— Я же говорю — всему свое время. Понятно, что я не выпил столько, сколько Шуха (смеется). Знаю его по совместной работе в «Таврии». Шуха в свое время выпил столько, что потом пришлось что-то с этим делать, — зашился или закодировался и перестал пить. А еще курил, как «сапожник». Везде с собой возил аппарат, который варит кофе. Кофе, сигарета, кофе, сигарета... Но, впрочем, это не сказывалось на его реакции и футбольном долголетии. Все зависит от организма: что может один, то другому — нельзя.

— Следите ли за тем, кто может пополнить Клуб Александра Чижевского?

— Уже не слежу. Еще когда Шелаев приближался к четырем сотням, то пытался следить. Я знал, что рано или поздно это произойдет, и меня обгонят. Шелаев еще с 50 матчей должен сыграть.

— Не обойтись нам без банального вопроса... Какой из вашего 401 матча был лучшим, а какой — худшим?

— Много было хороших матчей. Лучший из них, наверное, состоялся в 1997 году, когда «Карпаты» играли с «Ворсклой». Мы уступали 0:1, еще Стронцицкого удалили, но удалось победить 2:1, я забил второй мяч, да и первый «сделал». В число лучших вношу также матчи с «Шелбурном» и финалы Кубка Украины. Касательно худших... (После паузы.) Не помню, какой это был год. Еще при Маркевиче играли мы в Донецке, и меня заменили, потому что соперники так «отвозили», что я берега не видел. Слева у них Орбу играл и еще такой защитник Александр Бабий — они такую ​​"карусель" закрутили, что я пришел в себя только на скамейке запасных. Хорошо, что еще на свою присел! Играли мы в начале 90-х на Кубок Украины. В ходе матча заменили Эдика Валенко, так он, уставший, присел на скамью соперников (смеется).

— На протяжении карьеры — ни одной красной карточки. Умеете контролировать эмоции?

— У меня характер, который не назовешь вспыльчивым. Но, прежде всего, секрет в правильном выборе позиции. Ведь когда фолишь? Когда не успеваешь за соперником. Я играл на опережение, поэтому приходилось прыгать в ноги.

«Посмотрим, изменился ли Фоменко»

— А теперь поговорим о тренерах. Как-то вы признались, что у вас не сложились отношения с земляком Кварцяным. Почему?

— Была такая ситуация, что зимой меня выставили в «Карпатах» на трансфер. Поддерживать форму не было возможности, потому что команда поехала на сборы. И самостоятельно не подготовишься... И тут, за неделю до матча «Волыни» против «Динамо» на Кубок, звонит Кварцяный: «Приезжай!» Я, Вовчук и Толочко поехали туда на правах аренды. Я провел три тренировки — Кварцяный ставит меня в состав. Вот так я попал под «раздачу» — под «Динамо» Киев. Мы проглотили что-то около шести мячей, в которых и моя вина была — когда футболист не готов, идеально он не сыграет.

Это была первая игра. Потом мы поехали в Одессу и снова проиграли. Кварцяный сказал: «Будем прощаться. Ты приехал в свой родной город, поэтому закончишь с футболом». Действительно, чуть вообще не закончил с футболом, «благодаря» ему. Потому что несколько игр сыграл, и уже не имеешь права на переход. Плюс — Кварцяный начал меня поливать грязью через прессу, мол, такого слабого футболиста он еще не видел. Неприятно было немного. Знаете, тренеры других клубов тоже это читают. Хорошо, что потом появился вариант с «Таврией».

— Одобряете ли его специфические методы работы с молодыми футболистами?

— Нет. Во-первых, по своему характеру я бы не смог так говорить с людьми. Понятно, что должна быть дисциплина. Но дисциплина должна основываться на уважении. А не так, когда футболисты выходят на поле и боятся играть в футбол. У них колени трясутся, а в голове одна мысль: «Поменяют меня через десять минут, или нет». Я таких методов не воспринимаю.

— В «Таврии» вы пересеклись с нынешним наставником сборной Украины Михаилом Фоменко. Знаю, что воспоминания не самые лучшие. Какие минусы у этого тренера?

— Я не буду отвечать на этот вопрос. Не хочу опять иметь проблемы. Решение принято, а время покажет — правильное оно или нет. Я свое мнение уже высказал.

— То есть как эстету, вам «бей-беги» не нравится?

— Просто я знаю футболистов, которые есть в сборной. Коноплянка, Ротань, Ярмоленко — они любят играть в комбинационный футбол. Да и в «Динамо», «Шахтере» нет такого футбола, как «бей-беги». Везде пытаются играть через короткий пас. Не знаю, возможно, Михаил Иванович поменяет свое видение футбола. Что ж, все увидим 6-го февраля. Посмотрим, как сыграют.

— В «Говерле» вы были ассистентом Игоря Гамулы — тренера тоже специфического. Как сложились отношения?

— У нас очень прекрасные отношения. Мы общаемся и созваниваемся до сих пор. Все думают, что Гамула — это тот же Кварцяный. То, что у него есть такая черта характера, чтобы на пресс-конференциях «позажигать», — это его фишка. Он очень переживает зарезультат, а потому таким образом выпускает пар. Зато в жизни и в коллективе — это прекрасный человек, футболисты его уважают. Кстати, в быту Гамула чрезвычайно спокоен. Я тоже иногда могу посмеяться над своими воспитанниками — иногда надо разрядить атмосферу. Не может все происходить «из-под палки».

— Кстати, в «Говерле» вас обвинили в игре на тотализаторе. Что это за история?

(Смеется.) Конфликт возник из-за финансовых трудностей клуба. Когда я попросил, чтобы меня рассчитали, так как работал не бесплатно, начали люди искать какую-то причину, чтобы не выплатить задолженность. Обвинили меня в том, что я играю на тотализаторе. Прежде, чем что-то говорить, надо это доказать. А вот так говорить... Каждый ищет себе какое-то оправдание, чтобы не платить денег. Если ты считаешь, что ты прав, и можешь привести доказательства — нет вопросов: не плати мне денег. Но когда они в итоге таки выплачивают задолженность, то о чем можно говорить? В конце концов, мы пожали друг другу руки и разошлись.

«Не хочу делать из себя клоуна»

— До недавнего времени вы играли на первенство Львовщины за «Карьер» (Торчиновичи). Продолжите выступления в новом сезоне?

— Нет, больше не буду играть. Не хочется делать из себя какого-то клоуна. Приезжаешь в это село играть, а тебе кричат​​: «Ты, старый дед! Беги! Почему не бегаешь?» Не для того я сделал хорошую карьеру, чтобы меня сейчас поливали грязью. Всему свое время — надо уметь остановиться.

— А детей тренируете до сих пор?

— Да, в академии «Карпат».

— Есть молодые таланты?

— Таланты всегда есть, их надо развивать. Для того мы и работаем.

— Но, наверное, их немного, ведь в начале разговора вы говорили, что выманить детвору из-за компьютера почти нереально...

— В нашей академии ноутбуки под запретом. Да и времени у них на это нет — школа, две тренировки, потом подготовка к урокам... Могут, правда, с мобилки зайти в интернет, но что уж тут поделаешь — не конфискуешь этот телефон, мы же не гестапо.

— Многие из ваших бывших партнеров также овладели тренерским ремеслом — Ковалец, Беньо, Шаран, Никитин... С кем поддерживаете контакты?

— С Шараном часто вижусь. Беньо работает в «Карпатах», поэтому тоже всегда на связи. Ну и с Русланом Забранским иногда созваниваемся.

— Вы часто высказываете свое мнение в СМИ. Могли бы, как Леоненко, «засветиться» на телеэкране?

— В этой жизни нельзя зарекаться. Если будет предложение, то почему бы не попробовать? Пойдет, не пойдет — это уже другое дело.

— А кто заботится о вашем домашнем уюте?

— Жена Наталья и два взрослых сына — Ростиславу 22 года, Роману — 17. Оба познавали футбольные азы в «Карпатах». Старший еще был со мной в «Говерле» — пробовал силы в «дубле», но не справился. Теперь работает поваром. А младший учится в МВД на юридическом факультете. Часто устраиваем коллективный просмотр футбольных трансляций, а для того, чтобы было интереснее, стараемся угадать итоговый счет. Самый лучший «нюх» у младшего сына (cмеется).

Олег Бабий

29.01.2013, 05:49
Топ-матчи
Чемпионат Украины Днепр Олимпик 1 : 1 Закончился
Чемпионат Германии Айнтрахт Хоффенхайм - : - 9 декабря 21:30
Чемпионат Испании Малага Гранада - : - 9 декабря 21:45
Чемпионат Франции Дижон Марсель - : - 9 декабря 21:45

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть