Регистрация, после которой вы сможете:

Писать комментарии
и сообщения, а также вести блог

Ставить прогнозы
и выигрывать

Быть участником
фан-зоны

Зарегистрироваться Это займет 30 секунд, мы проверяли
Вход

"Болельщики называли Лобановского Балериной"

2013-05-18 15:01

Он каждого из них может узнать на ощупь — по следам былых травм и костным мозолям. Именно на ощупь, потому что "видит" слепой массажист руками. Чуть больше года — с марта 67-го по июль 68-го года — каждый вечер накануне игры, ровно в 22.30, в своем массажном кабинете он встречался с Валерием Лобановским, который тогда выступал за команду донецких горняков.

"САМ ЩЕРБИЦКИЙ ВСТАВАЛ, КОГДА ЛОБАНОВСКИЙ ШЕЛ В РАЗДЕВАЛКУ"

— Владимир Иванович, на "Шахтере" закончилась карьера Лобановского как игрока, хотя ему не было еще 30-ти. Почему он так скоро ушел из команды?
— Валерий слишком часто спорил с главным тренером Олегом Ошенковым. Может, и по делу, не мне судить. Однажды на собрание команды приехал первый секретарь Донецкого обкома партии Дегтярев — не случайно, как выяснилось потом. Ошенков пожаловался ему на Лобановского: дескать, работать с ним невозможно, он оспаривает мои решения, требует к себе повышенного внимания, сколачивает группировки, плохо себя ведет. Лобановский встал и сказал: "Олег Иванович считает, что я плохо себя веду, но почему же тогда буквально вчера мне дали рекомендацию в партию?". Он вообще умел говорить красиво и убедительно. Тогда Ошенков предложил первому секретарю опросить игроков: правда ли, что Лобановский мешает ему работать?

— И что же товарищи по команде?
— Подтвердили. Кто же выступит против главного тренера? На завтра уже можно было вылететь из "Шахтера". По сути, это было предательство... Первый секретарь молча слушал, раздумывал: если сейчас встанет на строну Лобановского, придется увольнять Ошенкова. В общем, он выбрал тренера, и Валере пришлось уйти. Заодно с ним освободили Сашу Першина и Олега Базилевича.

— А Базилевич как воспринял это решение?
— Его на том бурном собрании не было, он восстанавливался после травмы, так что его участь решили заочно. Через три часа, когда все закончилось, ребята разошлись по комнатам — всем было не по себе. Такое событие — уходят два ведущих игрока! Но мы понимали, что по-другому бы не получилось. И что, вы думаете, сделал Лобановский? Он собрал вещи и, вместо того чтобы сесть в машину и тут же покинуть базу, с сумкой на плече зашел к каждому, попрощался, пожал руку, поблагодарил и пожелал удачи. Несмотря на то, что никто его не поддержал. Представляете? Вот что значит великий человек!

— Массаж занимает не так уж много времени, но вы с Валерием Васильевичем успели все-таки подружиться...
— Да, мы дружили. Он, Базилевич, я — нам было интересно друг с другом. К массажу, прямо скажем, не все в команде относились серьезно, а Валера педантично следил за своей спортивной формой, требовал внимания к себе со стороны врача и массажистов. Да я и сам работал с ним с удовольствием. Каждый раз накануне игры ровно в 22.30 наступало его время — это знали все. Лобановский понимал в массаже, а еще очень любил парную. Мы часто вместе парились. Даже в выходной он заезжал за мной на машине, и мы отправлялись на базу в сауну.

— Значит, не прижился он в "Шахтере"... Интересно, если бы уже тогда существовал интернет, что написали бы болельщики на форуме в адрес Ошенкова, лишившего команду такого игрока?
— Можно представить. Я на всю жизнь запомнил один матч, когда "Шахтер" играл с "Динамо" (Москва). Лобановский был травмирован накануне и в игре не участвовал, но на стадион пришел, сел на скамейку. Его нельзя было не заметить — из-за цвета волос... Кстати, кличка у него была Балерина.

— Но почему?
— Не знаю. Балерина, и все! Так вот, зрители увидели его на скамейке запасных и полчаса скандировали: "Лобановского на поле!". Рев стоял страшный. Никто не болел, не смотрел на поле: "Ло-ба-нов-ского!..". И только после того, как Ошенков попросил судью объявить по стадиону, что Лобановский не играет по причине травмы, зрители успокоились. Популярность у него была невероятная.

"В ИТАЛЬЯНСКИХ РЕСТОРАНАХ ЯШИНУ ВСЕГДА НАКРЫВАЛИ ЗА ОТДЕЛЬНЫМ СТОЛОМ"

— Кстати, как он сам к ней относился?
— Валера был очень скромным человеком, но и упрямым — что касается футбола прежде всего. Грамотный, эрудированный. И круг общения у него был соответствующий — люди искусства. Куда бы ни приезжал — Киев, Москва, Ташкент, — везде были знакомые. Расскажу один случай...

Прилетели мы в Грозный на игру, поселились в один номер. Заходим, а там — кровать и раскладушка. Другой бы просто бросил сумку на кровать, и все, а Валера осмотрелся и спрашивает: "Ты, Володя, где будешь спать — на раскладушке или на кровати?". Ну кем я был тогда? Начинающим массажистом. А он? Звезда еще со времен киевского "Динамо"! Мне рассказывали, что сам Щербицкий вставал, когда он с поля шел в раздевалку! Я смутился: "Валера, ну какие вопросы? У тебя же завтра игра. Конечно, я на раскладушке посплю".

Пошли мы с ним в город. Я-то сам из этих мест, мне все знакомо. Ищем, где пообедать (тогда питание для команд не заказывали, перед игрой давали суточные — четыре рубля, и ешь где хочешь). Идем не спеша, погода хорошая. Лобановский, как всегда, одет с иголочки: костюм, белая рубашка, галстук, темные очки. Он всегда солидно одевался. Навстречу нам идет какой-то чеченец, улыбается Лобановскому. Они поздоровались, остановились, а я в сторонку отошел, чтобы не мешать. Потом Валера у меня спрашивает: "Знаешь, кто это? Махмуд Эсамбаев". Лобановского знали все.

— После ухода из "Шахтера" Валерий Васильевич возглавил "Днепр", а через три года по личному приглашению Щербицкого стал главным тренером киевского "Динамо". Как отнесся к его стремительной тренерской карьере Ошенков?
— Как-то через несколько лет после того собрания в "Шахтере" мы с Олегом Александровичем встретились в Симферополе. Он к тому времени стал президентом Федерации футбола Украины. Приехал посмотреть кубковый матч. Зашел ко мне в номер, попросил сделать массаж. Посидели, поговорили. "Несмотря на то что у меня с Лобановским были сложные отношения, — сказал он, — я очень его уважаю и ставлю как тренера на первое место в СССР. У него большое будущее". Вот так.

— А с Лобановским вы потом поддерживали отношения?
— Мы иногда встречались на матчах. Я-то его, естественно, видеть не мог, а он всегда подходил, здоровался. Спрашивал басом: "Ну как ты, Володя?". Я его, конечно, называл тогда уже по имени-отчеству. Валерием Васильевичем.

Летели мы однажды в Тбилиси из Адлера. Когда ждали объявления на посадку, слышу, ребята говорят: "Динамовцы подъехали", — они оттуда же улетали на игру в Кутаиси. Вдруг подходит ко мне Лобановский, который тогда уже не только "Динамо" (Киев) возглавлял, но и сборную СССР. Жмет руку (он со мной всегда за руку здоровался): "Володя, здравствуй!". Наши ребята, увидев это, обалдели. Миша Соколовский не сдержал изумления: ничего себе — запросто так с главным тренером сборной СССР общаешься.

Другой бы на месте Лобановского вряд ли подошел к простому массажисту обычной команды, но он при любом статусе оставался незаносчивым человеком. Кстати, Валерий Васильевич приглашал меня работать в киевское "Динамо". Прислал ко мне домой врача из клуба и администратора, но я не рискнул уехать из Донецка.

— А может, не решились, зная, что с ним непросто работать?
— Не в этом дело. В Донецке у меня друзья, связи, люди, которым нужны мои руки. Да, Лобановский — сложный, но профессионал и не может быть другим. Когда Валерия Васильевича не стало, я не мог в себя прийти. А то, что недоброжелателей у него хватало, — его многие просто не понимали — лишний раз подтверждает неординарность этой личности. Я очень уважал его как человека, кроме того, что он был великим спортсменом... Так же, как и Льва Яшина.

— Лев Иванович тоже бывал вашим пациентом?
— Яшин часто приезжал в Донецк, когда работал начальником всех сборных команд СССР, и я делал ему массаж. А познакомились мы в 70-х. "Шахтер" был приглашен на неделю советско-итальянской дружбы. Из Домодедово летели в Милан, а оттуда уже на остров Сардиния. Зашли в самолет, сели вместе с нашим вратарем Юрой Дегтяревым. Он, кстати, с Яшиным в очень хороших отношениях был (они и внешне чем-то похожи), Юру считали его преемником и приглашали в московское "Динамо", но он отказался переезжать в Москву.

Так вот, сидим в самолете, и вдруг в проходе появляется Лев Иванович. Ему зааплодировал весь самолет. Прилетаем на Сардинию. В аэропорту — корреспонденты, вспышки, телекамеры. Вот это да, неужели нашу команду так встречают?! Утром в газетах появились снимки Яшина... В итальянских ресторанах ему накрывали за отдельным столом. Он всегда заказывал бокал столового вина, но одному пить как-то неудобно. Футболисты составить компанию не могли — им нельзя. Вот он меня и приглашал.

Журналисты то и дело подходили к столику, брали интервью, и Лев Иванович обязательно интересовался, из какого издания. Переводчица нас всюду сопровождала, так все восторгалась им. "Я, — говорит, господин Яшин, — еще с детства помню, какие вы сложные мячи брали". Ему, конечно, приятно было.

"ВЫСОЦКОМУ Я УСПЕЛ РАЗМЯТЬ КИСТЬ И ХОРОШО ЗАПОМНИЛ, ЧТО У НЕГО ЖЕСТКИЕ ПАЛЬЦЫ — ОТ ГИТАРЫ"

— С кем еще из звездных людей сводила вас судьба?
— Как-то в Симферополе делал массаж Ролану Быкову — у него проблемы с давлением были. Владимир Высоцкий приезжал к нам на базу, кажется, в 73-м. Невысокий, скромно одет. Позавтракал с нами и давай петь спортивные песни — ребята весь концерт на магнитофон писали. Ровно 32 минуты, без остановки. С такой душой пел! Хоть и очень торопился — в дверях уже обкомовские стояли, его выступления ждали где-то еще. Я успел размять ему кисть, об этом попросил меня Базилевич (он в то время был главным тренером в "Шахтере"), и хорошо запомнил, что у Высоцкого жесткие пальцы — от гитары.

Довелось мне познакомиться с Евгением Моргуновым в Ялте, где, кажется, снимали тогда "Кавказскую пленницу". Мы приехали на сборы, остановились в гостинице "Ореанда". Это было 22 января, как раз в мой день рождения. Праздник, не праздник, но прежде всего я обязан был сделать игрокам массаж. На сборы приехали 49 футболистов, и я должен был массировать каждого. Каждого! Представляете? Это огромная физическая нагрузка, да и времени занимает больше, чем в сутках часов.

Мы с Валерой Лобановским договаривались, что я зайду к нему после тренировки. Захожу к нему в номер... Валера лежит, приемник слушает — они с Базилевичем всегда возили с собой приемники "Спидола": ловили "Голос Америки", "Радио Свобода". Лобановский встал, поздравил меня с днем рождения. Я собрался делать массаж, а он говорит: "У тебя день рождения, отдыхай". Тоже штрих, между прочим.

Я решил устроить небольшой банкет, но возможности тогда у меня были очень скромные. Зарплата — 90 рублей, не разгуляешься. Кого я мог пригласить? Тренеров, администратора, врача и водителя. Я рассчитал, что мы придем уже после того, как футболисты поужинают. В качестве угощения взял по бутылке водки и шампанского. А закуской служили капустный салат, колбаса, котлеты, которые полагались нам всем к ужину. Много мы пить не собирались — сборы все-таки. У футболистов режим жесткий, значит, и нам напиваться нельзя. Хотели посидеть скромно, символически.

                                                                                                          obozrevatel.com

18.05.2013, 15:01
Gridya
Автор:
(Gridya)
Статус:
Наставник (2452 комментария)
Подписчиков:
0
Медали:
Топ-матчи
Чемпионат Испании Жирона Барселона 0 : 3 Закончился
Эспаньол Депортиво - : - 24 сентября 13:00
Чемпионат Италии Сампдория Милан - : - 24 сентября 13:30
Чемпионат Украины Сталь Олимпик - : - 24 сентября 14:00

Еще на эту тему

Самое интересное:

Лучшие блоги
Loading...
Пополнение счета
1
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
2
Ваша карма ():
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Сумма к оплате (грн):
=
(шурики)
Закрыть