Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

Как покорить Европу

2012-02-23 12:55 Корреспонденты «Спорт Экспресс в Украине» расспросили о зарубежном опыте наиболее успешных украинских игроков, которые выступали в топ-чемпионатах, в ... Как покорить Европу

Корреспонденты «Спорт Экспресс в Украине» расспросили о зарубежном опыте наиболее успешных украинских игроков, которые выступали в топ-чемпионатах, в том числе нынешних тренеров «Динамо» Олега Лужного и Сергея Реброва.

— Как у вас возник вариант с переездом в зарубежный клуб?

Сергей АТЕЛЬКИН, экс-нападающий «Лечче»: — Можно сказать, что он возник спонтанно. Думаю, представители «Лечче» меня заприметили в матчах против «Виченцы» в Кубке Кубков. Нам тогда не удалось пройти в следующий раунд, но моя игра, видимо, приглянулась итальянцам — спустя неделю в «Шахтер» поступило официальное предложение. Скажу честно: уехать за границу очень хотел. Все-таки серия А на тот момент считалась самым сильным чемпионатом в Европе и мне хотелось проверить себя на таком уровне. Да и чемпионат Украины тогда не был таким как сейчас. Поэтому я особо не колебался, и ответил согласием.

Олег ЛУЖНЫЙ, экс-защитник «Арсенала»: — Самый первый вариант возник у меня в 24 года, когда интерес проявил «Ковентри». Мы играли в Вене с «Рапидом», и сразу после этого матча, на который приехал представитель английского клуба, я должен был отправляться на Туманный Альбион. Я в том поединке не играл: дня за четыре до этого во встрече с «Таврией» мне разбили голову около виска, пять швов наложили, шрам до сих пор виден. Врач уверял, что после этой травмы вполне можно сразу выходить на поле, но я-то понимал, чем это чревато. По каким-то от меня не зависящим обстоятельствам я в Англию не поехал. Лишь позднее узнал, что шотландцу Гордону Стракану, тогда тренировавшему «Ковентри», сказали, что Лужный не захотел играть в его команде — и он все пытался через третьих лиц выяснить, что меня не устроило в предложенном контракте. Потом был вариант с «Бенфикой». Я даже заключил с португальцами личный контракт и как раз собирался подписывать документ с их федерацией, позволяющий заявить меня на чемпионат страны, но в Лиссабоне стали мудрить с оплатой трансфера. Григорий Суркис верно прочувствовал ситуацию и посоветовал лишних бумаг не подписывать. А в 1997 году, вскоре после возвращения Лобановского, в «Динамо» поступил запрос на меня от «Арсенала». Но Валерий Васильевич не хотел, чтобы я уезжал, поэтому вовремя о том варианте мне не сообщили. Когда же спустя какое-то время приобрести меня захотел «Ливерпуль», Лобановский вызвал к себе в комнату и прямо сказал: «Ты мне нужен. Не уходи, помоги команде». Отказать ему я не мог, потому что был благодарен за то, что он сделал для меня в моей футбольной жизни. А уже после полуфинала Лиги чемпионов с «Баварией», когда сезон закончился, мне наконец-то повезло — меня продали в «Арсенал». В 31 год.

Юрий МАКСИМОВ, экс-полузащитник «Вердера»: — У «Вердера» на тот момент сломался Андреас Херцог и они в срочном порядке искали ему замену. В итоге, просмотрев некоторых игроков, обратили внимание на меня. Клубы между собой договорились и я уехал в Бремен. Честно говоря желание попробовать себя за границе было огромное. Мне уже было почти 29 лет — хотел сменить обстановку.

Сергей РЕБРОВ, экс-нападающий «Тоттенхэма»: — В то время средства массовой информации были развиты не так, как сейчас, а интернет только начинал завоевывать позиции, поэтому заранее об интересе зарубежного клуба к нашим игрокам узнать было сложно. Помню, что представитель «Тоттенхэма» приехал в Конча-Заспу, меня пригласили на встречу с ним, проходившую в присутствии тогдашнего президента клуба Григория Суркиса и главного тренера Валерия Лобановского. Спросили, хочу ли играть в лондонском клубе, я ответил положительно. Знаю, что «Тоттенхэм» был не прочь заполучить меня и раньше, но я твердо решил доиграть ту Лигу чемпионов.

Сергей СКАЧЕНКО, экс-нападающий «Меца»: — Первый мой легионерский опыт датируется 1996 годом. После того как мы обыграли в Лиге чемпионов «Панатинаикос», «Динамо» исключили из турнира. Руководство клуба приняло решение расстаться с некоторыми ведущими игроками, вследствие чего я и оказался в Корее. Хотя, признаюсь, мог перебраться в Англию, где у меня был вариант с «Вест Хэмом». Мой переход уже был согласован, но в последний момент клубы не договорились по финансам. Но все что, ни делается, как оказалось, к лучшему. Сразу после этого возник вариант с переездом в Корею, где я провел два очень хороших года. В принципе, мог и тогда уехать в Европу, мной интересовался «Брюгге», но агент посоветовал провести сезон в России. Из «Торпедо» я уехал в «Мец», где с небольшими перерывами провел три с половиной года — дольше, чем в любом другом клубе.

Виктор СКРИПНИК, экс-защитник «Вердера»: — Как сейчас помню, шел достаточно непростой 1996-й год. Тогда следом за тренером «Днепра» Берндом Штанге в «Борисфен» ушли девять игроков основного состава, среди которых оказался и я. Впрочем, впоследствии по каким-то причинам нам запретили играть за этот клуб, команду расформировали и я вернулся в Днепропетровск. С «Днепром» у меня была устная договоренность, что если на горизонте появится хорошее предложение из-за рубежа, я смогу покинуть Украину. Что я и сделал уже спустя месяц, отправившись в бременский «Вердер».

— С какими трудностями столкнулись в чужой стране?

Ателькин: — Самая большая проблема — адаптация. Понятное дело, что итальянского я не знал, поэтому было сложно в бытовом плане. У них ведь к иностранцам не такое отношение, как в Украине. Мне дали служебную квартиру, машину, показали, где команда тренируется и все. Хорошо, что на первых порах мне помогал Сергей Алейников, без него я бы элементарно за квартплату не смог заплатить. Но сейчас понимаю, что итальянцы правильно делают: в таких условиях легионеры быстрее адаптируются, сразу начинают учить язык.

Лужный: — Одна из главных проблем — языковой барьер: первые полгода без знания английского приходилось туго. Приехал я в Лондон, считайте, без знания языка — так, была в голове пара-тройка слов из школьной программы. И не думал, что когда-нибудь стану ездить за границу, и тем более там жить и играть: в советское время это и представить было немыслимо. Но оказавшись в Англии, я постепенно с проблемой справился. «Арсенал» выделил мне переводчика и преподавателя в одном лице — англичанина, владевшего русским. Не сказал бы, что идеально, но мы друг друга понимали. Другая проблема, которую я бы поставил выше языковой, была чисто футбольной. Мы в Киеве привыкли действовать с задним защитником, либеро, а в Англии — играли в линию. Построение это отрабатывали до автоматизма, и поначалу приспособиться к нему было крайне сложно. Но ничего: три месяца помучился — и привык.

Максимов: — Никакого дискомфорта в Германии я не ощущал. Единственное — поначалу не знал языка. Но эта проблема в скором времени разрешилась.

Ребров: — Особых проблем вроде и не было. Новые партнеры помнили меня по матчам Лиги чемпионов и знали, что такое «Динамо». Мне создали все условия — только играй. А трудности, возникшие в «Тоттенхэме» при смене главного тренера, наверное, мало отличались от тех, что в таких ситуациях начинаются в других командах, ведь новый наставник приходит не только с новыми идеями, но и с новыми футболистами. Судя по всему, я под эти идеи не подходил.

Скаченко: — Честно говоря, особых проблем у меня не было. В той же Корее чувствовал себя как дома. С женой как-то вспоминали это время и пришли к мнению, что там я провел лучшие годы. О Франции, конечно, тоже остались положительные впечатления — у меня там сын родился, много друзей осталось.

Скрипник: — Культурного шока не было, все-таки до этого я уже успел не раз побывать за границей. Тогда на дворе стояли девяностые — Украина переживала период становления, вспомните зарплаты людей: кто-то зарабатывал гроши, кому-то вообще не платили. А футбольный век ведь не долог — мне тогда было уже немало лет, так что сам Бог велел ехать и зарабатывать деньги, тем более, что в финансовом плане я только выиграл. Что же касается адаптации, то тяжело было только с языком, все-таки в 26-летнем возрасте выучить немецкий — задача не из легких. В остальном все прошло нормально. Что же касается хваленой немецкой дисциплины, то это скорее слова. В любом случае, к Германии, как и всему хорошему, я привык достаточно быстро.

— Почему сейчас украинские игроки не особо стремятся уехать зарубеж?

Ателькин: — На мой взгляд, немаловажную роль играет финансовый вопрос. Раньше ведь условия были одни, а сейчас — совсем другие. Уровень заплат в «Шахтере», «Днепре», «Металлисте», «Динамо» очень даже приличный. В этих клубах игроки могут зарабатывать не меньше, чем в Европе. Понятно, что в топ-клубах зарплаты еще выше, но туда еще нужно попасть.

Лужный: — Думаю, что на самом деле стремятся — просто недостаточно работают над собой, чтобы привлечь внимание по-настоящему серьезных западных клубов. А в несерьезные — вовсе нет смысла ехать. Зачем это нужно, к примеру, тем, кто играет сейчас в «Динамо»? Что до именитых команд, то, в отличие от Украины, там покупают легионеров, которые минимум на голову выше местных. Тех, кто послабее или на том же уровне — не пускают и на порог. Нашего тренировочного процесса недостаточно, чтобы претендовать на место в составе, допустим, «Милана», «Реала» или «Барселоны», — нужно работать еще и индивидуально. В нашем клубе есть несколько игроков, которые хотят чего-то добиться: после обычной тренировки они остаются на поле или идут в тренажерный зал, чтобы поработать над физической выносливостью.

Максимов: — Потому что время изменилось. Европейские зарплаты не особо отличаются от наших, а порой даже и уступают. Раньше мы стремились в Израиль ехать, а сейчас, наоборот, все мечтают играть у нас. Украина и Россия стали как Арабские Эмираты. Я сейчас, конечно, не беру во внимание топ-клубы ведущих чемпионатов.

Ребров: — Во-первых, наш чемпионат вырос. Поднялись зарплаты в ведущих клубах: это раньше игроки старались при первой возможности уехать на Запад — пусть и в команду средней руки. А сейчас в «Динамо» или «Шахтере» если и решат продать одного из лидеров, то лишь в серьезный чемпионат.

Скаченко: — Все очень просто. В чемпионатах Украины и России сейчас зарплаты даже больше, чем в Европе. Поэтому никто и не стремится, как в 90-е годы, уехать на заработки за границу. К тому же, в Европе большие налоги, которые «съедают» едва ли не половину заработка. Я бы сейчас тоже не уехал из Украины или России (смеется). Разве что-то кто-то сейчас на закате карьеры решит уехать, чтобы попробовать себя в другом чемпионате.

Скрипник: — Раньше все украинские футболисты находились приблизительно на одном уровне — не было такого, что какая-то «звезда» зарабатывает больше остальных. Понятно, что проверить свои возможности на международной арене, а заодно сравнить себя с иностранцами можно было, только участвуя в еврокубках. Поэтому когда в клуб приходило какое-то приглашение из-за рубежа, это всегда вызывало большой резонанс. Об интересе игроков к иностранным чемпионатам свидетельствует хотя бы тот факт, что популярную в то время телепередачу «Футбольное обозрение» смотрели в основном только для того, чтобы в ее концовке увидеть пять минут европейского футбола. Нынешних же исполнителей уже вряд ли можно чем-то удивить.

— Что нужно для того, чтобы адаптироваться в Европе?

Ателькин: — Для каждого процесс адаптации, наверное, индивидуален. Хорошо, когда рядом есть семья и близкие люди. Когда ты сам за границей, быстро устаешь морально, мучает ностальгия. Понимаешь, что ты там просто наемный рабочий. Поэтому для адаптации важно, чтобы с тобой была семья. Также нужно выучить язык и понять менталитет страны, в которой живешь.

Лужный: — У каждого человека при адаптации возникают свои трудности. Язык, повторюсь, не на первом месте находится — чтобы играть в футбол, достаточно знать несколько терминов. Намного важнее — понимание того, какая у твоей новой команды тактика и чего от тебя ждет тренер. Это главное. А язык нужен для общего развития, для общения с друзьями, партнерами по команде. Ты ведь не будешь постоянно сидеть дома перед телевизором и смотреть русские каналы. Коллектив в «Арсенале» был дружным, футболисты друг другу помогали. Рядом со мной жили Виейра и Овермарс, и пока я не купил машину, они меня постоянно возили на тренировки. С вождением машины с правым рулем проблем, кстати, не возникло: сел и поехал. Там ведь, в Англии, движение не такое, как у нас, никто никого не обгоняет. Стал себе в ряд — и спокойно едешь. Это в Украине все торопятся, спешат бизнес делать, а в Британии — с бизнесом и в медленном темпе все получается неплохо.

Максимов: — Наверное, нужно, прежде всего, чтобы рядом была семья. В чужой стране нужно с кем-то общаться в свободное от работы время. После тренировки даже не знаешь, чем заняться.

Ребров: — Главный козырь футболиста — его профессионализм. Понятно, что в жизни случаются черные и белые полосы, но независимо от того, сколько времени ты проводишь на поле, надо серьезно относиться к своему делу и быть человеком.

Скаченко: — Лично у меня проблем с адаптацией не было, поскольку везде, где бы я ни играл, вокруг были русские. Мне даже не нужно было кого-то искать — они сами пытались познакомиться — подсказывали, помогали в быту. Так что, в другой стране нужно сразу искать русских (смеется).

Скрипник: — Прежде всего, иметь веру в себя и свои силы — футболист постоянно должен задаваться вопросом, почему твой местный или иностранный конкурент выходит на поле, а ты в это время сидишь на скамейке запасных.

— Кто из украинцев мог бы заиграть в топ-чемпионате?

Ателькин: — Таких игроков, думаю, достаточно. На мой взгляд, наибольшие перспективы уехать в топ-чемпионат имеют Ракицкий, Коноплянка и Безус.

Лужный: — Могу объективно судить лишь о динамовцах, которые все время у меня на виду. Имен называть не стану, но человека два-три приличного уровня, способных заиграть в ведущих европейских чемпионатах, у нас есть.

Максимов: — Многие могут, смотря, где и как играть. В Украине достаточно сильных игроков. Главное, суметь в кротчайшие сроки пройти адаптацию.

Ребров: — Такие футболисты, конечно же, есть. Все игроки основного состава «Динамо» и «Шахтера» — ребята приличного уровня. Если же говорить именно про украинцев, то, наверное, следует выделить Ярмоленко и Коноплянку, которые в довольно молодом возрасте показывают весьма зрелую игру. За ними большое будущее — если они сами этого захотят и будут к этому стремиться.

Скаченко: — Мне кажется, Милевский мог бы заиграть в хорошем европейском клубе. У него большой потенциал. Смущает только, что вокруг него постоянно какие-то скандалы. Также хорошие перспективы у Ярмоленко.

Скрипник: — Наилучшие шансы заиграть в лучших командах Европы имеют Ярмоленко и Коноплянка — это футболисты, которые могут создавать шоу и ценятся на Западе. Среди остальных они, как правило, выделяются своей техникой и быстротой принятия решения.

Галина Еременко, Дмитрий Ильченко, Валентин Цимох, Сергей Цыба

23.02.2012, 12:55
Топ-матчи
Чемпионат Италии Кальяри Наполи 0 : 0   11 декабря 13:30
Чемпионат Франции Нант Кан - : - 10 декабря 21:00
Чемпионат Англии Челси Вест Бромвич - : - 11 декабря 14:00
Чемпионат Украины Карпаты Зирка - : - 11 декабря 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

RSS
Новости
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть